Управление властью

5 927

Диктатура

Ранним утром пляж выглядел безмятежно и мирно. Пустые деревянные лежаки стояли нестройными рядами, кое-где лениво колыхались на ветерке потрёпаные тенты. Скоро сюда подтянутся отдыхающие и начнётся размеренная, безмятежная курортная жизнь…

Александр решительно, категорически не понимал, зачем на это расслабленное тюленье лежбище прислали лучшего оперативника Управления!

Он только что блестяще отработал в лагере ваххабитов «Вилаят Крым». До того несколько месяцев провёл на «малинах» подросших АУЕшников. Везде превосходное внедрение, везде ценнейшая информация, везде заложены агентурные сети.

Он уже вовсю готовился к внедрению в лагерь радикальных буддистов в Бурятии, беспокоящих дальневосточное Отделение неожиданной прытью и плотными связями с азиатским регионом - как вдруг поступил приказ немедленно всё оставить и выдвинуться на юг, в какой-то неформальный экспериментально-психологический центр с советским названием «Прогресс».

Правда, название этого места регулярно менялось, что уже было необычно…

Подготовки почти не потребовалось – в отличие от ваххабистов и АУЕшников, обитатели «Прогресса» никак не скрывались и в изобилии предоставляли информацию о себе, даже сами звали к себе заинтересовавшихся.

Правда, не всех сразу – существовала строгая очередь, каждые две недели туда попадало только по 3 человека по предварительной записи.

И вот настала его очередь посетить это место. Ему выслали геометку на берегу моря неподалёку от собственно Прогресса. И вот, встретив по пути ещё двоих «посетителей», заблаговременно вжившись в “легенду” политического активиста, он шёл по пляжу.

На песке с галькой лежали разбросанные после недавнего шторма коряги и всякий пластиковый мусор. Берег нависал метрах в пяти над пляжем, с него периодически спускались длинные пологие трубы непонятного назначения, кое-где усиленные подпорками. Солнце начинало пригревать...

— Это вы хотите попасть в Прогресс? - приятный женский голос прервал его размышления. Они оглянулись. На пляже никого не было.

— Здесь! - раздалось сверху. Прямо по очередной диагональной трубе, ловко удерживая равновесие, к ним спускалась невысокая, крепко сложенная загорелая девушка.

Она была одета в шорты и рубашку, напоминающие полевую форму. Её круглое открытое лицо с большим ртом и выразительными карими глазами было обрамлено густыми тёмными волосами, постриженными в «каре», что делало её похожей одновременно на Наталью Варлей из «Кавказской пленницы» и Дашу-Путешественницу из его любимого детского мультика.

У неё был прямой взгляд и уверенные, энергичные движения. При этом рост девушки едва превышал 155 см, что заставило Александра обратить на неё особое внимание, потому что собственный его рост едва дотягивал до 162, что служило причиной многих переживаний и трудностей в личной жизни.

В общем, разглядывал её во все глаза.

Спустившись, девушка смело заглянула им в глаза:

— Меня зовут Женя, я поведу вас в Прогресс. По всходу - она хлопнула ладонью по трубе, с которой только что спустилась — забраться смогут не все, поэтому мы пойдём другим путём…

Александр понял, что трубы - всходы специально сделаны так, чтобы взойти по ним мог только подготовленный человек, что сразу отсекало основную массу праздно отдыхающих от проникновения наверх. В этом чувствовалась некоторая продуманность.

Они пошли вдоль берега, и Женя вводила их в курс порядков в Прогрессе:

— Сейчас у нас автократия. Мы идём к нашему Команданте. Я Секретарио, его правая рука! - с некоторой гордостью добавила она, внимательно оглядывая их своим открытым взглядом.

Вскоре маленькая энергичная Секретарио привела их к прорубленному прямо в береге подъёму с лестницей, сделанному подальше от пляжа.

Поднявшись, они увидели небольшую холмистую равнину с разбросанными на ней живописного вида домиками. В центре виднелась пара более крупных сооружений.

От одного их них доносилась суровая революционная песня про “честь и гранату” под хрипловатый аккомпанемент гитары. Пели выразительно и атмосферно. Пару недель назад в Прогресс приезжал легендарный ансамбль Гренада, и песни пели до сих пор.

<Гренада «Честь и граната»>

Женя уверенно подошла к одному из домиков, заглянула внутрь. Затем, серьёзно сдвинув брови, шепнула им: «Команданте!», и пригласила войти.

Команданте оказался высоким, спортивного вида мужчиной со светлыми волосами и светло-серыми, почти голубыми глазами. Больше всего он напоминал какого-нибудь инструктора по альпинизму, а вовсе не латиноамериканского диктатора. Однако взгляд его, твёрдый и внимательный - казалось, видел насквозь.

И Женя дисциплинированно вытянулась по стойке смирно, заложила руки за спину и старательно, чётко доложила по всей форме, пока Команданте неторопливо изучал их своими пронзительными светлыми глазами.

А когда он заговорил – ни у кого не осталось сомнений — главный здесь именно этот человек. В голосе его – спокойном, негромком, не содержащим ни тени сомнения - чувствовалась настоящая властность.

Такой же оттенок Александр слышал в голосе своего Генерала, которому подчинялось всё Управление.

Это был голос человека, привыкшего отдавать приказы.

— Хола, друзья. Вы прибыли в Прогресс, центр непрерывного социального эксперимента.

Наши правила вам известны: не употреблять ничего психоактивного, включая алкоголь и никотин, питаться вместе с нами, не шуметь ночью, и — он выделил это отдельно интонацией — не мешать ничему происходящему здесь, даже если оно покажется вам странным.

Вам также нужно будет построить себе дом и выбрать Проводника. Вы не обязаны его слушаться, но можете задавать любые вопросы.

Вы свободны. Наблюдайте, спрашивайте, пробуйте!

Непринуждённым кивком головы Команданте отпустил их, и они как-то сами собой почти что выскочили наружу. Александр даже почувствовал смутное желание броситься выполнять приказы — настолько ощутима была харизма Команданте. Да, лидер здесь серьёзный…

— За мной, амигос! - Женя тряхнула густой причёской и энергично пошагала на окраину посёлка.

«Выбрать себе Проводника...» - думал на ходу Александр. И понял, что думает о шагающей рядом Жене. Она правая рука местного лидера и ценный источник информации. «Задавать любые вопросы - да это просто подарок какой-то, я тут за один день всё раскушу». И он поравнялся с Женей:

— Слушай, а ты…

— Буду твоим Проводником! - Она, не сбавляя хода, проницательно взглянула ему в глаза — Ты ведь об этом хотел спросить?

— Да…

— Отлично! - Женя покосилась на него немного лукаво, и Александр подумал, что похоже, он тоже ей симпатичен. Стало даже немного стыдно за то, что он намеревается использовать это знакомство для добычи информации. «Служба есть служба…» - со вздохом подумал он.

Они вышли на окраину посёлка. Там стоял ряд квадратных бетонных площадок три на три метра, с выступающими по краям креплениями и небольшими лючками в углах.

— Это фундаменты наших микромодульных домов — объявила Женя — выбирайте себе один, где вы хотите построить дом!

Затем они пошли на «склад домов» - здоровенный полукруглый железный ангар, набитый разнообразными строительными блоками, из которых, как из конструктора, собирались здесь дома. У дальней стены ангара стоял ряд 3D принтеров, с неторопливой аккуратностью выводящих новые блоки.

За сборкой дома продолжался неторопливый разговор. Александр расспрашивал Женю о Прогрессе.

Для него, привыкшего добывать сведения у скрытных, подозрительных бандитов и боевиков, была очень непривычной её прямота и открытость — Женя буквально заваливала его ценнейшей фактурой, и через пару часов он знал практически всё о целях, задачах, управляющей структуре и даже ключевых ЛПР (лица, принимающие решения) у этих энергичных и изобретательных, но, кажется, несколько наивных «революционеров».

Пара странностей, таких как например настойчивое обозначение своей латиноамериканской диктатуры как «социального эксперимента», дела не меняло. Впрочем, криминального действительно ничего не просматривалось: весь революционный пафос был направлен на неопределённое «время социальных потрясений», которого после серии проксивойн НАТО против России и массовых беспорядков после выборов, граждане опасались через одного.

Вторая удивительная особенность заключалась в том, что Женя ничего не выпытывала о том, откуда он сам! Нет, она много спрашивала - но в отличие от недоверчивых, подозрительных радикалов, к которым он привык внедряться, её вопросы касались его личных принципов, интересов по жизни и взглядов на мир, а также практических умений. Она как будто совсем не подозревала, что под видом очередного «активиста» к ним может пожаловать оперативник Службы.

Или же — Александр не мог отделаться от смутного ощущения — для неё это было вообще не важно.

Женя действительно построила с ним весь домик, одобрив по-спартански минималистичный подход к Александра к жилью. Особенно - его идею сделать большую открытую к морю террасу с лавочками, одну из которых она даже объявила своей любимой.

Завершая крышу, она с ловкостью кошки забралась на самый верх, чтобы закрепить кровельные панели. Затем, спускаясь обратно, попросила помочь — и Александр, поймав её за талию, удивился неожиданной крепости её тела.

Косые мышцы живота отчётливыми буграми прокатились под его руками - маленькая Женя обладала физической формой тренированного спортсмена.

Дальше был совместный обед за длинным столом, во главе которого внушительно восседал Команданте, произносились серьёзные речи о гражданской активности и положении дел в мире, старательно и душевно пели «Эль пуэбло унидо! » и другие латиноамериканские революционные песни.

После обеда все дисциплинированно и быстро разошлись по делам, а Женя повела его на экскурсию по “Прогрессу”.

