Неоконченная рукопись.

7 1425

     Друзья, позволю напомнить вам о незаконченных произведениях трёх знаменитых писателей.

     «История села Горюхино» — незавершённая повесть Александра Сергеевича Пушкина. На рукописи стоят даты 31 октября и 1 ноября 1830 года. Повествование представляет собой начало сельской хроники, изложенной от лица владельца села Горюхина — молодого помещика Ивана Петровича Белкина.

     Сюжет. Помещик Белкин обнаружил старинные листки календаря с записками своих предков, а также летопись местного дьячка и другие документы, и на их основе, составил историю Горюхина, изложенную так, как будто речь идёт об отдельной стране.

     В целом, получилось гениально. Сказка, былина, фольклор - всё смешалось. Преданья старины глубокой, дела давно минувших дней.

     Некоторые отрывки из повести.

     «Сие болото и называется Бесовским. Рассказывают, будто одна полуумная пастушка стерегла стадо свиней недалече от сего уединенного места. Она сделалась беременною и никак не могла удовлетворительно объяснить сего случая. Глас народный обвинил болотного беса».

     «4 мая. Снег. Тришка за грубость бит. 6 — корова бурая пала. Сенька за пьянство бит. 8 — погода ясная. 9 — дождь и снег. Тришка бит по погоде. 11 — погода ясная. Пороша. Затравил 3 зайцев, и тому подобное, безо всяких размышлений . . .»

     «Летописи упоминают о земском Терентии, жившем около 1767 году, умевшем писать не только правой, но и левою рукою. Сей необыкновенный человек прославился в околотке сочинением всякого роду писем, челобитьев, партикулярных пашпортов и. т. п. Неоднократно пострадав за свое искусство, услужливость и участие в разных замечательных происшествиях, он умер уже в глубокой старости, в то самое время, как приучался писать правою ногою, ибо почерка обеих рук его были уже слишком известны. Он играет, как читатель увидит ниже, важную роль и в истории Горюхина».

     «Мужчины женивались обыкновенно на тринадцатом году на девицах двадцатилетних. Жены били своих мужей в течение четырех или пяти лет. После чего мужья уже начинали бить жен; и таким образом оба пола имели свое время власти, и равновесие было соблюдено».

К сожалению Пушкин повесть не закончил, повествование о селе Горюхино обрывается на главе «Баснословные времена».

     О полном замысле автора даёт представление план повести, сохранившийся в черновиках. Далее должны были идти следующие главы: «Правление старосты Антипа Мудрого», «Приезд моего прадеда тирана Ив. В. Т.», «Дед мой управляет. Пожар», «Соседи. Повальная болезнь. Церковная история», «Мужики разорены. Отец мой. Староста Трифон. Бунт», «Приказчик», « . . . барщина».

     По мнению некоторых критиков, Пушкин написал летопись села Горюхина как пародию на «Историю Государства Российского» Карамзина.

     Если не читали «Горюхино» - обязательно прочитайте. Чистый русский язык, история, культура, эпос - всё это как родник с живой водой. Александр Сергеевич Пушкин - наше всё.

                                                        *     *     *

     Уильям Сидни Портер, известный читателям как О.Генри. Гений рассказа. Автор шедевров - «Дороги, которые мы выбираем», «Последний лист», «Дары волхвов». Создатель бестселлера - «Короли и капуста».

     Именно О.Генри первым придумал термин - «банановая республика», это с его острого пера пошла гулять по миру крылатая фраза - «Боливар не вынесет двоих».

                                          О.Генри в бегах. Гондурас.                      

 Последний рассказ.                         Сон.

    Мюррей сидел в тюремной камере в отделении для приговоренных к смерти. Электрическая дуговая лампа, висевшая на потолке в коридоре, ярко освещала его стол. По листу белой бумаги полз муравей, дико бросавшийся из стороны в сторону в то время, как Мюррей преграждал ему путь конвертом. Приведение в исполнение смертного приговора посредством электричества было назначено на восемь часов вечера. Мюррей, улыбаясь, смотрел на обезумевшего муравья, мудрейшего из насекомых.

     В отделении было еще семеро приговоренных к смерти. С тех пор как Мюррей находился здесь, он видел, как троих увели для приведения в исполнение приговора. Один обезумел и бился, как пойманный в западню волк; другой, не менее безумный, громко молился; третий, слабый духом, упал в обморок, и его унесли, привязав к доске. Мюррей размышлял, как он сам встретит внешне и внутренне момент казни. Сегодня вечером пришел его срок. Должно быть, теперь было около восьми часов.

     В отделении было два ряда камер, и напротив него была камера Бонифацио, итальянца, убившего свою невесту и двух полицейских, пришедших его арестовать. Мюррей долгие часы играл с ним в шашки, выкликая ходы своему невидимому партнеру через коридор. Послышался громкий басистый голос Бонифацио с его всегдашним певучим акцентом.

     — Эй, маэстро Мюррей! Как вы себя чувствуете, — хорошо, да?

     — Хорошо, Бонифацио, — сказал твердо Мюррей, позволяя муравью вползти на конверт и осторожно сбрасывая его на каменный пол.

     — Так и следует, маэстро Мюррей. Такие, как мы, должны умирать как мужчины. Мой срок на будущей неделе. Отлично. Помните, маэстро Мюррей, я выиграл у вас последнюю партию в шашки. Может быть, мы когда-нибудь опять будем играть с вами. Я не знаю. Может быть, нам прядется чертовски громко выкликать ходы в том месте, куда нас отправят.

     Грубая философия Бонифацио, за которой последовал басистый взрыв музыкального смеха, согрела закоченевшее сердце Мюррея. Да, но Бонифацио оставалось жить еще целую неделю. Обитатели камер услышали знакомое громкое щелканье стальных затворов в то время, как открывалась дверь в конце коридора. Трое людей подошли к камере Мюррея и отперли ее. Двое из них были тюремные сторожа; третий был Леон, сосед и друг детства Мюррея. Нет, это было в прежние дни — теперь это был преподобный Леонард Уистон.

     — Я добился разрешения занять место тюремного священника, — сказал он, крепко пожимая руку Мюррея. В левой руке он держал небольшую Библию, отмечая указательным пальцем нужную страницу.

     Мюррей слегка улыбнулся и начал приводить в порядок две-три книги и несколько ручек на своем столике. Он охотно заговорил бы, но никакие подходящие слова не шли ему на ум.

     Заключенные окрестили эту часть тюрьмы, в восемьдесят футов длиной и двадцать восемь футов шириной, «Преддверием ада». Постоянный сторож «Преддверия ада», огромный, неотесанный добрый человек, вытащил из кармана бутылку виски и протянул ее Мюррею со словами:

     — Это самое, понимаешь, настоящее дело для тех, кому нужно подкрепиться. И, понимаешь, тебе нечего бояться, что ты приохотишься к виски.

Мюррей хлебнул из бутылки.

     — Вот так, — сказал сторож. — Немного укрепляющего средства, и все пойдет как по маслу.

     Они вышли в коридор, и каждый из семи обреченных понял, что было около восьми часов и что в восемь была назначена казнь Мюррея. В «Преддверии ада» существует своя аристократия. Человек, убивший своего врага или преследователя в открытом бою, в пылу битвы или обуреваемый первобытными чувствами, с презрением относится к подлым убийцам из-за угла.

     Таким образом, только трое из семи обреченных крикнули последнее «прости» Мюррею, в то время как он шагал по коридору между двумя стражниками. Это были Бонифацио, Марвин, убивший тюремщика во время попытки бегства из тюрьмы, и Бассет, железнодорожный грабитель, который был принужден убить проводника экспресса, не пожелавшего поднять руки вверх. Остальные четверо молча притаились в своих камерах, чувствуя себя отщепенцами в обществе «Преддверия ада».

     Мюррей удивлялся своему собственному спокойствию и почти безразличию. В комнате казни собралось около двадцати людей — тюремное начальство, газетные репортеры и зрители, которым удалось . . .

      В этом месте, на середине фразы, смерть прервала последний рассказ О.Генри. Неоконченная рукопись была найдена на его пыльном письменном столе.

     Автор предполагал написать этот рассказ совершенно в другом духе, в отличии от ранее написанного. Это должно было стать началом новой серии.

     — Я хочу показать публике, — говорил О.Генри, — что могу написать нечто новое — то есть новое для меня — историю с настоящей драматической завязкой, трактованную в таком духе, который ближе подойдет к моим взглядам на писательство.

     В данном случае читателям в какой-то мере повезло. На полях найденной рукописи нашлись краткие наброски сюжетной линии последнего рассказа.

     Мюррей, виновный в зверском убийстве своей возлюбленной, — убийстве, вызванном припадком безумной ревности — встречает поначалу смертную казнь совершенно спокойно и, по всем внешним признакам, даже безразлично. Когда он приближается к электрическому стулу, им овладевает странное чувство нереальности. Вся сцена в комнате казни — свидетели, зрители, приготовления к казни — кажется ему нереальной. В его уме мелькает мысль, что произошла страшная ошибка. Что он сделал? Какое преступление он совершил? В те несколько мгновений, когда прикрепляли ремни на стуле, перед его умственным взором встает видение. Он видит маленький деревенский коттедж, светлый, залитый солнцем, спрятавшийся под сень цветов. Он видит женщину и ребенка. Он говорит с ними и узнает, что это его жена и его ребенок, а коттедж — его дом. Таким образом, в конце концов, все это была ошибка. Кто-то страшно, непоправимо ошибся. Обвинение, суд, приговор к смерти на электрическом стуле — все это сон. Он обнимает жену и целует ребенка. Да, здесь счастье. А то был сон. Но тут, по знаку тюремного сторожа, пускается роковой ток. То, что Мюррей принял за сон, — оказалось действительностью.

     Конечно, это всего лишь версия. Как написал бы сам О.Генри мы уже никогда не узнаем.

                                                              *     *     *

     Ярослав Гашек - чешский писатель-сатирик, драматург, фельетонист, журналист, коммунист, комиссар Красной Армии. Гашек прожил всего 39 лет, его биография похожа на приключенческий роман: война, плен, добровольческий корпус, революция, Красная армия, комиссарство, неожиданное возвращение на родину и внезапная смерть. Главный труд всей его жизни, роман «Похождения бравого солдата Швейка», так и остался незавершенным.                                       

     Я читал «Солдата Швейка» когда был школьником. Вообще, у Гашека юмор такой салдафонский, подросткам заходит хорошо.

Некоторые отрывки.

     Швейк с приятелями спорят - как будут делить бутылку вина. Решили пить по очереди, по одному глотку.

     «После долгих споров было принято решение: пить по алфавиту. Обоснованием было то, что фамилия человека также предназначена ему судьбой. Бутылку прикончил Ходоунський, который шел первый в алфавите. Он угрожающе следил за Ванеком, который высчитывал, что если он будет последний, то выпьет на один глоток больше. Это была грубая математическая ошибка, потому что в бутылке был 21 глоток».

     Подпоручик Дуб очень хочет в туалет, но кабинку занял кадет Биглер с расстройством желудка.

     «Подпоручика Дуба бросило в жар, особенно когда после обнадеживающего шуршания бумаги прошло еще семь минут, а дверь все не открывалась. Кадет Биглер был еще столь тактичен, что не каждый раз спускал воду».

     «Я быстро перевариваю,- доверительно сообщил Балоун Швейку,- у меня в желудке никогда ничего не остается. Растворяются даже косточки от слив. Как-то раз я нарочно подсчитал. Съел я семьдесят сливовых кнедликов с косточками, а когда подошло время, пошел за гумно, потом расковырял это лучинкой, косточки отложил в сторону и подсчитал. Из семидесяти косточек во мне растворилось больше половины».

     Читатели, каждый служивший в армии наверняка узнает ситуацию.

