Александр Ширвиндт: СТАРОСТЬ СРЕДНЕЙ ТЯЖЕСТИ И КАК С НЕЙ БОРОТЬСЯ?

2 1987

К старости вообще половые и национальные признаки как-то рассасываются…

Я глубоко пьющий и активно матерящийся русский интеллигент с еврейским паспортом и полунемецкими корнями.

Матерюсь профессионально и обаятельно, пью профессионально и этнически точно, с женщинами умозрительно возбужден, с коллегами вяло соревновательно тщеславен. Но умиротворения нет…

Времени, отпущенного на жизнь, оказалось мало.

Смерти я не боюсь… Боюсь выглядеть старым. Боюсь умирания постепенного, когда придется хвататься за что-то и за кого-то… Я красивый старик, боящийся стать беспомощным. В общем, диагноз – «старость средней тяжести».

В нашем возрасте (от 75-ти и выше) ничего нельзя менять и ничего нельзя бросать. Я столько раз бросал курить, но ни к чему хорошему это не привело. Возвращался обратно к этому пороку, пока сын, которого я очень слушаюсь и боюсь, не сказал: «Всё, хватит».

А потом меня навели на замечательного академика, предупредив, что он никого не принимает, но меня откуда-то знает и готов побеседовать.

Я собрал полное собрание сочинений анализов мочи и поехал куда-то в конец шоссе Энтузиастов.

Особняк, тишина, ходят милые кривоногие дамы в пластмассовых халатах. Ковры, огромный кабинет. По стенам благодарственные грамоты от Наполеона, от Петра I, от Навуходоносора…

И сидит академик в золотых очках. – Сколько вам лет? – говорит. – Да вот, – говорю, – четыреста будет. – Мы, значит, ровесники, я младше вас на год.

Когда он увидел мою папку анализов, взмахнул руками: «Умоляю, уберите». Мне это уже понравилось. Заглядывать в досье не стал.

«А что у вас?»

Я говорю: – Во-первых, коленки болят утром.

– А у меня, наоборот, вечером.

Что еще? – Одышка.

– Ну это нормально.

– Я стал быстро уставать. – Правильно. Я тоже. В нашем возрасте так и должно быть.

И я успокоился. Раз уж академик медицины чувствует себя так же, как и я, то о чем тогда говорить?

На прощание я сказал, что бросил курить. Он посмотрел на меня через золотые очки:

– Дорогой мой, зачем? В нашем возрасте ничего нельзя менять и ничего нельзя бросать. Доживаем как есть. Я поцеловал его в грамоты и ушел. Гений! А если бы он стал читать мою мочу…

Большинство российских путешественников рассчитывают на открытие границ в 2021 году

Большинство российских туристов рассчитывают на то, что границы будут открыты уже в 2021 году. Опрос провел сервис «Яндекс. Путешествия».Как сообщает ТАСС, в опросе приняли участие боле...

Немецкие участники «Северного потока-2» испугались санкций США

Американская элита продолжает оказывать давление на участников проекта «Северный поток-2». Вашингтон вводит и во тоже время подготавливает новые пакеты санкций, пытаясь отбить всякое же...

Как бы ни пытался Запад вытащить Навального из кутузки, ничего не выходит

Навальный, отлетевший на зону за невыполение условий испытательного срока по делу «Ив Роше», отчаянно не хочет сидеть. Поэтому для его вызволения в ход идут самые крайние меры, включая давление на Рос...

Обсудить
  • :yum:
  • *Джыдай* в золотых очках снова профессионально развёл лицедействующего курящего *джыдая*. Причом развёл *по блату*. Как у них в ихней *околосинагоге* принято. Они своих разводят точно также, как и *лохов*. Оба эти *джыдая* - типичные соцыальные паразиты. Но не твари. Соцыальные твари, по им Уголовный кодекс плачет. А эти два пожылых *джыдая* всю жызнь занимались узаконенным (легализованным, легальным) разводом *лохов*. Тем и жыли, на ковры и грамоты (на ублажение гонора и раст гонораров) хватало. . Грибы.