Кроме быстровозводимых домиков, имевшихся у каждого участника или семьи, тут были и большие общественные помещения: физкультурный комплекс с впечатляющим набором спортивных снарядов, несколькими разными банями и даже бассейном; кроме того — интеллектуальный центр с библиотекой, «коворкингом» и оборудованными залами для лекций, семинаров и дискуссий, к которому примыкала большая общая кухня-столовая, и немного поодаль — просторная и светлая, с огромными окнами, Консерватория, с большим набором музыкальных инструментов, танцевальным залом и даже небольшим театром под задорным изображением Буратино в полевой форме, внешностью здорово напоминающего Команданте.

Затем Женя проводила его к дому и довольно рано убежала спать.

Александр спокойно прогулялся по периметру «Прогресса», и в свежей вечерней тишине не спеша готовил отчёт.

Получалось так, что в первый же день можно было отправлять в Управление подробнейшее описание и отправляться наконец в Бурятию.

Но осторожный Александр решил присмотреться получше и поразгадывать странности и загадки этого места.

Да и чего таить — ему было приятно ещё побыть в обществе очаровательной Жени. Ощущение её стройной, но крепкой талии в руках, когда он помогал ей спуститься с крыши домика, преследовало его до самого сна.

Он ещё не знал, что утро следующего же дня взорвёт всю сложившуюся в его голове картину.

Кисы

Сигнала подъёма не было.

Александр встал сам, и уже в окно отметил странную перемену в облике жителей Прогресса.

Строгая полувоенная-полупоходная одежда, которую он успел уже посчитать местным дресс-кодом, уступила место каким-то мягким флисовым комбинезонам, платьям с кружевами и широким цветастым рубашкам.

Пока он размышлял, что бы это могло значить – к нему явилась Женя. Она была одета в напоминающее короткую ночнушку мягкое платье и длинные обтягивающие штанишки, на шее красовался бант.

Но самым поразительным было известие, которое она принесла:

— Привет! У нас изменения. Команданте свергнут.

— Что? Как свергнут? — опешил Александр.

— Ну, он уже привёл нас к основным целям. А по другим не получалось… в такой конфигурации. И мы свергли его власть. Теперь мы… — она немного помедлила и с некоторым кокетством вставила — о, тебе это будет непривычно… Мы теперь – как бы… кисы… Да! Считай, что мы теперь играем в кошек.

Она мягким и неожиданно точным движением запрыгнула на веранду его домика прямо через перила, и непринуждённо устроилась на так понравившейся ей вчера лавочке. Затем начала беззаботно поправлять причёску.

— Кошки? – недоверчиво переспросил Александр. Это было похоже на какую-то нелепую шутку.

— Даа… – протянула Женя несколько лениво — Поэтому сегодня нет подъёма. И я теперь не Секретарио… но я по-прежнему твой Проводник.

— Как… А кто же теперь главный? — Он всё никак не мог поверить, что это не странный розыгрыш.

— Главная теперь - Хозяйка! Мы её кисы. — она продолжала с совершенно невозмутимым видом. – А за завтраком мы будем судить Команданте. Пойдём туда?

Александр почувствовал как тяжело трещат шаблоны.

Только он решил, что вник в эту полувоенную организацию революционеров из мексиканских джунглей, сблизился с помощницей их лидера – как на тебе!

За одну ночь вся революционная организация исчезла, и теперь какие-то кисы судят своего вчерашнего Команданте! Что за бред тут происходит?!

Однако теперь он начал смутно понимать, почему его сюда так спешно направили. Тут происходило что-то настолько необычное, что радикальные буддисты действительно могли подождать.

Александр почувствовал возрастающий интерес:

— Я… тоже должен так одеться?

— А ты готов быть кисой?

— Эмм. А что делают кисы?

— Что делают все кошки? Живут! — рассмеялась Женя – думаю, тебе лучше пока понаблюдать.

И они пошли на поляну перед Кухней. Вчерашние революционеры действительно преобразились – напрочь пропала чёткая дисциплина и полувоенная одежда, все были в мягкой цветастой одежде. Многие, как и Женя, со смешными бантиками на шее.

Кухня встретила их взрывами смеха. Суд над свергнутым диктатором оказался вовсе не таким грозным. Бывшие подчинённые красочно описывали свои впечатления о правлении Команданте. Сам он сидел тут же на земле, живо участвуя в обсуждении.

— O, Секретарио и наш новый друг! – весело воскликнул экс-Команданте при их приближении. Александр с удивлением отметил, что его голос, по-прежнему энергичный, звучит совсем не властно.

Женя с независимым видом подошла к сидевшей во главе собрания романтичного вида девушке в кружевном платье и толкнулась головой ей в плечо. Та улыбнулась и погладила её по волосам. Затем Женя элегантно пристроилась на краю собрания. Александр сел рядом.

— Это - Хозяйка – шёпотом сообщила она ему, кивнув на девушку, к которой подходила.— Тебе наверное кажется, что происходит какое-то сумасшествие, но подожди – ты увидишь что здесь всё очень закономерно… После напряжения должно быть расслабление…

Александр озадаченно разглядывал Хозяйку. Он никак не мог взять в толк, как эта мечтательная девушка со стеснительным взглядом одолела напористого Команданте – однако тот безропотно сидел на земле у её ног, демонстративно отдавая себя её власти. Да и другие «кисы» поглядывали на неё с заметным почтением и немедленно слушались.

Через некоторое время суд определил для свергнутого диктатора какое-то смешное наказание за «перегибы», похвалил за достижения и назначил проработку с психологом по какому-то чувству обиды.

И на том бывшего диктатора отпустили с миром. Взгляды присутствующих обратились к Хозяйке, которая встала и мягко, но с королевской властностью, произнесла:

— Пусть сегодня все делают то, что захотят! Пусть раздаётся смех и шутки, пусть будут красивые песни и забавные конкурсы!

Пёстрое собрание поддержало её слова нестройным шумом, и началась необычная жизнь.

Вчерашние революционеры разбрелись валяться на травке, кое-где действительно затеяли какие-то легкомысленные состязания – кто быстрее всех проскользнёт между беспорядочно расставленных коробок и ни одну не сдвинет; или кто красивее всех мурлыкнет.

Затем, после обеда, который полностью состоял из запасов, потому что никто не хотел готовить, Консерватория наполнилась мелодичными, неторопливыми песнями, вечером везде зажглись огоньки, и Прогресс стал вовсе похоже на какую-то фэнтезийную деревню.

Александр прогуливался недалеко от консерватории и слушал, как там под неторопливый аккомпанемент струнных и флейт распевают какую-то песню на английском про… ягоды. Вёл голос Жени — у неё было довольно сильное бархатистое грудное конральто, но при этом звучащее мило и немного по-детски мягко — возможно в силу маленького роста самой Жени.

< музыка Cecile Corbell – Berry>

Всё происходило с одной стороны вопиюще неорганизованно, но с другой стороны - в этой спонтанности возникала особая, самобытная гармония и настроение, и Александр понял, что значили загадочные утренние слова Жени «за напряжением следует расслабление».

Они сейчас попросту отдыхали от дисциплины и напряжения, характерных для власти Команданте.

Другие наблюдатели таращили глаза и вертели головами, в паре мест даже разгорелись жаркие споры со стороны тех гостей, кто надеялся здесь «делать революцию» и теперь недоумевал, куда же всё делось. Объяснять ситуацию отрядили самого экс-Команданте, который вдруг попытался отлынивать, как настоящий ленивый кот. На что сама Хозяйка с милой суровостью поджала губки и пригрозила что не будет его кормить, пока он всем всё не объяснит.

Тогда он собрал кружок самых настырных слушателей и стал объяснять, что это продолжающийся социальный эксперимент и они наблюдают очередную смену социальной структуры, в возможности которой заключается подлинное народовластие.

И Александр, внимательно его слушавший, глубже стал понимать странную озабоченность, проскользнувшую в голосе майора, начальника его группы, на инструктаже при направлении его сюда.

Нигде в мире люди не могут вот так вот за одну ночь поменять свою

социальную иерархию, сменить боевитого Команданте на милую Хозяйку кис.

Это было как-то даже немыслимо…

Но это происходило прямо на его глазах.

Управление Властью

Александр с Женей резали салат. За время «кошачьего» безделья запасы еды быстро кончились, но когда Хозяйка с некоторым смущением об этом объявила, некоторые «кисы» с жаром выдвинулись добровольцами на готовку.

В их числе была Женя, которая позвала и его. Кроме них, на кухне оказался уже заскучавший от безделья Команданте, а также ещё один невысокий вихрастый парень и стройная девушка с зелёными волосами. Все занимались готовкой еды.

За работой продолжался неторопливый разговор.

— А кто у вас ещё был таким… руководителем? - спросил он Женю.

— Все! - ответ Жени был ожидаемый. И всё же невероятный.

Но вот она оглянулась на других участников приготовления еды, тоже вполголоса беседующих о чём-то за чисткой овощей, и начала раскрывать вопрос предметно:

— Команданте ты уже знаешь. Вот Зелена - она кивнула на зеленоволосую девушку - под её рукой мы проводим экологические проекты, а Ваня — она показала на вихрастого парня — наш Архитектор, это под его руководством мы строили и Физкультурный комплекс, и учебное Ядро, и Консерваторию.

Мы вообще считаем, что умение властвовать - это необходимое качество гражданина Светлого Настоящего.

— И ты тоже так… властвовала?

— Конечно! Уже несколько раз!

Александр силился представить маленькую Женю в роли владычицы всего этого собрания. Получалось с трудом.

Женя заметила его задумчивость и улыбнулась открыто и просто:

— О, сначала было очень непривычно и трудно, я постоянно пыталась всё делать сама. Однако постепенно я научилась… и кое-какие вещи здесь создала я. Например, платформы, на одной из которых стоит твой дом. У меня инженерное образование — с гордостью добавила она.

Александр с понимающим видом кивнул, затем стал переходить к главному.

У него, как опытного, несмотря на молодость, разведчика, давно сформировалась основная версия. Что и Команданте, и Хозяйка — это просто сменяемые яркие вывески, а настоящий лидер этого места просто остаётся в тени.

«Что ж, есть некоторые методы, как на него выйти» - он осторожно стал «закидывать удочку»: не столько спрашивая, сколько как бы размышляя вслух, он произнёс:

— Но ведь был кто-то, кто всё это начал?..

— Конечно, был! - с живой готовностью откликнулась Женя. - Мы зовём его Первый Проводник.

— А где он сейчас?

— Не знаю... Мы давно его свергли.

— Вы и его тоже свергли? - “блин, как всё-таки трудно к этому привыкнуть”.

— Его первого и свергли - улыбнулась Женя - он нас сам об этом попросил. Опасался превратиться в элиту.

—В элиту? Опасался?

Да что такое у них с ценностями? Пожалуй, это диковиннее, чем попасть в другую страну…

Может быть, это другая… эпоха?

— Да – большие глаза Жени смотрели на него совершенно серьёзно – Ты, может быть, думаешь, что быть элитой это круто и престижно... Но на самом деле элитарность — болезнь общества. Появление элиты означает разложение общества - появляется и диалектическая противоположность элиты— толпа, всё более глупая и недалёкая, и нарастают тяжёлые социальные проблемы...

Элита же всё больше отделяет себя от общества, что разрывает обратные связи и ведёт к накоплению ошибок управления и мировоззрения.

Поэтому элита неизбежно деградирует. Дети и внуки элиты – зачастую уже просто жалкое зрелище. Никакой здоровый человек такого не захочет.

А у него тогда даже появились… фанаты - она произнесла это с ощутимым стыдом.

«Лидер, устыдившийся собственных фанатов» - продолжил внутренне удивляться Александр. Однако продолжил вычислять это странного лидера.

— Что же с ним случилось потом?

— Он уехал, чтобы раствориться в обществе.

— Как это?

— Обыкновенная трудная работа в коллективе где-нибудь в глубинке. Это самое лучшее средство от элитарности, за несколько месяцев обычно отпускает.

— А что с ним сейчас?

— Неважно… - беззаботно ответила Женя - Теперь мы все – Проводники. Проводники в Светлое Настоящее. Сегодня Первый — наша Хозяйка. А короля делает свита. Мы хорошая свита? - спросила она с некоторым кокетством.

И он был вынужден признать, что «свита» из них очень старательная и пожалуй зажигательная. Но при этом какая-то... не свита. Что-то тут…

И тут Александр почувствовал укол раздражения. И одновременно тревогу. Что такое? Он задумчиво нахмурился и продолжил резать помидоры, обдумывая эти эмоции. Это было связано с ощущением какой-то несерьёзности... и одновременно со смутным ощущением собственной неустойчивости. И постепенно он понял, что именно его злит.

«Это же какое-то... неуважение. Да, неуважение! Что за легкомысленные игры с такой серьёзной вещью, как власть?

Он вспоминал сурового и крутого нравом Генерала, перед визитом к которому даже старый опытный майор, начальник его группы, прикладывался для храбрости к фляжке коньяка… И подумал, как же дико наверное прозвучит его отчёт:

«День второй. Лидер сообщества свергнут, теперь все считают себя... кисами... И ничего не делают… Основатель организации уехал в неизвестном направлении, потому что опасался стать элитой… Выглядит как какой-то анекдот...»

Задумавшись, он впервые не заметил необычного взгляда Жени — внимательного, но при этом расфокусированного, как бы стремящегося охватить всю его фигуру целиком.

Женя применяла эмпатическую психотехнику. Настроив психику и внутренне притворившись быть самим Александром, она прочувствовала и его эмоции. Уловив характерные нотки раздражения и тревоги, она подумала: «Связан с большой структурой. Скорее всего, ещё один разведчик. Неважно. Думаю, ты сможешь увидеть…»

— Ты ведь здесь для того, чтобы изучить нас — неожиданно прямо сказала она Александру. — и мы сами тоже хотим этого. Изучай, задавай мне любые вопросы. У нас нет секретов. Нам и не нужны секреты - ведь Светлое Будущее — оно для всех. Или ни для кого...

Александр при её словах внутренне подобрался: «Ну вот, привык что она ведёт себя доверчиво и расслабился... Где же пошёл прокол? » - подумал он беспокойно.

Затем с тщательно выставленной спокойной небрежностью он задумчиво продолжал разговор:

— Ну... А зачем вам вообще всё это? Вы считаете, что в светлом будущем все будут командовать по очереди?

— О, всё гораздо интереснее — улыбнулась Женя — Ведь тут далеко не всё поле нашей деятельности, а всего лишь одна из нескольких точек живого контакта.

Здесь мы разгоняем «энергетику Вожака», учимся и учим других прямому, структурному управлению.

Основная связь идёт через сети. И там у нас командиры не по очереди, а вообще все одновременно!

— Все командиры? А кто же тогда подчиняется?

— Тоже все! - широко улыбнулась Женя — Это другое состояние общества и другой образ жизни людей. Которые, как мы предполагаем, и позволит построить совсем другую жизнь на планете - ту, которая описана в «Туманности Андромеды» Ивана Ефремова, в «Полудне» Стругацких, в “Что делать” Чернышевского…

Общество взаимного управления

— И как же так получается, что все командиры и при этом все подчиняются? - Александр спрашивал с искренним интересом.

— Всё зависит от деятельности — ответила Женя — Мы начинаем с Искры. У каждого человека есть такие вещи и направления деятельности, которые у него получаются особенно хорошо — он их быстро осваивает, обнаруживает в них таланты. Это стартовая точка. Искра.

— А когда человек нашёл эту... Искру?

— Не так быстро! Нередко требуется психотерапия, чтобы разобрать блоки и комплексы, закрывающие самореализацию, сделать психику более гармоничной. Но вот когда человек по-настоящему обрёл свою Искру — с этого момента его психика начинает соотносить всё происходящее вокруг с его задатками и способностями.

И тогда , если он конечно ещё и воспринимает происходящее вокруг достаточно адекватно, для чего может понадобится дополнительная психологическая работа — то вот тогда из глубин его психики появляется Мечта.

Но не потребительская, младенческая по сути своей, мечта получать и иметь, которая служит всего лишь показателем незрелости человека. О, нет!

Мечта особого рода — о том как применить свои таланты для решения реальных проблем общества. Мечта создавать и мечта отдавать, делая весь мир лучше. Мечта Прометея и Данко. Мечта Ломоносова и Циолковского, мечта всех настоящих изобретателей!

Эта мечта, при правильной настройке психики, запускает в человеке настоящий внутренний реактор, побуждающий к действию! Реализуя Мечту, человек становится удивительно работоспособным, ему не нужно ни отпуска, ни выходных - понедельник начинается в субботу!

Даже спать порой не хочется… — Женя мечтательно закатила глаза, явно вспоминая что-то из своей жизни, и энергично продолжала:

— Затем человек понимает, что в одиночку он не сможет сделать столько, сколько хочется. Что ему нужны единомышленники. Команда. Чтобы Команду собрать и удержать, ему приходится многое понять и научиться быть лидером - уметь думать как другие и даже за других, разбирать конфликты, строить общую работу, разжигать атмосферу, выстраивать, направлять…

Тут-то и могут помочь стайно-стадные алгоритмы, которые обычно мешают. Инициатор становится как бы «вожаком стаи» в своей Команде. Именно это — практическое умение быть Вожаком и вести за собой других, а ещё особую энергетику вожака, харизму — мы развиваем здесь, давая людям власть над собой. Это не для власти, а для развития - чтобы человек осилил лидерство.

Ну, и конечно чтобы сделать что-то конкретное.

Команда под руководством своего лидера реализует его Мечту— а для этого Команде надо собрать целое Сообщество тех, кому интересна работа Команды и кто готов поддерживать её. Именно Сообщество даёт ресурсы, связи и даже кадры для реализации Мечты, Команда непосредственно мечту реализует, а инициатор — ведёт Команду.

Так происходят социальные преобразования и одновременно реализация творческого потенциала лидера и участников Команды, и, что самое важное — они на практике учатся управлять как своей Командой, так и большим, неограниченным Сообществом, тем приобретая понимание и навыки массового социального управления общественного уровня значимости!

— И последнее - Женя стала серьёзнее и продолжила более размеренно - Каждый может найти свои таланты и воплощать собственную Мечту, набрать собственную Команду. Особенно те, у кого обнаружится лидерская жилка - а она есть у гораздо большего количества людей, чем мы обычно думаем, просто обычно подавлена в детстве.

И получается так, что в моём проекте я могу быть лидером и “вожаком”, а в проекте моего друга — состоять в его Команде и подчиняться ему, а в третьем Проекте вообще быть в Сообществе поддержки. И другие точно так же — у нас каждый желающий может вести свой Проект, при этом участвовать в нескольких Командах и состоять нескольких десятках Сообществ.

Это мы называем «Поливертикальная самоорганизация общества».

Вот так и получается, что у нас каждый может быть и командиром, и подчинённым. Общество взаимного управления! - Женя закончила своё объяснение и теперь с интересом посматривала на него, ожидая реакции.

Практика построения Светлого Настоящего

Александр, осмысляя неожиданно открывшиеся масштабы, задумчиво проговорил:

— Звучит конечно интересно... Но с трудом верится…

— А давай попробуем — улыбнулась Женя — Проведём Анализ Предназначения - поищем вот твои задатки и таланты…

И она стала задавать целый ряд вопросов один за другим — во что играл в детстве, за кем любил наблюдать и чем интересовался, на каких блогеров подписан, что получалось лучше чем у других, за что его благодарили люди, и даже чего он боялся делать. Достав листок бумаги, Женя стала кратко набрасывать его ответы, получился своеобразный список. Потом она стала группировать пункты списка и задавать уточняющие вопросы.

Отвечая ей, он осознал, что его всегда интересовали большие сложные механизмы. А ещё ему нравилось море. Он вспомнил, как однажды решил, что если не возьмут в Службу, то пойдёт моряком на самый большой корабль…

В Службу взяли, но интерес к морю и большим машинам остался.

— Море!.. — мечтательно прищурилась Женя — о, и техника! А знаешь, я тоже люблю технику. Я тут... чиню машины - с немного смущённой улыбкой призналась она, и принялась забрасывать его вопросами: — А как насчёт энергетики? Большой энергетики? Электричество, освещение, производство! Домики вот наши понравились?

— Ещё как!

— А как тебе воздушная техника? Пассажирские мультикоптеры? Личные летающие ранцы? А знаешь, что мы тут их делаем?

— Да ладно?! И уже реально летали?

— Летали!.. Ну так, прыгали пока... — Женя увлечённо продолжала: — вот на дом запрыгнуть с ним уже получается. Но… энергии не хватает ужасно, приходится неделями заряжать аккумуляторы!

— А если энергии сделать больше?

— Тогда — конденсатная зарядка и фторидные батареи! - воскликнула Женя с азартом, и вдруг глубоко заглянула ему в глаза и просто и откровенно сказала: — А ты мне сразу понравился!

Александр от неожиданности чуть не порезал себе палец вместо помидора. Смутившись, он постарался продолжить разговор про летающие ранцы. К счастью, в этот момент к их разговору присоединились и другие участники готовки еды — Команданте, Зелена и вихрастый Ваня.

Перед Александром вырисовалась необычная картина. Оказывается, они тут на полном серьёзе разрабатывают летающие ранцы, которые называют “Крылатые качели”: для устойчивости полёта требуется сильно заниженный центр тяжести, как на парашюте, поэтому в лётном положении двигатели поднимают на двух выдвижных штангах почти на метр над головой пилота, и летающий ранец действительно напоминает летающие качели, висящие на четырёх больших крыльях, как у стрекозы. В каждом “крыле” встроено три больших тяговых пропеллера и четыре маленьких корректирующих.

Изначально “крылатые качели” строили просто потому что многие мечтают летать, но теперь нашли уже много вариантов практического их применения.

У них здесь ангар и мастерская, которые построил некий местный технический самородок по прозвищу Мастер, который тут тоже периодически владычествует, и его правление характеризуется повальной механизацией и большими инфраструктурными проектами.

Но ветряки, смонтированные несколько лет назад тем же Мастером, едва обеспечивают энергией сами дома. А для зарядки сверхъёмких аккумуляторов нужно нагнетать огромное напряжение, которого не выдержит бытовая электросеть, а на подстанции доступ запрещён.

Установка на мастерской солнечных панелей год назад мало изменила ситуацию с полётами, потому что даёт пиковое напряжение лишь пару часов в середине солнечного дня…

И тут, посреди оживлённого обсуждения, Александр вспомнил один ролик, который видел несколько лет назад. Там была показана волновая электростанция — длинный поплавок, изгибающийся по волнам и за счёт изгибания вырабатывающий энергию. Запомнилось утверждение изобретателя о просто неисчерпаемой энергии морских волн и то, что такие волновые электростанции можно ставить буквально где угодно, где есть волны.

А ведь тут рядом как раз море...

— Послушайте, а вы в курсе про волновые электростанции? – спросил Александр.

Все тут же отнеслись к его инициативе с большим интересом, весьма ему польстившим и, притихнув, слушали.

— Ну, волновая электростанция представляет собой такой длинный поплавок, разделённый на сегменты. Он вырабатывает электричество за счёт своих постоянных изгибов на волнах. Устройство простое и надёжное, надо только подготовить отмель и правильно всё установить. Для этого правда придётся проводить подводные работы…

И снова его поразило, насколько внимательно и серьёзно его слушают.

А затем Команданте с неожиданным уважением спросил:

— Что скажешь, Мастер? Полетят наши крылатые качели?

Александр с удивлением оглянулся на него. Но Команданте обращался вовсе не к нему. Направление его взгляда однозначно указывало на… Женю!

И Женя, выдержав небольшую паузу, серьёзно и веско произнесла:

— Мы это сделаем! Выведем максимальную мощность на зарядники… и наши Крылья полетят!

Сомнений не оставалось – в голосе Жени на мгновение прозвучала такая же сила и властность, как и у очередного предводителя этого странного сообщества...

Вечером, обдумывая очередной отчёт в Управление, Алекесандр вспоминал этот разговор. Там было очень, очень много над чем подумать… но больше всего ему вспоминались уверенные, властные нотки в голосе Жени.

Тот самый Мастер, создавший энергетику и механизацию всего Прогресса, ангары и мастерские, летающие ранцы — это маленькая милая Женя! А как прозвучал её голос...

И все эти размышления приводили к одному невероятному выводу:

Нет тут никаких игр. Они научились управлять… самой властью. Прямо на ходу меняют лидеров и перестраивают своё сообщество в такие сроки, которые не снились ни одной структуре. Достигают заметных результатов и при этом умудряются выделять кучу времени для отдыха, изобретения “крылатых качелей” и разных странных закидонов вроде этих кис, или вот возни с гостями вроде него.

Сообщество, где чуть ли не каждый является человеком Власти, и - Александр чувствовал это - не смутился бы и перед самим Генералом.

У них всегда наготове свежий лидер, а за ним ещё очередь таких же - кадровая база размером со всё сообщество. Такое сообщество невозможно обезглавить, бесполезно подкупать, крайне сложно манипулировать — да его даже изучать сложно, настолько быстро оно меняется…

Власть

Женя позвала Александра на собрание - выступить с рассказом про волновые электростанции, оказавшиеся неожиданно актуальными.

Собралось почти всё ядро сообщества. Слушали очень внимательно.

Затем выступила Женя и рассказала о том, как можно включить волновые электростанции в энергетическую сеть Прогресса, а также уточнила необходимые работы и затраты.

После этого воцарилась необычная, наполненная тишина.

Затем слово взяла восточного вида девушка в очках:

— План хорош, действительно хорош. Но не кажется ли вам, товарищи, что дело тут весьма связано с... эмм, некоторым особым взаимодействием между Александром и нашей Женей?

Ей весело ответил Команданте:

— А я убеждён, что связано. И я поддерживаю!

— Я поддерживаю! – звонко откликнулась Женя.

— Я поддерживаю… - раздалось ещё несколько голосов.

Почти треть собравшихся повторили эту формулу. Ещё треть заявили что размышляют, а оставшиеся стали озвучивать разного рода опасения и вопросы, разбору которых посвятили дальнейшее заседание.

Женя, внимательно посматривавшая на Александра, выбрала время и шепнула ему в ухо:

— Ты понимаешь, что происходит?

Он честно помотал головой.

— Мы тут думаем над тем, чтобы дать тебе власть.

— Какую власть? - не понял Александр.

— Власть над нами... - тихий шёпот Жени прозвучал как гром среди ясного неба.

— Мне? – удивлённо спросил Александр – Но я же наблюдатель!

— Ты хочешь, чтобы были построены твои волновые электростанции?

— Ну да…

— Значит, пора перестать быть наблюдателем - и стать деятелем!

Но помни – Власть поменяет тебя, и ты уже не будешь прежним! Власть над нами – это испытание, проверка. Инициация человека настоящего гражданского общества…

От близости Жени, горячо шепчущей ему в ухо, кружилась голова. Но ещё больше голова кружилась тех невероятных слов, которые она говорила…

Присоединяйтесь к нашему каналу в Телеграмм https://t.me/analitikishkola

Можете поддержать нас, переводя любую сумму любым удобным вам способом по ссылке http://upravolenie.ru/sponsors...

Град Псков. На страже западных рубежей Руси

Град Псков. На страже западных рубежей Руси"Хвала хранителям России!Хвала за их посольский труд.Как прапора сторожевые,они Отечество блюдут.У воззывающих развалинв надежде славы и добра...

Уникальные фрески псковских мастеров XIV века Снетогорского монастыря

Уникальные фрески псковских мастеров        XIV века Снетогорского монастыря«Собор — это такая жемчужина и драгоценность, в которую надо не дыша входить.» Владимир С...

БАШНИ ПСКОВСКОЙ КРЕПОСТИ

БАШНИ ПСКОВСКОЙ КРЕПОСТИ"Чихали тати из Ливонииот дыма кузниц - от зловония,не предвещавшего добра,когда из крайне нелюбезногожелеза самого железногоковали предки прапора.И прапор вам н...

Обсудить
    • mavar
    • 30 декабря 2022 г. 14:35
    Здорово! Жаль, что утопия... :thumbsup: :clap:
  • 1. Примерно так могла бы выглядеть коммуна с настоящими коммунистами. 2. Но вот только интересно: а кто оплачивает весь банкет? Непохоже, что товарищи коммунары занимались производительным трудом, чтобы оплачивать себе хотя бы еду.
  • Прекрасная Новая Утопия! За кадром осталось на порядок большее количество людей, которые вкалывают в поте лица, чтобы обеспечить функционирование этого чудесного инновационного ядра. Но сам принцип сменяемости власти ради реализации конкретного проекта на благо общества весьма симпатичен и рационален. Власть должна соответствовать стоящим задачам. Потому, кстати, дискуссия, что лучше вообще: демократия или тоталиторизм бессмысленна, каждой эпохе - своё.
  • :thumbsup: