Н.Ф."Они хотят меня убить..."

12 776

Аннотация:

7-е место на Фант.Детективе (октябрь 2023 г.)

- Когда именно вы поняли, что хотите его убить?

- Точно не скажу, доктор... Наверное, после того, как мы расстались. Я просто не могла больше этого терпеть...

- Чего именно?

- Того, что... Он будет не со мной, а с другой женщиной.

- И как вы решили осуществить свой план?

- Не знаю... Я не имела понятия... Подмешать ему что-то в кофе... На полном ходу сбить машиной... Нанять стрелка, наконец...

- Понятно. На сегодня наш сеанс окончен. Жду вас через неделю, в такое же время.

Рене Солер метался по офису, громя все, что попадется под руку. Он знал, что в здании сейчас нет никого, кто мог бы его услышать: охранники были внизу, на ресепшене, двадцатью этажами ниже.

На пол со стола полетел новенький ноутбук с кристаллическим процессором; за ним последовали многочисленные бумаги, и даже массивная кофейная кружка.

- Тебе конец, урод! - в ярости выкрикнул Солер. - Теперь тебе точно конец!..

Никто не мог его слышать, но Рене продолжал изрыгать ужасные угрозы и громить офис. Свой офис...

Пододвинув опустевшую рюмку к бармену, Жиль Лафтманн произнес:

- Повторить!

Робот-бармен безропотно зафиксировал рюмку одной из своих лап-манипуляторов, а второй взял с полки бутыль дорогого виски. Третьим и четвертым манипуляторами он уже сбивал в шейкерах коктейли для двух следующих клиентов. Он был почти идеален, этот серебристого цвета бармен: ездил вдоль стойки по скрытым от глаз направляющим, никогда ни капли не проливал и имел прорезь-слот для приема кредитных карт.

Единственное, в чем он уступал бармену-человеку - ему нельзя было излить душу. А Жиль Лафтманн сейчас как раз очень в этом нуждался...

***

Одним холодным апрельским утром 205... года весь Интернет всколыхнула новость о покушении на Оскара Лафтманна, крупного бизнесмена и благотворителя. Его "навороченный" электромобиль "Супер-Тесла" на полном ходу ночью слетел с шоссе и несколько раз перевернулся.

Лишь современная система защиты спасла жизнь незадачливого водителя. Бортовой компьютер подал сигнал тревоги, и спасатели были на месте происшествия уже через несколько минут. Потерявшего сознание Лафтманна эвакуировали на вертолете.

Криминальная полиция (кримпол) очень быстро пришла к выводу, что авария не была случайной: бортовой компьютер был взломан, автопилот принудительно задействован; в результате скорость резко возросла, а тормозная система, наоборот, была заблокирована. Лафтманн просто не справился с управлением.

Кроме того, под днищем машины был обнаружен микропередатчик, с помощью которого, по всей видимости, злоумышленники отслеживали передвижения бизнесмена.

Расследование поручили инспектору Тамаре Шульц из Центрального аппарата криминальной полиции.

- Как он, доктор?

- Все еще без сознания, госпожа инспектор. Я сообщу, если будут изменения.

Тамара еще раз взглянула сквозь толстое стекло на тело, лежащее на медицинской койке в окружении всевозможной "умной" аппаратуры, и пошла к выходу.

В управлении ей сообщили ожидаемое известие: источник вредоносного сигнала, который и стал причиной аварии, установить не удалось. Предположительно, это был какой-то гаджет в радиусе до нескольких километров.

- А что говорит навигатор, куда он ехал?

- Да в том-то и дело, что он его отключил. Ехал, скорее всего, домой: до его виллы от места аварии всего ничего. А вот откуда? По камерам постараемся отследить, - ответил на вопрос Тамары эксперт.

А затем следствие пошло по накатанной: обыск в доме у пострадавшего, расшифровка его разговоров по сотовому, опросы родных, друзей и коллег по работе.

Всю эту рутину Тамар Шульц поручила молодым детективам из своего отдела; сама же сосредоточилась на трех, по её мнению, самых "перспективных" подозреваемых.

- Обязана вас предупредить, что наш разговор записывается. Итак, ваши имя и фамилия?

- Антонелла Свенсон.

- Вы были спутницей жизни Оскара Лафтманна?

- Да.

- Как долго длилась ваша связь?

- Около трех лет. Потом мы расстались.

- Вы продолжали быть в курсе его дел? Встречались с ним?

- Н-нет... Разве только случайно сталкивались у общих знакомых...

Тамара поняла, что ее собеседница лжет и, скорее всего, специально появлялась в тех местах, где бывал Оскар Лафтманн.

- Скажите, Антонелла... У Оскара были недоброжелатели? Те, кто мог желать его гибели?

- Помимо меня?.. - хохотнула девушка.

- Вы хотите сказать, что?..

- Но ведь он меня бросил! Я тяжело переживала это, и даже записалась на сеансы к психоаналитику.

- Вот как? Значит, вы желали смерти вашему бывшему возлюбленному?

Поняв, что сболтнула лишнее, Антонелла пошла на попятный.

- Н-ну, не то, чтобы... Я была на него зла, это точно. Он говорил, что собирается на мне жениться, а в итоге...

- Понимаю. Что же послужило причиной вашего расставания?

- Измена, - пожала плечами Антонелла.

- То есть, он вам изменил?

- Не он мне - я ему.

Тамара с трудом сдержала удивление.

- Вы изменили Оскару, и он вас бросил? А чего вы, собственно, ожидали?..

Антонелла фыркнула.

- В наше время это уже не причина!.. Подумаешь!.. Тем более, я сделала это всего лишь один раз, с его родным братом, после новогодней вечеринки...

- Вы говорите про Жиля Лафтманна, младшего брата Оскара?

- Насколько я знаю, других братьев у Оскара нет. Был еще старший брат, Рауль, но он рано ушел из дому и пропал на какой-то войне в Африке... Очень-очень давно.

Тамара сделала паузу. Улыбка невольно коснулась ее губ.

- Я сказала что-то смешное? - насторожилась Антонелла.

- Да нет, все нормально. Простите. Давайте продолжим... На самом деле, Тамару позабавила мысль о том, что такая беспросветная дура могла организовать технически сложное покушение на жизнь Лафтманна.

- Скажите, вы знакомы с Рене Солером, деловым партнером Оскара?

- Виделись несколько раз. У него были какие-то психологические проблемы, и Оскар, насколько я знаю, попытался вывести его из бизнеса, заплатив неустойку.

Отпустив Антонеллу, Тамара Шульц набрала номер телефона лечащего врача Оскара Лафтманна.

- Я как раз собирался вам звонить, госпожа инспектор. Оскар пришел в себя. Но у него проблемы с памятью. Амнезия в чистом виде. Разумеется, он не помнит ничего об аварии, да и вся его жизнь, похоже, у него "выпала". Такое случается, к сожалению. Он бредил, и все время повторял одно и то же. Пришлось сделать ему укол, сейчас он спит.

- А что он говорил?

- "Они хотят меня убить..."

Внешне Жиль Лафтманн совсем не походил на своего брата. Он был моложе на десять лет и, как подметила Тамара, совсем за собою не следил: был нестрижен, неряшливо одет, а в глазах мелькало что-то, напоминавшее опытному инспектору огонек наркотического дурмана.

- Скажите, Жиль... Вы ведь учились на программиста?

- На разработчика, - поправил Лафтманн-младший.

- Ну, хорошо... Вы могли бы - ну, так, чисто теоретически - дистанционно внести помехи в бортовой компьютер электромобиля: перехватить управление, запустив автопилот, заблокировать руль, тормоза, увеличить скорость?

- Это вы про аварию, в которой пострадал мой брат? У меня и в мыслях не было...

- Я сейчас не про ваши мысли, а про ваши технические навыки, - уточнила Тамара. - Так могли бы или нет?

- Ну... Теоретически?

- Да.

- Теоретически - наверное, мог бы... Но это, опять же, зависит от степени защиты онбордера...*

- Хорошо, давайте оставим пока теорию... Мне стало известно, что у вас была интимная связь с подругой вашего брата Антонеллой Свенсон. Вы подтверждаете это?

Жиль вскочил с места. Но под взглядом Тамары тут же сел обратно.

- Откуда вам это стало известно?..

- Не горячитесь, господин Лафтманн. Идет следствие, и я обязана задавать подобные вопросы. Так это правда или нет?

- Да, - пробормотал Жиль, глядя куда-то в сторону.

- И это случилось?..

- Четыре месяца назад, после новогодней вечеринки.

- Можно немного подробнее?

- Ну... Праздновали у Оскара дома, - неохотно начал Жиль. - Было человек десять... С его работы, и еще какие-то общие друзья... Оскар вдруг почувствовал себя неважно, у него это бывает: давление, диабет... Все быстро разошлись. И Антонелла сказала, что... Что тоже уезжает к себе: у нее есть квартира в престижном районе. Мы вышли из дома вместе, и тут она предложила мне заехать к ней, пропустить еще по стаканчику...

- Понятно. Оскар узнал об этом?

- Да, но... Я ума не приложу, как. Я, естественно, ему не говорил. Сама Антонелла? С какой целью?..

- И больше вы с нею не встречались?

- Нет, ни разу.

- А отношения с братом испортились?

- А вы сами как думаете? Он перестал помогать мне, да и вообще... Изменился.

- Еще вопрос... Кто является наследником вашего брата по завещанию?

Этот главный вопрос, заданный в числе остальных, Тамара готовилась озвучить с самого начала разговора. Она лишь выбирала подходящий момент...

- Я... Не знаю, - растерянно ответил Жиль, пожимая плечами. - Мы с ним никогда этого не обсуждали...

- Допустим. Но если подойти логически... Ваши родители умерли, у Оскара нет детей и нет официальной супруги. Ведь так?

- Послушайте, я... Вообще не в курсе, существует ли это завещание!

- Это мы выясним. А пока... Вспомните, пожалуйста, и как можно подробнее, что вы делали в день покушения на жизнь вашего брата.

Рене Солер оказался крупным, рыжеволосым, небритым парнем с жемчужной сережкой-"гвоздиком" в ухе.

- Вы являетесь младшим партнером в фирме, семьдесят пять

процентов акций которой принадлежат Оскару Лафтманну?

- Да, это так.

- И недавно господин Лафтманн предложил вам продать ему вашу долю, а самому выйти из состава акционеров?

Солер промолчал.

- С чем было связано это его предложение?

- Я обязан отвечать?

- Вы, конечно, можете отказаться сотрудничать со следствием. Но тогда из категории свидетелей рискуете перейти в категорию подозреваемых. Если вы не чувствуете за собою никакой вины, я бы посоветовала вам отвечать на мои вопросы.

Рене вздохнул.

- Не чувствую... Оскар просто... Короче, он узнал, что у меня... Некоторые личные проблемы.

- Вот как? И что это за проблемы?

- Психологического характера.

- Такие, что Оскар захотел вывести вас из дела? - уточнила Тамара.

Солер как-то обиженно засопел.

- Послушайте, я не обязан...

- Конечно, не обязаны. Но вы - сотрудник хайтековской корпорации, и вы обладаете необходимыми навыками для того, чтобы дистанционно вывести из строя бортовой компьютер электромобиля, и если на момент аварии, в которой пострадал господин Лафтманн, у вас нет алиби...

- Можете не продолжать. Алиби есть, охранники видели меня вечером в офисном здании. В том, где располагается фирма Оскара. Авария ведь произошла где-то часа в три ночи, верно? Я был далеко от того шоссе...

- А что вы делали ночью в офисе?

Солер не спешил отвечать. Тамара барабанила пальцами по столу.

- Как вы думаете, намерение Оскара вывести вас из бизнеса - серьезный мотив для покушения на него?

- Но я не..., - Солер обхватил руками голову. - Понимаете, я плохо помню, что именно делал там, в своем офисе. Помню, как входил, как прикладывал пропуск к датчику... А потом... Когда очнулся... Вокруг был беспорядок... Разгром... Похоже, что я...

- Значит, в этом ваша проблема? Неконтролируемые приступы агрессии?

- Ну... В общем, да. Однажды Оскар застал меня на рабочем месте, за тем, как я... Он заставил меня пойти к специалисту, к психологу. Но потом все же решил... От меня избавиться. Сказал, что это неприемлемо, что я опасен для окружающих. Нет, он прав. Но... Мы столько лет были вместе...