     «Наш обер-лейтенант Маковец всегда говорил: - Дисциплина, болваны, необходима. Не будь дисциплины, вы бы, как обезьяны, по деревьям лазили. Военная служба из вас, дураки безмозглые, людей сделает! Ну, разве это не так? Вообразите себе сквер, скажем, на Карловой площади, и на каждом дереве сидит по одному солдату без всякой дисциплины. Это меня ужасно пугает».

     «А ядовитые газы для нашего брата — дело привычное еще с казарм — после солдатского хлеба да гороха с крупой».

     Помню сижу, читаю, ржу, чуть со стула не падаю. И натыкаюсь на абзац.

     До этих слов продиктовал уже больной Ярослав Гашек «Похождения бравого солдата Швейка». Смерть, наступившая 3 января 1923 года, заставила его умолкнуть навсегда и помешала закончить один из самых прославленных и наиболее читаемых романов, созданных после первой мировой войны.

     Проживи Гашек дольше, и вполне возможно, Швейк поучаствовал бы и в Гражданской войне в России, и вступил в Чехословацкий корпус (и тогда книгу в СССР точно бы запретили). Легко представить как Швейк, в результате какой-либо нелепой случайности, становится во главе Ревкома и провозглашает различные сумасбродные декреты и манифесты.

Или.

     Эшелон с золотом Колчака, захваченный чехами идёт по Сибири на Владивосток. Швейк с приятелями, под стук колёс, пускают бутылку по кругу, травят анекдоты и шпилят в карты на золотые слитки. Швейк слегка мухлюет, выигрывает огромадные деньги, затем всё проигрывает, но, как всегда не падает духом . . .

     История не знает сослагательных наклонений. Нам остается лишь гадать, в какие края занесло бы бравого солдата Швейка, если бы Гашек все-таки закончил свой знаменитый роман.

                                           Гашек, кальян и бутылка. 

     Да, чуть не забыл. Именно Гашеку принадлежит знаменитая актуальная фраза. В шесть часов вечера, после войны. Приведу весь абзац.

     «Друзья разошлись, и, когда уже были на порядочном расстоянии друг от друга, старый сапер Водичка крикнул Швейку: — Так ты позаботься о каком-нибудь развлечении, когда я приду! В ответ Швейк закричал: — Непременно приходи после войны! Они отошли еще дальше, и вдруг из-за угла второго ряда домов донесся голос Водички: — Швейк! Швейк! Какое «У чаши» пиво? Как эхо, отозвался ответ Швейка: — Великопоповицкое! — А я думал, смиховское! — кричал издали сапер Водичка. — Там и девочки есть! — вопил Швейк. — Так, значит, в шесть часов вечера после войны! — орал Водичка. — Приходи лучше в половине седьмого, на случай если запоздаю! — ответил Швейк. И еще раз донесся издалека голос Водички: — А в шесть часов прийти не сможешь?! — Ладно, приду в шесть! — услышал Водичка голос удаляющегося товарища. Так разлучились бравый солдат Швейк и старый сапер Водичка.»

                                                         *     *     *

                                         Спасибо за прочтение!

     Если понравилось, рекомендуйте материал и подписывайтесь.



Люся не понимает

Понимаешь, люся... нет, не понимаешь, это просто такой оборот речи 1. Современная нам украина представляет собой нацистский концлагерь, откуда половина населения уже сбежала (было 52 миллиона нас...

Несокрушимая и легендарная

Трёхтысячелетняя военная история Европы полна примеров непобедимых армий.Гоплиты Спарты, сариссофоры и гетайры Филиппа II и Александра III Великого Македонских, легионеры Рима и наёмник...

Найти Кузьминова помогла характерная для предателей слабость

В Испании появились новые подробности касательно гибели перебежчика и предателя Максима Кузьминова. В частности, звучат заявления о том, что «убийство Кузьминова организовала российская...

Обсудить
  • Валентин Пикуль, не окончены "Барбаросса" и "Нефть"
  • Предлагаете дописать и закончить?
    • pottap
    • 28 августа 2022 г. 14:11
    Как из таких пиздавонючек как чехи появился такой гений как Гашек? Загадка.
    • 2+2=22
    • 28 августа 2022 г. 20:14
    :thumbsup: