Из серии "Миротворцы". ОЛЬГА СИБГАТУЛЛИНА: "Жить так, как подсказывает сердце!"

0 290

В русском языке есть емкое слово: «счастье», в которое каждый вкладывает какой-то свой набор составляющих. Но, в общем и целом – это чувство полного и высшего удовлетворения.

Наверное, исходя из этого чувства, мы говорим, что нам посчастливилось встретиться с каким-то человеком. Когда собеседник не отнимает, а наполняет твое время, вкладываясь в тебя эмоционально. Именно такую наполненность я ощутила после встречи с Ольгой Сибгатуллиной – практикующим психологом, психосоматологом, экспертом Астраханского Сообщества Социальных инициатив, преподавателем, куратором и супервизором Академии психосоматики «Сомамос».

Так как своим основным профессиональным интересом Ольга считает психоанализ физических заболеваний, наша беседа касалась причины болезней и способов их устранения. Но, в общем и целом, получилась она значительно шире и интересней – как раз потому, что моя собеседница считает любого человека огромной и неповторимой Вселенной. Поэтому абсолютно каждый найдет в этом интервью отзвуки себя самого. Тем и удивительна получившаяся беседа.

ЗАБОЛЕВАНИЕ – НАРУШЕНИЕ ЕДИНСТВА ДУШИ И ТЕЛА

- Ольга, вы уже настолько погружены в предмет психосоматики, что являетесь одним из лучших специалистов Академии Сомамос. А ведь психосоматика, само определение, состоит из двух слов – тело и душа. Уже с точки зрения опытного практика как бы вы определили эту загадочную субстанцию – душа? Как вы видите эту связь души с телом на примере своих пациентов?

- Это свойство нашего ума – разделять. А ведь душа и тело едины. Наш метод – это уход от разделения и осознание целостности, которую мы собой и являем.

- А если посмотреть с точки зрения человека, который никогда не задумывался об этой целостности?

- Что мы из себя представляем? Единство. Мы чувствуем боль телесную. Но однозначно есть ведь и боль душевная. Ее никак не спутаешь с телесными симптомами! Бывает, что душевную боль мы не ощущаем, а видим болезнь. Но за каждой болезнью прячется изначальная душевная боль. Если мы ее по каким-то причинам не хотим видеть, не принимаем – она проявляется болезнью тела. Каждая болезнь тела сопровождается душевной драмой. Если эту драму человек не видит – психосоматика спешит на помощь. Задача психосоматолога - восстановить целостность, которая явно нарушена.

-Каким же загадочным образом это вдруг проявляется в теле? Как появляются заболевания?

- Обычная вещь – мы каждый день сталкиваемся с какими-то темами, людьми, историями – на которые у нас рождается определенный отклик. Возьмем такие концентрированные темы, как смерть или расставание – с чем бы то ни было, будь то человек или прежняя жизнь. Это глобальная история, настоящая перестройка, требующая определенного времени для проживания. А мы живем в спешке.

И что нам остается, как многие поступают? Отодвинуть, убрать, не думать об этом! Мы начинаем расщеплять этот большой кусок нашей жизни и убирать его с глаз долой. Мало того, появляются «успокоители», «доброжелатели», от которых мы слышим что-то вроде: «Ну что ты, уже столько времени прошло, хватит переживать, надо жить дальше!». Они думаю, что настраивают на лучшее. А на самом деле получается, что мы не даем себе возможности нормально пережить, осмыслить, встроить в свою жизнь то, что пришло, то, с чем мы столкнулись.

Возьмем материальное: если в быту образуется мусор, мы же должны его утилизировать, чтобы жить в чистоте. Это – время и усилия. То же самое – переживания. Если мы столкнулись с любым событием – радостным ли, печальным ли – нужно все это «переварить». Даже в свадьбе или рождении ребенка столько всего! Это перестройка жизни! И здорово, если на нее есть время. А если мы ощущаем его недостаток для того, чтобы принять, «переварить» событие - мы заметим сбой в теле. До буквализма может доходить - например, желудок может дать сбой. Или проблемы с ногой могут возникнуть, когда нам трудно куда-то продвинуться в этом мире. Вот как все интересно взаимосвязано! Иногда даже простые вещи мы не видим у себя, потому что они - снаружи. Переживания, слишком трудные, человек убирает. Зато другому человеку, психотерапевту, например, - они видны.

Задача психосоматолога – разговаривая, восстановить цельную картину, которая пока фрагментарна. Болезнь - это фрагмент. А когда мы восстанавливаем всю картину, человек становится целостным. То есть, все темы у него в жизни представлены. И он живет – не фрагментированный в своей болезни, а целостный, здоровый.

ЧТОБЫ НЕ ЗАБЛУДИТЬСЯ, СЛУШАЙТЕ ЧУВСТВА.

- Слово «тема» напомнило мне вашу страничку ВК – у вас постоянно возникают какие-то темы, и они бывают вообще не связаны со здоровьем. Например, взаимодействие с партнером или еще что-то. Как они рождаются в вас и что особенно волнует сейчас?

- Эти темы рождаются от контакта с жизнью, с миром. Стараюсь глубже соприкасаться с чем-то, получается отклик - и что-то рождается. Наверное, если бы я не рождала какие-то мысли, не писала бы статьи, мне пришлось бы рожать детей (смеется).

Сейчас у меня полоса переосмысления в жизни. Нужно понять, куда двигаться дальше. Это и интересно, и мучительно: все равно, что туман за открытой дверью. Понимаешь, что нужно идти, а куда – нет представления. Всматриваешься, задаешь себе кучу вопросов. Хорошо когда знаешь, чего хочешь – тогда сразу все начинает работать. Если провести аналогию с питанием, то еда поступила – и желчь ее начинает переваривать. А я пока на этапе ощущения пустоты: когда и голода еще нет, и не знаешь что не так – то ли пить хочется, то ли поесть, то ли поспать. Сейчас именно такой у меня период: я обдумываю, читаю, смотрю, наблюдаю - чтобы отклик услышать и понять, что нужно дальше делать.

- Эта тема многим отзовется! Часто она «фонит» не только у тех, кто начинает жизнь, но и у довольно зрелых людей. И все же у тех, кто стоит в начале жизненного пути, она занимает большее жизненное пространство. Как же не заблудиться и пойти своим путем, выбрав его из множества открывающихся?

- Однозначно нужно слушать свои чувства. Потому что чувства – это тот отклик, который появляется у нас на размышления. Например, человек выбрал какое-то образование. Нравится ли ему сам предмет? Если не нравится, имеет смысл поискать то, что действительно близко. А именно - то, что каждый день в мыслях крутится, от чего горят глаза.

Любой человек может себя спросить: чем он наполняет каждый свой день? Кто-то любит помогать другим – вектор понятен. Кто-то обожает эстетику в любых ее формах – уже немного другое направление. Кому-то нравится мастерить, кому-то – чинить.

Если родители будут читать это интервью – пусть снаружи понаблюдают за своим ребенком. И тогда они смогут в беседе подсказать ему то, что ему, может быть, не совсем понятно про себя. Например, сказать: смотри, ты из года в год занимаешься вот этим, тебе очень нравится – давай и профессию в этом русле выберем, чтобы она радость приносила! Главное – отвечать себе на вопросы: что важно для меня, чему я хочу посвятить каждый свой день или пару лет хотя бы. Обрисовать вектор своего направления, двигаться по нему - и постоянно слушать свой отклик. Мысли могут завести нас в тупик, а чувства – нет. Радость или отвращение – это же явно. Чувства дают нам понять, верно ли мы идем.

О ПУТИ В ПРОФЕССИЮ

- Ольга, у вас у самой очень интересный путь – по первому образованию вы филолог, учитель русского языка и литературы, некоторое время с детьми, в школе работали. Так почему все же психология? Расскажите о своем пути. Это и будет ярким примером на тему как это – слушать и слышать себя.

- Все по-разному выбирают свой путь. Кто-то сразу его знает. А я - нет. Действовала методом от противного – сужала круги интересов, пока не сузила до того, что мне интересно читать, обдумывать. Что хочет сказать человек через книгу – меня это всегда цепляло. Куда я еще могла пойти, кроме как на факультет филологии?

Во время учебы поняла, что мне очень нравится слово, философия, доставляет удовольствие проникать в смысл того, о чем говорит другой человек. За этой увлеченностью словом я как-то не задумывалась над тем, что в конечном итоге получаю специальность учителя. И когда я поработала некоторое время в школе, поняла, что мне не интересно учительство в его классической форме. Начала задумываться – а что меня увлекает? Заметила: когда на уроках мы встречались с детьми как люди, забыв о ролях «учитель-ученик», то расстаться не могли. То есть, они мне были интересны, я - им. После урока дети облепляли меня со всех сторон, мы вечно о чем-то разговаривали. Так я пришла к выводу, что классическое учительствование - это не мое.

В момент размышлений на тему «Что же тогда мое?», услышала о наборе на курс психолога в нашем университете. Эта тема отозвалась во мне радостью! И когда я соприкоснулась с ней вплотную, сразу почувствовала, что это именно то, что меня интересует: как устроен человек. Как он становится таким, какой он есть сейчас. Почему что-то с ним происходит и как сделать так, чтобы ему было лучше. Чтобы он был эффективнее, счастливее. Этот интерес жив и по сей день.

- «Что хочет сказать человек через книгу?» - редко о таком задумываются, ограничиваясь лишь созерцанием рассказанной истории. Мне кажется, творчество в человеке – особый ваш интерес. Искусство, как выражение человеческой натуры – книги, живопись, музыка. Так?

- Да. Искусство очень наполняет мою душу. Благо, сейчас время великолепных возможностей! Можно онлайн побывать в любом музее мира. Хотя бы немножко соприкоснуться с шедеврами мировой живописи. Или музыка – это же целый мир. Иногда, слушая произведения того или иного композитора, я так сожалею, что не имею возможности спросить его: о чем здесь, что он хотел сказать? Это отдельный язык. Очень интересный, загадочный. Слово мне понятнее. Но довольно быстро с помощью музыки, живописи, архитектуры можно донести настроение, чувства. Когда я была в Италии, меня впечатлила именно архитектура. Не отпускала мысль: как так можно построить здание, чтобы хотелось смотреть и смотреть на него? Душа начинает петь от этой красоты, и так быстро можно привести себя в гармонию одним лишь ее созерцанием.

КОГДА СЛОВО ИСЦЕЛЯЕТ

- А владение словом помогает в вашей профессии?

- Конечно. Ведь наш основной инструмент – как раз слово. Иногда - несказанное. Это тоже важно: придержать свое слово, чтобы дать возможность зазвучать слову другого. У нас есть курс «Исцеляющее слово». Это искусство, которое мы с коллегами стараемся постичь: чтобы наш разговор был не просто сотрясением воздуха, но созиданием. Чтобы слово рождало отклик в душе другого человека и за ним шло исцеление.

- Но ведь это такая тонкая грань – где-то сказать, где-то промолчать. Как вам удается прочувствовать это?

- Есть поговорка: слово – серебро, молчание – золото. Иногда вроде хочется сказать нечто нужное человеку. И в этот же момент я чувствую, что достаточно, в общем, моей мысли и того, что между нами возникло некое взаимопонимание. Молчание терапевта – это великое искусство. Я хотела бы обладать способностью – произнести всего 2-3 слова за сеанс. Но чтобы они были выверенные, точные, максимально полезные.

ПСИХОАНАЛИЗ: ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ЛЮБОВЬ

- Но ведь это все настолько интуитивно! К понятию «интуиция» мы еще вернемся. А сейчас расскажите: откуда выплыла ваша профессиональная любовь к психоаналитической психосоматике?

-Это интересная история: никогда не думала, что психоанализ станет моей любовью. Это направление в современной психотерапии считается сложным, устаревшим. Может быть, что-то в нем и устарело, но жива суть: искусство размышлять. Ведь мы мыслящие существа, и если мы размышляем, то сможем довести мыслительный процесс до конца. И действие будет закономерным следующим шагом.

Обычный бытовой пример: женщине понадобился наряд. И она размышляет: для чего он ей, для выражения какого состояния, мероприятия, настроения. И как только она это понимает, естественный следующий шаг – покупка. То есть, если бы женщина не довела до конца размышление, то не смогла бы сделать эффективное действие.

Если мы не размышляем, действуем бездумно, то часто выполняем ошибочные действия.

Именно в итальянском и аргентинском психоанализе меня привлекла необходимость размышлять над тем, что происходит в жизни. Это помогает даже в тумане какой-то фокус настроить. То, что было мутным, становится четко очерченным, ярким. Это бонусы размышления.

СЛОВО О НАСТАВНИКЕ

- Почему вы остановились в «Сомамосе»? И несколько слов о вашем руководителе – Владимире Малянове.

- Мы встречаемся в жизни с разными людьми. И вдруг c кем-то совпадаем – как будто пазлы сходятся. Одна встреча решает все.

Я обдумывала какой-то свой вопрос, мониторила интернет. Попала на один из уроков Владимира – и у меня возникло впечатление, что слышу нечто близкое: так же думаю, так же вижу мир, и я тоже считаю, что именно так устроен человек и все вокруг него. Меня это заинтересовало, и я пошла дальше.

А в моем учителе привлекла и личная харизма, и гибкость мышления, и способность тестировать идеи, проверять их, двигаться вперед. Неустанно учусь у него, потому что и сама хотела бы так мочь. Но у меня немного другая задача.

Владимир, наверное, всех привлекает своей неутомимостью, активностью. Он открыт для новых идей - это очень важно.

Я немного другая – люблю взвешивать, обдумывать, не спеша принимать решения. Хотя внутри у меня тоже есть это стремление к новому. Но мне нужно с кем-то совпасть, чтобы колесики закрутились. И у меня было впечатление, что я нашла единомышленника в его лице и в лице тех, кто с ним взаимодействует. Очень была рада, как рад любой человек, когда встречает близких по духу людей. Когда не надо долго объяснять, а есть это понимание, созвучие душ и мыслей. Это созвучие дорогого стоит.

Странное выражение пришло на ум – «Бизнес с человеческим лицом». Но оно наиболее точно отражает работу в команде «Сомамос». Мы много вопросов решаем и общаемся как приятели. Я не встречала такого коллектива, но мечтала именно о таком. Счастье - заполучить в этом мире то, что ты хотел.

ПРАКТИКА, КАК ИНТЕРЕС К ЧЕЛОВЕКУ

- Вы совпали, колесики закрутились, прошли обучение, началась практика. С какими заболеваниями к вам люди обращаются чаще всего, и с чем вам самой больше нравится работать?

- Когда человек приходит ко мне – я смотрю на него в целом и мне абсолютно все равно, какое у него заболевание. Это уже после можно сложить какую-то картину статистики - с чем ко мне обращаются. Приходили со щитовидкой несколько людей, а, допустим, с грибками ногтей или выпадением волос - ни разу. Но зато работала с опорно-двигательным аппаратом, женскими заболеваниями, мочеполовой системой.

Но мне интересен человек вообще, и у меня возникает впечатление, что я каждый раз разглядываю какой-то новый узор. Как в калейдоскопе: камушки одни, а покрутишь - узоры разные. Вот так и люди – каждый узор индивидуален. И меня настолько захватывает это!

Наверное, нет такого, с чем я не стала бы работать. Разве что с тем, что требует другой подготовки: психические заболевания, невротические, алкоголизм. Если проблемы печени, например, из-за алкоголизма – это другая специфика, работа с зависимостью. А я работаю с нарушениями в теле через обнаружение драмы души. Если человек хочет понять что с ним – это мой человек. Если он сам себе интересен, то мне - точно интересен.

- А какие качества характера мешают человеку увидеть корень своих проблем, в том числе и корень своих заболеваний? Какими качествами нужно обладать, чтобы иметь шанс это увидеть, исцелиться? Помочь себе и терапевту?

- Между терапевтом и пациентом должен возникнуть контакт. Этот контакт и нужно исследовать. Если есть хотя бы небольшая открытость, стремление заглядывать в себя, способность доверять человеку напротив, то этого, в принципе, достаточно.

Даже если приходит человек закрытый, с поврежденным восприятием, которому трудно доверять другому, но если у него есть хоть маленькое намерение довериться – не все потеряно. Достаточно желания разобраться, заглянуть в те скрытые части сцены своей жизни.

В человеке должно быть желание размышлять, посмотреть туда, от чего раньше отворачивался. Он может не хотеть, не уметь, не мочь, но если есть желание, намерение - мы пройдем этот путь.

Важна искренность - чтобы мы могли обсуждать, что происходит здесь и сейчас. Чтобы я что-то сказала – или наоборот промолчала, и у человека пошел отклик, и чтобы он отважился обсудить этот отклик. Чтобы у нас были каждый раз чуть более доверительные беседы. Контакт меняется - и у человека восприятие меняется.

- А что, такое у вас случалось, когда человек к вам приходит, а сам закрыт? Такая позиция – мол, вы же специалист…

- В начале работы такое было. Потом мне везло с учителями: как раз они учили тому, что люди, которые приходят - не зря выбирают конкретного специалиста. И даже если приходят люди закрытые, саботирующие работу, с претензиями типа «чините меня, лечите меня» - значит это то, что есть в самом терапевте. Значит, он тоже где-то втайне имеет желание саботировать, не открываться, не хочет идти на контакт. На стадии обучения мы исследовали скрытые стороны терапевта – их понимание и притягивает людей, стремящихся осознать себя самого. А люди закрытые, напротив, уже много лет просто обходят меня стороной. Или какую-то часть пути со мной проходят – это тоже нормально. Зато после этого они понимают – что нужно как-то дверцы открыть.

- То есть, каждый человек, который встречается, не случаен, и в жизни есть место теории о том, что то, что неприятно поражает в другом человеке, есть и в тебе?

- Однозначно. Мы не можем видеть в другом то, чего не знаем. Если мы видим в ком-то зависть, гнев, плохие намерения в нашу сторону, это есть и в нас. Нам просто тяжело с этим соприкоснуться. Мы можем увидеть только знакомое. Поэтому здорово, если мы на это обращаем внимание. Сначала неприятно обдумывать и искать след негативных качеств в себе самом, но это очень сокращает путь. Ведь лучше посмотреть злу прямо в глаза и разобраться, чем множить его. Зависть, например. Чему конкретно я завидую? Или – а что меня так бесит? И так как я понимаю значение эмоций, состояние, их смысл, мне довольно легко расшифровать, что мне нужно сделать.

- То есть, нужно всегда наблюдать за собой.

- Да, конечно.

- А могли бы вы рассказать об интересных случаях из своей практики, которые вас чем-то особо поразили?

- Знаете, меня поражают не сами случаи, а тот путь, который мы проходим с человеком.

Бывает такое длительное заболевание, что я даже не имею надежды на его преодоление. И думаю: сделаем то, что можем, в любом случае это лучше, чем было. А в итоге пациент говорит, что у него болела поясница – уже много лет, встать не мог. Ко мне пришел полулежа. А после сеансов напрочь забыл о боли. Для меня это чудо! Хотя я понимаю, как это работает, ежедневно практикую, но для меня все равно это чудо.

Или вот, например, пациентке поставили диагноз женского заболевания с прогнозом возобновления его через год. Такая динамика. Она ждет, попутно проходит терапевтические сеансы. Приходит срок, пациентка сдает анализы в ожидании обострения – а все нормально!

Мы привыкли верить, что только в волшебных сказках с помощью заклинания можно получить желаемое! А вот чтобы в реальной жизни с помощью слова можно сделать так, чтобы человек перестал в своих клеточках какую-то трагедию разыгрывать, и исцелился – это чудо.

А бывают случаи пустяковые, на первый взгляд, когда думаешь, что быстро с ними справишься, но они не поддаются неделю за неделей. Ну что такое ощущение кома в горле – при отсутствии физиологических нарушений? Просто ощущение. Несколько раз я работала с таким феноменом. Гормоны в норме, а ощущение, что задохнуться можно. Уже все способы психоанализа использовали – не поддается и все. И потом оказывается, что человеку просто нужен был длительный контакт, сопровождение - только пройдя некоторое время за руку, он может отсоединиться. Ком в горле - как нечто, что всегда со мной, что я схватил и не отпускаю. Как еда: схватил - и она моя, жую и глотаю. Так и эта жажда теплого длительного контакта с кем-то. Этот контакт мы создаем в терапевтическом процессе, и в конце терапии человек осознает, что ему нужно создавать теплые и близкие отношения снаружи, а не изнутри. То есть, с другим человеком – люди, испытывавшие этот симптом, были одиноки. Для них было легче заиметь ком в горле, чем найти партнера и отношения построить.

- В начале своего рассказа вы упомянули заболевание, которое многих беспокоит. Грибок ногтей. Вот интересно: это тоже психосоматика?

- Да. Скажем так – мы реагируем подобным образом либо на контакт, либо на событие. Понять, на что такая реакция, можно, наблюдая за своим откликом.

Есть отклик в виде тревожности, зажатости, психоза, когда напрочь отрицается событие, которое невозможно никак допустить до сознания (смерть ребенка, например, когда человек полностью уходит в другую реальность, где он жив).

А есть отклик телесный – в виде симптома физического заболевания. То есть, та драма, которую нам нужно реализовать в отношениях, в социуме, никак у нас не удается, и мы ее разыгрываем в теле. Происходит искажение работы органа или ткани. Это и есть соматический ответ на встречу с какой-то темой. Мы не ушли в психоз или невроз, а стали решать этот вопрос внутри того, что нам подвластно: клетки пошли строить. Я же отдаю приказы, я же командир!

Когда мы начинаем разбираться – что такое это заболевание, где оно располагается, какие функции есть у этого органа, мы лучше понимаем, что же мы не можем реализовать в социуме.

С грибком ногтей я разбиралась на собственном примере - наблюдала, как ноготь реагировал на размышления, становился гладким без всяких медикаментов. Смотрите: грибок имеет фантастическую способность переварить все, с чем он соприкасается. Это его суперспособность. И когда человек очень хочет переварить, впитать в себя все, с чем он соприкасается, но не может чисто физически – эта очень сильная жажда чего-то так и проявляется. Конкретно у меня было желание освоить слишком много. Вот и подключились дополнительные ресурсы в теле для попытки «переварить» - через изменение работы клеток на ногте.

То есть, в теле проявляется то, что мы не сумели сделать снаружи. Делать внутри себя – путь легкий, и мы его выбираем неосознанно. А снаружи, вне тела, все сложнее, потому что это всегда контакт с людьми, взаимодействие, непредсказуемость. Со своими клетками - я хозяин. А когда выхожу в мир – там страшнее, острее, отклик не предугадаешь.

- Все так тесно связано – не только клетки нашего тела, но и их связь с внешним миром!

-Да, именно!

ЗДОРОВЫЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ – НЕ ПАНАЦЕЯ ОТ ЗАБОЛЕВАНИЙ

- Ольга, а теперь, когда за плечами столько лет практики, вы можете ответить на вопрос, который ставили перед собой в начале деятельности: почему один болеет одним, другой – другим, и что происходит с человеком, когда он заболевает, хотя вел здоровый образ жизни, а другой пьет-курит – и не болеет? Теперь вы понимаете, в чем дело?

- Да, чуть-чуть больше понимаю. Но каждый раз соприкасаюсь с тем, что вообще ничего не знаю. Человек - это вообще целая Вселенная. В процессе практики разрушились мифы, что здоровый образ жизни – это панацея от заболеваний. Или что если человек употребляет вредности – он непременно заболеет. Часто бывает наоборот: человек ведет здоровый образ жизни, позитивно мыслит, старается, развивается, но заболел. Ведь болезнь - это не наказание, она говорит о том, что мы где-то не смогли столкнуться с правдой о себе и на некой ложной истории пытаемся построить свою жизнь. Но ложная история – это как гнилой фундамент, на нее сложно опереться. И мы при всякой попытке опереться на эти «гнилые доски», падаем.

Вот типичный пример подобной ложной истории. Девочка была первая и единственная у родителей, и вообще не знала, что значит делить их любовь с кем-то. И вдруг рождается еще один ребенок. И у девочки очень много тем возникает: что мама уже не в ее полном распоряжении, что, оказывается, она не единственная, а «одна из».

То есть, мы, соприкасаясь с разными людьми, познаем что-то о планете Земля. Например, что да, я - эксклюзив, таких больше нет, но все же я одна из женщин. Или что любовь материнская – это не любовь мужа - она иная по природе. А нам хочется, чтобы любовь мужчины была такой же, как любовь мамы. И мы не хотим смотреть на реальность, отворачиваемся, отвергаем, начинаем создавать параллельный мир. С правдой тяжело иметь дело – ведь она в том, что есть ограничения, что мы не всесильны. Да, у нас очень много возможностей, однако же мы люди, не Боги.

Мы сложные существа, и возникающие вопросы, с которыми мы отказываемся контактировать, никуда не деваются. Если девочка, у которой родился братик или сестренка, будет делать вид, что она, как и прежде, единственная, то попытка не замечать эту тему может вылиться, например, в ухудшение зрения. Или еще каким-то образом подкорректируется орган, который максимально отвечает ее возможностям и способностям контактировать с этой темой: его функции за ненадобностью выключатся, и потребуется их коррекция.

Болезнь говорит нам о том, что где-то мы себя обманываем. И отдалились от себя до такой степени, что нам приходится какой-то орган корректировать, чтобы не контачить с чем-то для нас неприятным.

А всего-то и нужно, что вернуть эту тему в жизнь и прожить ее. Даже если она тяжелая и непонятная. Это все равно, что восстановить отмороженную руку: сначала тканям будет больно, рука начинает болеть, краснеть. Зато потом все пройдет.

И когда та же девочка понимает, что она - не единственный ребенок у своих родителей, но зато у нее появилась классная роль старшей сестры, она начинает обращать внимание на то – какая она сестра? Кошмар! Никакая! Эта правда о себе сначала ужасает, не хочется туда смотреть. Но постепенно, как в случае с размораживающейся тканью, «кровоток» жизни в этом месте восстанавливается. И работа органа, принявшего на себя удар – тоже. Потому что мы способны это все в отношениях оживить, и ни к чему нам больше «клетки строить».

Поэтому болезнь – это некое отдаление человека от контакта с тем, с чем ему нужно столкнуться. А бывает – наоборот, надо отойти от опасной темы. Как от злой собаки. Есть вещи, от которых надо отойти: от наркотиков, от нарушений режима. Иногда у нас это перепутано: то, что нужно отдалить, с тем, что нужно приблизить. Опытный терапевт может все расставить по местам.

ТВОРЧЕСТВО – ЭТО ТОПЛИВО ДЛЯ РАБОТЫ И ЖИЗНИ

- Я слушаю и думаю о том, что вы сама очень интересная Вселенная. И у вас наверняка много граней. Что вас интересует в этой жизни? На что распространяется ваша увлеченность помимо профессии?

-Очень люблю кино – этот вид искусства мне больше прочих откликается, как способ донести мысль. В последнее время интересуюсь архитектурой. Это что-то особенное - мысль в форме зданий. Всегда интересовало рисование: в юности увлекалась, нравилось портреты рисовать, но потом утратила навык. Но не зря я говорила о том, что нужно обязательно реализовывать свой интерес к чему-то. Вот в живописи я себя меньше всего реализовала. Но не так давно поняла, что мне это очень интересно снова. Но как же трудно бывает повернуться в сторону своего желания! Это же надо куда-то идти, быть новичком. Самое легкое – махнуть рукой: ну его! Но, как психосоматолог, я понимаю, чем чревато подобное игнорирование своей внутренней сути. Важно помнить: если из человека что-то льется - кто-то стихи пишет, кто-то рисует - этому нужно помочь реализоваться.

К тому же, у творчества есть очень полезный побочный эффект: ощущение наполненности, счастья, удовлетворения, удовольствия. Это как топливо, которое заливают в машину: когда делаешь что-то и тебе нравится, ты как будто запасся топливом, которое помогает тебе работать.

Ведь в нашей терапевтической работе очень много рутины и сложных вещей, с которыми приходится соприкасаться. И на все это нужны силы: перерабатывать, обдумывать, сталкиваться с непонятным, мочь это выносить. И когда есть что-то, что греет душу, наполняет - что-то кроме работы, искусство в любой его форме – это прекрасно.

Поэтому в данный момент меня занимает живопись – хочу пойти на мастер-класс по маслу. Мир сейчас просто вываливает на нас ушат предложений, и сам процесс выбора уже интересен. Как с экзотическим фруктом – нюхаешь, трогаешь, лизнешь. Так и тут – важно попробовать, примерить и понять для себя – какое предложение в тебе отзывается радостью.

- Да, в вашей эмоционально сложной профессии просто необходима наполненность. Вы не устаете от чужих болезней, чужих проблем? Где черпаете энергию?

- От самих людей, болезней, историй я не устаю. Иногда просто утомляюсь, как любой человек – от количества контактов и дел. Это просто физическая усталость. Утомляют концентрация внимания, размышления, обдумывание, напряженное заглядывание – а что же это может быть? Что происходит с человеком? Что за драма разыгрывается на сцене его жизни? Как она называется? О чем она? Вот это обдумывание – это очень серьезная мыслительная работа, от которой устаю.

Во-первых, помогает хороший контакт с коллегами: всегда можно найти того, с кем можно обсудить любой вопрос. Я сложно обдумываю в одиночестве – мне лучше работать в контакте с кем-то. И мои коллеги такие же, как я - заинтересованные, мотивированные на поиск.

Во-вторых, энергию дает понимание семьи. Бывает так, что людям приходится преодолевать сопротивление домашних, которые нудят о недостатке внимания. В моей семье никто не ставит мне в упрек, что работа занимает много времени. И мне это очень помогает. Могу запросто обсудить интересующую тему с мужем, подругами - и меня поймут, не посчитают это «высокими материями». У меня окружение очень понимающее.

Третий источник энергии – многогранность самой жизни. Я очень увлекающаяся натура, и раньше страдала излишней концентрацией на предмете интереса. То есть, если я консультировала – то и книги читала исключительно по теме, и думала об этом постоянно. Но так нельзя. Нужно переключаться. Какое-то время назад я это поняла. И в моей жизни снова стали появляться художественные книги, а раньше были только профессиональные. Появился итальянский язык, итальянская культура - я ее изучаю. Живопись, музыка - с каждым годом в моей жизни возникает новый штрих.

ОБ ИНТУИЦИИ

- В начале интервью я сделала заметку на сказанном вами слове «интуиция». Ведь это один из эпитетов, которым вы себя охарактеризовали – интуитивная. Что это, по-вашему - интуиция? Как вы ее ощущаете?

- У меня даже есть некоторые словечки (коллеги знают), когда я описываю что-то интуитивное. «Внутренний радар», например (улыбается).

Вот контакт между людьми не потрогаешь, это ведь интуитивно – его можно только почувствовать. Например, то, как я чувствую себя с вами – отличается от того, как я себя чувствую с другим человеком. Что-то появляется на моем внутреннем радаре, какая-то точка. Если нет контакта – радар «молчит». Или, например, во время разговора что-то запищало на моем внутреннем «радаре». Мы могли подойти к какой-то теме, которой вообще не касались, возможно, из-за недостаточного уровня доверия. Но я потом могу обдумать это. И когда мы с человеком встретимся в следующий раз – уже могу вспомнить, какая тема была рядом, но не стала возможной. Однако на «радаре» тема возникла - значит, контакт состоялся.

Интуиция – это следование себе. Когда не можешь объяснить логически, почему нужно поступить так, а не иначе. Нужно доверять себе и ощущениям со всего тела. Если ощущения перед предстоящим шагом волнительно-приятные, все внутри расцветает - нужно двигаться вперед. А если что-то внутри тебя восстает - хотя вроде бы логичней было бы сделать этот шаг – стоит прислушаться к этому внутреннему протесту.

На уровне интуиции каждый человек способен понять, что ему нужно делать. Этот отклик есть у каждого, просто не у всех есть практика. И один из важнейших эффектов психосоматической терапии – это когда человек в работе с терапевтом находит себя. И я здесь только помощник - чтобы он свою цельность обрел, нашел вот эту правду, которую сам когда-то отщепил.

Самый классный эффект от терапии - это когда человек снова становится способным слышать и чувствовать себя. А значит - поступать так, как нужно именно ему – несмотря на мнение окружающих.

Никто не идет в терапию за этим эффектом. Но именно его человек получает во время путешествия к себе. Он начинает жить так, как ему надо. Потому что, наконец, слышит себя. Задает себе вопрос - слышит ответ и начинает действовать.

- Если человек начинает слышать себя, наверное, имеют место такие случаи, когда приходят в терапию с одной проблемой, а решается совсем другая.

- Это в ста случаях из ста. Никогда не решается только тот вопрос, с которым человек пришел. То, с чем он пришел – это всего лишь то, что он может озвучить. То есть, то, что максимально безопасно для него. А обсуждение вопроса, который на самом деле болит, позже становится возможным.

НЕ БОЛЕТЬ – ЗНАЧИТ ВОЗВРАЩАТЬСЯ К СЕБЕ

-Ольга как жить в этом мире, чтобы радоваться жизни и не болеть?

- Нужно просто ЖИТЬ. И иметь дело со всем, что встречается. Встретился с бедой – проживать ее. Встретился со счастьем – проживать его. Делиться с людьми и болью, и радостью. Потому что мы существа, выросшие из отношений. Каждый в своем объеме заботу о себе проявляет. Но когда внимание к себе есть – значит, автоматически будет внимание и к другому человеку.

Не болеть, наверное, невозможно, потому что мы так устроены. Мы рождаемся и умираем. Но можно быстро поправиться, подумав над тем, где ошибся. Не болеть – это значит возвращаться к себе настоящему.

- Ольга, что бы вы пожелали тем, кто увидит это интервью?

- Вот и пожелаю: ЖИТЬ. Отважно смотреть в глаза тому, с чем приходится соприкасаться. Жить так, как вы чувствуете, так как подсказывает сердце, интуиция, все существо. 

Я пожелаю обращать внимание не на желания, а именно на свои чувства. Если вы с чем-то и с кем-то взаимодействуете и чувствуете, что это хорошо – даже если это трудно, но радостно, даже если тяжело – это ваш путь. Делайте это. Легко и не должно быть. Мы не одноклеточные.

Хочу пожелать жить человеческую жизнь: сложную, интересную, насыщенную. И если нужна помощь – заблудились в мышлении, страдаете заболеванием и не понимаете, что ж такое с вами происходит - найдите себе помощника, позаботьтесь о себе. 

***

 P.S. Автор с благодарностью рассмотрит все предложения о публикации материала в периодической печати и интернет-изданиях.

Дали!

Дали! Дали! Я смотрю, пока мы с товарищем Кармановым отмечали его очередной прилёт в нерезиновую, в комменты под никак не связанные с этим темы набежали «ниразунеботы» с криками &la...

Башни Кремля и секретная касса, без регистрации и СМС

Дуракам интернет вреден. Они от него тупеют. Дураки для интернета вредны. Он от них тупеет. Двойной парадокс Роджерса, сформулирован в 2003 году Какие вам ещё нужны пруфы?!!11адинадин Объя...