- Хорошо, расскажите мне про Оскара. Какой он?

Солер задумался.

- Он... Сам довольно безбашенный. Ну, вы понимаете - дайвинг, прыжки с парашютом, вот это вот всё... Он говорил, что это - в память о старшем брате, который ушел на войну, когда Оскару было двенадцать лет. Оскар помнил его отчаянным храбрецом и хотел во всем на него походить. Но в том, что касается бизнеса, он... Всегда продумывает на десять шагов вперед.

- Ваше алиби мы проверим, господин Рене. Вы не знаете случайно, куда мог ездить Оскар в тот злополучный день? По уличным камерам его авто отследить не удалось.

- Скорее всего, потому, что он включил режим "невидимки", - впервые за время разговора оживился Солер.

- Режим "невидимки"? - повторила Тамара. - Это что-то экспериментальное, верно? И не совсем законное...

- Это одна из наших разработок. Если водитель не желает "светиться" на камерах слежения, он включает особый режим, и эти самые камеры его попросту не видят. На записи авто выглядит как пустое место. Да, и вы правы - это незаконно. За это предусмотрен штраф. Но хозяин корпорации "Лафтманн и Со" - не из тех, кого можно напугать штрафами...

- Понятно. У меня последний вопрос. К какому именно специалисту вы обращались со своей проблемой?

***

Тамара пыталась размышлять, вполуха слушая болтовню своего сына-подростка, который собирался на вечеринку с друзьями.

"Рене Солер и Антонелла Свенсон ходили к одному и тому же психоаналитику. Оскар Лафтманн после аварии потерял память и повторяет в бреду: "Они хотят меня убить...". Жиль Лафтманн - возможно, наследник своего старшего брата, а, следовательно, имеет очень серьезный мотив для покушения..."

-...и тогда эти идиоты предложили мне идти с ними в горы. Да горы - это ж вообще не моё, мам! А когда я отказался...

"Рене и Жиль - высококлассные программисты, каждый из них вполне способен перепрограммировать автопилот и спровоцировать аварию..."

-...А этот идиот Дик предложил мне попробовать - ты не поверишь что - вживить себе "наночип бесстрашия"! Не, ну я понимаю, что он быстро выводится из крови, но...

"Стоп!.."

- Что-что, сынок! Повтори еще раз, что ты сказал?..

- Наночип бесстрашия..., - растерянно произнес Адам Шульц.

- Это что, та дрянь, которой из-под полы торгуют некоторые психоаналитики? Ты в курсе, что это запрещено законом?

- Я... Да, я в курсе, поэтому и не купил...

- Так... Мне нужно знать, кто именно тебе такое предлагал.

- Но, мам...

- Адам, я не только твоя мать. Я еще и инспектор криминальной полиции.

- Вот мы с вами и встретились, доктор Шнайдер, - сказала Тамара, переступая кабинет психоаналитика. - Я знаю, что это ваше ненастоящее имя, но давайте пока буду называть вас именно так.

Сидящий за столом человек оторвал взгляд от экрана лэптопа и посмотрел на посетительницу.

- Вы по записи, госпожа?..

- Госпожа инспектор криминальной полиции, - Тамара продемонстрировала свое удостоверение. - Вы разрешите присесть, доктор?

- Да-да, конечно. Только... Времени у меня не так много: сами понимаете, пациенты ждут... И насчет имени моего... Простите, недопонял.

- По поводу пациентов не волнуйтесь: в приемной никого нет. Мои люди разъяснили им ситуацию, так что времени для разговора у нас с вами достаточно.

- Вот как? И что же за интерес ко мне у... вашего ведомства?

- Я опускаю все, что касается ваших мелких шалостей, вроде продажи подросткам нелегального продукта, называемого "наночип бесстрашия". В самом деле, многим молодым людям хочется выглядеть перед своими ровесниками - и особенно ровесницами! - этакими отчаянными героями. А инъекция наночипа как раз помогает, на время, снять психологические барьеры. Иными словами, пригасить инстинкт самосохранения. Затем наночип естественным образом выводится из организма - и можно жить дальше. Вот только природа ничего не делает зря. И такие эксперименты для людей - смертельно опасны...

- Простите, но я не...

- Дайте мне договорить, доктор Шнайдер. Первые подозрения шевельнулись во мне, когда я допрашивала Антонеллу Свенсон, одну из ваших пациенток. Она ведь говорила вам о том, что хотела бы убить своего бывшего возлюбленного, Оскара Лафтманна? И вот какое совпадение: Лафтманн едва не погибает в автомобильной аварии, спровоцированной хакерской атакой на автопилот. Но Антонелла, в силу своего... интеллекта навряд ли могла бы организовать такое. Зато младший брат Оскара, Жиль Лафтманн, вполне способен был, при желании, перепрограммировать бортовой компьютер. Под подозрение попал и деловой партнер Оскара, некто Рене Солер, которого Лафтманн собирался вывести из дела, мотивируя это тем, что Солер страдает приступами неконтролируемой агрессии. Но вот когда я узнала, что Солер наблюдался у того же специалиста, что и Антонелла Свенсон...

Доктор Шнайдер хрустнул пальцами. Тамара Шульц едва заметно скривилась - она ненавидела эту привычку.

- Дальше мы погружаемся в область предположений. Но предположений не простых, а основанных на фактах и совпадениях. Итак... На сеансах с Антонеллой и Рене вы выясняете, что оба они желают... ну, скажем так, гибели Оскару Лафтманну; девушку наш герой бросил, а с младшим партнером поссорился, потому как этот самый партнер себя не контролирует... Да вы и сами знаете. Антонелла тоже вам выложила всё сама: про свою интрижку с Жилем Лафтманном и про расставание с Оскаром. Кстати, я ничуть не сомневаюсь, что именно вы и были тем человеком, который - анонимно, разумеется - сообщил Оскару об измене Антонеллы. Таким образом, мы имеем трех человек с железным мотивом для убийства. Но вот ведь проблема... По вашему мнению - а вы опытный психолог - никто из них не готов воплотить свои мысли в жизнь. И тогда...

- Постойте! Вы что, хотите обвинить меня в покушении на Оскара Лафтманна?

- Терпение, доктор Шнайдер! Мне осталось досказать не так много... И тогда вы выходите на контакт с Оскаром якобы для того, чтобы предостеречь: двое близких ему людей желают его смерти. Возможно, даже даете ему послушать записи ваших сеансов с Антонеллой и Рене. Оскар в растерянности, он просит у вас совета. И вы даете ему совет: сыграть на опережение. То бишь, сымитировать покушение на самого себя, с тем, чтобы полиция занялась разработкой подозреваемых. Из всех вариантов вы выбираете, как кажется, наиболее безопасный: автоаварию. В самом деле - автомобиль Оскара надежно защищен, процент погибших водителей конкретно для этой модели просто ничтожен, и всё будет указывать на дистанционное воздействие извне на автопилот. Кроме того, Оскар в день аварии включил, по вашей же рекомендации, режим "невидимки" для уличных камер, чтобы полиция не поняла, что он просто нарезал круги по городу, убивая время. Единственное, чего вы не учли - что Оскар после аварии потеряет память. Но даже это вам на руку: теперь он не сумеет обвинить вас в том, что вы его спровоцировали...

- Вы несете абсолютную чушь, - спокойно сказал психолог. - Разве возможно уговорить человека на такое?..

- Конечно. В особенности, учитывая его авантюрный характер. Ну, и если "угостить" его инъекцией наночипа бесстрашия...

Шнйдер коротко хохотнул.

- Вот уж действительно... И для чего это мне понадобилось, госпожа инспектор?

- На гибель Оскара вы, конечно, вряд ли надеялись. А вот выставить его психически неуравновешенным, одержимым манией суицида - при определенном раскладе вполне возможно. В дальнейшем вы бы постарались оформить над ним опеку. А малыш Жиль для вас - и вовсе не соперник: он алкоголик и наркоман, и долго, скорее всего, не протянет. К тому же, старший брат зол на него из-за его связи с Антонеллой...

- Вы продолжаете меня удивлять, госпожа инспектор. Да кто бы мне позволил взять опеку над Оскаром Лафтманном?

- Закон, - сказала Тамара.

Шнейдер потянулся к гаджету мобильной связи.

- Полагаю, мне следует связаться со своим адвокатом.

- Это ваше право. Только не забудьте сказать ему, что кримпол будет настаивать на ДНК-экспертизе, результаты которой будут представлены на суде.

- ДНК-экпертиза? Это еще зачем?

- Чтобы доказать моё предположение о том, что вы - не тот, за кого себя выдаете. Гектор Шнайдер - фальшивая личность. На самом деле вы - Рауль Лафтманн.

Рука хозяина кабинета зависла над гаджетом. Веки сомкнулись; дыхание стало учащенным.

- Вы хорошо себя чувствуете? - осведомилась Тамара.

- Что?.. А-а, да-да... Что ж, вы правы: экспертизу ДНК никак нельзя обмануть. Но в чем вы можете обвинить меня? В покушении на убийство? Нет. Оскар сам активировал программу, которая сбила настройки его автопилота. А после аварии программа удалила сама себя с его компьютера. В доведении до суицида? Опять мимо: я всего лишь посоветовал Оскару привлечь внимание полиции к тем, кто и вправду желал ему гибели. Фальшивая личность? Ну, допустим. Максимум, что мне грозит - условный срок и лишение лицензии психотерапевта. Как-нибудь переживу.

- Вы хотели завладеть активами компании, принадлежащей Оскару, - напомнила Тамара.

- А разве часть из них - не моя по праву? Оскар унаследовал семейный бизнес лишь потому, что я считался пропавшим без вести. Таковым я, собственно, и был... Ранение, плен... И затем долгие годы на чужбине. Я женился. Выучился на психоаналитика. Я давно уже мог вернуться на родину, но... Не хотел. Я просто следил за успехами Оскара издалека. Собирал материалы о его компании. Ну, а потом... Умерла моя любимая супруга. И я вернулся. Купил здесь практику...

- ...И однажды к вам в качестве пациента пожаловала возлюбленная Оскара. А затем - и его деловой партнер.

Шнайдер покивал.

- Я увидел в этом свой шанс... Призрачный, крохотный - но шанс! Когда мы с Оскаром виделись в последний раз, мне было восемнадцать, ему - двенадцать, а малышу Жилю - и вовсе два года. Четверть века прошло... Но когда мы встретились недавно... Мне стоило огромного труда не заключить его в объятия. У меня и в мыслях не было убивать его. Однако я придумал, как получить своё. Если бы не вы...

- Все равно бы у вас ничего не вышло, - убежденно сказала Тамара. - Чем сложнее план, тем больше вероятность того, что что-то пойдет не так.

Они помолчали какое-то время.

- У меня к вам будет просьба, госпожа инспектор, - нарушил паузу Шнайдер. - Перед тем, как... Вы возбудите дело о лишении меня лицензии... Я бы хотел попытаться помочь Оскару... С его проблемой. И этим отчасти загладить свою вину.

***

Когда Тамара и доктор Шнайдер вошли в палату, Оскар Лафтманн полулежал на больничной кровати, держа в руках планшет.

- Здравствуйте, господин Лафтманн, - негромко произнесла Тамара. - Как вы себя чувствуете?

- Сейчас уже ничего... Только... Я ничего не помню. Мне все говорят про какую-то аварию. Но я не... Я даже не помнил, как меня зовут, пока мне не сказали.

Шнайдер выступил вперед.

- Именно поэтому я здесь, господин Лафтманн. Я дипломированный психотерапевт и готов помочь вам. Думаю, вы всё вспомните. Со временем.


  Рыскин Александр

источник

Мы знаем, что они задумали или о наивной западной хитрости

Вы не задумывались для чего Россия опубликовала запись разговора двух немецких военных, обсуждающих удары по нашей стране и возможность отправки войск Германии в зону конфликта?Вариант ...

Началась чистка элит: задержан всем известный олигарх

По всей вероятности, в России в конце концов началась акция по "очистке" элиты, и сегодня олигархи, которые не принимали слова Владимира Путина всерьез, вынуждены серьезно задуматься о ...

Такого МИД Франции не ожидал. Захарова шлёт телеграмму: "Сочувствуем ТЧК Держитесь"

Глава МИД Франции пожаловался, что победа России на Украине приведёт к огромным экономическим издержкам Запада. "Сочувствуем ТЧК Держитесь ТЧК", - ответили в МИД России. В украинском кон...

Обсудить