• РЕГИСТРАЦИЯ
Коронавирус. Последние новости

Немец, Левша и Молибден-99

2 266

Дементий Башкиров

Персонал атомной промышленности

Есть мнение, что в советской атомной промышленности работали только два типа людей: с одной стороны - стяжатели, казнокрады и бездари (рабовладельцы), а с другой – бесправные заключенные и солдаты (рабы). Что работали они только под страхом смерти, и без этого страха ничего бы не было сделано для советской атомной промышленности. 

Это верно только отчасти. Были и свободные люди со светлой головой и чистыми руками, которые трудились, несмотря на все препятствия, чинившиеся им руководством, без зарплат и наград, ничего не воруя. Были люди, которые понимали, для чего трудятся дивизии, колонии, вольнонаемные. Понимали, для чего в отверстие нужно засунуть винтик. Понимали, что без винтика самолет не полетит. Вот такие люди и создали в НИИАР производство изотопов, которые содержат в ядрах на 10-20 нуклонов больше, чем самые тяжелые из природных элементов.

Эти люди делились на три большие группы – изготовители топлива, реакторная команда и радиохимики. Опыт, накопленный этими людьми, колоссален. В советское время не было такого изотопа, с периодами полураспада от секунд до миллиардов лет, которые не могли бы сделать в НИИАР. Военные заказывали, НИИАР делал.

Понятно, что им помогали снабженцы, строители, водители, электрики, слесари, а всех бдительно охраняли солдаты. А всех их кормили повара. И всем им выдавали квартиры, машины, путевки в санатории и др. Делали они одно общее дело, ковали щит и меч для Родины.

Дедушкина берданка против АКМ

Со временем любое оружие устаревает, хотя и остается грозным оружием. Есть яркий пример встречи двух видов оружия – европейского и китайского. Когда Александр Македонский дошел до Индии, его передовые отряды приблизились к Китаю и были без особого труда уничтожены китайскими арбалетчиками. Китайцы посчитали легионы Македонского толпой дикарей. Мы считаем арбалеты давно устаревшим оружием, однако и сегодня обученный человек с арбалетом выиграет дуэль у новобранца с автоматическим стрелковым оружием. (Камень и дубина, освоенные древним человеком миллион лет назад, сегодня опять выходят на главные роли. Не оружие убивает, а человек.)

Нечто подобное происходит и с «древним» ядерным оружием, которое уже полвека назад заменено на более эффективное (и на два порядка более дешевое) термоядерное. Ядерное оружие давно не применяют на боевом дежурстве, но оно было и остается первым в истории человечества оружием массового поражения, отобравшего пальму первенства у катапульт и арбалетов, у пулеметов и корабельных орудий. Это оружие, которое может уничтожить всё живое на земле.

Этого оружия боятся и друзья, и враги. И многим хочется, чтобы его больше не было на земле, и никто больше не знал, как это оружие сделать.

Оккупация НИИАР при развале СССР

Особенно преуспели в осуществлении своих желаний США, парализовав атомную отрасль уничтоженного СССР. Им удалось не просто выиграть войну, они покорили завоеванные территории и заставили бывших атомщиков СССР работать на американскую экономику.

Никаких работ после развала СССР в НИИАР не было, кроме как по заказу «оттуда». Кроме как за деньги оттуда. Доллар развалил флагман атомной науки СССР. Сотрудники перестали работать на собственную Родину, а стали просто зарабатывать деньги. В твердой валюте. Люди были научены не верить рублю. Люди стали учеными. Ученые стали ученые. Ученые научились уму-разуму.

Разрушить СССР – это только половина задачи. Конечная цель – заставить весь бывший советский народ работать на благо метрополии, на центр однополярного мира, чтобы он понял, кто в доме, под названием планета Земля, хозяин.

НИИАР стал производить на своих реакторах продукцию для народного хозяйства европейских, американских и других цивилизованных стран. Из того самого «дедовского» оружия, которое когда-то леденило кровь акулам капитализма, стали делать радиоактивные изотопы, радиоактивные источники, активные части различных приборов для космоса, для НАТО, для западной медицины. С 1992 года по 2007 капитализм показал ученым из НИИАР, что за деньги они будут делать всё, что потребует покупатель. Не за страх умереть, не выполнив задание партии и правительства, а за страх потерять отличную зарплату за непыльную работу.

В советское время за трехкомнатную квартиру ученый в НИИАР трудился 14-17 лет, а в 90-е годы такую сумму можно было заработать за 1-2 года. Деньги стали мерилом успеха, они шли большим потоком в НИИАР, настоящие деньги, твердая валюта.

Доход НИИАР от продаж изотопов в 1995 достиг 8 миллионов долларов в год, когда «трешка» стоила 20 тысяч. 400 полноценных квартир в год зарабатывал ОРИП НИИАР. Непосредственно изотопы производили коллективы реакторов и радиохимиков, в сумме не более 500 человек. (Всего доходы НИИАР были в три раза больше, от продаж электроэнергии в основном). В некоторых проектах на работающего приходилось 100 тысяч долларов в год и более. Предприятие процветало не одно десятилетие.

Президентский проект «Моли-Ди»

Наступил 2009 год, когда руководство Росатома решило, что хватит НИИАР заниматься мелкими проектами. Пора выходить в большой бизнес.

Был заключен договор между Россией и Канадой на поставки самого популярного медицинского изотопа – Мо-99. На 65 миллионов долларов в год.

Ровно через год после заключения межправительственного договора 2009 года, в декабре 2010 года, НИИАР был обязан начать поставки изотопа за океан. Средства массовой информации называли этот проект «Президентский».

Уверенность правительства РФ была основана на том, что НИИАР, в течение последних двадцати неполных лет, запускал производство до 5 новых изотопов в год, а реакторные мощности позволяли производить молибдена на миллиарды долларов. На радиохимическую переработку для получения Мо-99 требовалось всего 5 килограмм облученного урана в год (первая очередь до 900 Ки в неделю), тогда как НИИАР может перерабатывать за год более тонны отработавшего топлива.

При еженедельных поставках за одну переработку нужно было извлечь молибден-99 из 50-100 грамм облученного урана. Для такой задачи более чем достаточно одного оператора. На Маяке, для сравнения, перерабатывали в советские времена тонну ОЯТ в сутки, более 5 кг ОЯТ на человека в неделю.

Большие деньги привлекли внимание руководство НИИАР. Появилась реальная возможность почти в десять раз больше заработать за единицу времени, причем никаких препятствий не наблюдалось. Разве что «старички», которые все эти годы получали очень неплохую зарплату, тоже попросят свою немалую долю начнут петь песни о сложной и опасной работе, за которую получают пенсы (то есть американские копейки, не путать с пенсионерами), а должны получать доллары.

Подготовительные операции перед началом проекта

Менеджеры приняли "единственное верное" (кавычки мои - ВИВас) решение, что в бой пойдут одни новобранцы. 

Перед началом работ с Молибденом-99 руководство НИИАР удалило из команды всех радиохимиков, имевших опыт работы более десяти лет с облученными тяжелыми металлами. Радиохимики «сидели» на хвосте технологического процесса и прекрасно видели все финансовые цепочки, через них проходили все контракты и договоры. С ними пришлось бы обязательно делиться. Заблаговременно были уволены лауреаты государственных премий, разработчики радиохимических процессов, начальники лабораторий, установок, групп, участков. На их место были назначены люди без специального образования и без опыта работы с РВ и ДМ.

Квалифицированные кадры были устранены потому, что активно или пассивно мешали проекту, который кроме вреда России ничего не принесет (так считали они со своей невысокой колокольни). Никакой выгоды это грязное производство принести не может! – брюзжали консервативно настроенные престарелые специалисты.

За 20 лет работы ОРИП не было построено ни одного нового реактора, ни одной новой лаборатории, ни одной системы удаления и обезвреживания радиоактивных отходов. «Партнеры» по бизнесу за рубежом забирали 90%-97% дохода (НИИАР официально вообще не имел прибыли, и не платил налоги на прибыль) и успели за это время построить современное машиностроительное, реакторное и радиохимическое производство. В НИИАР за это время не было создано ни одного нового здания, все производства размещались на пустующих площадях после развала советской атомной промышленности (огромных площадях).

Демонтировались советские установки, и в камерах устанавливалось оборудование для выполнения заказов Сороса, НАТО, Японии, Англии, Китая, Кореи… Этот демонтаж советского оборудования 80-х годов отбросил Россию далеко назад в научных исследованиях. Это деяние перекрыло почти все пути к созданию новых отечественных разработок.

На смену старым спецам, работавших с десятками и сотнями тысяч Кюри пришли школьники, видевшие максимум несколько микрокюри активности. Пришли люди, которые не видели разницы в поведении активных и стабильных элементов, и считали, что этой разницы нет.

Были сменены ключевые специалисты инженерных служб, остались только лояльные (толерантные) к любым указаниям. Остались те, кто не может отстаивать свою точку зрения и принимать самостоятельные решения.

Чего добивалось руководство НИИАР, создавая грязное производство без собственных специалистов? Два варианта ответа. Первый – производство будет создано, и начнутся грандиозные выбросы радиоактивных веществ в окружающую среду. Второй вариант – производство не будет создано, что и прогнозировали старые специалисты. Возможны также комбинации этих двух вариантов.

Пришествие немцев

Всё стало понятно через несколько месяцев. Вместо строптивых стариков пригласили немецких специалистов. Не выкрали из Европы, не насильно заставили работать над созданием атомного оружия, как это сделали в 40-х США и СССР, а пригласили работать за деньги.

Какими качествами должны были обладать немецкие радиохимики, чтобы Росатом поменял на них своих старых боевых товарищей? Что такого они сказали руководству Росатома, что оно перестало считаться с создателями атомного щита Родины? Или просто решили наказать слишком умных всезнаек и всеумеек? (Прошедшие специальное обучение в Германии технологи из НИИАР в последствие также были уволены.)

Слава богу, к делу были допущены не только нувориши. Хоть и с малым опытом пришли немцы в Россию, но он был на порядки больше, чем у российских менеджеров. Кроме того, у немцев оказалось гораздо больше порядочности и чувства самоуважения, чем у руководства НИИАР.

Однако, немцы не имели такой квалификации, какая была у радиохимиков, металлургов и физиков НИИАР. За год-два невозможно постичь того, что люди постигают всю свою профессиональную жизнь, что передавали три поколения друг другу.

1. Немецкие радиохимики не владели информацией о материале мишени. В их понимании стандартная урановая мишень – это просто и всем понятно. Это очень большая ошибка, которую профессионал никогда бы не сделал. Стартовый материал мишени всегда имеет специальную чистоту и производится по специально разработанным технологическим процессам. Отсутствие в команде молибдена радиохимика с практическим опытом – все равно что проведение хирургической операции без практикующего хирурга.

Никаких требований к материалу мишени не выдвигалось, хотя можно было бы скопировать состав примесей у Пакистана («стандартная» мишень для производства молибдена) Это было бы профессионально, и никаких проблем при пуске установки не было. Еще проще было бы взять стандартные мишени прямо из Пакистана и облучить их в русском реакторе.

2. Отсутствие на радиохимическом здании «мокрой» системы поглощения радиоактивного йода – это рацпредложение 1972 г, это Техрешение главного инженера, за которые получены хорошие премии. Оборудование, установленное в 1962, было демонтировано. С тех пор начались и периодически продолжаются выбросы радиоактивных благородных газов (РБГ), радиоактивных газов и летучих радиоактивных веществ на территорию Мелекесского района, пригороды и окрестности культурной столицы Среднего Поволжья.

Рацпредложение основывалось на том факте, что НИИАР перестал перерабатывать (полный запрет) свежее отработавшее топливо, поэтому радиойода в выбросах быть не должно (выдержка более 20 периодов полураспада). Можно считать, что скоростная пирохимия в НИИАР запрещена в 1972 году после демонтажа мокрой ловушки спецвентиляции.

3. Немецкие специалисты имели смутные понятия о реакторных технологиях НИИАР и технологии производства изделий, которые в реактор устанавливаются.

Длительности микрокампаний, возможности загрузки и выгрузки изделий в АЗ, транспортные технологии… Требования к прочности, конструкции облучательного устройства, распределению ДМ, теплосъему, экранированию…

4. Немецкие специалисты отметились успешной переработкой 8 Ки в неделю (Пакистан). В НИИАР планировалось создание производства 2500 Ки/нед.

Поставки 8 Ки Мо-99 в неделю, которые производит Пакистан (процедура взята за основу для технологии НИИАР) конечно, не игра совком в песочнице. Но и не экскаватор Тагил с десятком Зил-555. Это, примерно, как землекоп с лопатой по сравнению с многотонной специализированной карьерной техникой. 8 и 2500 – две больших разницы.

Совсем другой уровень проблем. Совсем другие требования к оборудованию, к его ресурсу, к его надежности. Это в 300 раз меньшая мощность дозы, это в 300 раз меньший уровень выбросов РВ. Это совсем другие материалы, аппараты, насосы, приборы. Это другой класс работ с открытыми источниками ионизирующих излучений, со всеми вытекающими отсюда последствиями по организации работ.

Если немцы для своей производительности давали ресурс оборудования 10 лет, то для такой большой загрузки ресурс составит 12 суток.

Свой-чужой

За всю историю радиохимии НИИАР не было ни одной приобретенной на стороне технологии (украденные идеи были, но это не то же самое, что копирование чужих технологий). Десятки радиопрепаратов делаются с качеством и в количестве, недостижимым большинству мировых лабораторий. Это подтверждает мировой уровень разработок флагмана российской ядерной науки.

Для производства Мо-99 существует масса вариантов технологий, два-три из которых могут использоваться в конкретных условиях НИИАР.

В России уже есть производство Мо-99 в Обнинске, причем не только радиоактивного сырья в виде Мо-99, а генераторов Мо-Тс-99.

В Германии нет радиохимических производств. Большинство немецких радиохимиков работало после Второй Мировой или на Манхэттен, или на Берию.

НИИАР – это признанный международный брэнд. Немецкая кампания – малоизвестная фирма (точнее офис), не имеющая собственной производственной базы.

Единственный вариант сотрудничества с такой фирмой – это курсы повышения квалификации или стажировки в НИИАР. То есть НИИАР должен брать деньги за обучение, а не наоборот.

Сравнение производств Мо-99 и Cf-252

Чтобы было понятно, каких специалистов вытравило руководство НИИАР в преддверии договора о проекте Моли-Ди, приведу данные о массе осколков деления, перерабатываемых в 60-70-х годах в НИИАР. За год перерабатывали до 2 кг «легких» трансурановых элементов. Тяжелых изотопов сверхтяжелых элементов (америций, кюрий) перерабатывалось до 150 г в год. Суммарно за год, в пике работ, образовывалось и удалялось в отходы до 1,5 кг осколков деления. К 1975 году было накоплено более 1 кг тяжелых изотопов кюрия (Cm-246 и тяжелее).

1 МВт*сут - это 940 мг осколков деления урана-235, грубо 1 грамм. 1,5 кг осколков – это почти 1,5 ГВт*сут тепловой мощности.

Реактор СМ-3 при тепловой мощности 100 МВт за кампанию 20 суток нарабатывает 2 ГВт*сут, или более 2 кг осколков деления урана-235. 20 кг осколков в год.

Для производства Мо-99 в реакторах РБТ НИИАР облучается около 100 г урана в неделю, его выгорание менее 1%, накапливается менее 5 Ки/г молибдена. До 500 Ки/неделя. В производстве молибдена сегодня образуется не более 1 грамма осколков деления в неделю, 50 грамм осколков деления урана в год при еженедельных переработках.

Молибден-99 имеет теоретическую удельную активность полмиллиона (500 000) Ки/г. Это один из основных источников энерговыделения свежего (очень свежего) ОЯТ. Через 2 дня доля энерговыделения Мо-99 в ОЯТ составляет примерно 3-5%. Это самое настоящее радиационное оружие массового поражения.

(В мировой практике производства радиоизотопов активность Мо-99 принято считать не на дату производства, а на 6-й день после доставки потребителю. Или на 9-й день с момента остановки реактора. Таким образом, продается примерно 1/10 от Мо-99, накопленного в реакторе. Здесь и далее используется именно такая, «калибровочная» активность)

Удельная активность америция и кюрия, которые были целевыми продуктами в советской время, в сотни миллионов раз превышает удельную активность урана (активность урана, однако, легко измерял Резерфорд в 1900 году). Удельное энерговыделение высоконапряженных мишеней, стоящих 600 суток в реакторе СМ-3, только через полгода падения сравнивается с энерговыделением мишеней с Мо-99 из реактора РБТ суточной выдержки.

По радиационной опасности, по приведенной сумме радиотоксичности всех долгоживущих изотопов, производство Мо-99 мощностью 500 Ки/неделя в 10-30 раз менее опасно, чем производство Cf-252 в советские годы.

По активности на рабочем месте, за счет доминирующего вклада короткоживущих изотопов, активность на производстве Мо-99 500 Ки/нед. примерно в два раза превышает активность на рабочем месте производителей калифорния-252. (При производстве 2500 Ки/нед. превышение составляет примерно 10 раз).

Переработка ОЯТ для выделения калифорния начиналось в 60-е годы после 2-3 месяцев выдержки, в 1970-х сроки были увеличены до полугода. Количество переработок составляло 2-4 в год. На производстве Мо-99 планируется 50 переработок в год.

Выбросов РВ в окружающую среду с советского радиохимического производства не было, потому что на здании стояли большие мокрые скрубберы, который улавливал не только изотопы йода, но и все истинные газы: радиоактивные благородные газы (криптон, ксенон), тритий, тетраоксиды рутения и осмия, йодметил. Эффективность очистки от газов была на 1-2 порядка выше, а цена реагентов и оборудования на 1-2 порядка меньше, чем сегодня на производстве молибдена.

Благодаря не нулевой растворимости благородных газов в воде, они накапливались в рабочей жидкости ловушки, и распадались в ней. Так как массы этих газов суммарно не превышают 20% от массы всех осколочных продуктов деления, то за одну переработку их накапливается в ловушке до 20 мг, на 10 м3 раствора. Через неделю все короткоживущие РБГ распадаются и нет необходимости каждую переработку менять рабочую жидкость.

Выдержка в 0,5 года заменяет систему йодной очистки с коэффициентом десять миллионов. Поэтому техническим решением от 1972 года специализированная система для улавливания летучих осколков, в первую очередь йода, была демонтирована после того, как отпала необходимость в гонке за калифорний

Вспомните Чернобыль – вместо того, чтобы подождать квартал или полгода и не рисковать людьми, были предприняты попытки остановить распространение РВ в окружающей среде сразу после аварии. Газы мешками не завалишь. Самым лучшим вариантом было не приближаться к эпицентру, и не трогать ничего, до снижения МЭД в 100 раз (приблизительно 80 суток), как учили нас на советских курсах Гражданской обороны.

Время – самый лучший радиохимик. Время заменяет целые радиохимические комбинаты.

На радиохимическом предприятии удаление йодных ловушек для вытяжных систем здания недопустимо (на случай обращения с аварийным ОЯТ), но факт остается фактом – из экономических соображений (или других личных соображений авторов рацпредложения) система была демонтирована на радиохимическом здании НИИАР.

Характеристики производства Мо-99

Мощность дозы в камере при переработке топлива настолько высока, что выводит из строя все обычные электроприборы, выжигает прокладки соединений, разрушает в труху и аэрозоли органические сорбенты и полимерные трубопроводы. Защитное стекло камеры темнеет до полной черноты.

Особенно не любит радиацию электроника (в том числе и дозиметрические приборы). В мощных полях ионизирующего излучения электроника отказывает в считанные минуты, а в контакте с трансами – в первые секунды.

Для работы в таких условиях можно использовать только специальные материалы. Радиохимики отлично осведомлены о том, сколько служит каждый из применяемых материалов. На тему радиационной стойкости материалов есть масса специальной литературы. Занимается этим наука Радиационное Материаловедение и Радиационная Химия. (не путать с Реакторным Материаловедением, хотя это очень похоже)

По иронии судьбы в НИИАР десятки докторов наук по реакторному материаловедению, но нет ни одного специалиста в области Радиационного Материаловедения и Радиационной Химии. Это один из грубых просчетов в организации труда радиохимической лаборатории по производству молибдена-99.

У каждого материала есть свой предел, потому при конструировании и эксплуатации оборудования для переработки ОЯТ (или облученных мишеней с ДМ) необходимо разрабатывать и выполнять соблюдение специальных мероприятий для увеличения срока службы дорогостоящего оборудования. Читайте учебники по радиохимии ОЯТ [Вдовенко, Современная Радиохимия, 1959] (не путайте только радиометрию и научный метод меченных атомов, с настоящей радиохимией, где растворы кипят, органика горит, образуются взрывоопасные газы). Игнорирование простых советов по продлению ресурса материалов и оборудования сокращает срок эксплуатации оборудования в сотни раз и более.

В НИИАР есть немало примеров, когда исполнители без специального образования и без опыта практической работы уничтожали дорогостоящие приборы, создавали заведомо неработающее оборудование, взрывали и расплавляли «безопасные» материалы.

Роль руководителя проекта (менялись почти ежегодно, без передачи информации, без передачи ответственности) Моли-Ди формально сводится к тому, чтобы скомплектовать команду профессионалов. Получилось так, что руководители не смогли грамотно составить список профессий, необходимых для работы по проекту.

К сожалению, сегодня в России существует единственный способ доказать ценность знаний – поставить к руководству несведущих людей. Во всем мире делают Мо-99, – в России не могут. Эта тотальная безграмотность и целенаправленная деятельность на уничтожение династий земледельцев, животноводов, металлургов, строителей, врачей, химиков, приводит к тому, что самые простые вещи приходится покупать за границей.

Сегодня мы наблюдаем целенаправленную деятельность по уничтожению еще одной профессии – современная радиохимия.

Молибден-99, не самая простая вещь, но ее делают не только белые люди (с голубой кровью), но и негры, и индусы, и пакистанцы. Выделить молибден из облученного урана намного проще, чем радий из отходов урановой руды. Складовская Мария практически в одиночку сделала то, что сегодня не могут сделать целые российские НИИ и радиохимические предприятия.

Повторюсь – то, что помещается в одну стопку (200 грамм алюминия имеют объем 75 мл, а 100 грамм урана 5 мл), должен переработать один лаборант. Никак не более. Потому что за манипуляторы перед одной смотровой системой двое не встанут. Одно рабочее место. Одно место для работы 36 человеко-часов в неделю. Три смены по 12 часов или 6 смен по 6 часов. Все остальные на этом производстве – вспомогательный персонал (плюс просто люди с ложками).

Для этого и обучали в СССР радиохимии, чтобы создавать рабочие места, где люди безопасно обращаются с ОМП, с ОЯТ, с трансами.

Отлить слиток весом 200 грамм один металлург может за 15 минут.

Сделать мишени суммарным весом 200 грамм, из этого слитка, один механик может за 1 час.

Нет никаких проблем для создания производства молибдена-99, кроме организационных и финансовых. Никаких. Никакой науки тут давно уже не надо. Нужно только научить людей читать, объяснить термины и открыть им доступ к советским документам. И тогда любой изотоп будет в изобилии.

Наука в России и мировая наука

Сегодня наука в России работает только на свой карман. Тратит деньги на изучение, на исследование, а не на результат. Бесконечно долго исследует то, что другие давно уже исследовали.

В чем разница между нашей наукой и тамошней? Там платят за результат – килограмм, кюри, метры. У нас платят за часы, годы, десятилетия работы. Там наука – непосредственная производственная сила. И самое главное – там платят из своего кармана, а у нас из государственного.

Конечно, и в Америке ученые разводят людей на деньги, но миллиардеру это не страшно. Даже если 1% украденных наукой средств сработает, он сможет прославиться. Кроме того, Рокфеллер в любой момент может так спросить с ученого, что ученому мало не покажется.

За дорогие проекты руководители отвечают головой. Это такая древняя традиция. Весь руководящий состав мостостроителей отмечал банкет под главным пролетом в то время, когда его нагружали в 3 раза больше проектной нагрузки. Главный конструктор корабля обязательно отправлялся в первое плавание. Первый выстрел из пушки делал литейных дел мастер.

В Росатоме к концу президентского проекта сменяется 3-5 руководителей, и поэтому не с кого спросить за результат. Деньги освоены, но вместо 250 ГВт работает только 29 ГВт. Вместо 52 раза в год по 2500 Ки/нед. имеем 5-10 раз по 150-250 Ки/нед.

В России ученые разводят налогоплательщиков, совместно с чиновниками пилят государственный бюджет. Безграмотный россиянин никогда не сможет потребовать отчет о потраченных наукой суммах, поэтому наука в России – самый безопасный черный бизнес.

Россияне не понимают, что настоящая наука давно стала ремеслом. Еще Ленин говорил, что наука сегодня стала непосредственной производительной силой, наравне с лошадью и паровозом. Вам нужен новый изотоп? – назови цену и тебе сделают. Мало заплатил – мало получишь. Из 150 производимых сегодня изотопов любой можно начать производить через 2-4 месяца. Только платить нужно за единицу активности, а не за кубометры бумаги и трудодни.

Это принципиальная разница между рабовладельческим и капиталистическим строем – в одном платят по трудодням, в другом за единицу продукции.

Особенно чувствуется разница в квалификации персонала в наукоемких производствах – в сотни и тысячи раз отличается производительность у персонала с разной степенью подготовки. Можно сказать, что квалифицированная бригада может сделать работу, а новобранцы в лучшем случае только испортят материал. В худшем – Чернобыль не максимальный предел масштабов рукотворной аварии.

Связь советской науки с производством всегда была крайне низкая, реальные технологии знали очень ограниченный круг специалистов. Большинство ученых никогда не видело вблизи материалы, оборудование, не отвечало за качество и количество произведенной продукции. Непроницаемая стена стояла между наукой и производством.

Сегодня, как и в советское время, существует клин между производителями и разработчиками химических технологий. Руководитель проекта никогда не получал ни одного Ки радиоактивного препарата, ни делал радиоактивные источники. Поэтому он неизбежно наступит на те «грабли», на которые должен был наступать во время учебы или стажировки.

Квалификация отечественных специалистов не позволяет им сразу и безошибочно начать производить высокотехнологичные продукты. После разрушения советских производств требуется масса времени на обучение, на лечение «детских болезней».

Поэтому договор на поставку Мо-99 – это не покупка дорогостоящего престижного автомобиля, когда можно сесть за руль и ехать. Договор Мо-99 – это обучение немецких специалистов за счет россиян, на российском оборудовании, на российской территории. Купленная дорогостоящая машина по уровню проектирования, используемым технологиям, качеству изготовления, приемке-испытаниям больше соответствует легендарному Форду, сделанному в гараже в 1896 году. Поэтому ждать от нее характеристик автомобиля Форда выпуска 2009 года не приходится.

Мотор работает? – Работает. Едет? – Едет.

А как едет, и куда въедет – это ведь не от разработчика зависит. Это зависит от водителя.

Пример с железной дорогой

Молодой инженер торжественно показывает отцу новенький диплом.

- Теперь железные дороги будут строить в двадцать раз быстрее, чем строил ты. Новые технологии, новая техника, новые материалы.

- Печально это слышать. Я всегда гордился тем, что это Моя Дорога. На этой дороге я встретил свою судьбу и прошел с ней целую жизнь. На этой дороге выросли и выучились вы, мои дети. Если бы я построил дорогу за 1 год, что бы я делал всю оставшуюся жизнь?

Пример с молибденом-99

Для создания участка производства мишеней для молибдена-99 НИИАР запросил 500 миллионов рублей. Пол миллиарда рублей 2008 года.

Прецизионные станки, мощные пресса, литейные машины-автоматы, высокочистые газы, вакуумное оборудование от ведущих мировых брэндов. Установки сканирования и масс-спектрометры. Сварочное оборудование. Нужны менеджеры, профессора, доктора наук, начальники, заместители, секретари, офисное оборудование, служебные машины. Комнаты для психологической релаксации персонала. Служебное жильё в столице и зарубежные командировки.

Предстояло сделать очень высокотехнологичное изделие. Высоконапряженное по энерговыделению, по нейтронному потоку, по механическим нагрузкам. Должно быть очень равномерное содержание делящегося материала по длине и объему мишени. Должны быть материалы специальной чистоты, соответствующие требованиям к готовому препарату - молибдату натрия.

Но металлический пруток весом 200 грамм – это не медицинский препарат, себестоимость которого никто не может рассчитать (тем более в уме), и цена которого пропорциональна только толщине кошелька (родственников) больного. Чиновнику из министерства показалось, что 500 миллионов многовато даже на президентский проект «Моли-Ди».

Чиновник был не ленивый и приехал посмотреть на место, чтобы увидеть всё своими глазами. Пошел вместе с руководством, прямо в режимную мастерскую.

В мастерской 3 человека. Одни курит у вытяжной системы, другой лежит на широкой лавке, третий ремонтирует зонтик.

- Вы делаете мишени для Мо-99?

– Да.

- Можете показать, как это делается?

– Подожди 15 минут. Разогреем печь. - Двое пошли готовить оборудование

- Готовы?

– Да.

– Погнали. - И чиновник включил секундомер.

Через 4 минуты 42 секунды ему вручили мишень.

- Сколько таких штуковин надо в неделю?

– Хрен его знает.

- А сколько можете сделать за день?

- Штук 50 сделаем, если добавишь к премии 5 тысяч рублей.

– Троим?

– Нет, третий уже не жилец, рак у него четвертой степени. Приходит на работу, пока сил хватает. Если у тебя совсем туго с деньгами, то можно и двоим.

- В неделю необходимо изготовить 120 штук… – посмотрел высокий менеджер в дорожной карте Президентского проекта.

- Что же вы, падлы, меня развести хотели?! - Это менеджер задал вопрос руководству НИИАР.

Чиновник вычеркнул из списка оборудование, приборы, квартиры и оставил только зарубежные командировки. Итого получилось 150 миллионов рублей.

«Не зря съездил, сэкономил для команды 350 миллионов». С чувством выполненного долга чиновник полетел в Москву.

Через сутки двое сотрудников были уволены за нарушение работы с коммерческой тайной, за передачу коммерческой информации постороннему лицу (вот так квалифицируют топ-менеджера Росатома в НИИ на производстве), а третьего лишили допуска по состоянию здоровья.

Через два месяца приняли на работу десяток новых людей.

Кончились старые мишени, необходимо делать новые. Руководство объяснило работникам, что нужно сделать.

- Понятно?

- Конечно, проще пареной репы. И это всё?

- Всё.

«Хорошая работа, - подумали вновь нанятые мужики - Платят отлично, а делать почти ничего не надо. Наука, однако. Как здорово, что попали на такое теплое местечко!»

Через 2 недели прибегает запыхавшийся начальник проекта Моли-Ди.

- Что за хрень вы засунули в мишени?

– Что дал, то и засунули.

- А что раньше засовывали?

– Понятия не имеем. Это вы засовывали.

Оказалось, мишень изготовили из другой белой блестящей болванки. Из которой получаются самые красивые мишени – блестящие, ровненькие, с идеальным распределением урана. Мужики были с отличной технической подготовкой, но не знали, для чего они делают прутки. Вот и взяли вместо плохо обрабатываемого чистого алюминия специальный реакторный алюминиевый сплав.

Из головного аппарата радиохимической установки, аппарата растворения мишеней, попёрла пена. Установку по получению молибдена «заклинило». Всё трубопроводы забились клейким осадком. Оборудование пришло в негодность. Пришлось менять почти все узлы. А это и за полгода непросто сделать в камере, где МЭД более 1000 Зв/час. Контракт сорвался.

Канада пригрозила России неустойкой в 1 миллиард американских долларов… Президент Канады президенту России…

Не пугайся, любезный читатель. Забегая вперед скажу, что в итоге честь России была спасена всего за 85 миллионов долларов. Экономия составила более 800 миллионов долларов, и за нее посредник получил премию, превышающую долю НИИАР в контракте Моли-Ди.

Посредник слетал к неграм (афро-африканцам) в ЮАР и договорился, что они будут поставлять молибден в Канаду за 150 миллионов в год (две с половиной цены Российско-Канадского контракта).

Слишком чисто – это нечистая сила!

Менеджеры НИИАР не пошли извиняться к уволенным сотрудникам, и не стали просить их рассказать нюансы производства мишеней Мо-99. Они решили купить самый чистый алюминий, который есть на рынке. За 2 миллиона рублей приобрели болванку из алюминия чистотой 99,9998% весом 2 кг. У своих и через своих, в 10 раз дороже рыночной цены – срочность! Понятно, что не самый чистый, даже не шесть девяток. Но самый дорогой – однозначно. Получили премии за оперативную работу.

Мужики сделали новые мишени из новой болванки. Неказистые получились, все в трещинах, не как те конфетки, что они первый раз сделали. Высокочистый алюминий и реакторный сплав – большая технологическая разница.

Через некоторое время пришли с облучения на радиохимию новые мишени. Заказ уже оплачен, заказчик продолжает грозиться разорвать контракт на шесть с половиной десятков миллионов долларов, если вовремя не получит продукцию.

Бросили растворять мишени в аппарат. Ждут час. Ждут два. Подогрели до максимума. Шесть часов. Мишени не растворяются. Что за нечистая сила нас тут крутит! Прошли сроки отправки, получили выговора, часть радиохимического персонала уволили, а мишени всё не растворяются.

Кто понял в чем дело? Всё банально. В учебнике [Общей Химии для вузов, Некрасов Б.В. ~1969] есть теоретическое объяснение описанному явлению, и приведен пример непосредственно для алюминия. Теория гласит – скорость растворения алюминия прямо пропорциональна содержанию примесей.

Уволенные старые мужики брали не первый попавшийся алюминий, так как они знали, что это для молибдена-99, а самый чистый из того, что у них было, по 270 рублей за килограмм, а не по 68 р/кг. В нем содержание примесей было на уровне 0,5%, а в том, который по 68 рублей – 5%.

Старая мишень растворяется за 1 час, еще часок на перекур и чаепитие, итого два. Из грязного – за 5 минут. Из чистейшего алюминия, в котором примесей в 25 тысяч раз меньше, мишень растворяется примерно 25 тысяч часов.

Так как уран немного растворим в алюминии, то мишени растворились за 3 дня. (Можете посчитать обратным счетом растворимость урана и продуктов деления в алюминии).

Честные немцы

Что же тем временем делают немцы в сверхсекретных лабораториях бывшего советского ядерного центра? Меряют содержание молибдена, дышат полной грудью криптоном, отделяют нептуний, учатся уму-разуму у избежавших увольнения лаборантов. Удивляются, как это им удается и молибден получить, и почти чистыми остаться в таких условиях.

Немцы объяснили менеджерам НИИАР, что дело не идет на лад потому, что мишени круглые, а во всем западном мире – плоские. Надобно изготавливать плоские, и всё пойдет как по маслу.

Не послушались менеджеры немцев, но прислушались. Решили заказать мишени в другой организации Росатома, чтобы не травмировать уши своих подчиненных цифрами. Не захотели платить своим сдельно, а чужим, через надежных посредников, вполне даже можно.

Господа из города Н-ска оказались не лыком шитые. Узнали быстренько, что почем, благо мировая сеть интернета хорошо работает, и выставили такую цену на мишени, по которой всю стоимость молибдена-99 придется отдать им. Вообще-то, они думали, что НИИАР откажется, и им не придется делать такую мизерную партию продукции. Больше разговоров, чем делов.

Но просчитались. Несмотря на то, что стоимость сторонних мишеней оказалась в десяток раз дороже, заказ был проплачен. Не учли они, что деньги на загранкомандировки могут пропасть полностью, если не будет молибдена. Не все ответы можно найти в интернете.

Когда мужики, которые делали мишени по 1500 рублей за штуку узнали, что в Н-ске покупают за 27000 рублей, не выдержали и уволились. Всё равно им больше не видать зарплаты – заказ ушел в другой город. Халява кончилась.

Однако менеджеры НИИАР понимали, что нужно делать свое производство мишеней, иначе вскоре придется отказаться от зарубежного научного туризма. Элитные секретари уволятся, личного водителя отнимут, премии канут в лету.

- Однозначно надо делать у себя! – решили и стали работать в данном направлении.

Наняли самого крутого спеца

Спец обещал через 3 месяца завалить институт плоскими мишенями. Посмеялся над старым кузнечным оборудованием, на котором ковали мишени.

- Будем лить. Однозначно. Это гораздо проще. Дайте мне кульман. – и достал из кармана футляр с идеально заточенными карандашами «Конструктор».

- Может, Вы согласитесь на лицензированное рабочее место конструктора с программой «Компас?»

- Можно и Компас. Только дайте мне чертежника, умеющего работать на компьютере.

Быстренько нарисовал графитовую литейную форму, рассчитал усадку, разместил заказ за наличные деньги в частной конторе и собрал всё руководство на демонстрацию своей установки.

- Молодец, красавчик!!!

ОТК, система менеджмента качества, менеджмент, сам директор его ставят в пример ленивым трутням из НИИАР, которым давно пора за забор.

Залили чистый алюминий по миллион за килограмм. Пластина получилась как на картинке. Без дополнительной обработки попадание в микронный допуск. Успех колоссальный. Сняли верхний этаж ресторана. Торжественно отметили подтверждение высочайшей квалификации редкостного мастерства специалиста.

Наутро, с больной головой спец продолжил демонстрацию своей установки. Замесили алюминий с ураном, залили. Разобрали форму – сплав никуда не потек. Мало того, что трудно стоять на ногах, тут еще и чертовщина какая-то. Пошли к специальной литературе. Оказывается, нужно греть форму.

Вернулись, подняли температуру на 300 градусов. Повторили процесс литья – опять неудача. Сгорели стягивающие форму шпильки, но сплав не потек.

Заказали шпильки из циркония. Подняли температуру еще на 200 градусов. Но тут произошло вообще «непредсказуемое» – графит загорелся синим пламенем. Прямо-таки синим, не красным, не желтым, ни фиолетовым. Кто бы мог предположить, что графит будет гореть, прямо как уголь, это же настоящее открытие в науке! Все равно начали заливать сплав в форму.

Сплав не потек, а форма безвозвратно прогорела.

Прошло три месяца

Работник, который чинил зонтик в присутствии высокопоставленного чиновника, смог остаться в НИИАР, перевелся в другое подразделение. При переводе он сказал, что ему всё равно, какая будет зарплата, всё равно будет работать. Ему торжественно пообещали, что никогда не будут платить премию, даже если он один сделает больше, чем целое подразделение.

- Для Вас, господин Левша, у нас никогда не будет премии.

- Я же на за деньги работаю. Просто скучно мне на пенсии. Не в деньгах счастье. Готов выполнять любое задание. Одна только просьба, чтобы работа была по моей квалификации, я гусей пасти не умею, груши околачивать не обучен. Дайте какую-нибудь работу с железками, с чертежами. С нормативными документами, на крайний случай.

Забыв про завещание предшественников, что кроме хамского ответа ничего не получить от Левши, новое руководство таки обратилось к нему с вопросами:

– Как же сделать плоскую мишень? Почему крутой спец не смог отлить пластину?

Ответ был краток:

– Ликвация.

- Что за ликвация? Почему наши профессора и доктора про нее ничего не знают?

- Ваши профессора умеют работать со сплавом Вуда, а надо отливать уран. Здесь нужны не доктора и профессора, а ребята после техникума из Электростали. Не по специальности работают ваши учёные. Им цветнину у бомжей принимать, а не со специальными материалами работать. Куплены корочки у них в метро, или на базаре в Ташкенте. Никакие они не специалисты.

- Ну не серчай ты. Все равно теперь денег нет, и вряд ли когда-нибудь будут. Сам виноват, зачем чиновнику показал, как делать мишени? Чинил бы молча свой зонтик, может и тебе бы из того полумиллиарда досталось бы чего-нибудь.

Сегодня молибден опять подешевел в 6 раз, вернулся на цену 2006 года. Нет больше цены 1700 за Кюри. Не смогли мы вовремя удачно воспользоваться скачком цен. Все, кому ни лень, теперь строгают молибден, рвут квоты даже у Малинкродта. Понимаешь, теперь надо подумать и о россиянах. Им ведь тоже неохота в 30-40 лет помирать от рака. Сделай плоскую мишень, Христом Богом умоляем. Обещаем, что ничего не заплатим, ты же сам просил при трудоустройстве. Никаких денег больше не будет, никакого разговора о деньгах.

- Ну, если за бесплатно, то сделаю. Я же не зверь какой, пожалею ваших детушек. А то как вам будет теперь летать к ним в Америку, не за свои же деньги будете путешествовать через океан.

На следующее утро на столе у руководства лежало 10 видов плоских мишеней для производства Мо-99. Пластины одиночно, попарно, по три, кольцевые, сварные, завальцованные, крученые, верченые, крестовые, как завернутая спираль на турецком вязальном крючке. Затаив дыхание, начальник спросил:

– А они с ураном они или без…?

- А у вас, что, и померить нечем? Или вы опять поставите мишени в реактор под моё честное слово, как раньше? Не страшно отдавать судьбу детей в руки покалеченного слуги?

- …

После похорон бывшего директора

Кирпич бар. Раствор бар.

Любой конфигурации мишени для накопления Мо-99 теперь в НИИАР бар.

И реактору продлили лицензию. И немцев научили делать молибден.

Спрос на молибден ёк.

Перешли американцы на новый изотоп для томографии. Который делается не на накопителе плутония эпохи Итальянских мальчиков (ученики Ферми и Сегрэ), а на протонном ускорителе. Теперь молибденовый генератор технеция имеет спрос только у тех слоев населения, которым не хватает денег на полную медицинскую страховку. А такие дорого не заплатят, скорее предпочтут умереть.

Теперь вместо 10 мЗв поц получает за процедуру 0,2 мЗв. То есть вместо профессиональной полугодовой, одну пятую от годовой для населения.

Теперь чиновник из министерства экономит на поставках ускорителей. Не по полмиллиарда в копилку приносит, всего по 100 миллионов, зато ускорителей нужно гораздо больше, чем реакторов. И процедура диагностики стоит в 5 раза дороже, чем с технецием.

Не стоит на месте прогресс. У врачей тоже опережающими темпами над зарплатой растет производительность труда…

Голос жены отвлек меня от воспоминаний:

- Дёма, у снохи почти новый зонтик заедает. Сходил бы к Левше, он тебе по старой памяти починит. Угости его внуков нашими грушами и хамоном из гусика. Только зеванией там не увлекайтесь!

- Какая зевания? Ты о каком пафосе? Не пьёт Левша, и не пил никогда. Разве только по старосоветским праздникам. Давай зонт. Если понадоблюсь, стукни скалкой три раза в стену. Я ушел.

С.М. Брюхов (Дементий Башкиров)

2009-2011, 2016


Источник: http://proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=9062

За кармой и рейтингом не гонюсь. Пытаюсь быть объективным.

    Почему «белую» Америку ставят на колени и чем все это кончится

    По мнению спецкора «КП», публичные унижения белых американцев свидетельствуют, что у «плавильного котла рас и наций» вырвало и дно, и крышкуЭто древний и очень символичный жест – человек стоящий на ко...

    Шанс США — прикончить глобализм, чтобы выжить

    Когда-то давным-давно, в самом начале нулевых я говорил своему знакомому, финансисту/экономисту (по образованию) и даже немножечко банкиру (по профессии), что в ближайшие годы западный ...

    Фондовые рынки в США окончательно оторвались от реальности

    И пусть в окружающем мире будет пандемия, коллапс экономики, десятки миллионов безработных, уличные беспорядки или гражданская война – а индексы будут расти. Длится это будет недолго и кончится ...

    Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

    0 новых комментариев

      Пока еще живы очевидцы

      В редакцию сайта Proatom.ru Н.А. Штейнберг Коллеги, 13.05.2020 на вашем сайте Proatom.ru появилась статья некого Одинцова «Трагедия на ЧАЭС: как эксперимент закончился катастрофой». По сути статьи могу сказать кратко: пустота, а по большей части безграмотность. И ничего не добавляет к пониманию причин и обстоятельств аварии. Что может дать специалистам ...
      147

      Кому вершки – кому корешки

      Владимир Долгих, ветеран атомной энергетики и промышленности, журналистДавайте вспомним, как с более десяти лет назад на предприятия наезжали менеджеры из ТВЭЛа и с упоением рассказывали о грядущих переменах. Даже название им придумали – мол, будем обретать «новый облик». Мол, урановый рынок лихорадит, конкуренция в мире растёт, и если не начнем сегодня...
      103

      «Атомная энергетика — тупиковый путь развития технологий»

      Принесет ли запуск Островецкой АЭС нам энергетическую безопасность и бывает ли атом мирным? На вопросы корреспондента «Снплюс» отвечает Юрий Воронежцев, физик, кандидат технических наук, бывший член Чернобыльской комиссии Верховного Совета СССР, куда его избрали в 1989 году, автор 30 научных изобретений. Пять лет назад стал пациентом онкологического дис...
      169

      Россия готовится очистить Арктику от радиоактивных объектов

      В распоряжении «Беллоны» оказались проекты документов по очистке Арктической зоны от затопленных и затонувших объектов с отработавшим ядерным топливом и радиоактивными отходами. К 2030 году власти планируют поднять с морского дна 7 объектов, представляющих наибольшую опасность для окружающей среды, а также установить местоположение контейнеров с радиоактивными материа...
      103

      Ценой безопасности заводов в Северске станут тысячи кубометров РАО

      На радиохимическом и химико-металлургическом заводах ОАО «Сибирского химического комбината» в городе Северске Томской области проведут комплекс мер по поддержанию производств в безопасном состоянии, сообщает RosTender.info. Во время перевода его в ядерно-безопасное состояние здесь, как ожидается, будет образовано 156 тонн твердых и 127 тыс. кубометров жидких радиоакти...
      81

      Что БРЕСТ в грядущем нам готовит

      Владимир Долгих, ветеран атомной энергетики и промышленности, журналист, СеверскСмотреть сегодня в будущее – занятие не самое благодарное. Причины, конечно же, в двух напастях, обрушившихся на страну. Диковинная болезнь и состояние нефтяного рынка. Хотя, это всего лишь конец «верёвочки». Потянешь за неё, и ещё неясно, что и выплывет со временем.Долг пла...
      165
      ВИВас ВИЭ
      23 апреля 10:34

      Сельскохозяйственные теплицы на солнечной энергии и с положительным энергетическим балансом

      Многие сельскохозяйственные теплицы могут стать энергетически нейтральными, если использовать прозрачные солнечные панели для выработки электроэнергии. Таковы выводы нового исследования, проведенного специалистами в области инженерии, биологии растений и физики из Университета штата Северная Каролина (США). Результаты их работы опубликованы в научном жу...
      224
      ВИВас 23 апреля 09:58

      «Литры антибиотиков, три рентгена, 11 дней высокой температуры». Хроника блогера из Карсуна, выздоровевшей после COVID-19

      Мать троих детей и популярный в регионе блогер (42 тысячи подписчиков) Татьяна из Карсуна в своих сторис сообщила, что у нее был выявлен коронавирус. 4 апреля ее госпитализировали в отдельное крыло ульяновской ЦГКБ, а позже с аналогичным диагнозом туда доставили и ее родителей. На первых стадиях болезни у Татьяны наблюдались хрипы в груди и высокая температура, однако...
      334
      ВИВас 23 апреля 09:08

      Ленинофобия власти и мнение народа о роли Ленина

      Власть в России упорно игнорирует ключевые даты нашей истории. Так в России в 2017 году никак не было отмечено на официальном уровне 100-летие Великой Октябрьской революции, который упорно считается нынешней властью преступным переворотом, совершенным большевиками в интересах неких врагов России. Точно также вчера в официальных СМИ ничего не было сказано по случаю 150...
      182
      ВИВас 16 апреля 18:12

      Депутат Государственной думы РФ Алексей Куринный обращается к Генеральному прокурору РФ Игорю Краснову с просьбой провести проверку по ситуации в Карсунском районе

      В продолжении материала Новые жертвы каронавирусного ада переполнили чашу терпения жителей Карсуна. Обращение в Правительство РФ Депутат Государственной Думы РФ Алексей Куринный обратился в Генеральную Прокуратуру РФ Игорю Краснову с просьбой провести проверку. Копия обращения направлена и в Прокуратуру Ульяновской области на имя Сергея Хуртина, который тоже почему-то...
      253
      ВИВас 16 апреля 10:30

      Умер рентгенолог Карсунской ЦРБ Владимир Фиошин

      Сегодняшним утром сюда явился губернатор Морозов, его зам Екатерина Уба. Приехали обещать медицинскую помощь. Спустя две недели с начала пандемии и целой череды начавшихся смертей. После жестких требований карсунцев, пригрозивших региональной власти крайними мерами, вплоть до акций протеста.  Прекрасный врач, обладающий большим опытом и знаниями ско...
      413
      ВИВас 16 апреля 10:24

      Новые жертвы каронавирусного ада переполнили чашу терпения жителей Карсуна. Обращение в Правительство РФ

      Открывшаяся сегодня Карсунская районная больница с тем количеством пациентов, которые есть в районе, не справляется. Люди начали умирать.Не исключено, что в Карсуне начинается вторая волна эпидемии, а болеющие карсунцы, прекрасно понимая, что оказывать медицинскую помощь им некому, тянут до последнего, не обращаясь в больницу. Звонят, когда их родные и близкие переста...
      268
      ВИВас 16 апреля 09:59

      Пандемия коронавируса. Мировой кризис и положение России

      Р.И. Нигматулин, академик, д.ф-м.н., научный руководитель Института океанологии им. П.П. Ширшова, член Президиума РАН Б.И. Нигматулин, профессор, д.т.н., гендиректор Института проблем энергетики На восьмом году стагнации, со снижением уровня благосостояния населения, Россию постигло две беды – коронавирусная пандемия, охватившая весь мир, ...
      256

      Аналитики отмечают рост интереса в мире к АЭС малой мощности

      Компактные атомные электростанции начинают снова находить спрос на мировом энергетическом рынке. Это связано с рядом преимуществ, среди которых на первое место выходит возможность обеспечивать электроэнергией и теплом удаленные регионы. Так, британская компания Rolls-Royce в конце января этого года напомнила о своем намерении спроектировать, построить и...
      259
      ВИВас 11 апреля 08:33

      Ульяновская область, на взлет! Пока Морозов встречается с байкерами, в Карсуне старики лезут в петлю от боли

      Ситуация с оказанием медпомощи в Карсуне не изменится даже после того, как там пойдут реальные смерти. А вслед за Карсуном коронавирус распространится и на всю Ульяновскую область. Несмотря на заверения губернатора Морозова о его закрытии, райцентр открыт и для въезда и для выезда. По данным официального сайта cтопкоронавирус.рф 10 апреля в Ульяновской о...
      320

      В Финляндии впервые произойдёт вывод ядерного реактора из эксплуатации

                                       Реактор FiR1Fortum Финская энергетическая компания Fortum (являющаяся, помимо прочего, оператором АЭС «Ловииза» и ряда тепловых электростанций) заключила соглашение с Центром технологических исследований (VTT) на вывод из эксплуатац...
      166
      ВИВас 9 апреля 08:03

      Соловьеву лучше бы помолчать - сошел бы за умного: парламентарии о предложении ведущего мастерить самим медицинские маски

      Телеведущий Владимир Соловьев в эфире шоу "Вечер с Владимиром Соловьевым" на канале "Россия 1" раскритиковал тех, кто жалуется на нехватку масок в аптеках. "Если бы те люди, которые кричат, что невозможно купить в аптеке маску, то время, которое они тратят на крик и написание гневных постов, потратили на то, чтобы приготовить эту маску, то им самим было бы спокойней. ...
      166
      ВИВас 8 апреля 10:34

      «Осталось сделать контрольный выстрел»?

      В продолжение материалов о ситуации вокруг института теоретической и экспериментальной физики (ИТЭФ): Институт теоретической и экспериментальной физики под ударом Может ли полицейский стать директором Института теоретической и экспериментальной физики? — в России запросто Рывок в научном мире: знаменитый институт возглавил полицейский ген...
      131
      ВИВас 2 апреля 10:38

      Власть должна работают на страну, а не на собственный карман: парламентарии о кризисе и госконтроле

      Бизнес-омбудсмен Борис Титов в интервью радиостанции «Говорит Москва» оценил нынешнюю экономическую ситуацию в России как критическую. По его словам, такого не было даже в 90-е годы. «Такого удара, скорее всего, не было ни в 1998, ни в 2014 году. Пустыня. Единственный реальный вариант — уйти обратно в государственную экономику, то есть: государственные парикмахерские,...
      121

      То хорошее, что было в СССР, мы не просто потеряли, - все это сознательно уничтожалось: парламентарии об опросе «Левада-центра»

      Три четверти россиян (75%) считают советскую эпоху лучшим временем в истории страны, не согласны с этим лишь 18%. Об этом свидетельствуют результаты опроса «Левада-центра».С советской эпохой у респондентов ассоциируются стабильность и уверенность в завтрашнем дне (16%), хорошая жизнь в стране (15%) и личная жизнь – детство, молодость, родители (11%). В ...
      415
      Служба поддержи

      Яндекс.Метрика