Нововведение в редакторе. Вставка постов из Telegram

Жестокие игры в АТР

1 228

Рост напряженности и военных приготовлений США и их союзников в Азиатско-Тихоокеанском регионе вынуждают их потенциальных противников на ответные меры

Выступая 8 февраля в Пхеньяне на торжественном заседании по случаю 76 годовщины создания Корейской народной армии, лидер КНДР заявил, что в случае нападения со стороны Южной Кореи или иных действий, угрожающих безопасности страны, северокорейская армия «покончит с врагом» и «изменит историю». Тем самым он намекнул, что полумер не будет, и нападение на КНДР с юга приведет к объединению по силовому варианту на условиях Пхеньяна.

«Определение южнокорейских марионеток как наиболее вредоносного и неизменно главного врага нашей страны и принятие решения об оккупации их территории в случае возникновения чрезвычайной ситуации в качестве национальной политики являются разумной мерой для вечной безопасности нашей страны, мира и стабильности в будущем», — таковы были слова Ким Чен Ына.

Это заявление еще раз подтвердило резкое изменение политики Пхеньяна, которое обозначилось в прошлом году: отказ от диалога с Республикой Корея, сворачивание всех программ взаимных обменов. Главное здесь — определение Южной Кореи как главного врага, за которым стоят США, стремящиеся уничтожить КНДР.

Как мы помним, в прошлом году Ким Чен Ын заявил, что Трудовая партия Кореи больше не считает возможным мирное объединение Корейского полуострова. Он также говорил, что КНДР и Южная Корея стали друг для друга враждебными государствами. В январе Ким Чен Ын предложил конституционно закрепить за Южной Кореей статус главного врага и призвал отказаться от термина «соотечественники» для жителей Южной Кореи.

Выступая перед депутатами Высшего народного собрания, которым была поставлена задача внесения в конституцию страны положения о главном противнике, Ким Чен Ын подчеркнул:

«В случае войны на Корейском полуострове важно учитывать вопрос о полной оккупации, подавлении, возвращении Республики Корея и подчинении ее территории».

Все это говорит о принципиальном изменении позиции Пхеньяна. Если раньше череда воинственных заявлений и демонстративных действий со стороны Пхеньяна перемежались с периодами ослабления напряженности и расширением переговорного процесса, то сейчас все свидетельствует о том, что резкое ужесточение политики КНДР — всерьез и надолго. Судя по всему, в Пхеньяне окончательно разуверились в договороспособности их партнеров-оппонентов и в Сеуле, и в Вашингтоне.

Помимо провала американо-северокорейского диалога, не последнюю роль здесь, думается, сыграл украинский кризис и все, что ему предшествовало. Не случайно именно КНДР изначально, в том числе в ООН и на других международных площадках, однозначно поддержала Россию. Пхеньян голосовал против всех антироссийских резолюций, нередко оставаясь единственным сторонником России. КНДР, как никакая другая страна в мире, понимает Россию, которая до последнего пыталась решить проблемы безопасности путем диалога и не была услышана. Будучи не раз обманутым Вашингтоном, Пхеньян очень хорошо осознает побудительные мотивы Москвы, начавшей СВО. В треугольнике КНДР-РК-США может быть много общего с тем, что произошло и происходит на Украине. Ведь по обеим сторонам 38-й параллели живут единокровные корейцы, судьбами которых пытаются управлять из-за океана. Западные аналитики признают, что ситуация на Корейском полуострове ныне опаснее, чем когда-либо с начала июня 1950 года.

Но изменение политики Пхеньяна, который теперь не стесняется не только в словах, но и в действиях, в том числе военных (испытания нового оружия, резкие ответы на провокации со стороны США и РК), в определенной мере меняет расклад сил в Дальневосточном регионе. В случае обострения ситуации КНДР теперь не будет колебаться, в связи с чем Россия обретает здесь естественного союзника, в том числе и военного. А с учетом того, что армия КНДР входит в десятку самых многочисленных и боеспособных, это немаловажно.

Мы до сих пор не знаем, каких секретных договоренностей достигли лидеры двух стран во время визита Ким Чен Ына в Россию в конце прошлого года. Но думается, что в генеральных штабах двух стран уже вносятся коррективы в военное планирование, которые отражают новую ситуацию в связи с переходом КНДР к открытой конфронтации с РК и США. Наверное, России не стоит брать на себя обязательств по защите КНДР от нападения со стороны США, однако некие договоренности на случай реализации угроз в отношении РФ и КНДР, как представляется, все же будут достигнуты. Тем более, что США не стесняются в своих военных приготовлениях в регионе, в частности, устанавливая элементы противоракетной системы «Иджис» и соответствующее ракетное вооружение. Остается открытым вопрос о наличии у военного контингента США на юге Кореи ядерного оружия.

Владимир Путин и Ким Чен Ын перед посещением космодрома Восточный, сентябрь 2023 года

Эти действия РФ и КНДР также можно воспринимать как реакцию на усиление военного альянса США и Японии, а также планируемого создания «филиала» НАТО в регионе со штаб-квартирой в Токио. Укрепление взаимодействия с КНДР — это и логичный ответ на военную политику Японии, которая постепенно отказывается от статей конституции, ограничивающих развитие собственных вооруженных сил и фактически перешла к ускоренной милитаризации. На создание вооружения для ракетных контрударов (прежде всего по КНДР) планируется в ближайшие 5 лет потратить $37 млрд (в 25 раз больше, чем за предыдущее пятилетие), еще $22 млрд — на строительство объединенной системы ПВО и ПРО. За последние 10 лет Япония увеличила число совместных военных учений с США в 4 раза.

Военные приготовления США и их союзников в Азиатско-Тихоокеанском регионе крайне беспокоят Китай и не могут остаться без реакции с его стороны. Китай наращивает военный бюджет, который в прошлом году превысил $224 млрд. Однако официальная цифра не полностью отражает военные усилия Пекина, поскольку ассигнования могут идти по другим статьям бюджета, а также используется так называемое частно-государственное партнерство. Немалая часть этих средств расходуется на строительство современного военно-морского флота. Уже сейчас по числу кораблей ВМФ КНР — первый в мире. В его задачи входит постепенное вытеснение ВМФ США из акватории Южно-Китайского моря и строительство опорных баз на спорных островах, которые Китай считает своими. Западные аналитики также обращают внимание на резкий рост числа ядерных боеголовок у КНР, которое достигло 400, увеличившись за последние несколько лет вдвое.

Это в свою очередь беспокоит Токио. В обнародованной в конце декабря новой Стратегии национальной безопасности Японии говорится, что действия Китая являются «самым большим стратегическим вызовом» с точки зрения региональной и глобальной безопасности.

Также в Стратегии отмечается, что КНДР стала представлять для Токио еще большую угрозу, чем раньше.

«Северная Корея придерживается курса на укрепление своих ядерных сил как качественно, так и количественно, с максимальной скоростью. Если учесть еще и быстрое развитие соответствующих ракетных технологий, то военные действия Северной Кореи становятся еще более серьезной угрозой безопасности нашей страны, чем раньше», — говорится в документе.

Также в нем обращено особое внимание на усиление ракетной угрозы со стороны КНДР. В частности, Пхеньян в последние годы запускал ракеты с различных платформ, включая мобильные пусковые установки и поезда. Кроме того, были осуществлены запуски баллистических ракет с подводных лодок и межконтинентальных баллистических ракет, способных достичь основной территории США. В 2022 году КНДР совершила рекордное количество ракетных пусков. В частности, в ноябре КНДР испытала межконтинентальную баллистическую ракету «Хвасон-17», которая, по данным японского Минобороны, при запуске по обычной траектории может пролететь более 15 тыс. км и достичь континентальной части США. На эти угрозы Япония, как считают в Токио, должна дать адекватный ответ.

С другой стороны, усиление военной активности США и их союзников в регионе естественным образом толкает Китай к более тесному военному сотрудничеству с Россией. Внешне это выражается в значительном увеличении числа совместных морских военных учений, совместном патрулировании региона стратегической авиацией. Много сил и внимания Китай уделяет созданию мощной системы борьбы с авианосными группами США, которая бы сделала невозможным их применение в непосредственной близости от КНР.

В довершении можно предположить возникновение в перспективе военного альянса КНР-РФ-КНДР, от чего наши страны пока воздерживаются, пытаясь не провоцировать соперника и не добавлять конфликтности в и без того взрывоопасную обстановку в АТР. Пока что рано говорить о том, что по степени напряженности этот регион отберет пальму первенства у Европы, где хозяйничает НАТО. Тем не менее, США и их союзники делают немало, чтобы создать здесь дополнительные угрозы как для Китая, так и для России. На которые, естественно, надо отвечать.


Автор: Михаил Морозов

Подписывайтесь на наш Telegram-канал, чтобы не пропустить новые прогнозы от экспертов GEOFOR

Другие аналитические материалы читайте на сайте GEOFOR | Центр геополитических прогнозов

Израиль против всех, все против Израиля

Первый зампостпреда РФ при ООН Дмитрий Полянский отчитался в телеграм-канале: «Совет Безопасности ООН проголосовал по членству Палестины в ООН: 12 — за; 2 — воздержались (Велико...

Обсудить
  • У пиндосов и так штаны уже трещат от поддержки хохлов в европпе, жидов на ближнем и своих узкоглазых союзников на дальнем востоке, чё их бояться провоцировать, то?