• РЕГИСТРАЦИЯ

    Китай планомерно шел к войне с Вьетнамом...
    В тяжелые военные годы американской агрессии Китай предавал Вьетнам. 
    Даже американский генерал М. Тэйлор отмечал, что пекинское руководство было готово «сражаться против Соединенных Штатов до последнего вьетнамца» с тем, чтобы затем заполнить вакуум и аннексировать Вьетнам.
    По данным воздушной и наземной разведки Китай присваивал себе самое лучшее оружие, следовавшее транзитом через КНР. 
    К китайцам, в частности, попадали ракеты, необходимые вьетнамской армии для отражения налетов американской авиации. Эти действия показали,  что Китай предавал Вьетнам, а не оказывал ему «щедрую бескорыстную помощь».
    Китай всячески препятствовал борьбе вьетнамского народа против попыток США сорвать Парижские соглашения. 
    И не поэтому ли, как писала американская «Крисчен сайенс монитор», пекинские дипломаты советовали США не выводить свои войска из Юго-Восточной Азии?

МИХАИЛ ИЛЬИНСКИЙ - ИНДОКИТАЙ: ПЕПЕЛ ЧЕТЫРЕХ ВОЙН (1939-1979 ГГ.)

http://militera.lib.ru/researc...

фото с сайта http://forumbarang.ru/

Провал стратегических планов в Кампучии, освобождение страны 7 января 1979 года подтолкнули маоистов на новые кровавые преступления. 

17 февраля 1979 года примерно в 4 часа утра 600-тысячная китайская армия атаковала с севера по всему 1400-километровому фронту Социалистическую Республику Вьетнам.

* * *

Мы, иностранные журналисты, аккредитованные в Ханое, собрались в отделе печати МИДа Вьетнама. 

И здесь вновь зазвучало страшное слово: «Война!»

«Надо быть готовыми работать на боевых позициях. 

Семьям предстояла эвакуация за пределы СРВ, а те, кто может не успеть, должен иметь полную заправку бензина в автомашинах, чтобы дотянуть как минимум до Дананга. 

Это километров 700 от Ханоя». (Моему сыну Василию было всего восемь лет. Он не собирался уезжать. И даже просил пистолет. Настоящий, конечно! Не дали.)

Запас пищи, одежда... маленькие дети... Говорили о многом. Но разве все предусмотришь, если срочная эвакуация... Если уже сегодня, а не завтра — война. А китайская граница — всего в 140 километрах от Ханоя. 

Дэн Сяопин заявил, что может позавтракать в Китае, а пообедать уже в Ханое... 

После организационных вопросов слово взял полковник госбезопасности СРВ, старый знакомый еще по временам американской войны. О

н давно «переквалифицировался» и теперь занимался пограничными вопросами на Севере Вьетнама. Иначе говоря, отношениями с Китаем.

— Как готовился пограничный конфликт? — первый вопрос.

— Кратко немного истории, — начал полковник. 

— Последние годы приходилось трудно работать с хуацяо (китайскими эмигрантами). Пекин пытался их активно использовать в интересах своей гегемонистской политики. 

29 сентября 1977 года заместитель председателя ЦК КПК Дэн Сяопин заявил, что «вопрос о работе среди заморских китайцев надо поднять на повестку дня». 

И вопрос этот был поднят сначала на специальном совещании по проблемам хуацяо, в котором, по сообщению агентства Синьхуа, приняли участие восемнадцать «заинтересованных» центральных ведомств и организаций КНР, а затем на сессии Всекитайского собрания народных представителей в феврале — марте 1978 года.

В кулуарах и в открытую воспроизводились слова Мао Цзэдуна, сказанные еще в 1959 году на военно-дипломатическом совещании: 

«Мы должны покорить мир, это — наша цель. Мы должны любыми средствами захватить Юго-Восточную Азию, в том числе Южный Вьетнам, Таиланд, Бирму, Малайзию, Сингапур. Этот район богат сырьем, которое себя с лихвой окупит...»

Пускаясь на военную авантюру, Пекин проявил себя как наследник великоханьского гегемонизма, рассчитывал унизить Вьетнам, изменить его политический курс, запугать Лаос, оказать  поддержку недобитым полпотовским бандам в Кампучии. Таковы были три главные цели агрессии Пекина против Вьетнама.

Месяц полыхала война, закончившаяся военным и политическим поражением Китая. 

Был уничтожен каждый десятый китайский солдат из 600-тысячного корпуса нападавших...

 В ходе агрессии обнажился облик интервентов. З

а период вторжения с 17 февраля по 18 марта 1979 года китайские налетчики убили и ранили сотни вьетнамских детей, вырезали целые семьи. 

Всю войну я провел на китайско-вьетнамской границе. (За репортажи  был удостоен премии Союза журналистов СССР.) 

И вот свидетельства очевидца.

Убийство 43 женщин и детей в Тонгтюке. 

Сожжение 27 человек в Лунпакве (провинция Каобанг)... 

Я перелистывал вновь и вновь записи о Сонгми и Танлапе. 

Выстраивалась зловещая цепь преступлений японских фашистов, французских колонизаторов, американских агрессоров, полпотовцев, пекинских гегемонистов против вьетнамского народа. 

Приведу лишь некоторые данные, свидетельствующие о злодеяниях китайских налетчиков. 

Они стерли с лица земли 164 вьетнамские деревни, уничтожили двадцать пять шахт, 55 промышленных предприятий из 68, которые подверглись нападению. 

Пострадали важные в экономическом отношении рудники, где добывались апатиты и олово, разрушены текстильная фабрика в Лаокае, завод по производству анисового масла в Лангшоне, почти полностью была выведена из строя транспортная сеть в северных районах СРВ, повреждены мосты, ирригационные сооружения, десять гидроэлектростанций и крупных насосных станций; минами подорвано железнодорожное полотно на протяжении 90 километров. Китайцы уничтожили или забрали с собой 500 автомашин, 20 тысяч буйволов, лошадей и коров, подожгли 34 лесных массива, в результате чего пострадали многие тысячи гектаров леса в Лайтяу, Хатуене, Каобанге, Куангнине и Лангшоне.

Агрессия Китая совершалась в период весеннего сева, и в северных районах СРВ крестьянский плуг не смог обработать свыше 85 000 гектаров земли. 

Интервенты грабили население, забирали рис и другое продовольствие, домашнюю утварь, вывозили даже оконные рамы и двери. 

В шести провинциях  СРВ было уничтожено 45 тысяч домов в деревнях, свыше 600 тысяч квадратных метров жилой площади в провинциальных городах. 350 тысяч человек остались без крова. 

Разрушено 32 профессионально-технических училища, более 900 школ: 180 тысяч учеников не посещали занятий. 

Разграблено имущество 428 больниц, медицинских пунктов и аптек. 

Пострадали многие пагоды, храмы и исторические памятники. 

Разрушен музей Пакбо, в котором хранились экспонаты, рассказывающие о революционной деятельности первого президента Вьетнама Хо Ши Мина.

7 марта 1979 года убыло и в нашем журналистском кругу. 

В Лангшоне был убит коллега, товарищ и друг, японский журналист Исао Такано.

Снайперская пуля пробила правый висок Исао. Я был одним из последних, кто видел Такано во фронтовой зоне, вывозил тело в автомобиле...

... Горечь утрат. Прощаясь с Такано, я невольно вспомнил военный июль 1967 года, когда американский воздушный пират обстрелял советский теплоход «Туркестан» в северовьетнамском порту Камфа. Во время налета погиб тогда дальневосточный моряк боцман Николай Никитович Рыбачук. Я позволю себе эту аналогию...

Китайские агрессоры, как и их американские предшественники, встретили решительный отпор вьетнамского народа.

...Утром 19 марта 1979 года на ханойском корпункте «Известий» раздался звонок. 

Дежурный из отдела печати МИД СРВ сообщил, что в 14 часов в помещении международного клуба состоится пресс-конференция, которую проведет генерал Као Ван Кхань, заместитель начальника штаба Вьетнамской Народной армии. Он проанализирует итоги военного положения с 17 февраля по 18 марта 1979 года.

Пожалуй, еще никогда прежде ханойский международный клуб не знал такого количества собравшихся здесь иностранных журналистов. Было известно, что прибыли в СРВ и лица, называвшие [435] себя нейтральными корреспонтами, но в той или иной мере связанные с американскими и пекинсккими спецслужбами.

Генерал открыл пресс-конференцию, дал политическую оценку китайской агрессии, 

подчеркнул, что интервенты численностью 600 тысяч солдат, поддерживаемые танками, артиллерией, вторглись во Вьетнам по всей протяженности границ.. Эта агрессивная война представляла собой новый шаг в реакционной политике пекинского руководства и подготавливалась в течение нескольких лет. Ее цель — ослабить и аннексировать Вьетнам, проложить путь для завоевания всех стран Индокитая и Юго-Восточной Азии.
Вьетнамские пограничники, региональные силы, народные ополченцы, все население пограничных районов встали на защиту Родины и без введения в действие главных сил регулярной армии СРВ нанесли тяжелые поражения агрессорам. За тридцать дней и ночей исключительно ожесточенных боев были выведены из строя 62 500 солдат интервентов (каждый десятый ), уничтожены три полка и 18 батальонов противника , подожжены 550 военных машин, из которых 280 танков и бронетранспортеров, разбиты 115 орудий и минометов, захвачено большое количество оружия и боеприпасов. Взято в плен много вражеских солдат.

Один из западных корреспондентов попросил уточнить количество взятых в плен китайцев. 

Генерал Као Ван Кхань указал в сторону американской телевизионной группы и ответил: «Спросите их. Они посетили только один лагерь и насчитали в нем 104 пленных».

Корреспондент «Франс Пресс» Ж.-П. Галуа поинтересовался причинами медленного продвижения китайских войск, которые смогли углубиться лишь на 10-50 километров на вьетнамскую территорию. 

Затем, основываясь на своих собственных наблюдениях и анализе событий, он признал, что вторжение во Вьетнам обернулось для Пекина разгромом в военном и политическом плане.

    При нападении на Вьетнам в феврале 1979 года китайское командование использовало примерно те же 30 горных проходов и перевалов , через которые в древние времена на протяжении  многих столетий китайские захватчики устремлялись в долину Красной реки. 
    В расчет маоистов входило за трое-четверо суток «морем китайцев» смыть вьетнамские пограничные заставы, без значительных потерь захватить провинции Хоанглиеншон с центром Лаокай, Лангшон и Каобанг. 
    Пекинское руководство планировало, что в пограничных районах, где уже многие годы насаждалась китайская агентура, будут спровоцированы мятежи малых народностей. 
    Они восстанут и потребуют отделения от СРВ. 
    Затем китайцы зальют кровью вьетнамскую землю и приступят к своей политике диктата, претендуя на исконные вьетнамские земли. СРВ откажется от своих политических позиций.
    Но агрессоры проиграли по всем статьям. Продвижение в среднем не превышало двух-трех километров в сутки. 

«Волны китайцев» откатывались перед вьетнамской твердыней. Пограничники, региональные войска и народные ополченцы приняли бой и вынудили агрессоров отступить. Китайцы бросили в бой более двадцати армейских дивизий, и каждый десятый солдат остался лежать на земле Вьетнама, не проникнув и на 50 километров в глубь территории СРВ.

Генерал Као Ван Кхань, называя эту цифру — 50 километров, — учитывал самые глубокие районы проникновения китайских диверсионных групп на территорию Вьетнама. 

Основные маоистские воинские части смогли пройти лишь до Фолу, что лежит в 34 километрах от границы, а в некоторых зонах, как, например, в провинции Куангнинь, наступление интервентов захлебнулось на пограничных рубежах. 

Больше всего китайцы опасались попасть в окружение и ловушки в горах. 
Но постоянно попадали.

Не оправдался и расчет на мятежи национальных меньшинств. 

Китайская агентура была разоблачена. Она выявлялась органами государственной безопасности, пограничниками при взаимодействии с местным населением. 

Китайские солдаты в горах пров.Хоанглиеншон (малые народы "мяо")

Многонациональный вьетнамский народ подтвердил силу и прочность своего единства.

— В Пекине тщетно надеялись, — подчеркивал генерал, — что агрессия против Вьетнама будет своеобразным блицкригом и мировая прогрессивная общественность не успеет развернуть решительные действия протеста. Все, кому дороги идеалы мира, решительно встали на борьбу с опасностью, нависшей над Вьетнамом. Более того, вероломство, сговор Китая с милитаристскими империалистическими кругами открыли глаза даже тем, кто надеялся на «здравый смысл», который когда-либо пробудится у лидеров Китая. Агрессия Китая против Вьетнама отбросила все иллюзии. Международное движение протеста развертывалось даже быстрее, чем во время агрессии США.

После 18 марта пекинские гегемонисты пытались удержать опорные пункты на территории, исторически принадлежащей Вьетнаму. Еще в двадцати пунктах Вьетнама в мартовские дни 1979 года находились китайские части численностью от роты до нескольких батальонов. Эти опорные пункты Китай рассчитывал использовать для нового агрессивного броска.

— Вьетнамскому народу дорога каждая пядь родной земли, — говорил генерал Кхань. — И врагу не удастся отторгнуть ни клочка нашей территории. Мы должны хранить бдительность во всех отношениях и быть готовыми дать отпор агрессорам, если они не откажутся от своих экспансионистских целей.

Но не следовало думать, что потерпев поражение весной 1979 года, пекинское руководство откажется от своих гегемонистских планов. Из Пекина не прекращались новые угрозы преподнести «второй урок» Вьетнаму. Вдоль всей границы наращивались воинские контингенты, перебрасывались танковые части и артиллерийские дивизионы. В некоторые дни в пограничные районы прибывали по 800 грузовиков маоистов. На аэродромы, расположенные вблизи от Вьетнама, подтягивались авиационные соединения. Свыше 15 пехотных дивизий КНР были развернуты в районе границы. В тыловых районах расквартированы шесть китайских армейских корпусов. Таким образом, обстановка вдоль всей вьетнамо-китайской границы продолжала оставаться напряженной. 

Угрожая «вторым уроком», пекинские спецслужбы засылали во Вьетнам шпионско-диверсионные группы. 

За вторую половину 1979 года и начало 1980 года были выявлены свыше 400 таких групп. Только в ноябре 1979 года пекинский разведцентр направил в районы Монгкай и Биньлиеу провинции Куангнинь 15 шпионских отрядов. 

Этим же центром созданы гак называемые «рабочие бригады этнических китайцев», сформированные из числа ранее вернувшихся в Китай вьетнамцев китайского происхождения. Их тайно перебрасывали во Вьетнам для сбора разведывательных данных.

Девятнадцатилетний Е. Цзиминь, командир разведывательного отделения роты особого назначения, входившей в состав отдельной дивизии Куньминского военного округа, был взят в плен в 1981 году. Он давал показания о своих действиях на территории СРВ.

— Нам поручили разведать обстановку на высотах 21, 22, 23, 24 в уезде Меовак провинции Хатуен. Подразделение смогло проникнуть лишь в зону двух высот. Минные поля помешали продолжать операцию. Мы решили вернуться в Китай, хотя знали, что будем строго наказаны за невыполнение задания.

— В начале мая 1981 года, — продолжал шпион, — нас, командиров отделений и взводов, собрал заместитель политкомиссара полка. Он сказал, что мы должны нанести удар по Вьетнаму. Это, мол, позволит улучшить положение на границе и оказать помощь нашим людям в Кампучии и Таиланде. От высокого начальства в Пекине была получена телеграмма, согласно которой наше командование разработало план «выдергивания гвоздей», то есть занятия ряда высот на вьетнамской территории.

Это «вьдергивание гвоздей» было поручено второй отдельной дивизии. Подготовка сопровождалась кампанией разжигания у солдат ненависти к Вьетнаму.

— У каждой из шпионских групп, забрасываемых во Вьетнам, свои цели и задания, — показал Е. Цзиминь. — Это сбор экономической и политической информации, ведение пропагандистской работы среди вьетнамского населения, составление карт вьетнамских оборонительных укреплений, проведение экономических диверсий.

Нельзя было не видеть, что цели маоистов во многом напоминали задачи, которые ставили перед собой империалистические круги США. 

Каждой интервенционистской акции Вашингтона в Индокитае неизменно предшествовала «подготовительная» работа американской разведки. 

Вторжению китайских войск на территорию СРВ также прокладывали путь пекинские спецслужбы. 

Как Вашингтон пользовался рекомендациями и «детальной информацией» ЦРУ, планируя эскалацию агрессии в Индокитае, так и Пекин отводил своим спецслужбам роль первого эшелона в проведении экспансионистской политики.

Здесь, во Вьетнаме, я вспомнил об аналогичном положении на советско-китайской границе в 1969 году...

Семипалатинская область. 

Здесь, в 10 километрах восточнее населенного пункта Жаланашколь, по гористой пустынной местности проходит советско-китайская граница. И днем и ночью несли боевую вахту советские пограничники, готовые в любой момент дать решительный отпор провокационным вылазкам строптивого соседа.

Именно в этом районе с 9 по 12 августа 1969 года дозоры советских пограничников обнаружили, что к границе скрытно подтягивались китайские регулярные воинские подразделения. 12 августа на китайском посту Теректы находилось несколько войсковых подразделений, велось усиленное наблюдение за нашей территорией. К рассвету 13 августа у нашей границы было сосредоточено уже до 150 вооруженных маоистов. Советские пограничники видели, как на той стороне велись работы по наведению линий связи. Утром 13 августа три группы китайских военнослужащих, по 10-12 человек в каждой, нарушили советскую государственную границу и углубились на советскую территорию.

В марте 1969 года совершили серию вооруженных провокаций на границе с СССР — на острове Даманском 

для того, чтобы умышленно создать обстановку антисоветского психоза перед IX съездом КПК. Августовская провокация понадобилась Пекину перед созывом сессии Всекитайского собрания народных представителей, которая, как и IX съезд, должна узаконить антисоветский курс пекинского руководства.

Провокации на границе с СССР должны, по расчетам Пекина, накалить обстановку в стране, отвлечь внимание народа от внутренних трудностей и, в частности, создать нужный маоис-там политический климат для расправы со всеми инакомыслящими в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, население которого оказывало растущее сопротивление великоханьскому шовинизму.

И нам сегодня тоже не следует забывать одну из "китайских мудростей", сказанную Великим Кормчим...:   "Там, где китайцы - там Китай"

Всё что меня не убивает...делает меня сильнее

Не пропускайте новые статьи автора Гарри Химик, просто зарегистрируйтесь на Конте. Подробнее

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    ДРУГИЕ СТАТЬИ
    Colonel Cassad Сегодня 11:24 271 1.00

    Затянувшийся переходный период

    Администрация президента США Дональда Трампа согласна с нахождением сирийского лидера Башара Асада у власти до 2021 года. Об этом изданию The New Yorker рассказали ряд источников в американских и европейских коридорах власти. На смену официальной позиции Вашингтона повлияли успехи правительственных войск Сирии при поддержке России, Ирана и Хезболлы. В настоящее в...
    Розыск Ингушетия Сегодня 10:51 1449 13.68

    О неотвратимости наказания. Ч.21: Спортивный джихад

    28.11.2017 Малгобекским районным судом РИ вынесен обвинительный приговор по уголовному делу в отношении гражданина Российской Федерации Картоева Мухамеда Муссаевича, 02.11.1994 г.р., уроженца г. Малгобек РИ и приговорил его к наказанию в виде лишения свободы сроком на восемь лет. Картоев М.М. Судом установлено, что М. Картоев совершил преступления, преду...
    yurasumy Сегодня 10:52 778 6.00

    Саакашвили на свободе: я бы на его месте не радовался

    Честно говоря, не пойму энтузиазма Саакашвили, по поводу его освобождения. На самом деле никто его не собирался сажать, а домашний арест стал бы хоть какой-то гарантией для него лично. Более того именно посадка его в СИЗО могла хоть как-то оживить то убожество, в которое за два месяца превратился его так называемый «МихоМайдан». Для украинской оппозиции...
    ПРОМО
    4teller Вчера 11:31 8127 20.63

    Смутное время

    Сегодня развитые страны погружаются в пучину неизвестного обществоведам кризиса. Это объясняет провалы всех без исключения проектов властей, хаотичность их реакций на происходящее в странах и мире, возвращение уже давно забытого уровня истеричности СМИ. А обществоведы предлагают исключительно апокалиптические прогнозы будущего стран Первого мира – от «погружения в нов...
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика