РАЗРУШЕННЫЙ ХРАМ

197 3175



О чем молчат разрушенные храмы...


"О чём молчат разрушенные храмы?

О чём молчат развалины церквей?

Они немы-но всё ж небездыханны-

Ведь своды их хранят тепло свечей!

О чём молчит тот колокол,что сброшен?

Какую весть уже не донесёт?

О чём молчит у стен он мхом поросший,

О чём звонарь в него уж не пробьёт?

О чём молчит тот купол,с неба сбитый,

О чем молчит разлученный с крестом?

Лежит,вниз головой,совсем забытый,

А был когда-то веры маяком!

О чём молчит заросшая дорога?

Та,что была дорогой к алтарю!

Ах,сколько же по ней прошло народа,

Стремясь излить в молитвах боль свою.

О чём молчат иконы,миром плача,

О чём молчит в чернилах Светлый лик?

Молебен в церкви стал звучать иначе!

Не от стыда за нас ли плач Святых???

О чём молчат разрушенные храмы-

О чём молчат развалины церквей

Наступит день-покосятся бурьяны,

И купола заблещут средь лучей! 

 Игорь  Пёрышкин


Едва заметным серебристым ручьем, сбегая с вершин Салаирского кряжа, сбирая по пути воды речек Мочиги, Суенги, Сосновки, Выдрихи, Койнихи, Елбаша, Чема и других речек, на протяжении 270 км несет свои воды через сибирскую долину полноводная и своенравная река Бердь, чтобы отдать их великой Оби. 

В верховьях дно ее каменистое, отчасти порожистое, течение быстрое, но чем ближе к устью, тем больше угомоняется она и течет ровно и спокойно. Бердь не судоходна и не представляет удобства для сплава. Берега ее усеяны травами, испещрены цветами, кустами жимолости, диких роз, черемухи, акации, ивняком, березовыми рощами, осинником и тополевыми зарослями по берегам рек и озер, что расположены в пойме нашей реки Бердь.

Бердь известна и в другом отношении: по ручьям, речками озерцам впадающим в нее, открыты первые, хотя и небогатые, золотые россыпи в округе Алтайских горных заводов, так писали Томские губернские ведомости в 1875 году. Такой увидел Бердь академик Т.С.Паласс. О ней и селениях, расположенных окрест, писали ученые второй академической экспедиции Н.Г. Гмелин и И.П. Фальк. А в «Землеописании Российского государства», изданном в Петербурге в 1787 году, она еще именуется не Бердь, а Берда. Слово это татарское «бирду»-дал. Известно, что в свое время хан Кучум отдал реку Бердь с прилегающими землями одному из своих сыновей, которого историк 18 века Г.Ф.Миллер называл «Царевичем Берды». Стоит также напомнить, что еще в 1745 году основоположник русской исторической науки Татищев дал близкое толкование топонима «Бердь» - река текущая в Обь с правой стороны, при Бердском остроге в Кузнецком уезде.

Въезд в Легостаево по знаменитому историческому тракту Томск-Барнаул-Урумчи со стороны Искитима

Ю.С.Булыгин в своей книге «Первые крестьяне на Алтае» достоверным известием о селе Легостаево считает 1752 г. Автор статьи Л.Федотов утверждает, что Легостаево возникло на четверть века раньше.  Профессор Д.Н.Беликов в своей книге сообщает, что в 1734 году из Семипалатинска в Томск через Алтайский округ проезжал ученый-натуралист И.Г.Гмелин, автор знаменитого труда «Флора Сибири», где описаны 1178 видов сибирских растений. Его путь пролегал через селения «Усть-Чумыш, Тальменку, Онисимовку, Легостаево, Белоголовку близ Берди». Значит в этом году Легостаево уже существовало, а основано было значительно раньше. Он же отмечает, что на территории Барнаульского округа в 20-х годах 18 столетия существовали приходы: «Белоярский, Малышевский, Чингизский, Бердский, Легостаевский». Ну а если были приходы, значит, были и церкви.

Излучина Берди в районе расположения скал Зверобой

На реке Бердь в 20-тых годах 18 столетия, в 60 километрах от устья ее было основано село Легостаево. Село располагалось в семи верстах от знаменитой бердской излучины возле живописных скал Зверобой, в месте пересечения реки Бердь знаменитым трактом Томск - Барнаул- Урумчи. Названо оно по имени его первого основателя - выходца из европейской части Российской империи промысловика Семёна Легостаева, построившего здесь избушку и обзаведшегося хозяйством.

 Его сын Фрол Семенов Легостаев с женою Анной Филипповной имели пять детей: Степана, Егора, Петра, Анфису и Феклу, которые продолжили род Легостаевых. Согласно архиву, старожилом села был Федор Булатов, родившийся в Легостаево в 1737 году и имевший с женой Феклой Васильевной шестерых детей. Петр Мухин, будущий иерей Легостаевской церкви, родился в семье священника Василия Мухина в 1739 году.

Значит к этому времени Легостаево называлось уже селом и имело свой приход. В 1737 году в Легостаево была возведена первая деревянная церковь. Согласно III ревизии, состоявшейся после воцарения ЕкатериныII в 1762 году, в селе Легостаево было 102 ревизские души. Так как ими считались только мужчины, то общая численность села достигала более 200 человек.

В 1804 году в Легостаево построили каменную церковь во имя святого Архистратига Божия Михаила с приделом святого Пророка Божия Илии. Храм в селе Легостаево - первый построенный из кирпича храм на территории Новосибирской области и один из первых каменных храмов на территории Западно-Сибирского региона.

Двухпрестольная церковь имела 96 десятин земли. В состав прихода входили селения: Легостаево, деревни Девкино, Усть-Чемская, Харино, Горлово, Сторососедово, Новососедово, Мосты, Малиновка, Елбаши, Чемская. Всего прихожан было 7013 человек. 

Первоначальный замысел А.И. Молчанова

Храм был построен по проекту первого в Западной Сибири архитектора Андрея Ивановича Молчанова, обучавшегося «...гражданской архитектуре в Санкт-Петербурге». За четыре года учебы 1786–1790 гг. сын солдата Колывано-Воскресенских заводов, маркшейдерский ученик А.И. Молчанов, ознакомился с приемами архитектуры классицизма на стройках, возглавлявшихся его учителем, архитектором Кабинета Его Императорского Величества Джованни Антонио Порта и вернулся в Сибирь убежденным классицистом.

В феврале 1799 года А.И. Молчанов отправился в Малышевскую волость «для выбора места под возведение церкви»[там же]. В первых десятилетиях XIX века в Малышевской волости были построены два храма в селах Малышевском и Легостаевском. Однопрестольная Христорождественская церковь села Малышевского Малышевской волости сооружена в 1823 году из дерева с имитацией каменных форм. Судя по сохранившемуся непрофессиональному чертежу, она выполнена в стиле классицизм без применения ордера. Автором проекта Малышевской церкви мог быть тоже Молчанов, служивший в должности архитектора Колывано-Воскресенских заводов до 1824 года.

А в 1799 году место под возведение церкви необходимо было выбрать в селе Легостаевском, где прежняя деревянная церковь, стоявшая в пойме р. Берди и ежегодно подвергавшаяся затоплению в половодье, сгорела. Жители Легостаево обратились в Томскую консисторию с просьбой. Нет, не восстановить старый храм, а построить новый. И им пошли навстречу.

Изначально строительство и проектирование нового храма было поручено Андрею Ивановичу Молчанову, самому известному архитектору Западной Сибири того времени - архитектору Колывано-Воскресенских заводов. А много ли архитекторов было в те годы в Сибири? А тем более таких как Молчанов. Сын солдата Колыванского завода поехал учиться каменному зодчеству в Петербурге и его учителем был модный и популярный архитектор Джованни Антонио Порта, уроженец южной Швейцарии, авторству которого принадлежат такие известные в Петербурге здания как Монетный Двор в Петропавловской крепости, Императорской медико-хирургической академии (Военно-медицинской Академии им. С.М.Кирова), Калинкинской больницы. павильонов и дворцовых конюшен Павловского императорского дворца и пр.

Под влиянием Д.А.Порта Андрей Молчанов стал поклонником классицизма в архитектуре, и легостаевская церковь тоже была построена в духе классицизма.  По возвращении он вступил в должность архитектора Колывано-Воскресенских заводов, то есть заведовал всем заводским строительством. По его проектам создавались здания фабрик, лабораторий, аптек, заводских контор и жилых домов. Все они построены по канонам классицизма. По проектам Андрея Ивановича также возведены церковь Михаила Архангела с. Тогульского (в 1802 году) и церковь с. Касмалинского (в 1810 году). В 1803–1816 гг. он занимался достройкой церкви Преображения Господня в Змеиногорском руднике. Молчанов строил заводы и дома знатных людей на Алтае, в Колывани и на Урале.

Проектируя Михайло-Архангельский храм в Легостаево по трапезному типу, Молчанов сделал трапезную самой широкой частью здания, в связи с размещением в ней придела с престолом, освященным в честь пророка Божия Илии. Она выполняла функцию зимнего, отапливаемого печью храма. Основной храм был летним — неотапливаемым.

По замыслу Молчанова, фасады украшают разнообразные проемы: рядовые окна боковых фасадов — прямоугольные; арочную форму имеют входные проемы, окна алтаря и колокольни; в боковых частях барабана и втором ярусе колокольни — полуциркульные окна, и овальное окно в треугольнике фронтона портика.

Дополнением к восприятию целостности композиции фасада послужил крупный руст (2х3 кирпича), покрывавший стены алтаря, колокольни, центральной части стен храма и визуально объединявший их. Этот прием, характерный для зданий раннего классицизма, использован Молчановым во всех проектах построенных им церквей.

Легостаевская церковь строилась без авторского надзора, поскольку А.И. Молчанов с 1801 по 1804 гг. находился в отставке по состоянию здоровья.

В Легостаевской волости в 1882 году было 9850 лошадей, 11000 голов крупного рогатого скота, мелкого рогатого скота 8900 голов. На двор приходилось в среднем по 6 коров и 6 лошадей. Удобной земли было 171734 десятины. Особенно сильно было развито пчеловодство. Сельчане волости держали 3800 ульев.В 1881 году добыли 1200 пудов меду и 180 пудов воску. Мед стоил 6 рублей, воск-18 рублей. Жили в селе и ремесленники. Еженедельно в селе открывался базар, устраивались ярмарки, коневыставки. Позже на месте базарной площади находился кирпичный завод. В селе Легостаево действовал кожзавод.

100 лет спустя

Все деревянные конструкции храма в Легостаево, построенного в 1804 году: балки перекрытия, плахи пола, оконные и дверные рамы, — спустя 100 лет, пришли в негодность, и настоятель храма отец Андрей Дмитриев обратился в Томскую Духовную Консисторию с прошением о ремонте здания. Далее, 7 сентября 1905 года последовало письмо епископа Томского и Барнаульского Макария Томскому Губернатору. Дело было препровождено в Строительную комиссию Губернского управления, где дано поручение работавшему в ней с 1902 года, после окончания Института Гражданских инженеров в Санкт-Петербурге,  младшему инженеру А.Д. Крячкову обследовать состояние храма и составить акт его освидетельствования.

Проект капитального ремонта храма А.Д.Крячкова

А.Д. Крячков прибыл в Легостаево 13 сентября 1905 года и в присутствии настоятеля, диакона и церковного старосты составил акт «освидетельствования церкви на предмет ремонта и некоторых переделок в ней». По наблюдениям А.Д. Крячкова, оказалось: «Церковь построена в начале XIX столетия, состоит из двух помещений для молящихся, алтарной абсиды и колокольни. Одно из помещений для молящихся перекрыто сомкнутым сводом,остальные — деревянными перекрытиями. Постройка велась, очевидно, без всякого технического надзора. Все проемы, достигающие доверху, перекрыты без арок и перемычек по брусьям, которые частично прогнулись. По стенам заметны несколько значительных трещин, образовавшихся, по словам местных жителей, после землетрясения, бывшего здесь несколько лет тому назад. В настоящее время трещины не представляют опасности, но при переделках необходимо с ними считаться. Деревянные потолки оказались сильно пропревшими. Концы наката в большинстве гнилы и требуют замены в ближайшем будущем.

Увеличение проема, соединяющего зимнюю и летнюю церкви, оказалось невозможно ввиду слабости стены над ним, на которую опираются распалубки сомкнутого свода. Поэтому, а также в целях увеличения помещений церкви, необходимо разобрать тяжелый сомкнутый свод и раздвинуть боковые стены летней церкви до размеров, необходимых для помещения в сей церкви 800–850 человек, перекрыв затем получившееся помещение деревянным куполом.

При переделке сгнивших и грозящих падением потолков над зимней церковью необходимо поднять среднюю часть ее в виде фонаря, устроив бревенчатый сруб, перекрытый тесовой крышей и лежащий на деревянных подставках. Существующий в настоящее время в зимней церкви алтарь перенести в одну из пристраиваемых абсид по сторонам главного алтаря, а промежуточную стену открыть во всю ширину большим проемом...». Кроме А.Д. Крячкова акт подписан священником храма Андреем Дмитриевым, диаконом Петром Хвалынским, Алексеем Шуляковым и за неграмотностью старосты Прокопия Васильева приложена его печать.

Проектные предложения А.Д. Крячкова

Денег на радикальные изменения церкви, с увеличением ее площади до размещения 850-ти человек, вероятно, не нашлось, поэтому Крячковым выполнен «Проект на капитальный ремонт Михайло-Архангельской церкви в с. Легостаевском Барнаульского уезда Томской губернии». Он рассмотрен и одобрен Строительным Отделением Томского Губернского Управления по протоколу от 10 июля 1908 г. за №86  и содержит: фасад, план , продольный  и поперечный разрезы.

Сомкнутый свод, находившийся над трапезной (зимней церковью) убран и заменен световым фонарем, выполненным в виде сруба, перекрытого двускатной кровлей. На продольном разрезе хорошо видны шесть окон, устроенные в стенах сруба, позволившие осветить, прежде всего, темную трапезную. Все прямоугольные окна трапезной и центральной части храма были растесаны и получили арочные завершения. На северном и южном фасадах трапезной треугольники фронтонов заменены скатными кровлями.

По проекту А.Д. Крячкова в плане трапезной отсутствует изображение алтаря придела, хотя он существовал. Пространство трапезной выглядит просторным, у западной стены устроены пара голландских круглых печей. Площадь здания немного увеличена за счет превращения прежде открытой западной паперти, примыкающей к притвору под колокольней, в дополнительный объем, доходящий до уровня второго яруса колокольни.

Все деревянные конструкции перестроенного по проекту Крячкова храма были уничтожены пожаром в 1948 году. И не нашлось бы никакой возможности установить — были ли исполнены те проектные предложения, которые составил техник Крячков, если бы не две страховые оценочные ведомости, относящиеся к 1910  и 1911 гг. Освидетельствование церковных построек проводилось исполняющим должность благочинного 44 округа священником Евгением Смирновым в сопровождении священников: Дмитрия Смирнова и Иоанна Добросердова, настоятеля храма Михаила Архангела, Андрея Дмитриева, диаконов Иоанна Ломова и Михаила Нивиных, церковного старосты Мирона Загоскина. В документе 1910 года отмечено, что «...здание храма каменное, на таковом же фундаменте ремонтируется, и в нем невозможно произвести оценку, в связи с тем, что убраны пол, потолок, крыша, окна. Стоят только одни стены. Ремонт должен кончиться к зиме 1910 года».

Год спустя, 30 октября 1911 года для составления оценочной ведомости отремонтированного храма вновь была собрана комиссия. В ее составе, кроме благочинного и настоятеля, участвовали священники Иоанн Добросердов, Сергий Краснов, Дмитрий Смирнов, Симеон Бриллиантов и диакон Иоанн Бальва, староста Иоанн Захаров, старшина Легостаевской волости Кондратий Лямкин, Легостаевский староста Михаил Лямкин. На сей раз, ведомость выполнена с подробным перечислением деталей, которое дает основания утверждать, что проект Крячкова был осуществлен.

Комиссия констатировала: «Михайло-Архангельская церковь каменная снаружи оштукатурена и выбелена известкой; внутри оштукатурена и выкрашена масляной краской; покрыта железом, окрашенным масляной краской зеленого цвета. Длина церкви, считая и колокольню 36 аршин, наибольшая ширина 16 аршин, имеется одна большая глава и две малых (над главным алтарем и алтарем придела Илии Пророка — И.Р.). Больших окон шестнадцать; малых верхних восемь — окна все двойные. Дверей, выходных (3) тройных; внутренних дверей фонарного устройства, но стеклянных три. Иконостас длинною 8¾ аршин, высотою 9 аршин, оценен в 500 рублей. Церковь отапливается четырьмя печами, колокольня в два яруса общей высотою до верха карниза пятнадцать аршин. «…» Церковь капитально отремонтирована с внутренней отделкой в 1911 году. Оценка вместе с иконостасом и колокольней — двадцать пять тысяч».

В советское время до своего расстрела настоятелем храма в Легостаево был священник Яков Семёнович Мазаев.

В доме Мазаева помогала по хозяйству и готовила моя бабушка Мильшина (в девичестве Серникова) Домна Ефимовна из соседней Малиновки, дочь переселенцев из Черниговской губернии из Новоробска (сейчас Брянская область) . В храме Архистратига Михаила она познакомилась с моим дедом - Мильшиным Евтеем Захаровичем, сыном переселенцев из Курской губернии, а точнее из села Никитское Лисичанской волости Грайворонского уезда (в настоящее время Борисовского района Белгородской области). 

Евтей Захарович воевал в Первую мировую, к 30-му году имел как и его родной брат Егор Захарович крепкое хозяйство, крепкий пятистенок под оцинкованным железом. Евтей Захарович был певчим в хоре храма архистратига Михаила. Регентом в легостаевском храме был друг Егора и Евтея Мильшиных из соседней Малиновки - Сидор Егорович Балев, тоже переселенец из Новоробска Черниговской губернии (о его трагической судьбе см. ниже в воспоминаниях его внучки Татьяны Николаевны Мильшиной).

Евтей Захарович и Домна Ефимовна Мильшины - мои дедушка и  бабушка
Егор Захарович (мой двоюродный дедушка) и Прасковья Ильинична Мильшины

В храме Евтей и Егор венчались, затем крестили всех своих детей. Средний сын Евтея Михаил при крещении получил имя Архистратига Михаила. Крепко сдружился со своим двоюродным братом, средним сыном Егора Захаровича - Петром. 

Мища Мильшин и Петя Мильшин -двоюродные братья одноклассники и неразлучные друзья

Миша прошёл Сталинград, форсировал Днепр, освобождал Украину, Белоруссию, затем воевал офицером в Войске Польском, Петя -  также освобождал Украину, геройски погиб 22 ноября 1943 года в жестоких боях сразу после  форсирования Днепра, при селе Францевка Солонянского района Днепропетровской области, совсем ненадолго, на четыре месяца пережил своих старших братьев - Ивана, погибшего в бою за освобождение деревни Дерби Ульяновского района Калужской области 14 июля 1943 года и  Фёдора, погибшего в бою за освобождение Александровки Советского района Курской области 17 июля 1943 года.  1943 год стал роковым для Егора Захаровича и Прасковьи Ильиничны, в чей дом в Легостаево пришло три похоронки на сыновей...                     А  двоим -  Митрофану Егоровичу и Николаю Егоровичу Мильшиным посчастливилось с боями и серьёзными ранениями пройти страшный и жестокий путь до самой Победы, так же как и их двоюродным братьям Михаилу Евтеевичу и Дмитрию Евтеевичу Мильшиным, с которыми они вместе росли, дружили, учились, работали...

Эти все перечисленные братья Мильшины, как и сотни их сверстников, прошедших горнило и павших на полях брани Великой Отечественной были крещены в Храме Архистратига Михаила Легостаево батюшкой Яковом Мазаевым... 

О славном боевом пути  Николая Егоровича Мильшина я рассказал в материале "Сибиряки на фронтах Великой Отечественной(часть1)"   https://cont.ws/@hodanov/32800...

 О нелёгкой судьбе Михаила Мильшина - моего  дяди и крёстного отца я рассказывал в материале "Сквозь пламя войны и холод лагерей"  https://cont.ws/@hodanov/39472...

О боевом пути морского пехотинца Дмитрия Мильшина прошедшего Финскую и Великую Отечественную в материале "Сибиряки на фронтах Великой Отечественной(часть2)"  https://cont.ws/@hodanov/34415...

Из моего короткого рассказа, надеюсь, дорогие Читатели Вы поняли. какую важнейшую  роль играл Храм в жизни селян Легостаева - в нём крестились, венчались и отпевались на протяжении более чем двух с половиной  столетий все сельчане этого славного сибирского села, расположенном на двух берегах Берди и на Томском тракте. 


Продолжим наш рассказ о судьбе  Храма Архистратига Михаила в советское время. В первые годы советской власти церковь продолжала работу. В 1932–33 гг. после усиления антирелигиозной пропаганды в ходе тяжело проходящего процесса коллективизации  с колокольни храма были сняты колокола.

 До 1937 года священником в Храме здесь был Яков Семёнович Мазаев, его родной старший брат Ермил также был священником. В селе у него был большой дом, большая, дружная семья, но в 1933 году семью раскулачили, забрали 19 голов скота, семью выгнали из дома. Жили они в сторожке при храме.

28 июля 1937 г. сотруднику РО НКВД Букатенко поручается произвести обыск и арест гр. Мазаева Якова Семеновича, проживающего в с. Легостаево. — Архив УНКВД по НСО. Дело № 15410 по обвинению Мазаева Якова Семеновича. Лист 1. Ордер № 19 от 28.VII.1937 г.

Постановление об избрании меры пресечения и объявления обвинения Мазаева 

«Мазаев Яков Семенович, священник Легостаевской церкви, обвиняется в том, что вел контрреволюционную агитацию против Советской власти, клеветнически распространял слухи среди населения о новой конституции СССР […] Привлечь Я. С. Мазаева по ст. 58 п. 10. Настоящее постановление мне объявлено. Подпись обвиняемого: Мазаев». — Архив УНКВД по НСО. Дело № 15410 по обвинению Мазаева Якова Семеновича. Постановление об избрании меры пресечения и предъявлении обвинения, с. Легостаево 1937 года июля 28 дня, оперуполномоченный УГБ РО НКВД. Объявлено 29 июля 1937 г.

 А 13 сентября 1937 г. последний священник Храма Архистратига Михаила Якова Семёнович Мазаев был расстрелян. «Слушали: Дело № 12 Легостаевского РО НКВД. Мазаев Яков Семенович 1885 г. р. урож. с. Красный Яр, Ордынского р-на, ЗСК, обвиняется в проведении к-р агитации. Постановили: Мазаева Якова Семеновича расстрелять, лично принадлежавшее ему имущество конфисковать. Дело сдать в архив». — Выписка из протокола № 26/8-к заседания тройки Управления НКВД Запсибкрая. Архив УНКВД по НСО. Дело № 15410 по обвинению Мазаева Якова Семеновича.

После расстрела в день Успения Пресвятой Богородицы 1937 года последнего священника храма отца Якова Мазаева, богослужения в храме не проводились.

 По воспоминаниям дочери Якова Мазаева, в 1937 году к ним пришли люди в черном, сначала посадили Якова Семёновича в тюрьму (а Легостаево тогда было районным центром, и здесь была тюрьма), а после увезли в Новосибирск и расстреляли.

Жена и дочери уехали в Новосибирск, и дальнейших репрессий избежали. Сейчас дочке священника - ленинградской актрисе заслуженной артистке РСФСР Нине Мазаевой 98 лет, она живёт в доме ветеранов сцены Петербурга. Всю сознательную жизнь она жила и работала в Ленинграде, служила в театре, снималась в кино, была замужем за народным артистом СССР Владимиром Ивановичем Ляховым. https://aif.ru/culture/person/

Нина Мазаева в фильме «Небо Москвы», 1944 год

Медсестра Зоя из фильма «Небо Москвы», вышедшего на экраны в 1944-м, метеоролог Ася в ленте «Остров Безымянный» (1946 г.), директор школы из «Вам и не снилось…», сельская женщина в фильме «Вдовы»… она служила  актрисой в Ленинградском театре Драмы и Комедии на Литейном и в ленинградском театре им. Ленкома. Её творческая судьба состоялась в советское время. Ничто не мешало ей скрыть самый трагичный факт своей биографии, павший тенью на всю её жизнь. Хотя бы ради карьеры. Но в каждой анкете актриса театра и кино Нина Мазаева упрямо писала, что она - дочь расстрелянного священника и это не помешало ей сниматься в кино, стать актрисой театра и даже получить звание заслуженной артистки РСФСР.

Обратимся к воспоминаниям Нины Яковлевны Мазаевой. 

Нина Яковлевна Мазаева родилась в Легостаево  1921 году. Отец Яков Семенович Мазаев возглавлял церковный приход в селе Легостаево Новосибирской области. 

Нина Яковлевна написала, что в семье ее деда, крестьянина Семена Мазаева, было два сына: Ермил Семенович, 1883 г. рождения, и Яков Семенович (отец), 1885 г. рождения. По документам, местом рождения Якова названо село Красный Яр Западно-Сибирского края.

Братья Яков и Ермил в семинарии

В семье сохранились их фотографии. Оба сына С. Мазаева стали священниками. Своих деда Семена и бабушку Нина Яковлевна не помнит и не знает, были ли у них еще дети. В детстве взрослые не рассказывали детям семейные истории, чтобы детская болтливость не причинила невольно вреда всем.

Священник Яков Мазаев с супругой Варварой Архиповной

Отец Нины Яковлевны, Яков Семенович Мазаев, женился на Варваре Архиповне Зотовой. Она была одной их четырех дочерей в купеческой семье Архипа Евсеевича Зотова, в которой было еще пять сыновей. О родственниках Нина Яковлевна знала только то, что все мамины братья были раскулачены.

У отца Якова с супругой родилось шестеро детей: Евгения (1906 г.р.), Леонид (1909 г.р.), Валентина (1912 г.р.), Геннадий (1917 г.р.), Нина (1921 г.р.), Анна (1925 г.р.)

Из воспоминаний Нины Яковлевны: «Отца Якова любили и уважали все прихожане. По характеру он был мягок, но требователен. Мама была его верной помощницей — вела хозяйство...».

 До 6 лет  Нина росла как принцесса - свой дом, сад, пасека. Любимая дочка, крепкая, весёлая и интеллигентная семья, настоящий домострой, у папы - большая библиотека. Но уже в школе сказка рассеялась - девочку начали преследовать. На общем собрании директор объявлял: «Поповская дочь Мазаева, кулацкая дочь Зайцева, покиньте собрание!» Девочкам было по 8-9 лет. Как прокажённые, они брели мимо рядов у всех на виду, выходили на улицу, бросались друг дружке в объятия и рыдали.

В 1920-х годах с началом гонений на Церковь семье священника Якова Мазаева пришлось перебраться из большого добротного дома в сторожку около храма.Все детство Нины прошло в церкви. Она очень любила отца, он был для нее другом, учителем. Его «добрые, лучистые, немного со смешинкой глаза» она помнит до сих пор.

В 1929-м их раскулачили: отобрали дом, 19 голов скота и почти всё имущество. Они взяли только сундук, одежду и переехали в сторожку около церкви, где была одна комната, кухня и русская печь.  Трудно забыть и то время, когда отец служил праздничные церковные богослужения, а Нину в легостаевской школе заставляли петь антирелигиозные частушки.

«Я приходила домой вся в слезах. А папа меня успокаивал: "Нина, я на тебя не обижаюсь. Просто жизнь сейчас такая. Ты же все равно молишься, ходишь в церковь. Я не заставляю тебя это делать"».

День, когда уводили отца, она помнила до мелочей…

Отца арестовали по доносу односельчан летом 1937-го и вскоре расстреляли. Нине было тогда 15 лет. Потом она напишет в дневнике:

«В июле мы поехали на телеге по грибы, набрали белых боровиков и рыжиков. На следующий день всё это было замочено в кадушках, и мама уже начала засолку. Мы с сестрой отбирали, что сушить, а что солить. И вдруг в церковную калитку вошёл наш участковый в сопровождении двух местных крестьян и, извиняясь, сказал: «Яков Семёнович, вы должны пойти с нами».

Мать побледнела и замерла. Лицо у папы стало серым. Они сразу всё поняли... Через неделю тот же милиционер снова пришёл в церковную сторожку: «Разрешено свидание. Яков Семёнович просил привести Нину». Она вспоминает:

«Наверно, папа боялся, что мама на свидании будет кричать, плакать или упадёт в обморок. Я была для него в этом смысле более стойким человеком... Я взяла узелок с едой для папы, пришла в кабинет к начальнику тюрьмы, который сидел за конторским столом, и присела на стул у стены. Он по-смотрел на меня и сказал: «Я знаю, ты поёшь в церкви и в клубе и ещё, наверно, пляшешь. Ну вот, давай вставай на стул, спляши мне!» Не знаю, что это во мне было, но как сидела, так и плюнула в него! Наверно, слюна-то и не долетела до его лица, но он встал, взял меня за шиворот и выкинул из кабинета: я открыла лбом дверь и выкатилась на улицу…»

Нина Мазаева. Окончание 11 класса. 1939 год. Фото из личного архива Н.А. Мазаевой.

После расстрела отца детям приходилось пробиваться в люди с «чёрной меткой». Можно было не афишировать этот факт биографии. Но, поступая в институт, Нина не скрывала правду о своём происхождении и писала в анкетах: «Дочь священника, отец репрессирован».

К счастью, во ВГИКе на это не обращали внимания. А младшая сестра Анна всегда писала: «Отец - крестьянин» и удивлялась: «Нина, как ты так можешь?» Она отвечала: «Я настолько люблю папу, что не могу его предать».https://aif.ru/culture/person/...

Старших братьев Нины Яковлевны заставили отказаться от отца. Родители сами уговорили детей пойти на этот шаг. Они хотели, чтобы у них была возможность учиться.

«Меня не просили отказаться от папы. Я бы никогда не смогла этого сделать. И даже в самые трудные времена, когда мне нужно было где-нибудь указывать свою биографию, я писала: "Дочь священника, отец репрессирован"».

Эту фотографию Нине Яковлевне вернули вместе с личными вещами Якова Семеновича. Она сделана за день до ареста отца.

«На нем была черная косоворотка, сапоги, ремень. Его лицо — грустное, немного обреченное. Он подошел к маме, поцеловал ее, потом меня и вышел в сопровождении милицейского и двух понятых. Вдруг мама закричала:

— Нина, беги в дом! Возьми кусок сала, догони папу и отдай ему!

Я обернулась и дерзко ответила:

— Ты что мама? Что — папа навечно уходит?»

Нина Яковлевна не может простить себе эту фразу до сих пор. Прошло много лет, но, рассказывая эту историю, она украдкой смахивает с глаз слезы.

«Мне было дано счастье быть с мамой и папой только до 15 лет».

Воспоминания Нины Яковлевны о храме архистратига Михаила http://rodinoved.ru/legostaevo...

В детской памяти запечатлеваются самые яркие картины прошлого. Никто из тех, кто бывал в Храме в детстве, не смог так подробно и цельно описать его, как Нина Яковлевна Мазаева, для которой Храм был вторым домом. Здесь служил отец, пела на клиросе мама.

Нина Яковлевна нарисовала план Храма со многими подробностями и сопроводила его комментариями. Территория Храма была обнесена оградой из металлических труб на кирпичном основании и с кирпичными столбами. Проходили в ограду через калитку или проезжали в ворота перед западным фасадом.

                  План Храма, начерченный Н.Я. Мазаевой

Внутри ограды, к юго-востоку от алтаря, стояла деревянная часовня. Нина Яковлевна помнит, что престольным праздником этой часовни был Петров день.

К юго-западу от входа в Храм была сторожка, состоявшая из двух комнат, в которой Мазаевы жили после 1929 г.

Попасть в Храм можно было с трех сторон: с юга и севера были открытые крыльца — паперти с тремя ступенями, а к западному входу примыкала паперть- крыльцо, «закрытая сенью». Сквозь двухстворчатые двери проходили в притвор, над которым была колокольня. Справа деревянная перегородка отделяла свечную лавку, а слева — комнатку, где начиналась лестница на колокольню. По воспоминаниям Нины Яковлевны, на колокольне было семь колоколов. Два колокола, большой и средний, в 1932 или 1933 гг. сбросили на землю по правую сторону от Храма, а малые сразу сняли и увезли.

Из притвора, пройдя еще одни двухстворчатые двери, попадали в трапезную, но пространство храма, в котором выросла Нина Мазаева, запомнилось ей цельным. Она не нарисовала стену, отделяющую Храм от трапезной, и придел пророка Илии, но остальное воспроизведено в ее рисунке с удивительной точностью.

Пройдя двери, оказывались внутри трапезной храма, под балконом-хорами, устроенным на кронштейнах, по которым были постелены доски. Вся конструкция выступала относительно стены примерно на 1 или на 1,2 метра и была ограждена перилами, опиравшимися на точеные балясины. Лестница на хоры располагалась слева от входа.

На хорах было «три шкафа до потолка, у которых верхняя часть застеклена, а нижняя закрыта деревянными дверцами, и шкаф слева для одежды священника и дьякона». В книжных шкафах хранились книги богослужебные, церковные и светская литература, преимущественно классика: А.С. Пушкин, М.Ю. Лермонтов. Л.Н. Толстой, И.С. Тургенев, А.П. Чехов, Д.Н. Мамин-Сибиряк, Н.А. Некрасов, М.Н. Загоскин, П.И. Мельников- Печерский. Были журналы «Колокол» и «Нива» и детская литература.

В Храме все было дорого сердцу: каждое окошко, в которое заглядывал Божий мир; иконы между окнами, перед которыми на подсвечниках теплились лампады. Встав на цыпочки, можно было зажечь свою свечу и, глядя на трепещущее пламя, молить Господа о здоровье папы, мамы и всех дорогих и близких. Прошло много лет, и стерлись из памяти лики святых, перед которыми зажигала свечи маленькая Нина, но в глубине сердца, через все трудности жизни пронесен свет веры в Бога.

Нине Яковлевне особенно явственно запомнилось главное в Храме — алтарь, начинавшийся с трех ступенек, ведущих на солею. Слева и справа от амвона находились клиросы, каждый из них освещался окном. Исповедь проходила на северном клиросе. Перед клиросами стояли по два подсвечника и две хоругви. В алтаре было еще два окна за иконостасом, который не нарисован ею на плане, но обозначены Царские врата, а за ними Престол, жертвенник и дьяконник. В глубине алтаря на восточной стене располагался заамвонный образ.

Под куполом храма висела медная люстра- паникадило со свечами. Храм отапливался тремя голландскими круглыми печами, одна из которых стояла в алтаре, а две других, судя по плану Нины Яковлевны, в трапезной.

Заслуженная артистка РСФСР Нина Яковлевна Мазаева

Свою жизнь Нина Яковлевна, как и ее отец, посвятила людям. «Нервы, ум, сердце — все отдаешь в зрительный зал. Произносишь последнее слово, закрывается занавес, а ты еще несколько секунд не можешь прийти в себя. Потом ощущаешь такую усталость... И только радость от чувства, что ты отдал что-то зрителям, возвращает тебе силы».

 Нина Яковлевна считает, что идет по-жизни «золотой дорогой», и в этом заслуга ее родителей. «Мама была для меня примером заботы о людях. А папа научил, что самое главное в жизни — любовь. Любовь к Богу, человеку, природе — ко всему любовь. Вот, идет человек, нужно посмотреть на него и порадоваться. Садишься в трамвай — не со злым лицом, а с открытой душой».

 https://les.media/articles/817...

Воспоминания Семёна Сергеевича  Серкова (шурина моего дяди Дмитрия Евтеевича Мильшина) http://rodinoved.ru/legostaevo...

О храме Семен Сергеевич рассказал немного. Помнит внешние его очертания. Купол храма был в форме луковицы, покрашен в зеленый цвет.

Внутри здания храма, с западной его стороны, по бокам от входа, располагались лестницы на второй этаж. На балконе-хорах были сундуки с церковными книгами. Старушки говорили, что разорявшие храм сбрасывали эти сундуки, и один из них раскрылся, выпали книги, и кое-что им удалось спасти. Остальное забрали милиционеры и неизвестно куда увезли.

После закрытия храма на балконе поместили сапожную мастерскую, там работал Семен Дьячков,

к которому Семен Сергеевич не раз поднимался наверх. В алтарной части храма располагалась мельница, а к южному фасаду здания был пристроен деревянный сарай. На мельнице работали Осип Иванович Архипов и Тимофей Леонтьевич Батов. Тимофей Леонтьевич говорил: «Как-то не по себе было приходить сюда на работу — ведь здесь меня крестили!»

Потом мельницу закрыли и поместили промкомбинат, а в трапезной храма поставили дизель, освещавший село. От неисправного мотора в алтарной части случился пожар, перекинувшийся на трапезную, и вся церковь полыхала страшным костром. Желающих тушить пожар было мало. Выгорели деревянные конструкции перекрытия и кровля, рухнул купол. Пожар был в 1948 или 1949 году. После пожара над трапезной соорудили кровлю и устроили склад цемента.

Воспоминания Антонины Семёновны Коростелёвой (Карих) 

На вопрос о книгах из разоренного храма Антонина Семеновна ответила утвердительно. По ее словам, церковные книги в их семье хранились, но постепенно утратились — давали посмотреть и почитать, а читавшие не возвращали.

Антонина Семеновна рассказала историю одного из разорителей храма. Человек этот возил почту, а когда разоряли храм, он забрал большую икону Божией Матери и вознамерился сделать из нее лавку (по словам А.С. — «беседку»). Говорил: «...хватит — молились, молились, а теперь я посиживать буду». Жена пыталась его урезонивать, но он ее не слушал и сделал, что задумал. Тогда она сказала: «Ну, смотри, дурень! Так и будешь сидеть!» Через некоторое время у него заболела нога, и почту он уже не возил, а все сидел на своей лавке, потом слег и вскоре умер.

Все, кто сбрасывал колокола с колокольни храма, кто ломал его — не вернулись с войны, были убиты в первом же бою.

Воспоминания Людмилы Григорьевны  Казмиренко 

По воспоминаниям Людмилы Григорьевны, церковь была главным украшением села. Белоснежная, с зелеными куполами и сияющими крестами, она была видна из любой точки села и даже с поля, а колокольный звон разносился далеко по пойме реки Берди.

Церковь окружала металлическая с кирпичными столбами ограда. По праздникам на службы приезжали на подводах крестьяне из окрестных деревень. На Пасху собирались затемно, все шли нарядные, женщины — в белых платочках, с узелками и горящими свечами.

В ограде около алтаря была деревянная часовня, а с западной стороны — сторожка, в которой жила семья священника Мазаева. В сторожку они вынуждены были перебраться в советское время, когда добротный большой дом батюшки, стоявший на теперешней улице Большевистской, был конфискован.

В конце 1920-х годов в сторожке с батюшкой и матушкой жили их младшие дочери — Нина и Нюся. Они учились в начальных классах школы, где директором был отец Людмилы Григорьевны. Несколько раз по распоряжению секретаря райкома девочек пытались исключить из школы. Батюшка приходил к отцу Людмилы Григорьевны, и он их отстаивал.

Людмила была значительно младше сестер Мазаевых, но хорошо помнит их. Люда с младшим братом Володей часто играли в церковной ограде и заходили в храм, потому что жили совсем рядом.

Запомнилось, что в притворе стены были обшиты деревянными дощечками, за деревянными перегородками располагались маленькие комнатки со скамейками, где могли играть ребятишки. Напротив входа, с правой стороны, в храме находилось Распятие.

В 1937-38 годах, после ареста отца Якова, из церкви вывезли все ценное — утварь, дорожки, паникадило, иконы. Остались голые стены. Церковная люстра-паникадило долгое время висела в легостаевском Доме культуры, а потом исчезла.

После ареста о. Якова в село приезжали еще священники, но их не приняли и не давали возможности служить.

В начале войны в здании храма устроили кинотеатр, но вскоре закрыли — не понравилась акустика, резонировал купол. Позже решили разместить дизельную станцию и мельницу.

В 1948 или 1949 году в здании церкви случился пожар, невольным свидетелем которого стала Людмила Григорьевна. Она отправилась на Партизанскую улицу к своей тете и с ужасом увидела, как церковь охватил столп пламени. Старое сухое дерево перекрытий, перегородок и конструкций купола загорелось моментально. Зрелище было ужасным, а страшнее всего было чувство беспомощности перед разбушевавшейся стихией. Мало было добровольцев, тушивших пожар.

По воспоминаниям Людмилы Григорьевны, пожары были бедствием Легостаево: сгорели здания старой деревянной школы, аптеки, редакции, красивые, с деревянной резьбой особняки; огонь уничтожил замечательную библиотеку, в которой был прекрасный подбор классической литературы дореволюционных лет издания (возможно, та классика, которая хранилась на хорах храма...) Мало что осталось от прежнего села.

Воспоминания Татьяны Афанасьевны Ушаковой

«Я родилась в Малиновке и крестилась в этом храме, — рассказала Татьяна Афанасьевна. — Однажды, будучи еще совсем маленькой, побежала прямо в алтарь. Меня вовремя за юбку поймали — не пустили.

Отец был церковным старостой. Как, бывало, соберется в храм на лошадях, так и меня берет с собой. А постарше стала — сама бегала. Красивая церковь была».

Помнит Татьяна Афанасьевна, как исповедовали — сначала мужчины подходили, потом женщины. Помнит, как выносили плащаницу с распятым Господом Иисусом Христом.

На колокольню поднималась по деревянной лестнице. Помнит, как привязаны были колокола — большой и маленькие. Отец сам показывал, как звонить — перебирал веревочки, и колокола начинали звучать.

«Весело было звонить — душа радовалась! На Пасхальную службу по Крестьянской улице шли люди празднично одетые, мужчины подпоясаны красными кушаками.

А как стали разорять храм, так по улице иконы валялись!»

Воспоминания Елены Андроновны Слуцкой

Елена Андроновна родилась и прожила 95 лет в Малиновке. Крестили ее в храме Михаила Архангела. Вспоминает, что церковь стояла раньше за оградой. В праздники вокруг храма, внутри ограды, бывали крестные ходы.

В детстве с мамой ходила в храм на исповедь и причастие. «Перед исповедью робеешь, батюшка накроет епитрахилью и спрашивает, а ты отвечаешь: «Грешна, батюшка!»

Потом Царские врата открываются, батюшка выносит Чашу со Святыми Дарами, и все причастники подходят: сначала мужчины, потом женщины.

Запомнилось, как Великим постом выносили из алтаря вышитую Плащаницу и полагали в храме для поклонения».

Елена Андроновна запомнила, что церковнослужителей в храме было трое: о. Яков и его два помощника — псаломщик и еще кто-то (вероятно, дьякон). Помнит певших на клиросе прихожан, но по именам смогла назвать только Лукерью Комову с дочерьми Клавдией и Саррой. В Петров день пели особенно красиво.

Отца Якова Мазаева помнит очень хорошо. «Был он выше среднего роста, статный, темноволосый. На Пасху выходил из алтаря и громко возглашал: «Христос Воскресе!» — и все отвечали: «Воистину Воскресе!» Батюшка освящал куличи и пасхи, и начинали радостно звонить колокола, да так звонко, что в Малиновке слышно было! А когда разорять церковь стали — сбросили колокола, так они в землю вошли, такие были тяжелые».

После закрытия храма крестили в деревянной часовне, около алтаря храма. Была еще часовня на кладбище, там служили панихиды. Служили панихиды и на могилках, на старом кладбище. Теперь и кладбища того нет, и не найдет Елена Андроновна, где похоронена дочь.


С грустью приходится отметить, что в живых не осталось ни одного из тех жителей села, кто молился в храме, будучи взрослым человеком. Ушли старшие Загоскины, Лямкины, Коноваловы, Еремины, Ломовы, Мильшины, Серковы, Дьковы...

Уходит постепенно и поколение их детей, крещеных и наученных в детстве ходить в храм, но лишившихся этой возможности на всю жизнь. В сердцах их навсегда осталась ни с чем не сравнимая Пасхальная радость детства, испытанная под сводами храма, когда звучал батюшкин возглас «Христос Воскресе!», и даже задремавшие к этому позднему времени малыши просыпались, и вся церковь наполнялась ликующим: «Воистину Воскресе!»

Церковь была небольшой, и, конечно, не вмещала всех пришедших и приехавших. Народ стоял на папертях, и в распахнутые двери храма заглядывало звездное небо. Пасхальные снеди были разложены прямо на улице: и на столах, и на подводах на белоснежных вышитых рушниках, а над ними трепетало пламя свечей. Выходил батюшка и освящал куличи, пасхи и разноцветные яйца.

И сама церковь в это время издали казалась дивной свечой, зажженной во славу Божию! А на рассвете играло солнышко, как бывает только на Пасху, а потом начиналась радостная Светлая седмица — «звонильная неделя», и любому желающему можно было звонить в колокола. Какая радость детям!

Как передать эту радость не испытавшим ее?!

Воспоминания Татьяны Николаевны Мильшиной (моей троюродной сестры, дочери Николая Егоровича Мильшина,  внучки регента храма архангела Михаила - Сидора Егоровича Балева, расстреляного в 1937 году) 

Семейство Сидора Егоровича Балева переселенца в Малиновку из Черниговской губернии (Брянской области),  регента легостаевского храма архангела Михаила расстреляного в 1937 году в Новосибирске. 

Сидор Егорович Балев  был регентом, руководил хором в легостаевском храме , потом его вместе с батюшкой забрали, потому что от веры не отказался, из его дома сделали тюрьму в которой он и сидел (это в  своём-то  доме) с 1935 года, потом не надолго отпустили. В 1937 году опять арестовали, по приговору тройки УНКВД Запсибкрая от 13 сентября 1937 осужден по ст.58-10 УК РСФСР к ВМН -расстрелу. Сидор Егорович Балев был расстрелян  23 сентября 1937 года в Новосибирске (через десять дней после расстрела легостаевского священника Якова Семёновича Мазаева).


Анна Сидоровна Баева - достойная дочь своего отца, не  отказавшаяся от своего расстреляного отца и всю жизнь боровшаяся за его реабилитацию и честное имя. Анна Сидоровна получила педагогическое образование, долгие годы работала в Искитиме,  получила высокое звание Заслуженный учитель РСФСР за значительные успехи на ниве образования.

Анна Сидоровна Мильшина (в девичестве Балева), мама Татьяны Мильшиной - всю жизнь боролась за честное имя отца - Балева Сидора Егоровича. Она вышла замуж за моего двоюродного дядю Мильшина Николая Егоровича - героя связиста, освободителя Донбасса и Кенигсберга, которому я посвятил свой материал, с  которым Вы могли ознакомиться ранее   https://cont.ws/@hodanov/32800...

 
Николай Егорович и Анна Сидоровна Искитим. 1946 год

1 ноября 1939 г.

На заседании церковного совета Легостаевской Михаила Архангела общины, на котором присутствовали Сюткин, Лямкин, Лямкина, Легостаева, Гармотько, было решено: «Ввиду того, что в данной церкви не имеется церковного служителя и нет средств для проведения ремонта церкви (…) передать церковь в распоряжение и содержание Легостаевского сельсовета». — Государственный архив Новосибирской области. Ф. Р-1418. Оп. 1. Д. 5. Л. 86.

Конец 1930-х — 1940-е гг.

Происходит вывоз из церкви икон, книг, ковровых дорожек, люстр и пр. Остались голые стены, иконы некоторое время находились в деревянной часовне вблизи алтаря храма. Здание было арендовано общиной верующих, которые не смогли оплатить аренду в 1939 году и вынуждены были отдать церковь: «Легостаевскому сельсовету для оборудования под культурное учреждение». Происходит вывоз из церкви икон, книг, ковровых дорожек, люстр и пр. Остались голые стены, иконы некоторое время находились в деревянной часовне вблизи алтаря храма. В здании церкви устроили кинотеатр, но из-за плохой акустики его вскоре закрыли. После этого в здании храма размещались колхозный глубинный пункт заготовки зерна и дизельная электростанция.                                                                                                         По официальным документам церковь закрыта в 1940 году. В 1940 году о здании церкви в с. Легостаево отчитались: «кирпичное, купол, колокола, кресты сняты, <...> в нем располагался глубинный пункт заготзерна» . В трапезной бывшего храма разместили дизельную станцию, в алтаре устроили мельницу. 

1948 г.

В здании произошел пожар. «Горит церковь. Горит, полыхает, пылает. Прямо оттуда пламя. Почти никто не тушил. Внутри пылала как свечка, все обгорело». После случившегося летом 1948 года пожара восстанавливать здание не стали. Некоторое время крепкие стены храма не давали покоя районным и сельским руководителям. После закрытия церкви в храме последовательно были склад зерна, мельница,  кинотеатр. Были попытки вовсе разобрать  здание храма на кирпичи, но крепкий раствор и красный кирпич царских времён не поддался...Уцелевшая трапезная была накрыта крышей и некоторое время служила складом цемента. Многие годы остатки храма стояли незащищенными и продолжали разрушаться.

Церковные книги частично были перемещены в помещение часовни, частично прихожанки тайком разнесли по  домам. Но до настоящего времени книг из церковной библиотеки в Легостаево фактически не  осталось. Колхозники, бывшие прихожане опасаясь, и не безосновательно, за свою жизнь и за жизнь детей, родных и близких вынуждены были хранить книги в ненадлежащих условиях, что в конце концов привело к их физической утрате. а то и просто уничтожать. Иконы и утварь тоже были свалены в часовню и сторожку. Большие храмовые иконы были просто уничтожены.

По воспоминаниям старожилов наиболее рьяные использовали иконы как строительный материал и дрова. По воспоминаниям моей бабушки Домны и старожилов села из разорителей храма в итога не осталось в живых ни одного человека. Кто погиб по пьянке, кто утонул, кто упал с крыши дома и покалечился, оставшиеся не вернулись с войны живыми...  

 Развалины церкви постоянно привлекали и привлекают внимание туристов и краеведов.

По мнению специалистов - архитекторов и искусствоведов, здание храма является памятником сибирской архитектуры периода классицизма. Десятилетия останки кирпичной кладки стен зияли пустыми проемами, утопая в сорняках в человеческий рост. Пять лет назад это место начало преобразовываться. Прихожане полностью расчистили площадку. Получили благословение владыки Искитимской епархии на сбор средств на строительство церкви. Возвели деревянную часовню. 

В 2010 году здесь побывала историко-археологическая экспедиция Новосибирской государственной архитектурно-художественной академии, снаряженная после письма на имя ректора НГАХА от священника Игоря Затолокина с просьбой провести обследование и обмеры разрушенного храма. Три года назад из Новосибирска приехали паломники, чтобы очистить святое место, где стоял легостаевский храм. Среди них была Людмила Стенькина, жительница Первомайского района. Она стала главным вдохновителем проекта восстановления церкви. Людмила Андреевна уверена, что это обязательно произойдет: «Мы будем по крохам собирать и до куполов дойдем». Благодаря ее стараниям было отправлено заявление в Управление по госохране в мае 2018 года, после которого были проведены работы по установлению историко-культурной ценности храма, и снос выявленного объекта культурного наследия запрещен. Источник: https://vn.ru/news-starinnyy-k...  

Управлением по государственной охране объектов культурного наследия Новосибирской области принято решение о включении в перечень выявленных объектов культурного наследия, расположенных на территории Новосибирской области, объекта, обладающего признаками объекта культурного наследия, «Церковь во имя Архистратига Божия Михаила» расположена в селе Легостаево Искитимского района Новосибирской области. Утверждены особенности (предмет охраны) выявленного объекта культурного наследия и требования к осуществлению деятельности в границах его территории (приказ управления от 12.11.2018 № 136).

Работы по установлению историко-культурной ценности объекта были организованы на основании заявления, полученного в мае 2018 г. Заключение и научно-проектная документация по установлению историко-культурной ценности объекта, разработанная ГАУ НСО «Научно-производственный центр по сохранению историко-культурного наследия Новосибирской области», поступили в Управление 28 сентября 2018 г.

В соответствии со статьей 16.1 Федерального закона от 25.06.2002 № 73 ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» выявленный объект культурного наследия подлежит государственной охране до принятия решения о включении его в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации либо об отказе во включении его в этот реестр. Снос выявленного объекта культурного наследия запрещен. 

Сейчас в Легостаево живет примерно полторы тысячи человек, в 1969 году, здесь было пять тысяч, а в 19 веке Легостаево было волостным центром, а в первой половине 20 века было районным центром.

Долго и последовательно разрушался исторический храм, имеющий большое значение  не только для истории села Легостаево, но и всей Новосибирской области, всей Западной Сибири...  

Год 70-летия Великой Победы

Пять лет назад меня, как гром среди ясного неба, поразила страшная новость: в ночь на 16 апреля 2015 года - года 70 летия Великой Победы  в Легостаево был осквернён и разграблен сельский Мемориал погибшим сельчанам на фронтах Великой Отечественной войны.                 Памятник "Вечная слава воинам, павшим в боях за Родину", был открыт в Легостаево 9 мая 1977 года. В годы войны было призвано почти все мужское население деревень и сел Легостаевского сельсовета. На фронтах погибли более 550 жителей. Их фамилии нанесли на два панно, расположенных по бокам от памятника. Доски панно изготавливались в Искитиме на машиностроительном заводе. Легостаевский памятник не включен ни в какие программы. При скудном муниципальном бюджете его содержали исключительно на средства сельчан.

 С мемориала были демонтированы плиты с именами погибших. Подозреваемый  был оперативно установлен, он сдал плиты в металлолом в Искитиме с целью наживы. Венки, которые лежали у подножия, остались привязаны к пустым стенам. 33 плиты с именами погибших на войне 27-летний житель Искитимского района Максим Шилов демонтировал и сдал в металлолом...

Искитимский районный суд приговорил жителя села Легостаево Шилова, осквернившего памятник борьбы с фашизмом, к 1 году и 11 месяцам лишения свободы в колонии строгого режима. Он признан виновным в краже (ч.1 ст.158 УК РФ), а также надругательстве над памятником, посвященным борьбе с фашизмом (п.»б» ч.2 ст.244 УК РФ).

Суд установил, что 10 апреля Максим Шилов в нетрезвом состоянии пришел к памятнику павшим в годы Великой Отечественной войны, расположенному в селе Легостаево. Глумясь над памятью погибших воинов, Шилов осквернил скульптурное сооружение.

Он оторвал от памятника 33 панно с фамилиями и инициалами погибших воинов и 9 табличек с надписью «Вечная слава воинам, павшим в боях за Родину в году Великой Отечественной войны 1941-1945гг». Таблички он сложил в полипропиленовые мешки и перенес в заброшенное здание, расположенное недалеко от памятника. После этого Шилов скрылся с места совершении преступления.

Подсудимый в судебном заседании свою вину в содеянном признал полностью, но от дачи показаний в суде отказался, рассказывала газета «Курьер.Среда.Бердск». По информации газеты «Курьер. Среда. Бердск 19 октября 2015», плиты с памятника погибшим воинам обнаружили полицейские в одном из пунктов приема металла в Бердске.

Так памятник выглядел после происшествия. 

Осквернённая стелла в Легостаево
Так выглядел памятник в Легостаево после ограбления и осквернения 16 апреля 2015 года, накануне 70-летия Великой Победы

К 9 мая 2015  односельчане Легостаево памятник восстановили.

Жители села вспоминают: увиденное 16 апреля буквально повергло их в шок. Мемориал Памяти оказался изуродованным, а имена героев стерты. В сети буквально в этот же день появилось объявление с призывом помочь восстановить мемориал. Помогли общественники, обычные граждане. Монумент отреставрировали к 70-летию Великой Победы, установили лавочки. «Своими действиями он совершил преступление, направленное против общественной нравственности, посягающее на скульптурное сооружение, посвящённое борьбе с фашизмом и жертвам фашизма, а также публичные, циничные и безнравственные действия, противоречащие принятым в обществе нормам, представляющие повышенную общественную опасность», — сообщила пресс-служба Искитимского района Новосибирской области.

Этот случай – не единственный в Новосибирской области. Ранее сроки получили четыре вандала, которые в декабре 2014 году осквернили памятник Ленину и обезобразили Монумент Славы в Новосибирске, разрисовав военную технику, один из них и вовсе был несовершеннолетним. От ответственности тогда уйти также не удалось. Вандалов быстро нашли. В суде были установлены четыре эпизода преступления. 3 декабря друзья собрались возле офиса местного отделения КПРФ в Октябрьском районе города, где перерезали флагшток, к которому крепился флаг с символикой партии. Затем зачем-то разрисовали бюст Ленина и нанесли на него нацистскую символику. Этого дебоширам показалось мало. «Вольные художники» сели в автомобиль и отправились к офису «Единой России», где попросту закрасили таблички и также отметились нацистской символикой. Куролесить молодые люди продолжили 12 декабря. Тогда в сине-желтые цвета украинского флага они разрисовали памятник Ленину в Дзержинском районе, а затем в сквере Славы разукрасили танк Т-34 и «Катюшу» все в те же сине-желтые цвета. На суде двое вандалов признавались: работали за деньги. Но заказчика почему так и не нашли. В итоге, двоим суд назначил наказание в виде 2 и 2,5 лет лишения свободы. Еще два человека получили условные сроки. Только один из молодых людей по завершению процесса извинился перед ветеранами за нанесенное оскорбление.

Что можно в итоге сказать на основании анализа подобных происшествий в Новосибирской, Челябинской области да и в  других регионах России - если мы так относимся к своей истории, то она нам никогда не простит такого к себе наплевательского отношения.  В 1917 году  Советская власть начала с разрушения и глумления над православными святынями, национальных героев Отечества: Суворова, Румянцева, Потёмкина, Кутузова, Багратиона, Ушакова, героев Балканской, Русско-Японской, Первой мировой войны и многих других... Пытались забыть, заклеймили героев Отечества званием царёвых прислужников, пытаясь создать взамен героев России пантеон своих советских героев...                                                                                            А теперь уже новое поколение, которое училось по соросовским учебникам ельцинских "святых" 90-х так же спокойно относится к осквернению наших святынь советского периода, героических годов Великой Отечественной...

Вот уж во истину: 

"История ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков."

В. Ключевский

"Народ не знающий или забывший своё прошлое не имеет будущего "

Платон

 «Если ты выстрелишь в прошлое из пистолета, будущее выстрелит в тебя из пушки» 

Абуталиб Гафуров

9 мая 2014 года в Легостаево


31 января 2016 года в селе Легостаево Искитимского района благочинный Центрального епархиального округа иерей Сергей Гащенко совершил освящение молитвенной комнаты в память Архистратига Божия Михаила

22 июня 2017 года управляющий Искитимской епархией совершил молебен перед началом всякого доброго дела на месте строительства будущего храма во имя пророка Божия Илии в селе Легостаево.

О скорейшем возведении святилища пришли помолиться верующие не только из Легостаево, но и из Новосибирска. Молитвенно поддержать общину прибыли священники из Новосибирской епархии.

Богослужение возглавил управляющий Искитимской епархией Преосвященнейший Лука. Ему сослужили секретарь епархиального управления иеромонах Иоанн (Кутырев), иерей Алексий Мангушев, диакон Вадим Круподер.

Владыка осенил крестом место строительства будущего храма и окропил участок святой водой. По окончании молебна архипастырь, обращаясь со словами приветствия к духовенству, прихожанам и всем гостям, отметил:

«Дорогие отцы, братия и сестры! Сегодня мы отслужили молебен на всякое благое дело, чтобы Господь помог нам Своею благодатью начать строительство храма в честь пророка Божия Илии, где мы сможем совершать Божественную литургию, молиться ко Господу и всем святым угодникам, во всех наших и радостях, и скорбях. Выражаю уверенность, что найдутся и благотворители, и те неравнодушные люди, которые помогут построить сначала этот небольшой храм в честь пророка Божия Илии, а потом и восстановить храм Архангела Михаила, уже несколько лет пребывающий в запустении. Надеюсь, что сегодняшний день станет поворотным моментом, Господь призрит на нашу молитву, и с Божией помощью у нас все образуется. А если возродится храм, то будет возрождаться и село. Спаси Господь за молитвы."   

В помещении трапезной храма Архистратига Михаила на протяжении многих лет склад цемента...

 Тогда же из Новосибирска приехали паломники, чтобы очистить святое место, где стоял легостаевский храм. Среди них была Людмила Стенькина, жительница Первомайского района. которая родилась  и её родители всю жизнь прожили в Легостаево . Она стала главным вдохновителем проекта восстановления церкви. Людмила Андреевна уверена, что это обязательно произойдет: «Мы будем по крохам собирать и до куполов дойдем». Благодаря ее стараниям было отправлено заявление в Управление по госохране в мае 2018 года, после которого были проведены работы по установлению историко-культурной ценности храма, и снос выявленного объекта культурного наследия запрещен. https://vn.ru/news-starinnyy-k...

                                                                                                  

"Нынче радостей немного.

Больше подлостей и сраму.

Правда, нынче, слава Богу,

Восстанавливают храмы.

В сёлах и первопрестольной,

Словно юные старушки,

Возникают колокольни,

И часовни, и церквушки...

А в деревне Божьи служки

Мир подлунный покидают.

Тропка к старенькой церквушке

Зарастает, зарастает…

Там была она, святая,

Лишь одна на всю округу.

Ноги босые сбивая,

К церкви люди шли, как к другу.

Жили бедно и убого,

Да боялись слова злого.

Сколько было веры в Бога,

Своего, не подкидного!

Паства выглядит устало

На ступеньках новой эры.

Храмов, правда, больше стало.

Веры меньше. Веры… Веры…"

Николай Добронравов "Восстанавливают храмы"


p/s:

Уважаемые Коллеги и Читатели!

Буду весьма признателен за любую фотографию  или рисунок Храма Архистратига Михаила в Легостаево Искитимского района Новосибирской области до пожара в 1948 году. Как  видите - автор не  смог предоставить в материале ни одного фото или рисунка храма Архистратига Михаила в Легостаево датируемого до 1948 года, присутствуют лишь фото архивных документов и фотографии развалин...Даже в семейных архивах не сохранились фотографии погибших в 1943 году  братьев Ивана Егоровича и Фёдора Егоровича Мильшиных. Но мы не опускаем руки, надеемся, что где-то на просторах России возможно ещё сохранились фото в семейных архивах их однополчан, оставшихся в живых в той величайшей войне двадцатого века... 

Берегите, собирайте оставшиеся крохи информации о том великом времени, о наших славных соотечественниках, полегших на полях сражений Великой Отечественной и других войн во славу Отечества нашего, во имя нас с Вами. Передавайте бесценную информацию своим внукам и детям! Это никто не сделает за нас  с Вами...

Литургия в разрушенном Храме 
Молебен в стенах поруганной и разрушенной святыни...
Радуга над Легостаевым в праздник Архистратига Михаила














 





Итоги выборов – почему победила Единая Россия

Вспоминается финальная песня из мультфильма «Остров сокровищ», где поётся «До конца ещё осталось несколько минут, и меня, какая жалость, видно не убьют». В смысле, что до ко...

Альтернатива «Русскому миру»

Как мы уже неоднократно утверждали, история и политика не детерминированы. Даже с точки зрения христианской религии Бог, даровавший человеку свободу воли, тем самым избавил его от неизб...

Откуда Россия берёт деньги?

Снова и снова мне приходится слышать одно и то же: мол всё, что даёт людям государство российское, это всё делается на деньги налогоплательщиков.   Таким нехитрым способом различные...

Обсудить
  • Спасибо за статью! :collision: "Какой патриот, какому народу ни принадлежал бы он, не хотел бы выдрать несколько страниц из истории отечественной?" П. Вяземский
  • Благодарю Вас!
  • Печальное , но обыденное ( и оттого - еще более печальное зрелище)
  • Спасибо за отличный материал!
  • :fist: :thumbsup: :thumbsup: