Байден всё. Детали в Телеграм Конта

Случай в супермаркете

2 1056

Николай Васильевич Сбитнев стоял в очереди к кассе супермаркета «Паттэрссон» Время было без четверти десять вечера. Касс было десять, но как водится, в это время работала одна. Сбитнев стоял метрах в десяти от кассы. Как назло, у всех стоящих впереди, были полные корзины. «Это надолго», подумал Николай Васильевич и огорчился. Дело в том, что через 10 минут по телевизору начиналась очередная серия ментовского боевика. Сбитнев смотрел его сначала, пропускать не хотелось.

Не сказать, что он так уж любил сериалы, тем более — боевики. Но он был учитель математики и с самой первой серии стал считать трупы ментов и злодеев (правда, отличить одних от других порой бывало нелегко).

Даже тетрадку завел — трупы нарастающим итогом. Оказалось очень увлекательное занятие. К тому же, квалификацию математика оттачивал.

Прошло десять минут, а Сбитнев продвинулся всего на 1.5 м. Терпение еще было и он, убивая время, стал восстанавливать в памяти количество трупов, начиная с первой серии. И прочие натуралистические подробности. Прошло еще десять минут. Продвижение всего на один метр. Осталось 7.5 просчитал опытный математик и ещё раз расстроился. Он подошел к охраннику и очень вежливо попросил пригласить администратора.

«Её нет»

«А кто есть?», спросил Сбитнев.

«Мы есть. И еще кассирша»

«Кто это мы?», не понял Николай Васильевич

«Мы — это охрана. Не нарушайте порядка, гражданин, а то мы вас скрутим и выведем из магазина. Будете качать права на улице»

«А это порядок?», показал Сбитнев на очередь, которая с интересом стала прислушиваться к спору. «А это потому, что мало плотят (так и сказал — плотят, чем еще больше взвинтил Николая Васильевича). Текучка, некому работать», флегматично

закончил охранник.

«А тебе сколько плотят», передразнил Сбитнев охранника, «Чтобы ты стоял тут и хамил покупателю?»

Охранник немедленно что-то сказал в мобильник, вроде «Тревога»

Из служебного помещения выскочили еще трое, окружили Николая Васильевича, заломили ему руки и увели из зала в служебное помещение.

Там его заставили вывернуть карманы. В них оказалось: несколько жевательных резинок, пара батончиков «Сникерс», пачка сигарет, кое-что по мелочи, паспорт , случайно оказавшийся при нём, и пистон презерватива. «А это откуда?», спросил старший охранник, указывая на изделие №2.

«Это он у меня спёр, пока мы его тащили», сказал один из охранников.

«Опасный тип. Наверное, хотел кого-то изнасиловать»

К вынутому из карманов старший присовокупил и содержимое корзины Сбитнева.

«Ну и как это понимать? ТАщите потихоньку, что плохо лежит, гражданин Сбитнев? А еще о порядке радеете»

Николай Васильевич опешил. Да так, что слова не мог выговорить, словно язык проглотил. Установилась гнетущая тишина. Наконец он пришел в себя:

«Это вы сами мне подбросили!» Сбитнев огорчился и возмутился до такой степени, что сбился со счета трупов в сериале, который вел уже автоматически, и безнадежно махнул рукой.

«Ну конечно, так все говорят. А вот мы сейчас вызовем милицию, пускай составляют прОтокол. И будете вы, по совокупности, осУжденный, Николай Васильевич Сбитнев. Остальные загоготали, поддерживая своего «остроумного» начальника. Сбитнев вскипел. Как представитель бывшего самого читающего народа планеты Земля. От слов «прОтокол и осУжденный у него чуть не пошла кровь из ушей.

«Сто восемьдесят», вдруг сказал он.

«Что сто восемьдесят?», не понял охранник?

«Сто восемьдесят трупов в шести сериях. А ты будешь сто восемьдесят первым» С этими словами Сбитнев отработанным ударом в лицо свалил старшего охранника под стол. И не глядя, знал, что тот полежит пока…

Заднего он резко ударил каблуком в промежность. По опыту знал, что тот сейчас морщится от боли, выкатывает глаза, ловит открытым ртом воздух,

И прыгает с одной ноги на другую, держась за свое «хозяйство» обеими руками. С разворота, левой рукой положил и его, прекратив мучения на время потери сознания. Двое других, оценив обстановку, закрылись в громадном, советских времен, промышленном холодильнике, инстинктивно побросав на пол свои мобильники.

…Навыки рукопашного боя Сбитнев приобрёл у дяди Толи, местного авторитета.

Тот в свое время готовил племянника в бригадиры на одно из перспективных направлений своего дела — сбор налога с оборота хозяйствующих субъектов — предпринимателей мелкой и средней руки. Но племянник оказался с математическими способностями и стал проявлять нежелательный интерес к цифрам месячного оборота дядиного бизнеса. Дядя Толя быстренько затолкал его в гражданский ВУЗ. «Пусть, считает обороты экономики лохов, а здесь ЛЮДИ работают» — примерно так сказал он тогда. После этого связи Сбитнева с дядей ослабли, а когда дядя стал официальным авторитетом — депутатом Законодательного собрания (опять же по налогам), то и вовсе прекратились.

Важному политику стало не до простого учителя, пусть и родственника…

…«Охолонитесь, ребята. Я не буду вас бить», сказал Николай.. Он был очень добрый и безобидный человек.

Забрав со стола то, что было в корзинке и паспорт, он ушел в торговый зал.

А там и очередь подошла. Николай Васильевич расплатился за товар и пошел домой досчитывать трупы, тут же забыв о незначительном происшествии.

Жизнь такая…

На другой день, когда он пришел в магазин за лапшой, его вежливо проводили к начальнику охраны.

«Александр Поддверный», представился широкоплечий приземистый человек с ушами бывшего борца.

«Николай Сбитнев», независимо ответил учитель и пожал протянутую руку.

Без лишних предисловий Поддверный предложил Николаю работу старшего охранника с месячным окладом, в 10 раз превышающем его зарплату учителя.

«И это учитывая то, что вы будете работать во вторую смену. Так что обучению детишек не помешает», поощрительно улыбнулся он. «Кстати, у нас и премии плотют» После последнего слова Сбитнев поморщился, но сдержался. Что поделаешь, такой язык, надо привыкать.

Начальник охраны, конечно, был уже осведомлён, чьим племянником является Николай Васильевич, но пока эту тему не поднимал.

«Да, кстати, подучите моих охламонов. А то ничего не умеют, кроме как продавщиц трахать в подсобке в технический перерыв. С кем работаю…»,

вздохнул он и неожиданно развеселился. «А здорово вы моему бывшему старшему… У него верхняя половина лица что у любителя дайвинга. А второй ходит как утка, переваливаясь с ноги на ногу и глаза навыкат до сих пор» И Поддверныйный как-то по— хорошему посмеялся. Он тоже был добрейшей души человек.

«Ну как, по рукам?»

«В принципе я ничего не теряю», солидно ответил Николай Васильевич.

На том и сошлись, выпив для закрепления договора по рюмке «Хеннесси» — Поддверный угостил. «Клоповник», подумал Сбитнев, выходя из супермаркета.

«Наше паленая водка лучше»

Новая работа понравилась Николаю. Как математику, в первую очередь. Теперь он считал не виртуальные трупы по причине занятости, а вполне реальных воришек. Их оказалось гораздо больше, чем виртуальных убиенных, созданных болезненным воображением сценаристов. Жизнь богаче любого вымысла.

Через месяц Сбитнев уволился из школы. Впереди маячила должность начальника охраны сети «Паттерсон» с месячным окладом в 10 раз превышающем годовой заработок учителя. А это уже был серьезный карьерный рост. Жизнь продолжалась. И кажется, она удалась. Так что если у вас есть задатки свалить человека одним ударом на пол, заходите после 10 вечера в супермаркет. Неважно какой — «Паттерсон», «Холидей», или «Мегас»

Можно получить хорошую работу.

Без услуг кадрового агенства.

А уважаемый дядя Толя здесь не при чём.

Век воли не видать!

Аресты чиновников продолжаются. Коррупционеры пачками переезжают в тюрьмы
  • pretty
  • Сегодня 05:57
  • В топе

ГЕОПОЛИТИКА ЦИВИЛИЗАЦИЙ Здравствуй, дорогая Русская Цивилизация. Чем дольше идёт SVO, тем выше необходимость системы к самоочищению. Вещь весьма очевидная и безотлагательная. Вот см...

Обсудить