Ю.Ф.Тахионный преобразователь

7 1485

Я люблю думать о чём-нибудь возвышенном. О действительно интересных вопросах. Как устроено мироздание? Какова природа гравитации? Где и когда затонула Атлантида? Вопрос с Атлантидой, впрочем, решён. Её нашли. В Эгейском море, около острова Крит. Точно такую, как описывал Платон - с каналами, стенами и всем прочим... Троянская война, по последним научным данным, тоже была, хотя и случилась вовсе не из-за какой-то там Елены, а за контроль над проливами. В свете последних событий, очень возможно, что битва за те проливы погубит не только Ахейскую цивилизацию...

Но удивительно другое. Я очень начитан и знаю много разных фактов. А Ленка от меня ушла. Не к красавцу Парису из Трои, что ещё как-нибудь было бы понятно. А к лысому хмырю, заведующему отделом в банке. Ещё один необъяснимый фортель мироздания.

Женская логика - вообще штука почище гравитонов. Не зря же есть теория, что все женщины - инопланетянки. Прилетели из космоса, соблазнили бедных обезьяньих самцов... Передают теперь своим дочкам инопланетные гены. Вертихвостки галактические! И логика у них совершенно неземная. Вот, Ленка, например...

Почему-то была убеждена, что мужчина должен непрерывно работать. Чинить водопроводные краны, прибивать полки и, разумеется, зарабатывать деньги. Ни одно земное существо не ведёт себя таким образом. Любая уважающая себя обезьяна хватает палку только для того, чтобы сбить высоко висящие бананы. Сбила, съела - и на боковую. Или кот - уж всяко земное животное - охотится только когда голоден. А в заветную мисочку ничего не положили. Но где вы видели кота, зарабатывающего деньги? И кто видел кошку, требующую со своего кота норковую шубу? Инопланетянки!

Но, когда Ленка ушла, я стал ощущать, что мне чего-то не хватает. Не стало ежедневного ужина. Пусть и сопровождавшегося дежурным ворчаньем. Не стало ворчания в спальне. И этих вечных обвинений во время секса. Не стало, если уж быть совсем честным, этого самого секса... Взяли нас в оборот эти пришельцы! Пришелицы...

Завод наш снова встал. Июль ещё не отцвёл. И я рванул на дачу. Дел там накопилось... Во-первых, упал забор. Сосед, с той стороны, с которой упал забор, очень любил выпить. А заборы чинить не любил. Так что вся надежда была на меня. То есть, надежды не было никакой... Но приехал Серёга.

Серёга - это мой друг. Не просто друг, а единственный друг, который ездит ко мне на дачу. В те моменты, когда... Когда у него дома начинается "Борьба миров". Его Наташка от него ни разу ещё не уходила. Но, время от времени выгоняет из дома его самого. Стратегия инопланетных чудовищ богата и разнообразна.

Его Наташка - тоже типичная инопланетянка. Со всеми инопланетянскими прибамбасами. Вот и последняя их ссора... Она нашли под кроватью золотую серёжку. Что сделает нормальный, земной человек, найдя золотую серёжку? Обрадуется, и тут же потащит её в ближайший ломбард. Вещь совершенно бесполезная, но за неё ведь можно получить деньги. И купить что-нибудь необходимое в хозяйстве. Например, водку. Именно это мой друг и предлагал. Но внеземное чудовище упёрлось рогом. И требовало объяснить, откуда под кроватью появилась серёжка.

Устав от этих дискуссий, Серёга тоже упёрся рогом. И переехал ко мне на дачу. Спорить с пришельцами (пришелицами) - себе дороже. Гораздо конструктивней - приехать к другу. Помочь ему поставить забор.

Забор мы поставили за два дня. Доски и почти не сгнившие столбы обнаружились в сарае. Под ними открылись весьма перспективные залежи старой "Нивы". Кто и когда её туда привёз - тайна, покрытая мраком. Поскольку к тому времени я прочитал уже всю взятую с собой фантастику, открытию очень обрадовался. Но Серёга...

По всем теориям, гены инопланетянок передаются только их дочерям. Но глядя на Серёгу, я иногда думаю... Короче, этот коллаборационист заметил, что растущая у ограды черёмуха уже почти запуталась в электрических проводах. Даже Ленка, непрерывно требовавшая строительства скамеек, засыпания ям и, не к ночи будь помянуто, прополки грядок, никогда на эту черёмуху внимания не обращала. Но, по понятным причинам, ссориться ещё и с Серёгой я не мог. И ещё один день ушёл на осторожное нагибание дерева и пиление толстенных стволов.

Наконец кончилось и это. Вопрос о прополке даже не обсуждался. Было решено, что жизнеспособные растения и так пробьются.

***

Покончив с делами, мы, как истинно земные существа, предались отдыху. Ходили на карьер - такую специальную лужу для купания. Когда-то, ещё при СССР, местная воинская часть вознамерилась оборудовать для себя пляж. СССР больше нет, воинская часть ничего уже не строит, но песок на берегах кое-где ещё остался, и металлический остов всё ещё торчит посреди водной глади. Доски уже сгнили. Но с остова ныряют. Инопланетянки в купальниках. Смотреть на них интересно. Но я отвлёкся...

Ещё ходили за грибами. Грибы, жареные, с картошкой - что может быть лучше? И читали. Всласть читали, ибо никто не ворчал, и не приставал с прополкой. Серёга - тот ещё оригинал - читал самиздатовскую брошюру "Тахионные вариации действительности". Брошюра была страниц на семьсот и пестрела математическими формулами. Я взялся за найденную "Ниву".

Очень своеобразный журнал. Толстовское "Воскресенье", реклама патентованных таблеток и швейных машинок "Зингер". А ещё Брюсов с очень смелым заявлением: "Но вас, кто меня уничтожит, Встречаю приветственным гимном". Кто из современных политиков, или, хотя бы, современных интеллигентов мог бы заявить такое? Разве что европейские деятели, призывающие принимать всё больше и больше беженцев... Но я опять отвлёкся.

А в этой "Ниве" действительно было всё! Даже фантастический роман некоего Загоскина. Про будущее. Прекрасное! Огромные города! Прозрачные стены. Минимум одежд. Там было ещё что-то и социальное... Я восторгался столь громко, что Серёга отложил свои тахионы, и прочитал несколько строк. Усмехнулся. Сказал: "А вот и проверим..."

Собрать из металлолома и двух старых радиоприёмников нечто, сверкающее разноцветными лампочками и распространяющее вокруг себя радужное сияние - это уже немало. И не буду умалчивать, что детали Серёге подавал я. Как сестра хирургу. Вся слава хирургу, а если бы вместо зажима, она подала ему клистир? Вот то-то и оно...

Сияние, конечно, вызвало любопытство соседей. Но я (именно я, а не Серёга, увязший в своих тахионах) объяснил, что строим мы сторожевую систему, реагирующую на злостных похитителей моркови и клубники. После чего соседи завалили нас металлоломом и всяческими перегоревшими диодами. Работа двинулась вперёд семимильными шагами. Серёга паял, я подавал детали. Лампочки сверкали всё ярче, а сияние накрывало уже всю деревушку.

Машина времени - штука интересная. Проколы мирового континуума, гетеры там всякие... Одалиски из восточных гаремов... Всякий интеллигентный человек просто обязан интересоваться историей. Но ещё интереснее заглянуть в будущее. Стремительные звездолёты, пронзающие пространство. Лунные города и живописные марсианские деревушки... Самое смешное, что мы нашли даже эти "прозрачные стены" из "Нивы". Сразу после полувековой диктатуры суперкркомпьютера ЭЛАС-VII и перед вторжением синих пауков с Урдара.

Это был поистине прекрасный мир. Гордо рвались ввысь хрустальные шпили и башни. По сверкающим улицам бродили прелестные девушки, одетые, по большей части, лишь в бриллиантовые серёжки и сверкающие ожерелья. Хотя попадались и более застенчивые особы, щеголявшие в прозрачных юбчонках и топиках. Мужчины тоже не обременяли себя излишними одеждами, а их мускулы вызвали у меня искреннее восхищение, ибо, глядя на них, я вдруг ощутил себя почти Шварценеггером. Видимо, сила им требовалась только для нажатия кнопок. Если бы Ленка нас сравнила...

Впрочем, до Ленки ли тут было? Открылся целый мир. В глазах рябило от сверкающих драгоценностей и их раскованных хозяек. Разнообразнейшие сцены самой разнообразнейшей любви разворачивались прямо на сверкающих плитах тротуаров. Иногда юноши и девушки, взявшись за руки, просто танцевали на широких площадях. Иногда пели. Песни их были, несомненно, прекрасны, но звук Серёгина машина, к сожалению, не передавала...

Работой занимались немногие. Если, конечно, можно назвать работой созерцание непонятно что показывающих экранов и нажимание кнопок на ещё более непонятных пультах. Еде наши потомки тоже уделяли крайне мало внимания. Изредка кто-то подходил к расставленным тут и там сверкающим автоматам, прикладывал к определённому месту ладонь и получал маленький кубик белого цвета, который тут же и проглатывал. Иногда кубик не выскакивал, а на панели загоралась непонятная красная надпись. Люди, получившие вместо кубика надпись, обычно что-то говорили, иногда - очень эмоционально. Но звука у нас не было.

Интересно было и то, что люди хрустального города, не стеснявшиеся, казалось бы, ничего - туалеты у них тоже были прозрачные - к пищевым автоматам подходили всегда поодиночке, как-то даже смущённо оглядываясь на своих товарищей, и, получив свой кубик, всегда съедали его очень быстро, как бы боясь привлечь к себе излишнее внимание.

"Что ж, - философствовал Серёга, - в каждом обществе должны быть свои табу. Эти вот считают неприличной еду..." Так это было или не так, проверить пока не представлялось возможным. И вообще, кино - это, конечно, здорово... Но хотелось познакомиться с этим миром поближе. Агрегат-то ведь у нас получился неслабый. Занял половину единственной комнатки моего старенького дачного домика. И кроме огромного экрана имел и довольно большую платформу. Для хроноперемещений. Но, как сказал мне Серёга, чтобы переместится в какую-то точку будущего или прошлого, эту точку нужно ЗАФИКСИРОВАТЬ. А чтобы точку ЗАФИКСИРОВАТЬ в ней должен быть хрономаяк. Но откуда ему там взяться? "А кто-то должен его там поставить, - объяснил Серёга".

В общем, по вечерам мы продолжали смотреть кино. А в тот вечер мы ещё и ели жареные грибы с картошкой. Ели прямо со сковородки. Зачем пачкать лишнюю посуду? Быт должен быть построен рационально. Наш "телевизор" сегодня почти всё время показывал одну и ту же хрустальную комнату. Обычно-то картинки менялись как в калейдоскопе. Как будто кто-то водил кинокамерой наугад. Сегодня разнообразия не было. Но это не очень огорчало. Грибы удались. А под водочку шли вообще великолепно.

В той хрустальной комнате был стол. Вернее - пульт. Ибо "стол" этот был весь утыкан кнопками, лампочками, тумблерами... Кое-где даже торчали провода. А за этим столом-пультом сидели... Блондинка и брюнетка! Таких красоток я ещё не видел даже в этом их хрустальном городе. На шее блондинки сверкало великолепное ожерелье, в изящных ушках брюнетки поблескивали маленькие серёжки. Блондинка увлечённо нажимала кнопки и вертела разноцветные ручки. Брюнетка что-то прикручивала отвёрткой. Да, таких трудоголиков в светлом мире будущего мы ещё не видели...

Вдруг блондинка удивлённо вскрикнула и впилась взглядом в дальнюю часть пульта. Я присмотрелся. Какие-то бледные пятна... Какой-то небритый мужик в грязной футболке... Сергей проследил за моим взглядом и вдруг выронил ложку. "Они нас видят!" Нас? Этот небритый мужик... Это, наверное, Серёга. Нет! У второго вообще недельная бородёнка. Серёга - он!

- Хрономаяк! - Серёга лихорадочно крутил ручки. Блондинка с брюнеткой теперь обе впились глазами в свой экран. Я машинально зачерпнул ложкой грибы и отправил себе в рот. На лицах девушек отразилось сильнейшее потрясение.

- Табу! - простонал Сергей.

Да я и сам уже вспомнил. Что я наделал! Но девушки не убежали в ужасе и не грохнулись в обморок. Продолжали смотреть в экран. С некоторым даже восхищением. Я приободрился. Ну да. Их ведь не поймёшь. Скажешь девушке что-нибудь неприличное - получишь или в морду, или такой вот взгляд... Проигнорировав шипение Серёги, я отважно съел ещё одну ложку. Девчонки были в полном восторге и ещё энергичнее стали крутить ручки на своём пульте.

- Черт! - облегчённо выдохнул Серёга, нажимая какие-то тумблеры. - Контакт! Есть контакт! Сейчас ЗАФИКСИРУЕМ!

- Да, - начал я важно, - к женщинам нужен подход...

Что-то сверкнуло. Полыхнуло. Щёлкнуло. Свет погас. Хроноплатформа слабо светилась голубым. И в этом голубом свечении...

И в этом голубом свечении, на платформе, обнявшись, что твои лесбиянки, стояли наши гостьи из будущего. Застенчиво и немного испуганно улыбаясь. Под прозрачными юбками у них были трусики. Тоже прозрачные. Мы были просто парализованы. Блондинка снова улыбнулась и направила на нас какой-то аппарат. Я дёрнулся, пытаясь обнять брюнетку. А может быть и блондинку. Кого получится. И понял, что действительно парализован. Проклятые инопланетянки! Глаза Серёги вылезли из орбит, но всё остальное у него, судя по всему, тоже парализовало.

К счастью, я очень начитан. И сразу понял в чём дело. Это как "брит" у Лема. При первом знакомстве мужчин парализуют. Так принято. Ну, пока не познакомятся... Только вот тот "брит" позволял, по крайней мере, разговаривать. Как же знакомиться, если не можешь даже восторженно мычать?

Девушки продолжали следовать этикету. На нас не смотрели. Впились глазами в сковороду с остатками грибов.

- Муяма!!! - радостно завопила блондинка.

- Муяма!!! - восторженно подтвердила брюнетка.

Они соскочили с платформы, подбежали к столу, схватили ложки. Масло текло у них по подбородкам, капало на прозрачные топики, на... Нет, вы представляете, что значит быть в такой момент парализованным?!

Грибы с картошкой, полбулки хлеба, затвердевшие от долгого хранения пряники - всё исчезло в мгновение ока. Блондинка поднесла к очаровательному носику горлышко водочной бутылки. Скривилась.

- Нин муяма, - сказала она расстроенно.

- Нин муяма... - грустно подтвердила её подруга.

Затем девушки принялись за дело. Увы, не за то, на которое вы подумали... Сначала они погрузили на платформу ведро с довольно мелкой ещё картошкой, накопанной нами накануне. Та же судьба постигла морковь и репу. Выгребли из шкафа гречку, рис, макароны. И всю тушёнку.

- Мулуку, - виновато улыбнулась нам брюнетка.

- Марбадж! - выкрикнула блондинка. Судя по интонации это было очень грязное ругательство.

- Мулуку, - решительно повторила брюнетка.

Блондинка ещё раз грязно выругалась, вздохнула, сняла с шеи сверкающее ожерелье и бросила на наш столик. Брюнетка радостно улыбнулась и, вынув из ушей серёжки, положила их рядом. Потом они вскочили на платформу. Блондинка что-то нажала. Полыхнуло фиолетовым. Платформа, девушки и продукты исчезли.

Минут через пять мы снова обрели способность двигаться. Но двигаться не стали. Сидели и глазели на ожерелье. Шок был потрясающий. Допили полбутылки водки. Без закуски - закусывать было нечем. Высказали некоторые мысли об инопланетянках вообще, и о тех из них, которые путешествуют во времени, в частности. Сунули драгоценности в опустошённый шкаф, прикрыли старыми мешками. Завалились спать.

***

Ранним утром, не было ещё и двенадцати, пробудились. Осознали, что нет ни макарон, ни картошки (которую надо было снова копать), нет моркови и репы. А кроме того, нет больше тушёнки и кончилась водка. Делать нечего, двинулись к станции, около которой был магазин.

В магазине закупили всё. Макароны, гречку, двадцать банок тушёнки, колбасу. Ну и этой, которую инопланетянки, типа, не любят, тоже несколько бутылок. Загрузив всё в рюкзаки, пошли на платформу. Как раз прибыла из города "летающая тарелка". Длинная, вагонов пятнадцать. В ней вполне могли оказаться знакомые соседки-инопланетянки. Мы бы поздоровались, спросили про урожай...

Впрочем, все эти неясные планы, ровно как и воспоминания о будущем (блондинки, брюнетки, юбки прозрачные и всё такое прочее), срочно пришлось прятать в глубины подсознания, ибо из третьего вагона выгрузились Ленка с Наташкой. Тоже с огромными сумками.

Было это довольно неожиданно, но после вчерашних событий удивить нас было уже трудно. Пошли навстречу. Встретились в середине перрона.

- Смотри-ка, нас встречают - обрадовалась Ленка.

- Ты звонила? - сердито спросила Наташка.

Ну, ясно, прибыла с инспекцией. А Ленка на фига притащилась? Неужели... Да нет, не нужна мне эта...

- Не звонила я, - затараторила Ленка.

- А кто, тогда?

- Не звонила она, - подтвердил я. - Она теперь своему лысому банкиру звонит.

На Ленку я, естественно, даже не взглянул. Хватит с меня этой... инопланетянки.

- Банкир оказался подлецом, - сообщила Ленка Сергею. На меня она тоже не смотрела.

- Так как же вы узнали, что мы приедем, - спросила у меня Наташа. Она-то как раз смотрела на меня. Чтобы не смотреть на Сергея, надо полагать... Такая вот "перекрёстная" дипломатия.

- Сердце подсказало, - буркнул я.

- Водка кончилась, - сделала вывод Наташа, бросив взгляд на наши рюкзаки.

- Всё кончилось, - вступил в разговор Сергей.

- Было много гостей? - очень светским тоном поинтересовалась Наташа.

- Да уж... - начал я, получил от Сергея осторожный пинок и не закончил фразу.

- А что сотворил твой банкир? - тут же спросил у Лены Сергей. Понятно, он хотел сменить тему. Но новая тема была очень интересной. - Изменил с операционисткой?

- Ах, если бы...

- Неужели... с операционистом?

- Хуже, хуже...

- Да что такое? - не выдержал уже и я.

- Его банк лишили лицензии!

- Велика беда, у него наверняка...

- Всё конфисковали!

- Ну, так уж и всё?

- Всё-всё! Даже то, что этот гад мне дарил.

- Действительно, подлец, - резюмировал Сергей.

- У меня, - всхлипнула Ленка, - Не осталось никого. И ничего...

Так тебе и надо. Нечего было бросать хорошего мужика. Который тебя любил. Который может быть ещё и сейчас... Нет! Пусть и не надеется!

- Ну что, - сказала МНЕ Наташа, - будем здесь стоять или в гости пригласишь?

Двигались развёрнутым строем: В середине Лена с Наташей. Справа от Наташи - я. Слева от Лены - Сергей. Мы сгибались под тяжестью рюкзаков и прибывших из города сумок. "Перекрёстная" дипломатия продолжалась.

- Чем вы тут занимались? Не скучали? - довольно безразлично поинтересовалась Наташа.

- В основном... э-э-э... Научными изысканиями.

- Ах, как интересно! - воскликнула Ленка со странным энтузиазмом.

- Изысканиями значит, - протянула Наталья. - И что нашли?

- Э-э-э... Прибор ещё не отлажен...

- И что это за прибор?

- Э-э-э...

- Тахионный преобразователь. - быстро пришёл мне на помощь Сергей.

- Тахионный, значит...

- Ах, как интересно! - Ленка бросила на нас восхищённый взгляд. - Ребята, вы такие умные...

Что это с ней? Она наконец оценила... Или это очередная инопланетная хитрость?

Во всяком случае, аппарат, занявший полкомнаты, произвёл сильное впечатление. Ещё более сильное впечатление произвели серёжки и ожерелье, очень скоро обнаруженные бдительной Натальей. Какое-то время женщины заворожённо их рассматривали, забыв про нас. Потом вспомнили.

- И откуда это? - Теперь Наталья смотрела на Серёгу. Очень пристально.

- Ребята... - Ленка тоже теперь смотрела только на меня. Восхищённо. - Это кого ж вы ТАК ублажили...

Разумеется, мы пытались им объяснить. Про тахионный преобразователь. Про мир хрустальных башен. Про журнал "Нива". Но тахионный преобразователь теперь не работал. Сгорел, видать, после вчерашних перегрузок. Мир хрустальных башен (с его голодными обитательницами) сам по себе был темой довольно скользкой и только усилил подозрения. Журнал "Нива" присутствовал. Но ничего не доказывал.

В конце концов Ленка охнула и бросилась распаковывать сумки. Тахионный преобразователь сколько возможно отодвинули к стене. С трудом разместились вокруг стола. На столе красовались пироги, салаты, котлеты, две бутылки вина. Я даже порадовался, грешным делом, что аппарат не работает - повторный визит наших новых подружек был бы сейчас весьма некстати.

Наталья, правда, была холодна как Снежная королева. Зато Ленка - сама нежность. Я понимал, конечно, что всё это - инопланетянские хитрости. Но... Пироги она действительно пекла... инопланетно. И некоторые воспоминания... Ну когда мы ещё были вместе... Они и правда были... как путешествие на другую планету... Эх, никакой нет защиты от этих пришелиц...

А пироги таяли во рту. Вино (и то, что Серёга потихоньку достал из рюкзака) приятно кружило головы. Даже Наталья слегка оттаяла. А Ленка смотрела на меня с таким обожанием, что...

Словом, невероятная наша история подошла к благополучному концу. К "хэппи", так сказать "енду". А серёжки... Дело в том, что Ленка, когда она ещё вращалась в высоких банковских сферах, завела массу полезных деловых знакомств. Косметолог... Стоматолог... Очень хорошая портниха... Ну и, естественно, ювелир. Причём, как утверждала Ленка, относительно честный. И хотя, скорее всего, он не дал нам и половины настоящей цены, сумма была такая, что... Что ожерелье мы решили пока не продавать. А закопали под старым ледником.

Ледник тот наверняка засыпает сейчас первый снег. Хронотрон ржавеет в протекающем сарае. А здесь бархатный сезон. Я наклоняюсь к Ленкиному ушку и нежно шепчу: "Инопланетянка... Моя милая инопланетянка". "Мой первобытный самец, - шепчет она в ответ. - Моя неутомимая горилла..." Серёга с Натальей тоже о чём-то воркуют. Возможно, опять обсуждают происхождение тех серёжек... Любовь, она ведь разные формы принимает.

Я откидываюсь в шезлонге и думаю о возвышенном. О действительно интересных вопросах. Как устроено мироздание? Какова природа гравитации? А может быть, кроме той Атлантиды, которую нашли возле острова Крит, есть ещё и другая? Где-нибудь а Атлантике... Да и с Троянской войной не всё так ясно. Особенно неясна роль, которую сыграли в ней протославянские племена. Вот, например, академик Востоков...

  Белкин Александр

источник

Невоенный анализ-53. Ляляля, ляляля, 23 февраля

Традиционный дисклеймер: Я не военный, не анонимный телеграмщик, тусовки от меня в истерике, не учу Генштаб воевать, генералов не увольняю, в «милитари порно» не снимаюсь, под столом у Пут...

Обсудить
    • mavar
    • 24 ноября 2023 г. 21:45
    :joy: :joy: :thumbsup:
  • :thumbsup::thumbsup::thumbsup: Да... Это вам не "велосипед" из НИИЧАВО. )))
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: