ВАСИЛИЙ ГАВРИЛОВИЧ ГРАБИН. УТРАЧЕННЫЙ ЗАДЕЛ.ЧАСТЬ 2

95 3269

ВАСИЛИЙ ГАВРИЛОВИЧ ГРАБИН. УТРАЧЕННЫЙ ЗАДЕЛ.ЧАСТЬ 2

Солдат-артиллерист целует ствол своего боевого орудия ЗИС-3

Роль Василия Грабина в создании артиллерийских систем периода Великой Отечественной войны общеизвестна. Но он был не только конструктором, но и выдающимся технологом и организатором производства. Знаменитые грабинские пушки Ф-22, Ф-34, УСВ, ЗИС-2, ЗИС-3, БС-3 и другие составили более половины орудий, выпущенных нашей промышленностью в 1941-1945 гг. Именно они уничтожили подавляющее большинство немецких танков.


Василий Гаврилович Грабин (1899 - 1980) - советский конструктор и организатор производства артиллерийского вооружения

А вот о послевоенной деятельности Грабина молчат энциклопедии и справочники. И это не случайно. С 1945 по 1959 г. в серийное производство пошло только одно его орудие - 57-мм зенитная пушка С-60.

 57-мм зенитная пушка С-60 хорошо себя зарекомендовала во Вьетнаме

Что же произошло? Почему достиг таких успехов военинженер 2 ранга Грабин, руководивший сравнительно небольшим КБ на заводе №92, а генерал-полковник Грабин, стоявший во главе самого мощного в стране Центрального артиллерийского конструкторского бюро (ЦАКБ) 14 лет работал вхолостую? Может, Василий Грабин выдохся или почил на лаврах?

ЖЕСТКОСТЬ И УСТУПЧИВОСТЬ

Василий Гаврилович имел волевой и очень жесткий характер. Именно эти качества помогли Грабину стать Грабиным.

Михаил Тухачевский, например, хотел заставить его заниматься динамореактивными пушками (ДРП) системы Курчевского. Грабин, правильно оценив ситуацию, решительно отказался. И действительно, в 1936-1937 гг. авантюра Курчевского лопнула как мыльный пузырь, и 5 тыс. ДРП пошли на металлолом. Руководство Наркомата вооружений несколько раз пыталось убрать Грабина из КБ завода №92 (г. Горький) и отправить его то на Ново-Краматорский завод, то на "Уралмаш". Тогда конструктор нарушал дисциплину, бросал все, ехал в Москву добиваться правды и брал верх в конфликтах. Он твердо отстаивал как интересы КБ, так и свои личные.

Вместе с тем Грабин часто уступал руководству и даже допускал ухудшение тактико-технических данных своих орудий и вообще отказывался от доводки весьма перспективных систем. В частности, в середине 30-х гг. он отказался от установки дульного тормоза и введения нового мощного патрона для 76,2-мм дивизионной пушки Ф-22. Мало того, он согласился на увеличение угла возвышения ее до +75 градусов, чтобы дивизионная пушка могла по совместительству стать и зенитной. Понятно, что эффективного огня по самолетам Ф-22 вести так и не смогла. А вот немцы в начале 1942 г. переделали около тысячи трофейных пушек Ф-22 именно так, как предлагал Грабин в 1935-м. Они расточили камору, ввели мощный патрон и уменьшили угол возвышения до +25 градусов. В результате Ф-22, переименованная в 7,62 cm PAK 36(r), стала почти на полтора года лучшей противотанковой пушкой в вермахте.

ЛЮБИМЕЦ СТАЛИНА

Уже перед Великой Отечественной Грабин в борьбе с руководством ГАУ и особенно с Наркоматом вооружений, начинает апеллировать лично к Сталину. Вождь оценил не только превосходные качества грабинских пушек, но и фантастически малые сроки их разработки. Так, у 107-мм танкового орудия между началом проектирования и первым отстрелом опытного образца прошло всего 42 дня. Сталин начинает покровительствовать конструктору, нередко они по телефону и беседуя с глазу на глаз решают производственные вопросы, ставя ГАУ и Наркомат вооружений перед свершившимся фактом.

Молодой нарком Д.Ф.Устинов 1944 г.

С началом войны Грабин еще чаще контактирует с Верховным Главнокомандующим. Это приводило в бешенство молодого наркома вооружений Дмитрия Устинова, который несколько раз пытался одернуть конструктора и заставить его строго соблюдать субординацию. Грабин же не принимал всерьез угроз наркома. Формально Василий Гаврилович являлся подчиненным Устинова, но они имели одинаковые воинские звания, Грабин был на 8 лет старше, а главное, Устинов тоже начинал свою карьеру в качестве инженера-артиллериста, но не спроектировал ни одной пушки.

Грабин еще до войны неоднократно поднимал вопрос о кооперации деятельности артиллерийских заводов, их КБ. Очевидно, он и стал инициатором создания Центрального артиллерийского конструкторского бюро. Документов на этот счет не найдено, но, видимо, в июле - начале августа 1942 г. Грабин вышел на Сталина и предложил организовать ЦАКБ.

Надо сказать, что объективные предпосылки для создания Центрального артиллерийского КБ были. В 1941-1942 гг. ряд артиллерийских КБ ленинградских заводов - "Большевик", ЛМЗ им. Сталина, завод им. Фрунзе, сталинградский завод "Баррикады", киевский "Арсенал" и другие эвакуировались на Урал и в Сибирь. Зачастую конструкторы одного КБ оказывались удалены друг от друга на сотни километров. К примеру, инженерно-технический состав завода "Баррикады" осенью 1942 г. раскидали по семнадцати городам.

Сразу после нападения фашистских войск на СССР, когда в нашей армии катастрофически не хватало артиллерийских орудий, конструктор Грабин задался целью увеличить скорость изготовления пушек. Потратив не одну ночь на размышления и теоретические изыскания, он пришел к выводу, что на том же самом заводе, при тех же самых мощностях и том же количестве сотрудников, перестроив производство и правильно организовав работу, можно увеличить скорость выпуска орудий примерно в 18-20(!) раз. А это значит, что на фронт можно давать в 18-20 раз больше пушек, чем давалось до этого. Фантастика!

Сказать, что его идею никто не воспринял всерьез, значит ничего не сказать. Представители других КБ смеялись над Грабиным до слез и снисходительно хлопали его по плечу, когда он рассказывал о своих планах. Непосредственное начальство пыталось откреститься от невыполнимой (как им казалось) затеи конструктора, чтобы не навлечь на себя беды. Даже некоторые сотрудники КБ Грабина недоумевали и возмущались, ведь таких сроков изготовления пушек ни в одной стране мира не было!

Но Василий Грабин не собирался отступать. Преодолев сопротивление первых, переубедив вторых, мотивировав третьих, он и его подчиненные решительно принялись за дело, и уже к концу 1941г. им удалось увеличить выпуск пушек в 5,5 раз - выдающийся результат! Но это только начало. Для дальнейшего увеличения скорости требовалась дальнейшая, еще более глубокая реорганизация производства, а также некоторое оборудование.

4 января 1942г. Грабина вызвали на заседание Государственного Комитета Обороны. Пришло время убедить высшее военное руководство страны в правильности своих решений. Грабин понимал, что не смотря на достигнутые результаты, ему будет непросто отстоять свою позицию, т.к. его планы (увеличить выпуск пушек в 18-20 раз) казались слишком фантастическими. Кроме того, ситуацию осложнял тот факт, что он претворял свои идеи в жизнь по собственной инициативе, не согласовав их с Кремлем. Единственным высокопоставленным деятелем, который одобрял работу Грабина, был маршал Ворошилов, недавно посещавший грабинское КБ, но его на этом заседании не было.

Грабин в глубине души рассчитывал, что если даже его не поймут другие, то его должен понять товарищ Сталин, который до этого не раз поддерживал начинания конструктора. Но… все сложилось иначе. В своих мемуарах Грабин пишет о том, что произошло:

«…4 января [1942г] меня вызвали на заседание ГКО. Ворошилов на заседании ГКО не присутствовал. Заседание Государственного Комитета Обороны сразу превратилось в резкий диалог между Сталиным и мною. Вся наша работа подверглась очень острой и несправедливой критике, а меня Сталин обвинил в том, что я оставлю страну без пушек. Я отстаивал позиции нашего коллектива до последнего.

Атмосферу этого заседания может вполне характеризовать лишь один эпизод. В очередной раз, когда я пытался возразить Сталину и защитить правильность выбранной нами позиции, обычная выдержка и хладнокровие изменили ему. Он схватил за спинку стул и грохнул ножками об пол. В его голосе были раздражение и гнев.

— У вас конструкторский зуд, вы все хотите менять и менять! — резко бросил он мне.— Работайте, как работали раньше!

Таким Сталина я никогда не видел — ни прежде, ни позже.

ГКО постановил: нашему заводу изготавливать пушки по-старому.

В тяжелом и совершенно безнадежном настроении покинул я Кремль. Меня страшила не собственная моя судьба, которая могла обернуться трагически. Возвращение к старым чертежам и к старой технологии неизбежно грозило не только резким снижением выпуска пушек, но и временным прекращением их производства вообще. Вот теперь-то страна действительно останется без пушек!

Сборка ЗИС-3 на заводе Грабина (источник http://waralbum.ru/321424/)

Ночь я провел без сна в бомбоубежище Наркомата вооружения.

Выполнить приказ Сталина — беда. Но как не выполнить приказ самого Сталина?!

Выхода не было.

Рано утром 5 января, совсем еще затемно, ко мне подошел офицер и предложил подняться наверх, к телефону. Я не пошел: если хотят арестовать, пусть арестовывают здесь. Тяжелая апатия охватила меня, мне уже было все равно. А в том, что меня ждет, я почти не сомневался: мой спор со Сталиным носил — если не вникать в его суть — характер вызова, а квалифицировать это как саботаж или вредительство — за этим дело не станет.

Через некоторое время офицер появился снова.

— Вас просят к телефону,— повторил он и добавил: — С вами будет говорить товарищ Сталин.

Действительно, звонил Сталин. Он сказал:

— Вы правы...

Меня как жаром обдало.

— То, что вы сделали, сразу не понять и по достоинству не оценить. Больше того, поймут ли вас в ближайшее время? Ведь то, что вы сделали, это революция в технике. ЦК, ГКО и я высоко ценим ваши достижения,— продолжал Сталин.— Спокойно заканчивайте начатое дело».

Товарищ Сталин, умевший признавать свои ошибки

Вскоре после этого разговора Грабин был повышен в звании, а еще спустя полгода он возглавил только что созданное ЦАКБ (Центральное артиллерийское конструкторское бюро). Здесь талант и организаторские способности Василия Гавриловича раскрылись в полной мере – более 80% всех советских артиллерийских орудий, использовавшихся во время войны, были разработаны при его непосредственном участии, а скорость проектирования пушек по сравнению с довоенным временем действительно увеличилась в 18-20 раз. Стоит ли говорить, что Сталин всецело поддерживал конструктора.

5 ноября 1942 г. Сталин подписал постановление ГКО о создании ЦАКБ на базе бывшего ГКБ-38. Начальником и главным конструктором бюро был назначен Василий Грабин. Так сбылись его мечты о проектировании всех без исключения артиллерийских систем. Само название - Центральное артиллерийское - обязывало к этому. В тематическом плане ЦАКБ на 1943 г. было свыше пятидесяти основных тем. Среди них - полковые, дивизионные, зенитные, танковые и казематные орудия, пушки для САУ, кораблей и подводных лодок. Разрабатывались опытные образцы минометов калибра от 82 до 240 мм. Впервые Грабин решил заняться и авиационными пушками как классической схемы, так и динамореактивными.

Амбициозные планы Грабина вызывают недовольство и просто зависть у многих специалистов, работавших как в других КБ, так и в ЦАКБ. Устинов пользуется этими настроениями и всячески пытается поссорить Грабина с другими конструкторами. Его цель - взорвать ЦАКБ изнутри или по крайней мере расчленить его. И такой случай вскоре представился. Весной 1944 г. несколько сотрудников ЦАКБ во главе с Ильей Ивановым выезжают в Ленинград, чтобы на заводе "Большевик" наладить серийное производство грабинской 100-мм пушки С-3, опытный образец которой, изготовленный на заводе № 172, уже прошел испытания. Конструкторы ЦАКБ вместе с инженерами "Большевика" внесли ряд небольших изменений в конструкцию пушки и запустили ее в серию. Вроде бы дело житейское. Но сверху зачем-то предлагают заменить грабинский индекс на БС-3. Иванов старается держаться подальше от интриг Устинова, но ему совсем не чужда мысль отделиться от Грабина.

Постановлением Совнаркома от 27 мая 1944 г. "для более успешного решения задач вооружения ВМФ" создается Ленинградский филиал ЦАКБ. Руководителем его, естественно, назначается Иванов. В марте 1945 г. постановлением ГКО Ленинградский филиал ЦАКБ преобразовывается в самостоятельное предприятие - Морское артиллерийское центральное конструкторское бюро (МАЦКБ). Начальником его по-прежнему остается Иванов.

 130мм береговая артустановка СМ-4 (С-30)

Отметим, что "сепаратисты", уехав в Ленинград, прихватили с собой десятки ящиков с документацией на морские орудия, которая была в основном разработана Ренне и другими сотрудниками, оставшимися у Грабина. К примеру, 130-мм береговая мобильная пушка С-30 проектировалась ЦАКБ с мая 1944 г., а в декабре 1944 г. в подмосковных Подлипках, где находилось грабинское "хозяйство", было начато изготовление ее рабочих чертежей.

Лишив Грабина возможности работать над морскими орудиями, Устинов не успокоился, а начал дискредитировать все его разработки. Вдобавок после окончания войны Сталин стал гораздо меньше интересоваться артиллерийскими делами и реже контактировать с Грабиным. У генсека хватало и других дел, да и здоровье стало серьезно пошаливать. В борьбе с Грабиным у Устинова появился и серьезный союзник - Берия. Последний считал, что артиллерия отжила свое (с 1946 г. Лаврентий Павлович руководил атомным проектом, курировал работы над баллистическими, зенитными и крылатыми ракетами). Кстати, Берия, только начал громить корабельную береговую и армейскую артиллерию, а Никита Сергеевич потом всерьёз продолжил его линию.

 Северокорейский лидер Ким Чен Ын посещает береговую батарею, вооруженную 130-мм артиллерийскими установками СМ-4-1

РАБОТА ВПУСТУЮ

Для замены противотанковых 57-мм ЗИС-2 и 100-мм БС-3 в 1946 г. Грабин создает около десятка опытных противотанковых пушек от батальонных 57-мм С-15 до сверхмощных орудий. Среди них была и уникальная система С-40 с цилиндроконическим стволом. В начале нарезов пушка имела калибр 76 мм, а в конце - 57 мм. Снаряд С-40 обладал огромной по тем временам начальной скоростью - 1338 м/с - и пробивал по нормали с полукилометровой дистанции 285-мм броню (т.е. броню башен линкора!).

 Советская 76/ 57-мм пушка С-40 с цилиндро-коническим каналом ствола

В 1947-1948 гг. С-40 успешно прошла полигонные испытания, но на вооружение не поступила.

 57 мм автоматическая зенитная пушка с-60

Для самого мощного в мире танка ИС-7 Грабин создает самую же мощную в мире 130-мм пушку С-70. Кроме того, для перспективной самоходной противотанковой установки была разработана 130-мм пушка С-70А. В 1949 г. Кировский завод получил заказ на пятьдесят ИС-7. Однако в том же году принимается постановление о прекращении работ над всеми танками весом свыше 50 тонн. Следствием этого решения было снятие с серийного производства танка ИС-4 и прекращение всех работ над ИС-7, что было грубой ошибкой нашего руководства, притом не только военно-технической, но и политической: даже малая (для СССР) серия - 500-2000 ИС-7 - произвела бы большое психологическое воздействие на вероятного противника и заставила бы его потратить во много раз большие суммы на создание средств для борьбы с нашими тяжелыми танками. Применение же ИС-7 в Корее, в ходе блокады Западного Берлина, в Будапеште в 1956 г. и в других локальных конфликтах дало бы большой военный и политический эффект.

 Танк ИС-7 62 тонный опытный советский тяжёлый танк со 130 мм пушкой С-70

Еще более непростительную ошибку допустили в отношении пушки С-70 ГАУ и ГБТУ. Там генералы наивно думали, что калиберные бронебойные снаряды Д-25 к 122-мм пушке, состоявшей на вооружении наших "тяжеловесов" ИС-3 и Т-10, будут уничтожать новые тяжелые танки вероятного противника. На самом деле, по данным, предоставленным военными правительству СССР в 1963 г., снаряд Д-25 не пробивал лоб корпуса и башню американского М-60, лоб башни американского М-48А2, лоб корпуса и башню английского "Чифтена". Зато от американской 105-мм танковой пушка М68 и 120-мм пушки "Чифтена" не защищала любая броня ИС-3 и Т-10.

В 1949 г. в ЦНИИ-58 началась разработка 100-мм стабилизированной пушки "0963", предназначенной для вооружения танка Т-54. К тому времени в СССР не было ни одного серийного или опытного стабилизированного орудия. 31 мая 1949 г. ЦНИИ-58 представил ГБТУ и ГАУ аванпроект стомиллиметровки "0963". Его утвердили, и 29 ноября того же года Грабин представил заказчику технический проект пушки. По неясным причинам "0963" на вооружение не приняли. Но Грабин продолжал работать над 100-мм стабилизированными пушками. Так, в 1950 г. в ЦНИИ-58 была модернизирована и оснащена стабилизатором 100-мм штатная танковая пушка Д-10Т. Пушка получила индекс "0979".

100-мм нарезная танковая пушка Д-10Т

В 1951 г. Грабин разработал проект 100-мм танковой стабилизированной пушки С-84СА. Она впервые была оснащена эжектором, чтобы уменьшить загазованность внутри башни. В том же году появился проект танковой стабилизированной пушки "0865", снабженной автоматом заряжания.

Работы над 100-мм стабилизированными танковыми пушками ЦНИИ-58 вело до 1953 г., но ни одна из них не была принята на вооружение. Найти документы с мотивировками отказов, к сожалению, до сих пор не удалось.

В 1950 г. Грабин приступил к проектированию 406-мм активно-реактивной пушки с шифром "0842" на самоходном лафете. Позже орудие "0842" получило индекс С-103. В начале 50-х гг. пушки С-103 было решено использовать для стрельбы проектируемыми в то время ядерными зарядами. При проектировании С-103 широко использовался опыт работы со 100-мм пушкой С-100. В начале 50-х гг. С-103 было решено использовать для стрельбы проектируемыми ядерными зарядами... Но где они?

В 1945-1947 гг. Грабин создает корпусный дуплекс (разные орудия на одном лафете) в составе 130-мм пушки С-69 и 152-мм гаубицы С-69-I. Однако по результатам полигонных испытаний на вооружение взяли систему завода №172 М-46 и М-47, имевшую те же тактико-технические характеристики.

В 1946-1948 гг. Грабин выдает уникальную систему орудий большой мощности, имевших единый лафет: 180-мм пушку С-23, 210-мм гаубицу С-23-I, 203-мм пушку-гаубицу С-23-IV и 280-мм мортиру C-23-II. Параллельно рождается дуплекс особой мощности в составе 210-мм пушки С-72 и 305-мм гаубицы С-73.

210 мм пушка С-72 в походном положении. проектная модель
210-мм пушка С-72 в боевом положении. Проектная модель
305-мм гаубица С-73 в боевом положении. Проектная модель

В 1950 году Грабин приступил к проектированию 420-мм активно-реактивной пушки, получившей шифр «0842», на самоходном лафете. Позже 420-мм орудие «0842» получило индекс С-103. В начале 50-х гг. пушки С-103 было решено использовать для стрельбы проектируемыми в то время ядерными зарядами. При проектировании С-103 широко использовался опыт работы со 100-мм пушкой С-100

В годы Великой Отечественной мы серьезно уступали в артиллерии большой и особой мощности Германии, Англии и США как в количественном, так и в качественном отношении. Грабинские орудия типа С-23, С-72 и С-73 превосходили по своим баллистическим характеристикам все германские и союзные орудия, а главное, были мобильнее их, т.е. гораздо быстрее переводились из походного положения в боевое и почти не требовали инженерного оборудования позиций. Ни одно наше артиллерийское КБ не смогло создать ничего подобного.

1955 год Через десятилетие после победы. Слева направо Б. В. Тюрин, П. Ф. Красовский, В. Д. Мещанинов, В. И. Норкин, В. Г. Грабин, К. А. Синягин, Ф. Ф. Калеганов, П. В. Михневич.

Тем не менее ни система орудий С-23, ни дуплекс С-72 и С-73 не были приняты на вооружение. Причем сразу отказаться от них Устинов и его команда не рискнули, они предпочитали тянуть время с помощью различных "рацпредложений". К примеру, орудия системы С-23 проектировались под раздельно-гильзовое заряжание. Устинов и ГАУ утвердили проект, а затем, когда орудия были готовы и прошли испытания, предложили переделать их под картузное заряжание.

Знал ли Устинов, какими убытками закончилась кампания 1938-1940 гг. по переводу нашей корпусной артиллерии с раздельно-гильзового на картузное заряжание? Знал ли он, что все германские орудия большой и особой мощности успешно воевали с раздельно-гильзовым заряжанием? Вопросы, как говорится, риторические. Но переделка орудий под картузы обошлась Грабину в 2 года, а стране - в миллионы рублей. В конце концов, сделали семь 180-мм пушек С-23 с картузным заряжанием для Сирии, а там поступило указание Хрущева прекратить вообще все работы над тяжелыми артсистемами.

Только захваченные у Сирии трофеи позволили израильтянам и американцам разобраться в 203-мм пушке-гаубице М-1955  и грабинской 180-мм С-23



Генерал-майор Иван Иович Бульба (1902-1980)

То же самое произошло и с дуплексом С-72 - С-73. С 26 мая 1956 г. по 13 мая 1957 г. на полигоне Ржевка под Ленинградом проходила испытания 305-мм гаубица С-73. Судя по отчету, стреляла она отлично, но руководство полигона настроено было к ней крайне недоброжелательно. Его начальник генерал-майор Бульба не сумел указать ни одного недостатка. Зато Бульба начал доказывать, что, мол, перевооружение системы невозможно без крана АК-20, который-де имеет низкую проходимость и т. д. "Войсковая часть №33491 считает, что если имеется необходимость в орудии с баллистическими характеристиками гаубицы С-73, то ее качающуюся часть целесообразно наложить на артсамоход типа объекта 271".

 Артсамоход объекта 271 был сверхтяжёлой машиной, не способной проходить по обычным мостам или под линиями электропередач, не вписывающейся в улицы небольших городов. Установка, смонтированная на нём, также не могла перевозиться на железнодорожной платформе, что было обязательным условием для перевозки военной техники на большие расстояния. В силу всего этого объект 271 (с 406-мм пушкой СМ-54) так и не был принят на вооружение, хотя несколько раз участвовал в парадах на Красной площади, производя неизгладимое впечатление на иностранных специалистов.


САУ 2АЗ на гусеничной платформе объекта 271

Генерал Бульба предложил наложить С-73 на "артсамоход типа объект 271", но не уточнил, во сколько это обойдется государству и сколько займет лет. А главное, что артсамоход объект 271 (406-мм пушка СМ-54) не мог пройти через обычные мосты, не вписывался в улицы городов, туннели под мостами, не проходил под линиями электропередачи, его невозможно было транспортировать на железнодорожной платформе и т.п. Вот почему сей монстр так и не приняли на вооружение. Другой вопрос, что пушку СМ-54 проектировало родное ленинградское ЦКБ-34, в том же городе на заводе "Большевик" изготовили, а артсамоход создали на Кировском заводе.

Однако Грабину пришлось уступить генералам из ГАУ и заняться гигантскими самоходными артиллерийскими установками. На базе С-72, С-73 и С-90 в 1954-1955 гг. в ЦНИИ-58 был разработан "Большой триплекс" - 210-мм пушка С-110А, 280-мм пушка-гаубица С-111А и 305-мм гаубица на едином самоходном лафете. Технический проект самоходного триплекса был направлен в Министерство оборонной промышленности 31 декабря 1955 г. И опять, пока суд да дело, подоспело постановление Хрущева.

ЦНИИ-58 под руководством Грабина весьма много сил и времени отводило на разработку дуплексных и триплексных комплексов. Артиллерийские комплексы с несколькими заменяемыми стволами различных калибров и баллистики многократно увеличивали степень универсальности тяжёлой артиллерии. Они, безусловно, могли занять достойное место в войсковом вооружении и не раз доказать актуальность ствольной артиллерии. Но послевоенные годы ознаменовались не только восстановлением страны и возвращением её жизни в мирное русло. Появилось время и лишние средства для того, чтобы не останавливаться на подтвердивших свою надёжность конструкциях, а заняться «свободным» поиском в области картузного заряжания или самоходных «монстров». И уже не казалось так страшным разбазаривать понапрасну деньги и время. Однако внешние угрозы не исчезли, а лишь изменились, но вместе с тем не могла не измениться стратегия предполагаемого ведения войны. На горизонте уже появлялась ракетная техника, предвещавшая незаслуженно преждевременное забвение артиллерии...

РАКЕТЫ И РЕАКТОРЫ ВМЕСТО ПУШЕК

С середины 50-х гг. все наши артиллерийские КБ и предприятия постепенно переходят на ракетную тематику. Так, заводы "Большевик", им. Фрунзе ("Арсенал"), "Баррикады", пермский завод №172, ЦКБ-34 и другие для начала стали проектировать и изготовлять пусковые установки для ракет всех классов, а затем часть из них (им. Фрунзе, №172 и др.) стали делать и сами ракеты. Некоторые артиллерийские КБ в 50-х гг. были попросту закрыты (ОКБ-172, ОКБ-43 и др.).

Грабин, спасая свое КБ, тоже начал заниматься ракетными пусковыми установками, установками для отстрела авиабомб и т. п. Во второй половине 50-х годов он даже приступил к проектированию управляемых ракет. В частности, был создан и испытан опытный образец ПТУР.

 В феврале 1958 г. Грабин на конкурсной основе (основной конкурент - ОКБ-8 в Свердловске) начал проектирование зенитной ракеты для войскового комплекса "Круг". Грабинская ракета С-134 была оснащена прямоточным воздушно-реактивным двигателем. Под ракеты ЦНИИ-58 самостоятельно разрабатывало пусковые установки С-135. Видимо, были и другие наработки в области ракетного оружия, но они или лежат до сих пор в архивах под грифом "Сов. секретно", или попросту уничтожены. Завершить все эти работы Василию Гавриловичу не пришлось.

Устинов по-прежнему пытался уничтожить Грабина и его КБ. Однако конструктор не только не боялся, но и презирал Устинова. До марта 1953 г. это сходило ему с рук, поскольку Сталин считал Грабина "высшим авторитетом по артиллерийской технике". Но и после смерти генералиссимуса Василий Гаврилович не пожелал менять своего отношения к Дмитрию Федоровичу. В неприязни к министру Грабин доходил до мальчишества. К примеру, на территории ЦНИИ-58 было два въезда: западный - со стороны Ярославского шоссе и восточный - со стороны станции Подлипки. Если Устинов въезжал через западные ворота, то Грабин покидал свою территорию через восточные.

В 1954 г. Устинов обратился к первому заместителю министра среднего машиностроения Ванникову с предложением передать ЦНИИ-58 Министерству среднего машиностроения. Повод был - в это время Игорь Курчатов выступил с идеей серийного производства ядерных реакторов на быстрых нейтронах для исследовательских и энергетических целей. В августе 1954 г. постановлением Совета министров ЦНИИ-58 отдали Минсредмашу. Начальником ЦНИИ-58 назначили академика Анатолия Александрова, а Грабин был переведен на должность начальника отделения.

В последующие месяцы в ЦНИИ-58 спроектировали и изготовили реактор на быстрых нейтронах с жидкометаллическим теплоносителем. Его тепловая мощность составляла около 5000 кВт, и он предназначался для Физико-энергетического института в Обнинске.

Артиллерийская и ракетная тематика была сокращена, хотя и не снята полностью. Но даже сам факт передачи ЦНИИ-58 Минсредмашу сразу парализовал работы над ствольной артиллерией и ракетными установками. Надо ли говорить, что в Совмин СССР и ЦК КПСС посыпались индивидуальные и коллективные письма заслуженных артиллеристов с просьбой вернуть Грабина на должность начальника ЦНИИ-58 и уделить большее внимание артиллерийской проблематике.

22 февраля 1956 г. Грабин присутствовал на торжественном собрании в Центральном театре Советской армии по поводу годовщины Советских вооруженных сил. Василий Гаврилович сидел на сцене в президиуме недалеко от председателя Совета министров Николая Булганина. После окончания заседания премьер подошел к Грабину и попросил рассказать о своей работе и состоянии дел в ЦНИИ-58. Разговор длился всего несколько минут, но имел серьезнейшие последствия.

2 марта Булганин позвонил Грабину и сообщил о только что подписанном постановлении Совмина, согласно которому ЦНИИ-58 передавалось из Минсредмаша в Государственный комитет по оборонной технике (ГКОТ). Грабин вновь назначался директором и главным конструктором. В заключение Булганин предложил Василию Гавриловичу немедленно приступить к своим обязанностям.

Вновь став директором ЦНИИ-58, Грабин не отказался от ядерной тематики. Он разделил институт на двенадцать специализированных КБ, из которых два занимались новым реактором УФФА. В 1959 г. в ЦНИИ-58 изготовили серию водо-водяных реакторов УФФА-МГУ. Часть из них поставили в Чехословакию, Венгрию, ГДР, Румынию и Египет. Кроме того, в ЦНИИ-58 были разработаны проект газотурбинной установки (на ртутном паре) мощностью 5 киловатт для космических кораблей и проект реактора на быстрых нейтронах БН-50 мощностью 50 000 киловатт для научно-исследовательских целей.

К началу 1959 г. Грабин был полон сил и энергии и строил далеко идущие планы. Но опасность таилась рядом, в нескольких десятках метров от забора ЦНИИ-58.

Здесь находился завод №88, выпускавший в 1943-1945 гг. 25-мм зенитные пушки. В 1945 г. на предприятии сделали еще четыре опытные 57-мм автоматические пушки и этим ограничились. Логично было предположить, что Грабин попросту присоединит к ЦНИИ-58 этот небольшой артиллерийский завод, тем более что производство всех типов 25-мм автоматов (72К, 84КМ и 94КМ) в 1946 г. прекратили. Однако руководству страны завод №88 понадобился совсем для иной цели.

13 мая 1946 г. вышло постановление Совмина №1017-419, согласно которому в составе Министерства вооружения на базе завода №88 был создан Научно-исследовательский институт реактивного вооружения и конструкторское бюро. Приказом Устинова от 16 мая 1946 г. НИИ реактивного вооружения получил название НИИ-88. 26 апреля 1950 г. опять же по приказу Устинова ликвидируется СКБ, а на его базе возникает ОКБ-1 (ракеты дальнего действия) и ОКБ-2 (зенитные управляемые ракеты). Начальником ОКБ-1 был назначен Сергей Королев. Через несколько месяцев разработку зенитных ракет поручают другим организациям, и Королев фактически становится хозяином ОКБ-1 и НИИ-88 в целом. В 1958 г. Сергей Павлович начал работы над твердотопливными ракетами дальнего действия и потребовал от правительства дополнительно деньги, людей и помещения для этих работ.

Впоследствии зам. Королева Борис Черток писал: "В 1959 году Устинову представился очень удобный случай убить двух зайцев: окончательно рассчитаться за все обиды с Грабиным, доказав ему наконец, "кто есть кто", и удовлетворить настоятельные, законные требования Королева о расширении производственно-конструкторской базы.

Это предложение, безусловно, будет поддержано Хрущевым, который являлся энтузиастом создания ракетного орудия в ущерб обычной артиллерии и авиации. Он обещал помощь Королеву и дал Устинову задание подготовить по этому поводу предложения.

Устинов не любил промедлений. Видимо, были и другие варианты по изменению судьбы ЦНИИ-58 и самого Грабина. Поэтому он дал Королеву срок всего три дня на размышление".

Приказом ГКОТ от 3 июля 1959 г. работы по твердотопливным баллистическим ракетам дальнего действия были поручены ОКБ-1 с включением в его состав ЦНИИ-58, в котором тогда работало около пяти тысяч человек, в том числе почти полторы тысячи инженеров и конструкторов, которые значительно усилили коллектив королёвского КБ. В итоге королёвское КБ твердотопливные баллистические ракеты не сделало. Их спроектировали и изготавливали позднее коллективы других отраслевых КБ.

Рассказывает Черток: "Мы получили благоустроенную территорию, на которой располагался большой конструкторско-лабораторный корпус, опытный завод с замкнутым циклом и всякие вспомогательные службы. Большой фруктовый сад, березовая роща и цветники украшали территорию. Летом они производили впечатление парковой зоны, а не предприятия по производству вооружения. Всю вновь полученную территорию называли "второй территорией" или "вторым производством".

Хозяином "второго производства" Королев назначил Бушуева. Приказал ему занять кабинет Грабина, переоформил на его имя установленные в кабинете телефоны кремлевской АРС и ВЧ-связи. Служебный автомобиль "ЗИС-110" министерством был переоформлен на имя Королева.

Маленький штрих к характеру Грабина - у него и в 1959 г., после ХХ съезда КПСС в кабинете висел портрет Сталина. Королев велел заменить его портретом Циолковского.

Василий Гаврилович организовал на территории ЦНИИ-58 большой артиллерийский музей из советских и германских орудий, значительную часть которых составляли наши и немецкие уникальные пушки, созданные в нескольких, а то и в единственном экземпляре. Все они были уничтожены. Погибла и значительная часть документации ЦНИИ-58. По личному распоряжению Королева сожгли переписку Грабина со Сталиным и Молотовым.

В 1972 году журнал «Октябрь» начал публикацию мемуаров конструктора под названием «Оружие Победы». Полноценное издание этой книги выпущено «Политиздатом» только через девять лет после смерти автора – в 89-м. Кстати говоря, книга долгое время не издавалась лишь потому, что Василий Гаврилович при жизни был в опале со стороны наркома вооружения Устинова, которому не нравилось, что талантливый инженер имел право напрямую общаться с главным руководителем страны и был под его протекторатом. Покровительство Сталина конструктору было обеспечено тем, что последний умел чётко формулировать свои мысли и идеи и всегда упрямо отстаивал свою позицию во время обсуждения важнейших государственных вопросов.

Грабин был членом консультативной группы Министерства обороны, а в 1960 году ушел в отставку.

Ветераны Приволжского завода и КБ. Внизу слева направо В. Д. Мещанинов, Л. А. Радкевич, В. Г. Грабин,                        А. М. Боглевский, В. Ф. Елисеев, И. С. Мигунов.

ПРЕПОДАВАТЕЛЬСКАЯ СТЕЗЯ

В том же 1960 году Грабин Василий Гаврилович стал заведующим кафедры артиллерийского вооружения МВТУ им. Баумана. При этом он читал лекции и создал молодежное конструкторское бюро из числа учащихся вуза и был его Главным конструктором.

В. Г. Грабин с молодыми инженерами-конструкторами

Стоит заметить, что легендарный создатель пушек был доктором наук и носил звание профессора. Также он дважды входил в Верховный Совет СССР. Имел награды:

• Четыре ордена Ленина.

• Орден Октябрьской Революции.

• Орден Красного Знамени.

• Орден Суворова двух степеней.

• Четырехкратный лауреат Сталинской премии.

Грабин Василий Гаврилович, дети которого не пошли по его стопам, был дважды женат и со своей второй супругой прожил 32 года.

Талантливейший конструктор умер 18 апреля 1980 года в Подмосковье. Его тело предали земле на Новодевичьем кладбище. Могила расположена на участке под номером 9.

У В.Г. Грабина принято на вооружение более 15 артиллерийских систем, чего не смогло добиться ни одно другое артиллерийское КБ.

В.Г. Грабин из всех артиллерийских конструкторов имел самое высокое воинское звание — генерал-полковник технических войск, а также наибольшее количество других званий и наград: доктор технических наук, профессор, действительный член Академии артиллерийских наук, Герой Социалистического Труда, четырежды лауреат Сталинской премии 1-й степени, обладатель четырех орденов Ленина, двух орденов Суворова 1-й и 2-й степени, которыми награждались только высшие военачальники, ордена Красной Звезды, двух орденов Трудового Красного Знамени, ордена Красного Знамени, ордена Октябрьской Революции и многих медалей.

Решением Президиума Российской академии ракетных и артиллерийских наук от 19 октября 2000 г. выпущена медаль «За заслуги в создании вооружения и военной техники имени выдающегося конструктора артиллерийских систем генерал-полковника технических войск профессора Грабина Василия Гавриловича». На медали написано: «Грабин Василий Гаврилович — 100 лет со дня рождения».

В.Г. Грабин — почетный гражданин г. Королёва. Его именем названа одна из улиц города, а на доме, где он жил, и на проходной бывшего ЦАКБ, где сейчас размещается одно из отделений Ракетно-космической корпорации «Энергия» им. СП. Королёва, установлены мемориальные доски.

На площади Победы г. Королёва установлены 100-мм противотанковая пушка БС-3 и танк ТЗ-34 с 85-мм пушкой ЗИС-С-53, а в открывшемся в 2005 г. в г. Королёве историческом музее имеется специальный раздел, посвященный В.Г. Грабину, где экспонируются его личные вещи и документы, а также легендарные боевые орудия: противотанковая 57-мм пушка ЗИС-2, дивизионная 76-мм пушка ЗИС-3, зенитная 57-мм пушка С-60.

8 мая 2014 года на территории Нижегородского машиностроительного завода состоялось торжественное открытие бюста выдающемуся конструктору артиллерийских систем Василию Грабину
Станица Старонижестеблиевская Краснодарского края - родина В.Г.Грабина.  Памятник конструктору В.Г.Грабину

Все вышеперечисленное свидетельствует об огромных заслугах В.Г. Грабина перед Родиной в деле создания первоклассной отечественной артиллерии.

P/S:

Великий конструктор Василий Гаврилович Грабин умер сорок лет назад, но споры о том, как ему удавалось создать новое орудие за полтора-два месяца идут до сих пор. Как получалось существенно удешевлять каждую новую пушку относительно старой? Почему его конструкторское бюро работало как тщательно настроенный часовой механизм? Грабин неоднократно говорил, что инженер-конструктор должен как можно больше делать самостоятельно – от эскиза до внедрения в производства. Он должен продумать деталь, отработать ее изготовление и тщательнейшим образом проследить за тем, как деталь делают на производстве. Иногда говорят, что у Грабина был волевой, жесткий, иногда даже жестокий характер. Но заслуги Грабина-конструктора, пожалуй, перевешивают все «тоталитарные методы» Грабина-руководителя. К тому же самые известные его орудия создавались в предвоенный период и в ходе Великой Отечественной войны. Нельзя не согласиться, было трудное время, было не до сантиментов.

Может возникнуть вопрос: почему проекты ЦНИИАВ, сделанные после войны, не имели особого успеха? Версий много. Одни касаются изменения военно-политической обстановки, другие – упора на ракеты, а третьи «кивают» в сторону некоторых представителей высшего военного руководства. Так, А. Широкорад в своих работах почти прямым текстом обвиняет в послевоенных неуспехах Грабина и постоянных преобразованиях его конструкторского бюро Д.Ф. Устинова. По мнению Широкорада, Устинов держал обиду еще с тех пор, когда сам был наркомом вооружений. Но истинные причины проблем ЦАКБ, ЦНИИАВ и ЦНИИ-58 вряд ли удастся установить уже за давностью событий. Тем не менее, несмотря на все трудности и загвоздки, стоявшие на пути, В.Г. Грабин навсегда останется в истории как конструктор самого массового и одного из лучших орудий Второй Мировой войны – дивизионной пушки ЗиС-3.

Сейчас ОКБ-1 именуется ракетно-космической корпорацией "Энергия" имени С. П. Королева. Там уже несколько десятилетий функционирует музей предприятия. Но в нем нет ни фотографий, ни документов, связанных с Василием Гавриловичем Грабиным и ЦНИИ-58. А вот благодаря «инициативе» Хрущева отечественная артиллерия начала серьезно отставать от артиллерии США и других стран НАТО. Отставание наблюдалось практически везде - от корабельных до самоходных и танковых орудий. Хваленые управляемые ракеты класса "земля-земля" стали понемногу применять лишь с 1991 г. (в ходе операции "Буря в пустыне"), до этого же ствольная артиллерия по-прежнему была богом войны.

В ходе локальных конфликтов пушки советского производства оказывались под огнем американских орудий, находившихся вне досягаемости их огня. Вот, к примеру, в конце 50-х гг. в ходе перестрелок артиллерии КНР с чанкайшистами, засевшими на малых островах Формозского пролива, наши 130-мм пушки М-46 не могли достать батарею противника, обстреливавшую материк. Тогда советский советник полковник-артиллерист предложил на свой страх и риск (могло разнести ствол) нагреть заряды и дождаться попутного ветра. Китайские товарищи послушались и добились успеха.

1967 г. израильские войска заняли господствующие над сирийской территорией Голанские высоты и установили там американские 175-мм самоходные пушки М107, имевшие дальность стрельбы 32 км. Израильтяне получили возможность безнаказанно внезапно открывать огонь по сирийским военным объектам - штабам, РЛС, позициям зенитных ракет, аэродромам и т. д. А Советский Союз ничем не мог помочь дружественным арабам…

По указанию ЦК КПСС на заводе "Баррикады" (№221) срочно приступили к восстановлению производства 180-мм пушек С-23. Сделать это оказалось весьма непросто, поскольку значительная часть документации и технического оборудования была утеряна. Тем не менее, коллектив предприятия успешно справился с поставленной задачей. До 1971 г. для Сирии изготовили двенадцать С-23.

Детища знаменитого конструктора надолго пережили самого Василия Гавриловича Грабина. Грабинские ЗИС-3, БС-3 и другие участвовали во всех локальных войнах второй половины ХХ в., пушки ЗИС-3 использовались в Афганистане, а береговые пушки СМ-4 ("девичья фамилия" С-30) по-прежнему состоят на вооружении ВМФ.

 Статья посвящается 40-ой годовщине со дня смерти славного сына нашего народа Василия Гавриловича Грабина и годовщине со дня смерти моего отца - майора-артиллериста Мильшина Николая Евтеевича, впервые рассказавшего мне о роли выдающегося конструктора в развитии советской артиллерии. Светлая Память миллионам артиллеристов, воинов, положивших жизнь свою на алтарь Защиты Отечества...

Первая часть статьи "Василий Гаврилович Грабин - гениальный конструктор Красной артиллерии" https://cont.ws/@hodanov/16555...

СПИСОК ССЫЛОК

1) Книга Грабин В. Г. «Оружие победы: (Воспоминания конструктора артиллерийских систем)» / Лит. запись М. Д. Михалёва, В. В. Левашова; Предисл. В. Левашова. — М.: Политиздат, 1989. — 544 с. — 200 000 экз. — ISBN 5-250-00408-3.

2) Широкорад А. «Закат империи Грабина» htmlhttp://nvo.ng.ru/history/2...

3) https://odnarodyna.org/content...

4)https://biography.wikireading....

180-мм пушка С-23 - единственное принятое на вооружение орудие триплекса


Как Вашингтон русского медведя разбудил

Сегодняшний вечер перестает быть томным.Сегодня Глава МИД Лавров сообщил, как Россия ответит на американские санкции, введенные накануне в США против нашей страны. Список ответных ...

Что происходит на границе со стороны Украины, и зачем Россия перекрыла Керченский пролив

Любопытные наблюдения сделал мой знакомый из Харькова. В то время, когда Киев бьет в набат накануне «масштабной российской интервенции», на границе с агрессором со стороны незалежной &...

Байден разделил с Россией ответственность за глобальную стабильность и ввёл санкции

Джозеф Робинетт Байден-младший, 46-й президент США и последний, представляющий Америку в статусе великой державы, ещё только заканчивал своё выступление, посвящённое введению против Рос...

Обсудить
  • :thumbsup:
  • Отличный материал!
  • Вечная память! Вечная слава!
  • Тов.Мильшин, неистово плюсую. :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup:
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: