Протесты в Беларуси. Прямая трансляция. Обновляется

Сказка - взгляд в языческое прошлое русского народа. Сивка-бурка.

21 8158

Если до этого моему анализу подвергались сказки только двух типов, которые я условно обозначил как "рассказы о добродетельных героях" (или жреческие сказки), где ведется рассказ о героях, которые одерживают победу с помощью своей языческой добродетели, и авантюрно-приключенческие сказки, где занимательный сюжет строится на совершенно фантастических событиях. Но есть еще и третий тип русской волшебной сказки – комический. Цель этой сказки – развеселить слушателя. Поэтому главный герой часто здесь – дурак, то есть умственно неполноценный человек. Над такими людьми еще в недавнее время положено было смеяться. Современная мораль такое поведение считает недопустимым. Но в то далекое время психическая неполноценность считалась смешной. Стоит только институт шутов у средневековых монархов. Поэтому в умственной отсталости главного героя не стоит искать какого-то глубокого смысла. Это был комический элемент, введенный для смеха, чтобы заставлять главного героя совершать комические поступки.

Комические сказки так же полны фантастических событий и существ, там творится невообразимое волшебство, вплоть до поездки на печи, но эти события служат для веселья и потехи слушателя. Одной из таких сказок является сказка "Сивка-бурка". Эта сказка интересна тем, что здесь видим древнее славянское общество каким оно было в своем на пороге нашей эры, до начала Великого 

                                                     ******

Было у отца три сына: два умных, а третий — дурак. Пришло время, стал отец помирать и говорит: «Вот, сыны, как я помру, вы по одному три ночи приходите на мою могилу». И умер. Ну, конечно, сыновья обязаны выполнить отцовский приказ. Стали они конaться, и выпало: в первую ночь идти на могилу старшему брату, во вторую — среднему, в третью — младшему, Иванушке.

Комментарий. У отца было три сына - традиционный мотив счастливого полноценного семейства в индоевропейской традиции. Надо думать, что иметь трёх сыновей считалось достаточным у индоевропейских народов для обеспечения выживания и процветания рода. Вряд ли в числе три нужно искать некий сакральный смысл, хотя троичность в делении мира, иерархии богов и общества (жрецы, воины, общинники) у индоевропейцев присутствовала и, несомненно, оказала влияние на представления, что иметь трёх сыновей – это идеальная семья родового строя.

Однако, в нашей сказке идеальной семьи не получилось – боги наказали отца нашего героя, наградив умственно неполноценным сыном. Такой сын не мог быть полноценным работником, занимаясь самой простой работой, не мог быть воином, не мог быть продолжателем рода. Тем не менее, Иванушка – член рода, был признан отцом и имел права на часть наследства. В древние времена отец мог отказать при рождении о ребенка и оставить его умирать – таков был суровый родовой обычай. Его знают все древние общества, так что знали его и славяне.

                                                            ******

Приходит первая ночь. Старший брат и говорит: «Ваня, иди за меня ночуй!» Ваня взял лыка пучок, конопли, кленовое полено, соломы беремя и пошел.

Приходит на могилу, сел; кочедык в руке — плести лапти не плетет, а кочедыком постукивает.

Комментарий. Почему же старший брат, а потом и средний, не выполнили воли отца? Воля отца, хоть живого, хоть мертвого, закон для его детей. Связь с родичами, с живыми и мертвыми, для человека родового строя не была пустым звуком. Главная причина - страх перед мертвецами. Но мертвый родич своего не обидит, наоборот защитит. Вот как такая связь описывается в исландской "Саге о Греттире" (гл. XVIII): "Там на мысу стоит курган, - говорит Аудунн. – В нем лежит Кар Старый, отец Торфинна. У отца с сыном сперва был один только двор на острове. Но когда Кар умер, он стал выходить из могилы и распугал всех, у кого здесь были земли, так что теперь Торфинн один владеет всем островом. А тем, кто у Торфинна в подчинении, никакого вреда не делается". Так что причиной нарушения обещания, данного отцу, была элементарная лень. Таким образом, братья нарушили сразу несколько правил языческой родовой этики: не послушались отца и нарушили данное слово. Проступки довольно серьезные в родовом обществе. Стало быть, у братьев страх перевесил сыновий долг и заставил нарушить данное требование умирающего отца. Образ братьев в сказке, и без того неприглядный, для слушателя становится еще более не привлекательным. Они еще и обманывают младшего брата, которого должны защищать, отправляя его на кладбище, то есть, как они считают на верную смерть.

Так как сказка комическая, то Иван на кладбище откровенно отлынивает от взятой работы – вместо того, чтобы плести лапти, он постукивает кочедыком (инструмент для плетения лаптей), имитируя работу. На кладбище никого, так что кого он обманывает не понятно – это наверное считалось смешным.

                                                            ******

Вот приходит полночь, могила вдруг задрожала, а из могилы человеческий голос: «Кто на могиле?» — «Я на могиле».— «Ты, дурак?» — «Я, дурак».— «Вот от меня тебе награда. Ходит в заповедных лугах свинка — золотая щетинка. Твоя будет!» — «Спасибо, батюшка!»

Рассвело; приходит Ваня домой, братья встречают: «Ванюшка-то, Ванюшка-то — живой!»

Приходит вторая ночь. Среднему брату надо идти. Средний брат и говорит: «Ваня, иди за меня ночуй!» — «Ладно!»

Взял он лыка пучок, конопли, кленовое полено, соломы беремя и пошел.

Приходит на могилу, сел; плести лапти не плетет, а кочедыком постукивает. Приходит полночь. Могила вдруг задрожала, а из могилы человеческий голос: «Кто на могиле?» — «Я на могиле!» — «Ты, дурак?» — «Я, дурак».— «Вот от меня тебе награда: ходит в заповедных лугах бык золоторогий. Будет твой!» — «Спасибо, батюшка!»

Настало утро. Идет Иванушка домой, братья его встречают: «Дурак, дурак! Живой идет!» Удивляются.

Приходит третья ночь. Ваня говорит: «Ну, я за вас ночевал. Идите вы хоть оба за меня». А они: «Теперь как хочешь, мы свою очередь отбыли!»

Ну, он взял лыка пучок, конопли, кленовое полено, соломы беремя и пошел.

Пришел, сел на могилу: плести лапти не плетет, а кочедыком постукивает. Вот полночь пришла, могила задрожала, а из могилы человеческий голос: «Кто на могиле?» — «Я на могиле».— «Ты, дурак?» — «Я, дурак».— «В заповедных лугах ходит Сивка-бурка, вещая каурка. Пусть она будет твоей!» — «Спасибо, батюшка!»

Наступило утро; идет Ваня домой, а братья встречают его, удивляются: «Смотри-ка, смотри-ка, дурак идет!»

Комментарий. Итак, подарки сделанными покойным отцом: свинья, бык, конь. Эти животные еще один указатель на кельтский источник сказки. Свинья (кабан), бык, конь – центральные животные кельтской мифологии. Эти животные широко представлены в кельтском искусстве и литературе и преданиях кельтских народов. Такие мотивы у славян могли появиться только в пшеворскую эпоху.

Удивление братьев, увидевших живого младшего брата, и отказ исполнить приказ отца, еще раз подчеркивает трусость братьев.

Сам обряд захоронения в сказке не описан (забыт за веками). Ваня слышит только голос из могилы. Это не оживший труп, выбравшийся из могилы, известный по русским быличкам, не призрак, известный по европейским преданиям. Только голос. У пшеворцев господствовал обряд кремации покойников, где кости покойника либо собирались в сосуд, либо тонким слоем раскладывались по дну могилы. Таким образом, покойника лишали возможности выбираться из могилы. Другое обоснование кремации дал знатный рус арабскому послу в Хазарском каганате Ибн Фадлану (921-22 гг.): "Воистину, выберете самого любимого для вас человека и из вас самого уважаемого вами и бросаете его в прах (землю) и съедают его прах  и гнус и черви, а мы сжигаем его во мгновение ока, так что он входит в рай немедленно и тотчас". Пусть обряд кремации не описан, но сам факт, что от покойника остался только голос из могилы, дает право предположить, что тело отца наших героев было сожжено. Как пишет В. В. Седов в книге "Славяне в древности": 

"Как уже отмечалось, погребальный обряд пшеворской культуры в основных деталях продолжал традиции подклешевых захоронений. Могильники на всех стадиях эволюции этой культуры оставались бескурганными. В очень редких случаях места погребений обозначались камнями. Исследователи пшеворских древностей полагают, что в древности пшеворские захоронения обозначались небольшими насыпями, сооружавшимися из грунта, выбранного из могильной ямы.

Для могильников выбирались возвышенные места. Функционировали они длительное время, поэтому обычно насчитывают сотни погребений".

Вот примерно на таком кладбище с десятками (или сотнями) могил, обозначенных насыпями или каменными холмиками, и сидел наш герой.

                                                         ******

Старшие братья были женатые, Ваня же — холостой.

Комментарий. Это пояснение сейчас непонятно и выглядит как пролог к дальнейшим событиям сказки. Но дело сложнее. Иванушка живет у братьев, следовательно, своей доли наследства он от братьев не получил. Такое случалось, когда главные наследники рода под различными предлогами отказывались производить раздел наследства. Так как старшие братья были женатые, то раздел имущества был произведен, а следовательно братья сговорились, чтобы не лишиться из-за младшего брата доли, решили оставить брата холостым и следовательно бездетным. Таким образом, младший брат не мог потребовать свой доли от имущества отца. Умственная неполноценность роли в данном случае не играла, вспомнить хотя бы последнего сына Ивана Грозного и брата Петра I Ивана, которым умственная отсталость не помешала жениться, обзавестись детьми и даже стать правителями государства.

Обычай не разделять отцовское наследство, а вести хозяйство совместно, сохранялся у скандинавов в Х в., хотя и отмирал. Так, в "Саге о Греттире" (гл. XI) рассказывается о братьях, получивших наследство после смерти отца: "Торгрим Седая Голова и его братья сообща владели большим имуществом и не делились". Вот и наши братья также не разделили наследство после смерти отца. Итак, перед нами одна из ячеек древнеславянского общества - большесемейная община, состоящая из нескольких семей и ведущих общее хозяйство. У пшеворцев большие дома на несколько семей встречаются редко, в основном жилища на одну семью. Но при общем хозяйстве большие дома и не нужны – каждая семья могла иметь свой дом, объединяться в единый коллектив, который вел начало от одного предка-патриарха (в нашем случае умершего отца братьев). На Древнем Востоке такие общины так и назывались дом. Например, в Библии упоминается "дом Иакова" и "дом Иосифа": "И пошел Иосиф хоронить отца своего… И весь дом Иосифа, и братья его, и дом отца", (Быт. 50, 7-8). Позднее братья Иосифа выделились каждый в свой дом, т. н. каждый сам стал главой рода, патриархом: "Вот имена сынов Израилевых, которые вошли в Египет с Иаковым, вошли каждый с домом своим…" (Ис., 1,1).

А раз братья были женатыми, то есть каждый основал уже свой дом, и владели сообща имуществом (сюда входили и собственность отца и приданое матери, которое автоматически переходило детям после смерти матери), куда входила доля и младшего брата. Вот как раз терять эту долю братьям не хотелось.

                                                             *****

А у царя была дочь, пришло время ее замуж выдавать. Вот царь построил дом в двенадцать венцов, посадил дочь наверху и сказал: «Кто до моей дочери на коне доскачет, тот будет ей жених».

Комментарий. Здесь древний сказитель вводит в сказку иноземный сюжет египетской сказки эпохи Среднего царства "Обреченный царевич". Следует отметить, что древние сказители широко использовали чужие сюжеты, а иногда переносили место действия в далекие края. Так, в некоторых сказках герои совершают морские путешествия, но славяне вышли к морю довольно поздно, чтобы думать, что события происходят в славянском мире. Поэтому можно предположить, что действие нашей сказки происходит не у славян, а у их соседей. По обилию кельтских сюжетов, скорее у кельтов. Можно думать, что, перенося события сказки в дальнюю страну, сказитель снимал с себя ответственность за обилие фантастических элементов – мол, чего только в дальних краях не происходит. И сейчас многие писатели переносят сюжет своих книг в далекие страны и даже в фантастические миры.

Но в чем смысл самого сюжета девицы в башне и задача для жениха допрыгнуть до нее? Нужно помнить, что перед нами дочь знатного человека, то есть не просто общинника, пусть и уважаемого, а человека, чей род восходил иногда к самим богам. Иными словами знатный человек уже от рождения от божественного предка владел силами и навыками, которыми не владел простой человек, в первую очередь лидерскими навыками и удачей в боях и походах, а так же некоторыми магическими способностями. Понятно, что дочери знатных людей также были носителями этих сил и понятно, что их через потомство старались передавать другим знатным родам. И невыполнимое задание и было своего рода тестом на родовитость будущего зятя или наличие у него магических способностей. В египетском оригинале царевич просто показал свою физическую силу, допрыгнув до окна. В русской сказке царь требует наличие коня, то есть дорогого животного и не просто пахотное животное, но породистого скакуна, способного совершать высокие прыжки. А такого коня мог позволить себе богатый и знатный человек. Именно поэтому братья нашего героя идут только посмотреть на зрелище, но не участвовать – они простые общинники и невеста вождя не для них.

                                                       ******

Собрался весь народ. Пошли братья глядеть. Дурак говорит: «Возьмите меня!» Они начали его всякими словами ругать, а он: «Все равно я там буду!» — «Приди-ка! Мы тебя побьем!»

Комментарий. Что же так рассердило братьев? Казалось бы, что плохого в том, что наш герой пойдет и на людей посмотрит. Ответ простой: славяне-пшеворцы жили небольшими селами, скорее всего представлявшими место жительства всего одного рода. Браки внутри рода были запрещены, жену нужно было брать обязательно из другого рода, то есть селения. Этот обычай умер окончательно только в ХХ веке. Об этом мельком сообщает в своем романе, посвященном раскольникам, П. Мельникова-Печерского "В лесах": "Спознается на супрядках либо в хороводе с молодым парнем, непременно из другой деревни, полюбят они друг дружку и станут раздумывать, отдадут родители девицу «честью», аль придется свадьбу «уходом» играть". Это отголосок древнего обычая экзогамии, существовавшего еще с каменного века. Таким образом, братья просто боялись, что Иван мог познакомиться с девушкой на выданье. Не обязательно молодую и красивую – такая за умственно отсталого не пойдет. А вот перезрелая и некрасивая – очень даже. Вот как это было у старообрядцев в XIX в. по словам П. Мельникова-Печерского: "Девки не бойкие, особенно те, кого Бог красотой обделил, засиживаются и стареют в родительском дому за деннонощной работой. Минет тридцать лет – куда ей деваться? Редко выищется такой человек, чтобы взял за себя старую; разве иная за вдовца старика на большую семью пойдет". Видимо братьям было, что отдавать в долю наследства Ивану, раз они так нервничали. Понятно, что Иван постоянно сидел дома и с другими родами знаком не был. "Повесть временных лет" рассказывает о нескольких видах брака: "не идет зять за невестой, но приводят ее накануне, а на следующий день приносят за нее – что дают" (т. е. невесту вводят в семью жениха с приданным, которое оговаривают заранее), "умыкали девиц у воды" (т. е. похищали) и "устраивали игрища между селами, и сходились на эти игрища, на пляски и на всякие бесовские песни, и здесь умыкали себе жен по сговору с ними". Большой праздник, объявленный царем, точнее военным вождем или знатным богатым человеком, как раз и был одним из таких игрищ, когда люди разных родов, жившие в различных селениях или хуторах, могли встретиться.

                                                       ******

Ушли они. Он вышел в задние ворота и свистнул-гаркнул: «Сивка-бурка, вещая каурка, встань передо мной, как лист перед травой!» Сивка-бурка бежит — земля дрожит. Прилетела. Он в левое ухо влез: напился, наелся, в правое — нарядился. И такой стал молодец — ни вздумать, ни взгадать; ни пером описать! И поехал; братьев своих быстро догнал — как хлестнет их плетью!

Кельтская богиня на лошади, кельтская монета.

Комментарий. Сивка-бурка – не простой конь, а конь из Иного мира (сейчас бы сказали демонический). Он обладает не просто большими физическими данными, чем лошади нашего мира, но еще обладает магическими силами, а иногда и разумом. Волшебный конь – это кельтский мотив, который мог попасть к славянам только в пшеворскую эпоху. Двумя таких конями из Иного мира владел герой ирландских саг Кухулин. Этих коней Кухулин добыл в озере, таких водяных коней шотландцы называли келпи. Один из коней Кухулина по имени Серый из Махи владел даром предвидения. Так этот конь предсказал гибель своему хозяину:

"- Клянусь богом, которым клянется мой народ, — отвечал Лойг, — если б все люди из королевства Конхобара обступили Серого из Махи, то и им бы не удалось впрячь его в колесницу. Никогда до этого дня не давал он тебе предвещания, которое бы не исполнилось. Если хочешь, пойди к Серому сам и вопроси его.

Кухулин подошел к коню. И тот трижды повернулся к нему левым боком (*левая сторона у ирландцев несчастливая – авт.)...

… Но Кухулин обратился к своему коню и спел ему:

- Не таков был твой обычай, о Серый из Махи,

Чтоб отвечать зловещим знаком на мой призыв.

И тогда подошел к нему покорно Серый из Махи, но он уронил две большие кровавые слезы на свои копыта".

Второй конь колесницы Кухулина покинул хозяина в разгар битвы и показал свою демоническую сущность, вернувшись назад в озеро (как и Серый из Махи):

"Тогда Черный из Чудесной Равнины убежал, унося с собой остатки дышла. Он достиг Черного озера при Мускрайг-Тире, того места, откуда Кухулин добыл его. Конь бросился в озеро, и оно закипело".

Вот таким чудесным животным из Иного мира был наш Сивка-бурка. Он умеет стремительно перемещаться в пространстве, а земля дрожит от его топота. Так же Сивка-бурка владеет магией преображать своего хозяина. Почему отмечается факт, что Ваня наелся и напился? Наш герой умственно отсталый, можно предположить, что братья его плохо кормили, как лишний рот в семье, поэтому наш герой выглядел, как заморыш. Чтобы быть статным и сильным нужно хорошо питаться. И тут мы видим представления наших предков о магии не как о некоей энергии, а как о вполне вещественной вещи – в виде еды и питья, пусть и чудесной, которое за короткое время превращают умственно отсталого заморыша в лихого молодца. Это была еда Иного мира, обладающая магическими свойствами. Так языческие боги не были бессмертными сами по себе, а получали бессмертие через чудесный напиток: у греков такой напиток назывался амброзия, у индийских Ариев сома (или амрита). Так же Сивка-бурка умел даровать своему хозяину одежду. Это, надо думать, была не простая повседневная одежда, а дорогая статусная для богатого знатного человека, так как Ваня поехал добывать жену знатного рода, то есть нужно было соответствовать. Таким образом, Сивка-бурка сродни арабским джиннам, только его способности были ограничены какими-то условиями.

Таким образом, Ваня преобразился умственно и физически, преобразился в знатного человека. Отсюда эпизод с ударом братьев плеткой – это и месть за издевательства, и показ нового статуса Вани, где братья ему не ровня. Вспомним поведение аристократов в "Илиаде" Гомера, где простые общинники представлены в виде людей второго сорта. Этот эпизод показывает нам, что перед нами аристократическое общество бронзового века, которое застал Юлий Цезарь у кельтов, а так же хорошо известное по греческим источникам, в том числе по поэмам Гомера и Гесиода. Это общество, где знатные люди могли оскорбить и ударить простого общинника не боясь мести со стороны оскорбленного. Это общество славян-венедов погибнет вместе с пшеворской культурой, сметенное Великим переселением народов.

продолжение следует...

Статьи о Гиперборее, русских волшебных сказках и библейских рассказах.

Навальный - агент Кремля

Добрый день, КОНТ!) Друг прислал анекдот, ну, вы может быть уже и слышали\видели его, но не могу не поделиться. Лежит Навальный в Германии, в больнице. Приходят к нему немцы и говорят. ...

Конвертоплан дружбы народов

Сегодня, 23 сентября, над столицей суверенной, независимой, соборной и насквозь европейской Украины пролетели два американских конвертоплана CV-22B Osprey. Шуровали на бреющем полете че...

России нужна идеология? Хорошо, пишите!

На эфирах у Соловьёва регулярно присутствуют несколько классических «пикейных жилетов», которые каждый раз заводят одну и ту же шарманку: «России нужна идеология, ой, как нужна&raq...

Обсудить
  • :collision: :collision: :collision: :thumbsup: :raised_hand:
  • очень, очень неплохо!
  • По сюжету получается, что отец за послушание и верность традиции даровал дураку силу рода
  • Раз сюжет восходит к кельтам, то ему не одна и не две тысячи лет, а больше?
  • Почему-то этот сюжет с детства запал в душу больше других. То ли из-за хороших иллюстраций, то ли из-за простодушного героя. Уже тогда казалось, что есть в истории какой-то подтекст. Так что спасибо за разбор, Камас. Будем ждать продолжения!