Байден всё. Детали в Телеграм Конта

БЫЙ гл.12,13

0 82


ГЛАВА 12


[Вāдж. 12.4]

супарн̣оси гарутмāм̇стриврiтте широ гāйатран̃чакщурбрiхадратхантаре пакщау | стома⁰āтмā чхандāм̐сйан̄гāни йаджӯм̐щи нāма | сāма те танӯрвāмадевйам̇йаджн̃āйаджн̃ийампуччхандхищн̣йāх̣ шапхāх̣ | супарн̣оси гарутмāндиван̄гаччха свах̣ пата 4

Прекрасная птица ты, Гарутман:

«Тривритъ» у тебя — голова;

«Гайатра» — око;

«Брихат» и «Ратхантара» — крылья;

из стом [«Ригведы»] — тело;

из поэтических метров — члены;

из яджусов [«Яджурведы»] — имя;

саман [«Самаведы»] — твоя форма, «Вамадевья»;

Яджнайаджния — хвост;

очаги — копыта.

Прекрасная птица ты, Гарутман!

В небо гряди!

В Сваргу лети!

◇◇◇

В этой работе я старался дистанцироваться от именно обрядовой стороны БЯ, разбирая исключительно личность Быя, посредством использованных им местоимений и глаголов первого лица. И хоть последних в этом яджусе мы не видим, однако его разбор всё же решил сделать. Ибо, на кой правила, коль из них нельзя сделать исключения? И тут как раз такой случай, мимо которого пройти нет ну никакой возможности. Точнее не случай, а краеугольный камень обрядовой стороны ведизма по имени ВЕДӢ, «алтарь». Так как всё, что делает и говорит Бый в своей книге, посвящено именно тому, о чём прочитали выше: сотворению огненного алтаря. Его-то он и именуется «Прекрасная птица Гарутман». Поскольку у птицы этой и тело прекрасно, и голова, и крылья, и хвост, и — о ужас ужасов и очередная «ведическая галиматья» — КОПЫТА! Тут можно даже взоржать немного. Ну или ухмыльнуться. Ибо птичка с копытами и на самом деле как-то... не очень. Для того, кто живёт посредством одного только полушария, того или этого. Меня же наличие «копыт» у Гарутмана не смущает. Попривык уже к Быеву иносказанию, зачастую выглядящему несуразно. Тем более что несуразица та, как кажется, — умышленная. Типа, свой поймёт, а ухмылки чужих мне по... и по пояс не будут! Т.е. его ЯВ, как уже говорил и не устану повторять, — это сплошная аллегория. Гипербола с параболой. Включая слово «алтарь» (ВЕДӢ).

Строит же Бый алтарь из кирпичей (ИЩТАКĀ). При этом некоторые из них, как сказано, — «естественно перфорированные», т.е. имеющие отверстия природного характера. От чего у меня ум за разум ни единожды зашёл. Поскольку кирпич — это однозначно рукотворный предмет, сделанный руками человека. Почему если в нём отверстия и имеются, то они однозначно рукотворные, но никак не естественного происхождения. Однако и Кейт в ЧЯ, и Эггелинг в ШП переводят слово СВАЙАМĀТРIН̣Н̣Ā как «naturally perforated brick», что в расширенном смысле означает «кирпич, имеющий отверстия природного происхождения». И кирпичи те, «природно перфорированные», встречаются в ЧЯ многие десятки раз. Каждый раз нанося мне контузию.

В Словаре же Кочергиной слово СВАЙАМĀТРIН̣Н̣Ā отсутствует. Как и в БЯ.

Мало того, Бый умудряется в те кирпичи поместить то Агни-Знича, то Ваю-Стрибога (ЧЯ 4.4.5.3-4, в переводе Кейта): «Агни помещён в этом (кирпиче)...» (Agni is placed in this (brick)...); «Вайю помещён в этом (кирпиче)...» (Vayu is placed in this (brick)...). После чего несёт вообще чушь несусветную, если буквально относиться к тому, что он далее говорит (ЧЯ 4.4.11.3): «Пусть эти кирпичи, о Агни, станут молочными коровами для меня...» (May these bricks, o Agni, be milch cows for me...).

А если не следовать буквальному прочтению, тогда и в кирпичах этих усматриваются те или иные гимны из той или иной книги Веды. Например, строка из ШП (9.1.2.43) «тā-ха-ита āмрiта⋅ищт̣акāх̣» в переводе Эггелинга: «Эти (гимны) есть бессмертия кирпичи;» (These (hymns) are the immortal bricks;). И ещё (ШП 6.1.2.28): «Так он строит [алтарь] речью и дыханием;» (It is both with speech and with breath that he builds;).

И та же история с некими «лучинами» (СĀМИДХЕНЙАХ̣), посредством которым Бый разжигает священный огонь. Эггелинг в ШП при переводе слова СĀМИДХЕНЙАХ̣ постоянно использует словосочетание «разжигающия вирши» (kindling-verses), т.е. стихи. Например (ШП 6.2.1.21),: «Для этих (жертв) есть двадцать четыре разжигающих-стиха...» (For these (victims) there are twenty-four kindling-verses...). Поэтому, когда видим в Веде «лучины-дрова-поленья» — не верим глазам своим, ибо на самом деле это ― «стихи-песни-гимны». Которые зачастую также не являются теми. Так, например, гимны-ричи-стомы «Ригведы» там же названы пищей богов (ШП 9.3.3.6): «И вот почему он предлагает [богам] стомы, — стомы есть [их] пища» (And as to why he offers the Stomas, ― the stomas are food).

И та же история с ведийским кличем ВЕТЪ, он же ВĀТ̣Ъ, они же ВАЩАТЪ, аналогичным русскому «ура», — который с одной стороны, да, клич, но с другой — пища богов (ШП 9.3.3.14): «Клич «Вет̣», несомненно, есть эзотерически тоже самое, что и клич «Ващат̣»; и всё, что с кличем «Ващат̣» или с кличем «Свāхā» — это пища, предлагаемая богам» (the Veṭ-call, doubtless, is esoterically the same as the Vaṣaṭ-call, and either with the Vaṣaṭ-call, or the Svāhā-call is food offered to the gods).

Аналогичная ситуация и с прочей обрядовой терминологией ведизма: чего не коснись, везде иносказание.

Откуда и предположение личное: ничего тут Бый не строит в нашем понимании слова «строить», но создаёт, посредством именно слова, некую «птицу», на которой и путешествует по иномирью. Виман, если угодно. Или «вавилон». Или ещё что. Но не тот страх-и-ужас, что наблюдаю на современных индийских фотографиях, где добрые индийские человеки пытаются воссоздать то, что выше описал Бый. Вот, например.


Или тут, у конкурирующего, как понимаю, прихода.


Особо крыши смущают на этих фотографиях. Наличие которых просто вопиет, что эти добрые индийцы «Яджурведу» секут слабо. Поскольку крыши отсекают их алтари от одного из трёх главных «оберегов», солнца.

При этом и в мыслях не имею ругать кого-либо за подобного рода творчество. Даже напротив, очень интересно, что на выходе выходит. Если выходит.

Крыша та, как и кирпичи с палками-поленьями, появились, скорее всего, уже после исхода ариев из Пенджаба. Видимо, накануне исхода некто из арийских брахманов передал кому-то из дравидийских священников Веду, не суть важно в письменном или устном виде, и те стали почитывать её. Да и поняли её иносказание буквально. Там где поняли. Да и утвердились в том понимании. Откуда же и комментарии «Шатапатхи», пространные с одной стороны и категоричные с другой. Ибо много чего и автор ШП, и его предшественники поняли правильно. Откуда и придыхание ШП в адрес древне-индийского племени курупанчалов, обитавшего, если карты не врут, в самом центре индийского полуострова. Из чего можно сделать предположение, что автор ШП и сам был из курупанчал. И в том же заключается причина отсутствия личного пиетета перед «Шатапатхой». И тем не менее, ссылаться на эту книгу буду довольно часто, поскольку вряд ли есть что-то более подробное и информативное касательно обрядовой стороны ведизма. Разве что «Чёрная Яджурведа». Но та, на фоне ШП, записана таким языком, что любая цитата из неё требует довольно пространного пояснения. Поэтому по возможности буду извлекать зёрна истины из «Шатапатхи», изложенной простой и понятной речью.

Смысл же тех кирпичей, как поясняет «Шатапатха» таков, своими словами. После Творения Бог Род-Праджапати обессилел. Но Агни восстановил его силы. Поэтому Бога-Рода Праджапати боги называют Агни. При этом Праджапати для Агни и богов является одновременно и отцом, и сыном. Отцом — потому что породил их, а сыном — потому что Агни и боги восстановили его. Огненный же алтарь, творимый людьми из кирпичей, является символическим восстановлением или возрождением Бога Рода-Праджапати. И вот цитата, поясняющая происхождение тех кирпичей (ШП 6.1.2.22-25): «22. Огнём боги исцелили его {Праджапати} с помощью приношений {=жертв}; и какое бы приношение {в огонь} они ни приносили, оно становилось обожжёным кирпичом и переходило в него {Праджапати}. А поскольку эти {кирпичи} были произведены из того, что было принесено (ИЩṬА), поэтому они {называются} кирпичи (ИЩṬАКĀ). И поэтому они обжигают кирпичи огнём, ибо эти приношения они так делают. 23. Он {Праджапати} сказал: «Чем больше вы мне предлагаете, тем больше моё счастье»: и поскольку для него было счастье (КА) в том, что было предложено (ИЩṬА), поэтому те {приношения называются} ― кирпичи (ИЩṬАКĀ). 24. На то Актакщья сказал: ... 25. На что Тандья добавил: ... Такова тогда была речь этих двух, но установившаяся практика отличается от того [что сказано].» (22. In the fire the gods healed him by means of oblations; and whatever oblation they offered that became a baked brick and passed into him. And because they were produced from what was offered (iṣṭa), therefore they are bricks (iṣṭakā). And hence they bake the bricks by means of the fire, for it is oblations they thus make. 23. He spake, ʺEven as much as ye offer, even so much is my happinessʺ: and inasmuch as for him there was happiness (ka) in what was offered (iṣṭa), therefore also they are bricks (iṣṭakā). 24. Here now Āktākṣya used to say, . . . 25. But Tāṇḍya used to say, . . . Such then was the speech of those two, but the settled practice is different therefrom.).

Ключевые слова тут — «установившаяся практика отличается от сказанного».

То есть уже во время написания «Шатапатхи» обрядовые формы древнеиндийского ведизма не всегда соответствавали именно ведизму. Что не могло не раздражать сторонников чистого ведизма. Как, например, было на Руси при Никоне и Аваакуме, когда установившаяся практика церковного многоголосия жестоко законфликтовала с традиционным одноголосием, в результате чего было принято принципиальное решение о проведении церковной реформы. Из самых лучших, понятное дело побуждений, мол так поправим возникшие там и сям ошибки.

И в том главная причина существующей даже между родственными народами вражды. Ибо в каждом поколении, тем более столетии, всегда был кто-то, кто, прикоснувшись к древним установкам, пытался поправить сложившееся «неправильное» положение дел в лучшую сторону. Иной раз — успешно. Но чаще — безуспешно. При этом успешные попытки древних пророков развернуть мир к былой божественной благости каждый раз и без исключений ввергали всё и вся в хаос, ненависть и войну. К чему, до кучи к нашему расколу, помяну джихад, крестовые походы и реформацию, да с миллионными жертвами вослед каждой той «правке».

А началось всё как раз с того, о чём сказано выше: «установившаяся практика отличается от сказанного».

К чему и ещё один раз помяну лопату из предыдущих яджусов, которую древние индийцы поняли буквально, но не поняли, из какого материала нужно её делать. Почему одни ковали из золота, а другие стругали из бамбука. И каждый тот материал имел своих сторонников, у которых имелась железо-бетонное теоретическое основание тому или этому материалу в виде какого-либо ведийского текста. Почему автор ШП и спорит со своими противниками относительно материала для лопаты такими словами (6.3.1.42): «Некоторые, однако, делают её [лопату] из золота, говоря: «О ней говорят как о золоте». Пусть он не делает этого: так как она ― это метры, то тем самым она (лопата) ― золото...» (Some, indeed, make it of gold, saying, ʺIt is spoken of as goldenʺ. Let him not do so: in that it is the metres, thereby that (spade) is gold...). После чего очень пространно объясняет, почему лопата должна быть из бамбука. И логика того объяснения мне, мягко говоря, не глянулась. Ибо, повторюсь, сам те яджусы понял так, что ямку под огонь копать нужно руками.

Однако на практике, как помним, у тех индийцев не всегда получалось соответствовать «сказанному»..

Откуда же и крыша та поверх кирпичей, да с лопатой на них, там бамбуковая, а сям золотая.

Завершу же эпопею с кирпичами елеем для плоскоземельщиков в виде цитаты из, опять же, «Шатапатхи», где сказано, что земля — четырёхугольная (ШП 6.1.2.29), пусть порадуются: «Тут эта земля ― четырёхугольная, ибо четверти ― её углы; потому кирпичи ― четырёхугольные; ибо все кирпичи ― по образу этой земли.» (Now this earth is four-cornered, for the quarters are her corners: hence the bricks are four-cornered; for all the bricks are after the manner of this earth.).

Впрочем, в самой «Яджурведе» про углы земли ничего не говорится. Более того, о солнце в ЯВ хоть и не сказано, что оно круглое, однако имеется довольно подробное и однозначное описание его вращения вокруг собствнной оси. Что непримиримо спорит и с плоскоземельем, и с этим текстом «Шатапатхи». Хотя бы потому, что коль солнце вращается, то и Земля, как его дочь, должна вращаться. А коль так, то она, Земля, ― круглая, а не квадратная или прямоугольная. Кирпич не даст соврать! А кто этой логике не поверит ― задери голову к солнцу, глянь мельком на него, чтоб глаза не обжечь, да и сообрази, почему в ЯВ не сказано, что оно круглое.

И несколько слов о птице по имени Гарутман, чей внешний вид и лёг в основу ведийского алтаря.

В постарийские времена, когда арии уже изошли на запад, осмелевшие кришнаиты тихой сапой что-то из былого ведизма извратили, включая сам язык, а что-то присвоили, как, например, Гарутмана. Обозвав Гарудой. Теперь, по их россказням, на нём их Кришна летает. При том что изначально Гарутман — птица Индры-Даждьбога. Недавно же, как уверяет кришнаистская хренотень под названием «Шримад Бхагаватам», Кришна на Гаруде прилетел в царство Индры и из его уст украл некую амриту. Чем кришнаиты ну очень даже гордятся.

Вот.

Почему, как пересекаюсь с какими-либо кришнаитами, хоть где, так сразу же предупреждаю: «Сарынь — на кичку!» Ибо нефиг.

И ещё пару слов о той птице. Полагаю, причём с уверенностью в собственной правоте более чем 50%, что «падающий сокол» кастрюлеголовых, он же «тризуб», и есть былой Гарутман. А вот кто у них там его оседлал ныне — просвещать желания не имеется. И так ясно.

◈◈◈


[Вāдж. 12.8]

агна⁰ан̄гирах̣ шатанте сантвāврiтах̣ сахасранта⁰упāврiтах̣ | адхā пощасйа пощен̣а пунарно нащт̣амāкрiдхи пунарно райимāкрiдхи 8

Зниче, Воплощённый [бог]:

Сотня тебе пусть будет отражением,

Тысяча тебе — прибыванием!

И так, умножения преумножением,

снова нам погибшее создай,

снова нам РАЙЮ создай!

◇◇◇

Этот кратенький яджус оказался ну очень крепким орешком. По большому счёту вторую его половину я так и не осилил. При этом подозревая, что бродил впритирку с чем-то весьма информативным и неожиданным.

Ожидание же чего-то неожиданного вызвала пара АН̄ГИРАСЪ и НАЩТ̣АМЪ, где первое, эпитет Агни-Знича, изначально означало «облачение во плоть», то есть «воплощение», а второе, среди прочего, — «погибшее», «исчезнувшее» и «невидимое». Однако объединить ту пару единым смыслом не получилось из-за непонимания «богатства», скрывающегося за словом РАЙИ. При том что прочие слова какого-либо недоумения не вызвали.

Гриффит же с первой частью яджуса не разобрался, «увидел» там какие-то, никому не понятные, включая самого, сто и тысячу «путей Агни», ведущие «туда» и «сюда» (A hundred, Agni Angiras! be thy ways, a thousand thy returns.). Что странно. Поскольку любой осиливший ЯВ и знакомый с ШП знает сокровенную суть ведийских слов ШАТА, «сто», и САХАСРА, «тысяча». Должен знать. Во всяком случае в ЧЯ подноготная этих слов изложена весьма тщательно и подробно.

Очень надеюсь, что есть такие, кто и без моих подсказок знает сокровенную суть ШАТЫ и САХАСРЫ. А особо САХАСРИН̣Ы, «Тысячной».

А может и нет таких. Ибо в сети даже следа не увидел того понимания. Как-то не поленился и потратил кучу времени на блуждания по просторам Великой помойки, с целью найти хоть какой форум, посвящённый «Яджурведе». И не нашёл. Ни единого. Ни у нас, ни у англо-саксов. Зато нарвался на диссертацию одного из наших санскритологов, причём, как понял, на соискание докторской степени, где её автор старательно, да на несколько сот страниц, загибает пальцы, пересчитывая ведийские «базовые корни». Слоговицы то есть. В смысле Сахасру эту. Правда, до конца тот пересчёт я так и не осилил, утомившись от нудного перечисления имён древних грамматиков, кто как считавших и пересчитывавших ту Тысячу. Откуда и понял, что даже древне-индийские грамматики не просекали ни Шаты, ни Сахасры.

Что уж о нынешних ведологах говорить.

Эти же Сотня (ШАТА) и Тысяча (САХАСРА) тут не числительные, а имена. Коллективные. Типа «Букварь» и «Азбука». В случае с Шатой её имя несёт на себе, вернее содержит в себе сто иных имён. А в случае с Сахасрой — тысячу. А точнее так: 999+1, где единица, как сказано, равна по силе прочим 999. Имя же обособленной единицы — Тысячная (САХАСРИН̣А). Её себе бог Яма взял. С разрешения Индры-Даждьбога и Сомы-Прове. Ибо именно Яма увидел, точнее разглядел, силу той Тысячной. И Индре с Сомой сообщил. Которые до того совместно овладели Тысячей. А точнее теми 100+900. А так Тысячная-Сахасрина и досталась Яме (которого, кстати говоря, ЧЯ именует Агни, например (3-3-8), в переводе Кейта: «Яма есть Агни» (Yama is Agni)). Индра же и Сома разделили осавшиеся 999. А вот как разделили — об этом история умалчивает. Мол, сами соображайте. И я сообразил один интересный момент, сопряжённый с эпитетом Индры ШАТАКРАТУ, что словарь Кочергиной толкует как «очень сильный», и что переводчики переводят как «Стомудрый», ибо ШАТА — это «сто», а КРАТУ — «мудрый». При том что КРАТУ по контексту ведийских текстов крайне редко имеет смыслом «мудрость». Почему у Кочергиной и видим лишь «очень сильный». Сам же в эпитете Шатакрату вижу «Разумеющий Сотню», ту самую, из этого яджуса. А под Сотней — первые сто букв-слогов того самого языка, что когда-то, как мне шепнули добрые люди, именовался Слоговицей, и который позже кришнаиты, с их Вьясой во главе, низвели до уровня санскрита. До появления же Сотни Бог Род-Праджапати создал, как сказано, «трижды одиннадцать» богинь. В коих, как вижу, никто из ведологов и санскритологов так и не увидели тридцать три изначальных буквы ведийской азбуки. Неподъёмным для них оказалось Быево иносказание, ибо 250 лет читают и не втыкаются. И ещё столько же не воткнутся. Если клины в башнях их не пошевелю. В надежде, что хоть у кого искра меж полушариями проскочит. Головного, понятное дело, мозга.

Вот.

А потом Бог Род выдал те 33 богини «замуж». Причём всех за одного. За Сому-Прове. Так сказано. И их стало сначала 66, а потом 99.

Вот эти 99 и называются — о очередной ужас! — Сотней. Ею-то Индра-Даждьбог и владеет. Почему и назван Шатакрату. А Сома-Прове владеет оставшимися 900. Когда Сотня расплодилась сначала до 333, потом до 666, а под конец до 999. Плюс Тысячная-Сахасрина. Доставшаяся Яме. Которая, в силу её силы, входит и в число Сотни, и в число Тысячи.

Это я так высчитал, исходя из эпитета Даждя ШАТАКРАТУ.

Кстати говоря, в Словаре Кочергиной производных от САХАСРА — аж 31 слово. И при этом отсутствует САХАСРИН̣А, «тысячная». Что не может не расстраивать. Поскольку Сахасрина — это как бы царица всей Слоговицы. А кроме того расстройства есть и ещё одна беда, поскольку во всей огроменной «Шатапатхе» слова САХАСРИН̣А нет вовсе. Что не добавляет моего личного пиетета к этому труду. При том что сама Тысячная-Сахасрина в ШП поминается, но под эпитетом СОМАКРАЙАН̣Ӣ, что буквально значит «выкуп Сомы», если не «Сомой выкупленная», и что Эггелинг переводит как «Сома-корова» (Soma-cow).

Вот, например, поминание «Шатапатхой» этой Сахасрины как Сома-коровы (ШП 3.3.1.15): «Та коричневая с красно-коричневыми глазами ― это (годная) Сома-корова {Тысячная}. Ибо когда Индра и Вишну разделили тысячу коров на три части, то осталась одна, и они заставили её размножаться в трёх видах; и, потому даже сейчас, если кто-то разделит тысячу на три, эта {Сома-корова} будет остатком.» (One that is brown, with red-brown eyes, is (fit to be) a Soma-cow. For when Indra and Viṣṇu divided a thousand (cows) into three parts, there was one left[10] , and her they caused to propagate herself in three kinds; and hence, even now, if any one were to divide a thousand by three, one would remain over.)

А вот как ЧЯ поведала о том разделе (7.1.6.1), в переводе Кейта: «Сома нашел Тысячу; Индра обнаружил её после него. Яма подошел к ним и сказал им: «Пусть я тоже имею долю в ней». Они сказали ему: «Да будет так». Яма увидел в одной из (коров) прочность. Он сказал им: «Эта имеет силу тысячи, пусть она будет моей, остальные ― ваши». Они сказали: «Мы все видим, что в ней одной есть прочность. Пусть каждый из нас имеет долю». Поэтому они сложили доли в одну...» (Soma found a thousand; Indra discovered it after him. Yama approached them and said to them, ‘‘May I have a share too in it’‘. They said to him, ‘‘Be it so’‘. Yama saw in one of the (cows) strength. He said to them, ‘‘This one has the strength of the thousand, this be mine, the rest yours’‘. They said: ‘‘We all see that in this one is strength. Let us each have a portion’‘. So they took shares in the one...)

Вот этих-то «коров» ведийские жрецы и запрягали в некие «колесницы» и те скакали к богам, как кони.

И Бый в этом яджусе неявно просит Агни-Знича открыть для него кладезь с Сотней и Тысячей, дабы «запрячь» те и с их помощью правильно побеспокоить, акцентирую, ПРАВИЛЬНО побеспокоить, и Самого, и прочих богов просьбой вернуть его царству нечто, утраченное ещё до него. А может и при нём утраченное. Тут покамест непонятно, какое именно горе-беда-лихо разумеется под НАЩТ̣А и при чём там РАЙИ.

◈◈◈


[Вāдж. 12.11]

ā твāхāрщамантарабхӯрдхрувастищт̣хāвичāчалих̣ | вишаствā сарвā вāн̃чханту мā твадрāщт̣рамадхибхрашатъ 11

Я тебя удержал! [Ты] внутри стал!

Твёрдо стой, не шатаясь!

Роды тебя все возжелают пусть!

Да не распадётся из-за тебя царство!

◇◇◇

Первые три строки этого яджуса английские переводчики поняли практически одинаково, а вот последнюю — кто во что горазд. Гриффит в БЯ: «Не позволь твоему царствованию исчезнуть.» (Let not thy kingship fall away.). Кейт в ЧЯ (4.2.1.9): «В нём установи царство.» (In him establish the kingship.). Эггелинг в ШП (6.7.37.): «пусть твое правление не отпадет от тебя!» (may thy rule not fall away from thee!). И всё из-за местоимения ТВАТЪ, «от тебя» кое есть ТВАМЪ, «ты», в отложительм падеже. Т.е. ТВАТЬ требует перед собой наших предлог «от» или «из». А в частном случае — «из-за», которым я и воспользовался. Из англичан же только Эггелинг увидел в ТВАТЪ отложительный падеж, но даже с его помощью не смог совладать с последней строкой.

Это разночтение привожу ни к тому, чтоб попенять англо-саксам, но дабы его посредством ещё раз показать, насколько неблагодарное дело перевод Веды. Ибо всем не угодишь. Даже если при переводе оставляешь каждое слово на своём месть, соблюдаешь количество слогов и их ударения. Ибо ко всему тому нужен ещё и дар, скажем так, «текстологии». Или хотя бы знание этой науки и умение ею пользоваться.

Под «текстологией» тут, однако, имею в виду ни одноимённую науку, но способность читателя погрузиться в читаемый текст настолько, что становятся очевидными даже не озвученные автором мысли. А также и прочие сопутствующие моменты, типа: время написания, место, антураж и пр. Эту науку я осваивал самостоятельно, будучи опером уголовного розыска. Однако лишь на четвёртом году работы наконец-то уразумел, что кроется за словами старших коллег «путёвый опер должен раскрывать даже самые глухие преступления не выходя из кабинета». А как сподобился того умения, так и... уволился.

Единственное поминание подобного рода «текстологии», при этом весьма подробно растолкованное, я обнаружил во второй книге Александра Иванченко «Путями великого россиянина», которую и рекомендую читателю, вне зависимости от нужды в той науке. Как и первую книгу. Где среди прочего автор рассказывает, каким образом писались древние книги. И образ тот был настолько... хитрым, что его даже волшебным можно назвать. Из-за чего при чтении подобных книг у разных читателей и возникает различное понимание прочитанного. Изложенная в книге Иванченко информация пригодится не только разного рода детективам, но и переводчикам, особенно древних текстов. Да и вообще — любому пригодится.

А теперь и к антуражу можно перейти.

Этот и некоторые иные яджусы БЯ позволяют предполагать, что внутриполитическая ситуация арийского мира во времена Быя мало чем отличалась от российской действительности 90-х годов: «шатание» и «разброд» были повсеместными. Причина чему хоть и не названа, но весьма прозрачна — извечное стремление каждого царя\князя к обособлению. А как следствие — попытки придать тому обособлению хоть какую легитимность. Желательно духовного плана. Результатом чего и тогда, и ныне являются церковные расколы. С учётом же наличия среди мидийцев и манейцев «безбожного» рода церковный раскол между теми ариями из гипотетического, семимильными шагами, стремиться стать фактическим. И Бый пытается бороться с тем расколом. На первых порах безуспешно. Ибо не может найти толкового книжника. Почему лично погружается в книги Веды и в конце концов становится верховным брахманом всего арийского мира, патриархом, по-нашему. После чего и начинает борьбу с «безбожными» раскольниками. Коих за глаза именую «первыми кришнаитами». И которых можно сравнить с нашей богемой от творческой и иже с ней интеллигенции. Толку от которых, как от «Ельцин-центра». Или, упаси боже, от академии санскритологии. То есть никакого. Впрочем, правды ради замечу, что от академии санскритологии осообого вреда нет. По причине её отсутствия. Если под таковым не иметь в виду упущенную государством выгоду от того чего нет и пущенные на ветер деньги ради поддержки того, чего нет. Так что Бый со своими отщепенцами маялся также, как Нынешний с нашими. В итоге всё же нашёл простой и гениальный выход из сложившейся весьма тяжёлой ситуации, когда своих бить древний закон не позволяет, а не бить — они державу развалят, то начал подготовку к великой войне с великой Ассирией. В результате которой не только Ассирия была уничтожена, но и на какое-то время в арийских родах наступила относительная тишь да гладь. Рухнувшая, однако, при его правнуке.

Так что ничто ни ново под луной.

Это я уже про нынешнюю СВО.

И ведологов на ней.

Причём вполне серьёзно. Настолько, что слово ведологи даже в кавычки не взял. Ибо, полагаю, толку от одного-единственного ведолога в каком-либо армейском подразделении будет много больше, нежели от всех замполитов всей армии. Поскольку читать ныне и так все умеют. А пот понимать прочитанное — не все. Тем более ходить по минному полю без миноискателя.

Поэтому грамотные замполиты тоже нужны. Желательно из ведологов : )

◈◈◈


[Вāдж. 12.17]

шиво бхӯтвā махйамагне⁰атхо сӣда шиваствамъ | шивах̣ крiтвā дишах̣ сарвāх̣ свам̇йонимихāсадах̣ 17

Добрым став ко мне, о Зниче,

и садись во благе ты:

сделав добрыми все страны,

своё место здесь займи!

◇◇◇

Продвинутый перец, не понаслышке разумеющий кто такие бесы и боги, ни один раз, полагаю, вздрогнул от манеры общения Быя с божествами. А особенно те вздрогнули, кто знает про два лика Агни-Знича: добрый (ШИВА), он же «благодатный», и жестокий (УГРА), он же «всё пожирающий». Вот тут-то Бый и позволяет себе весьма фривольную речь в адрес жестокого лика, мол коль подобрел, то заходи и займи своё место, а коль нет, то лучше прогуляйся до соседей, а то мой петушок-золотой-гребешок, на спице сидящий, утомил кукареканьем своим. Типа того. За что и вызывает в душе былого комсомольца, атеиста и воинствующего, местами, атеиста чувство искреннего восхищения.

Причина же этой Быевой фривольности — ну очень проста: он знает главную обязанность любого божества. Не, лучше так: Бый знает главную ОБЯЗАННОСТЬ любого божества. По отношению к двуногому! Всего-то.

А многие ли из нас задумывались о том, что и у богов есть обязанности перед людьми?

За последние десять лет этот вопрос я частенько задавал собеседникам, из числа грамотных по жизни перцев, среди которых были и религиозные, и атеисты, и в десяти случаях из десяти в ответ каждый вопрошаемый смотрел на меня как на идиота. Мол, у богов... обязанности...? По отношению к человеку...? Да ладно! Плюс через раз на третий — хихиканье, разной степени тяжести.

◈◈◈


[Вāдж. 12.19]

видмā та⁰агне тредхā трайāн̣и видмā те дхāма вибхрiтā пурутрā | видмā те нāма параман̄гухā йадвидмā тамутсам̇йата⁰āджагантха 19

Знаем твои, о Зничь, тройные траяны,

знаем твои дома, разнесённые повсюду,

знаем из твоих имён высшее, тайное что,

знаем тот источник, откуда явился!

◇◇◇

Тут мы видим не яджус, а ричь «Ригведы» (10.45.2). Бый частенько цитирует ричи «Ригведы» и саманы «Самаведы», причём по совершенно непонятному алгоритму. Непонятному и в плане избирательности, и в плане последовательности цитирования. Например, из какого-либо рича РВ, состоящего из чёртовой дюжины пронумерованных стихов, сначала прочтёт шестой, потом второй, затем одиннадцатый, игнорируя прочие. Чему пример уже приводил, когда поминал анулому с пратиломой. Как правило эти «заимствования» я не рассматриваю. Однако данный ричь является хорошей «поддержкой» предыдущему яджусу, почему и не стал его игнорировать. Ибо здесь, через насыщение цитаты собственными эмоциями, Бый приоткрывает причину его некой фривольности при общении с божествами. Которая местами, иной раз, даже дерзостью попахивающей (типа: «Даш мне, дам тебе!»). Имя же его дерзости — знание. Причём знание то — не его личное, точнее не только его личное, добытое, как ныне говорят, на инфополях, но исходящее от мудрецов и пророков былых времён. Что тут Бый и демонстрирует. На все три мира. Обращаясь не суть что только к Агни-Зничу, но через него и ко всем прочим, типа: Эй вы там наверху, имейте в виду, что я знаю то-то, то-то и то-то; и ещё дохрена чего; и не только знаю, но могу этим пользоваться, по настроению; имеющему разум, как говорится, — достаточно.

Тем самым, как догадываюсь, Бый напоминает обитателям высших сфер о неком древнем земном мудреце, который как-то шибко осерчал на тех из-за того, что они раньше срока забрали к себе его отца. После чего, посредством обрядов и заговоров, и принялся уничтожать несельников высших миров. И кучу тамошних обитателей извёл, всех подряд, кто под горячую руку его попался, точнее под слово. И те, посовещавшись, решили: Ну его, шального. Да и вернули отца в мир живых.

Что, понятное дело, — сказка. Но очень интересная и поучительная. Имеющая под собой весьма твёрдое основание. Поэтому всё вышесказанное — и не хохма, и не аллегория, но знание о заложенной в каждом из своих невероятной мощи силе. Силе нашего слова, нашей мысли, нашей эмоции. Из которых последнее — особо «страшная»... вещь. В смысле непредсказуемая. Ибо непонятно, что это такое, с чем его едят и нужно ли перед употреблением варить, тем паче солить и перчить. Та-то периодически и «включает» среди своих сверхъестественную силу, да в разнообразных её видах. Которую даже продвинутые перцы, ведающие о ней и знающие как её извлекать, в смысле материализовывать, не всякий раз могут извлечь по собственному желанию, но лишь час от часу и по непонятному для самих алгоритму. Ибо та сила сама собой... «включается». В пограничных, как правило, ситуациях, спасения ради при смертельной угрозе. Либо науки какой для. Дабы шибко атеиствующий, например, наглядно просёк, что этот мир много интересней, нежели кажется.

Вот Бый в своей книге и учит включать ту силу.

И ту науку завещал сыновьям.

А его младший сын — своим. Ибо у старшего, скорее всего, детей не было.

А так у старшего Быева внука и включилась сверхъестественная и весьма оригинальная сила, о которой известно лишь её название — «сила на строительство городов». Что случилось уже по исходу части ариев из Азии сначала на Днепр, а следом и на Волхов с Ладогой. Приложение той силы к этим землям породило и первые русские города, да с Киевом во главе, и последующее название «Гардарика».

Добрые же люди говорят, что на Северном Урале и поныне живёт прямой наследник обладателя той чудесной «силы на строительство городов», т.е. потомок старшего Быева внука. И меня эта сказка их, честно признаюсь, радует.

◈◈◈


[Вāдж. 12.32]

предагне джйотищмāнйāхи шивебхирарчӣбхищт̣вамъ | брiхадбхирбхāнубхирбхāсанмā хим̣сӣст̣анвā праджāх̣ 32

Прямо лишь, о Знич Светозарный, едь,

за [этими] ясными ричами ты!

[Своими] высшими знаниями в [мире] яви

не повреди никого из чад [моих]!

◇◇◇

Мимо этого яджуса я, было, прошёл мимо, в силу внешней безынформативности текста. А через некоторое время нарвался на его толкование в «Шатапатхе», да на полглавы растянувшееся. И он, вдруг, оказался весьма информативным. А с учётом некотрых личных размышлений, имевших место быть на тот момент, т.е. до знакомства с комментарием ШП, — даже шибко информативным.

Начну, однако, с конца, с последней строки, которую английские переводчики поняли по разному: Гриффит и Эггелинг как «не повреди мой народ своим обликом» и «не порань мой народ своим телом», соответственно («harm not my people with thy form» и «injure not my people with thy body»), а Кейт — «Не повреди наше потомство своим телом» (Harm not our offspring with thy body). Разночтение между «телами народа», у первых двух, и «телом Агни», у третьего, возникло из-за существительного ТАНВĀ, кое Кейт понял как творительный падеж от ТАНУ, «тело», т.е. «телом», а Гриффит и Эггелинг как «тело у», ТАНВ-Ā (= ТАНУ Ā).

Сам же решил, что в этом случае ТАНУ нужно понимать как «любой» или «самый малый», поскольку по словарю Кочергиной ТАНУ имеет и такие определения: «1. 1) слабый 2) тонкий, худой; худощавый 3) маленький, малый 2. ж. 1) тело 2) лицо, особа». Откуда мой перевод «никого» (ТАНВ-Ā — [ни] тела..., ни малейшего..., ни души...)

С предпоследней же строкой у англичан разночтений не имеется: «сияющий могучими лучами света», «сияющий великими лучами» и «сияющий великим сиянием», соответственно. Однако, благодаря словарю Кочергиной, эту строку я понял иначе, т.к. слоговица БХĀС, породившая БХĀСА, означает не только «блеск, свет» и «1) сверкать, сиять 2) быть осенённым», но ещё и «3) быть явным, очевидным». Откуда в этом БХĀСАМЪ и усмотрел «явное», в смысле «в [мире] яви».

Перед БХĀСАМЪ же видим БХĀНУБХИХ̣, слово творительного падежа множественного числа от БХĀНУ, «блеск, свет; солнце; знание», которое, за счёт множественного числа, вариантов перевода кроме «знаниями» вообще не имеет.

И во второй строке у англичан полное единодушие в виде: «благоприятным пламенем огня», «благожелательным, сияющим пламенем» и «благоприятными лучами». Я же припомнил словосочетание «манасā сам̣ шивена», означающее «с ясным умом», откуда и вывел «ясными ричами».

И в первой строке у англичан тоже согласие, ибо глагол ЙĀХИ перевели через «иди» (go & сome). И я, поначалу, также. Пока не нарвался на тот комментарий ШП, о котором сказал выше. После которого и поправил свой перевод с «иди!» на «ехай!». А потом и на «едь!».

Поскольку боги, как гласит тот комментарий, не ходят, но ездят.

Ибо они боги.

А вот асуры, оказывается сидят дома.

Ибо они асуры.

Поэтому все «динамичные» обряды именуются божественными, а «статичные» — асурскими.

На чём и подзавис.

Вот тот текст в переводе Эггелинга (ШП 6.8.1-2): ««Пусть он возит Агни, пока поддерживает его», ― говорят они. Боги и асуры, оба они произошли от Праджапати, боролись друг с другом. Боги разъезжали на колёсах (колесницах), а асуры оставались дома. Боги, во время движения на колёсах, увидели этот обряд (ритуальное действо), ибо он действительно заключался в движении колёс, почему они и увидели этот обряд: вот почему к телеге те формулы относятся при (действе с) жертвенными пирогами, и к телеге при сооружении Агни-алтаря. 2. Поэтому кто возит Агни, тот идёт к богам {этим} священным действом, ибо божественный обряд совершается им; а кто не возит его, тот идёт к асурам {этим} священным действом, ибо демонический обряд совершается им.» (ʺLet him drive Agni about while keeping him upʺ, so they say. The gods and the Asuras, both of them sprung from Prajāpati, were contending. The gods drove about on wheels (cars), and the Asuras stayed at home. The gods, while driving about on wheels, saw[1] this rite (sacrificial performance), for it was indeed in driving about on wheels that they saw this rite: hence it is to the cart that the formulas relate at the (performance with) sacrificial cakes[2] , and to the cart in the building of the fire-altar[3]. 2. Now he who drives Agni about goes to the gods by the sacred performance, for divine is the rite performed by him; but he who does not drive him about goes to the Asuras by the sacred performance, for demoniac is the rite performed by him.).

О каком обряде тут говорится — момент не принципиальный. Зато очень важно, по моему мнению, вплетённое в обрядовую канву сообщение, что боги — это динамичная энергия, а асуры — статичная. Поскольку, как узнали, дэвы постоянно «катались на колёсах» (ЧАКРЕН̣А ЧАРАНТА), а асуры постоянно «дома были» (ШĀЛАМ-АСУРĀ ĀСАНЪ).

А так вот и шла война-боротьба между ними...

Прям, как между мной и... женой, последние 30 лет.

Это я к тому, что обе «Яджурведы» уже давненько породили в моей голове следующую весьма кощунственную мысль: как бы те асуры не оказались символами именно женской энергетики, а дэвы — именно мужской. Причём в этой женской «статичной» энергии усматривается то, что ныне называем патриархальностью, с подтекстом ретроградство, а в мужской «динаме» видится революция и новодел...

Эту мысль я, не желая озвучивать прямо, как-то позволил себе облечь в картинку-заставку (стыренную в тырнете) к одной из своей статей на ведийскую тематику. Вот эта картинка к той статье (и та неозвученная мысль по-над ней).


Однако читатели подгона не заметили, почему и трёпа на эту тему покуда не было.

Примеров тому, что асуры могут являтся носителями именно женской энергетики, у меня набралось уже вполне прилично. Однако приводить их тут не стану, за исключением одного, гласящего, что как-то асуры победили дэвов в их извечной войне и сделали их своими... далее кто как переводят слово ВАЙШЙĀ, в том числе и «рабами». Сам же в этой истории не исключаю намёка на некую форму матриархата, имевшую место в высших сферах до рождения Индры-Даждьбога.

Слова же ШП о обогах и их колёсах с одной стороны, и сидящих по домам асурах, с другой, да в условиях извечной войны между ними, считаю ещё одной подсказкой в пользу того, что асуры — это, тупо, бабы. Пардон, дамы. При этом и сами асуры, и их «демонические» обряды символизируют собой — всего-то! — энергию сохранения и продолжения рода, как высший смысл существования. Дэвы же, и их всё новые и новые поиски божественных обрядов, символизируют энергию развития, прогресса и... революций.

Выбирай, как говорится, — не хочу!

Самое же тут для меня странное и непостижимое заключается в том, что букально накануне вечером позволил себе немного поразмышлять касательно именно динамики и статики применительно к нынешней нашей действительности, да с таким резюме, на сон грядущий: Запад — динамика, Восток — дело тонкое, зачёркнуто, статика, Русь-матушка — две головы или два лика Адити-Мокоши, поглядывающие, одна на статиков, другая на динамиков, как бы первые мир в болоте патриархальности не утопили, а вторые в пропасть революции не утянули.

А у нас может быть и то, и это и их симбиоз. Ведийская традиция, ныне именуемая русским православием и русским язычеством, как и идущая с ней под руку революция, — тому подтверждение.

С этой мыслью и пошёл листать «Чёрную Яджурведу», выискивая там слово АСУРĀХ̣, и читая те тексты через «жёны», а не «асуры». И вот что вышло.

дева⋅асурāх̣ сам̣йаттā āсанъ (ЧЯ 9) — мужи и жёны в соперничестве были.

ахар-девāнāм-āсӣтъ ¦ рāтрир-асурāн̣āмъ (ЧЯ 1) — день у мужей был, ночь — у жён.

девā ваи йад-йаджн̃е-ᵃкурвата ¦ тад-асурā акурвата (ЧЯ 7) — мужи когда что в яджне творили, то [и] жёны [то же самое] творили.

тато девā абхаван-пара⋅асурā (ЧЯ 15) — так мужи стали выше жён.

дева⋅асурāх̣ сам̣йаттā āсанъ ¦ тāн-девāн-асурā аджайанъ ¦ те девāх̣ парāджигйāнā асурāн̣āм̣ ваишйам-упāйанъ ¦ тебхйа индрийам̣ вӣрйам-апāкрāматъ (ЧЯ 1) — Мужи и жёны в соперничестве были. Тех мужей жёны победили. Те мужья, побеждённые, от жён зависимыми стали. От тех чувство мужества прочь ушло.

девā манущйāх̣ питарас-те-ᵃнйата āсанъ ¦ асурā ракщāм̇си пишāчāс-те-ᵃнйатах̣ (ЧЯ 1) — мужи, люди, предки те с одной стороны были, а жёны, демоны, вампиры те — с другой.

тато ваи девā асурāн-аджайанъ (ЧЯ 1) — так вот мужи жён и победили.

◈◈◈


[Вāдж. 12.44]

пунаствāдитйā рудрā васавах̣ саминдхатāм-пунарбрахмāн̣о васунӣтха йаджн̃аих̣ | гхрiтена твантанвам̇вардхайасва сатйāх̣ санту йаджамāнасйа кāмāх̣ 44

Вновь тебя Адитьи, Рудры ,

Васу зажигают пусть,

вновь брахманы, Благой Вестник, ― жертвами!

Маслом ты телесо укрепи ,

истиной пусть станут жертвователя желания!

◇◇◇

Перевод Гриффита: «Снова пусть Адитьи, Рудры, Ямы и брахманы своими обрядами осветят тебя, Приносящий богатство! Увеличь своё тело поднесённым маслом: да будут исполнены желания жертвователя.» (Again let the Âdityas, Rudras, Yams, and Brahmans with their rites light thee, Wealth-bringer! Increase thy body with presented butter: effectual be the Sacrificer's wishes.).

Привожу этот непринципиальный яджус ради весьма принципиального момента, о котором не подозревал, пока не занялся этим яджусом. Оказывается, я работал со списком «Ваджасанеи», несколько отличающимся от того списка, с которым работал Гриффит, поскольку в моём списке видим «ᵃᵃдитйā рудрā васавах̣» (адитьи, рудры, васу), после чего следует глагол повелительного наклонения множественного числа третьего лица САМИНДХАТĀМЪ, «пусть разожгут», а у Гриффита читаем: «Âdityas, Rudras, Yams» (адитьи, рудры, ямы) и «let ... light», «пусть осветят». Т.е., где в моём списке написано ВАСАВАХ, «боги рода васу», там у Гриффита вместо них некие боги рода «Yams», т.е. «ямы», о которых я и слыхом не слыхивал, и видом не видывал. Плюс, непонятно, какой глагол он перевёл как «пусть осветят» (let light).

Правильно же — как в моём списке: «Адитьи, Рудры, Васу». Ибо эти три рода богов неоднократно поминаются в разных книгах Веды и именно в таком порядке (или зеркальном). Ибо Адитьи-Мокошичи относятся к Сварге; Рудры-Скотичи — к Ирию и междумирью; Васу-Сварожичи — к миру земли. Поэтому только гадать остаётся, кто, когда и зачем заменил богов рода Васу (Сварожичей) на Ям и кого под теми Ямами подразумевать нужно.

И вот как Кейт перевёл этот же яджус (ЧЯ 4.2.3): «13. Пусть Адитьи, Рудры, Васу, зажгут тебя снова; брахманы опять {зажгут тебя} предложениями, о приносящий богатство; жиром увеличь наши тела; пусть пожелания жертвователя станут истинными.» (n. May the Adityas, the Rudras, the Vasus, kindle thee again; The Brahmans again with offerings, o bringer of wealth; With ghee do thou increase our bodies; May the wishes of the sacrificer become true.).

Как видим и с последней строкой яджуса не всё в порядке. Поскольку одно дело добиться исполнения желаний, как у Гриффита в БЯ (effectual be wishes), и совсем другое — иметь истинные желания, как у Кейта в ЧЯ (May the wishes become true).

При этом оба перевода можно считать точными. Поскольку САТЙĀӾ можно понять и как «явные» (от САТЪ, «бытие», «существование», «мир яви»), так и «истинные» (от САТЙА, «истина»). Почему перевод последней строки Гриффитом считаю более точным, а перевод Кейта — более правильным.

Сам же ту строку перевожу «явными пусть станут жертвователя желания». Те жрецы хоть и декларировали, что они «ничего не просят у богов, а только славят их», однако просящие их о чём-либо были всегда. Ибо такова, как говорят потомки одного из родов славящих, «селяви».

◈◈◈


[Вāдж. 12.75-76]

йā⁰ощадхӣх̣ пӯрвā джāтā девебхйастрийугампурā | манаи ну бабхрӯн̣āмахам̣ шатан-дхāмāни сапта ча 75

шатам̇во⁰амба дхāмāни сахасрамута во рухах̣ | адхā шатакратво йӯйамимамма⁰агадан̄крiта 76

Из растений, что в первые [времена] рождены [вами, Мати] ,

до богов [рождения] за три юги ранее,

изучаю тут «коричневых» я {«сомовых»},

сто видов и семь [ещё].

Сто у вас, Мати, видов [целебных растений] ,

и тысяча у вас подвидов [их] ,

и как Стосильны вы [их силою] ,

[то] этого мне [имярек] здоровым сделайте!

◇◇◇

Тут Бый снова цитирует рич (РВ 10.97.1-2), смысл которого, несмотря на наличие трёх его английских переводов и одного нашего, дался мне лишь после полуторачасового боя. Но дался. А вот английские предшественники, как и наша Елизаренкова, в риче этом заплутали, не догадавшись, что в данном случае местоимение ВО (оно же ВАХ̣ или ВАСЪ), «вы» или «вас», — это не множественное число, а вежливое обращение «на вы».

Вот перевод этого рича в исполнении Елизаренковой (РВ 10.97.1-2): «1 (Те) растения, что родились сначала, На три поколения раньше богов, Сто и семь видов (этих) коричневатых Я хочу сейчас вспомнить. 2 Сотня видов вас, матушка, А также тысяча ваших побегов. Так вы, стоумные, Сделайте мне этого (человека) здоровым!».

Как видим, перевод Елизаренковой на первый взгляд практически не отличим от моего, но есть один момент: у неё «вас» (ВО) связано с растениями, а у меня — с матерью.

Основная же причина ошибок предшественников заключается в том, что они переводят ведийские стихи посредством... санскрита, тогда как я пытаюсь прочесть его также, как читаю... новгородскую бересту (а также летописи, церковно-славянские тексты, польско-кашубский словарь и т.д.), то есть по-старорусски. В смысле по-синтетически. Перебирая все возможные варианты ваимодействия слов между собой. И потому перевод любого ведийского «стишка» у меня занимает времени ну очень много. Поскольку сначала приходится рисовать таблицу на три столбца, в одном из которых заниматься разбивкой сплошняка, в другом — перекладом ведийских префиксов на родной манер, а в третьей экспериментировать с переводом, параллельно выявляя структуру переводимого текста, где там объекты, а где взаимодействующие с ними субъекты, при этом пытаться ухватить Быеву мысль за хвост, чтобы, в итоге, уразуметь причину тех или иных его слов или основание для того или иного его цитирования. И как хоть что-то становится понятным, тогда и лезть в словари, уточнять возникшее понимание.

Примерно таким образом и уразумел, что глагол ДЖĀТĀ, из первой строки первого рича, который переводчики связывают с растениями (у Елизаренковой «(Те) растения, что родились») на самом деле относится ни к растениям, но к матери, из второго рича, и потому должен пониматься как «родила» или тому подобным женским образом.

А как понял это значение того глагола, так следом и в местоимении ВО увидел почтительное обращение Быя к Адити-Мокоши.

◈◈◈


[Вāдж. 12.117]

агних̣ прийещу дхāмасу кāмо бхӯтасйа бхавйасйа | самрāд̣еко вирāджати 117

Зничь во славных во домах,

что грядут вперёд со старью, —

самодержец, один правит.

◇◇◇

Этот последний стих 12-й главы я не планировал разбирать. Однако глаз сам в него упёрся и не желал отрываться. Пришлось потратить время на перевод. Перевёл. Подзавис. Подсмотрел, как у Гриффита. Подзавис ещё больше. Поскольку английское «dear», как гласит Словарь Мюллера, среди прочего, — «славный». А я и не знал. Поскрёб обе былые макушки. Затем упёрся взглядом в его «Lord», которое как таковое здесь отсутствует. Да и добавил в собственный перевод слово «бог» после «единый» (ЕКА, «один»), не забыв похвалить англичанина за проницательность. После чего полез глянуть прочие книги Веды на наличие там этого стиха. В «Ригведе» не сыскал. Зато нашёл и в «Самаведе», и в «Атхарваведе».

И вот как эти слова понял переводчик СВ С. А. Матвеев (1710): Полный любви к тому, что есть, и к тому, что будет, Агни в Своих прекрасных формах сияет подобно Высшему Господу.»

А так его перевела Т. Я. Елизаренкова в «Атхарваведе» (6.36.3): «Агни в далёких краях — (Это) желание того, что было, что должно быть. Он правит как единый самодержец.»

И вот как у Гриффита: «В славных домах, Агни, желание всего, что есть и должно быть, сияет единый вселенский бог.» (In dear homes, Agni, the desire of all that is and is to be, Shines forth the One Imperial Lord.).

Как видим, эти три коротенькие строки у профессионалов от санскрита вызвали весьма приличное разночтение. Что уж говорить о более сложных текстах. При этом английский перевод мне показался более точным и даже более изящным по сравнению с переводами сородичей. Что не может, мягко говоря, не расстраивать. Хотя бы потому, что Гриффит (как и Кейт, переводчик ЧЯ), будучи по рождению носителем аналитичного языка, умудряется переводить на английский синтетический ведийский язык, оставляя каждое его слово на своём месте. В смысле старательно старается переводить именно таким образом. Что большого труда стоит. Наши же вертят словами в предложениях как душеньке угодно. Иной раз даже предложениями вертят, переставляя их снизу вверх и спереди назад. И всё ради соблюдения норм и правил современной русской речи. Т.е. исключительно из благих намерений. Которыми, как гласит древняя поговорка, вымощена дорога в ад. Почему переводы их и называю «некошерными». Имея в виду под некошерностью не только отсутствие чистоты, но, главное, полное отсутствие красоты древнего слова. Красоты древней «синтетической» речи. Ибо красота и правильность древней речи рука об руку идут. Не стоит их разрывать в угоду общедоступности. Хотя бы потому, что чтение подобного рода книг массовым никогда не было и вряд ли будет.

И в том же видится причина, почему наши переводчики СВ и АВ периодически сбоят при переводе несложных, но нешаблонных текстов. Ибо раз-другой-третий пойдя на поводу упрощения и доступности для понимания собственных переводов читателем, тем более критиком, потом тот повод и становится уздой для их же разума, не позволяющий голову вверх задрать. Пример чему видим в переводе обоими существительных родительного падежа БХӮТАСЙА, «прошлого», и БХАВЙАСЙА, «будущего», следующих один за другим во второй строке стиха. Которые тут не равноценны, но одно — объект по отношению к другому, субъекту. Их нужно понимать ни как «что есть, и что будет», и ни как «что было, что должно быть», но как «прошлого для будущего». И даже «прошлого ради будущего».

Вот тогда-то Знич-Агни, кой есть Творец, и становится Единым и всеобщим богом во всём доме-государстве.

То есть эту цитату из «Самаведы» Бый приводит для того, чтобы в очередной раз напомнить своему читателю или слушателю древнюю истину: кто знает прошлое, кто соблюдает древние заповеди, тот уверенно идёт в будущее, имя которому вечность.

Знать же прошлое и игнорировать его может себе позволить только лишь любитель фарсов, сиречь мазохист.

◈◈◈

∎∎∎


ГЛАВА 13


[Вāдж. 13.21]

йā шатена пратанощи сахасрен̣а вирохаси | тасйāсте девӣщт̣аке видхема хавищā вайамъ 21

Какая [ты] Сотней распространяешься,

Тысячею разрастаешься,

такой тебе, о богиня Кирпич,

да послужим литией мы!

◇◇◇

Коль кто взоржал, глядя на это «богиня Кирпич», тот от меня упрёка не услышит. Поскольку трудно тут не взоржать. Или хотя бы не ухмыльнуться. Так что ржём и ухмыляемся! Ибо не мы первые. А особо над тем, что Бый этот кирпич пытается накормить некой «хавищей», то из глубины веков передаёт привет нашим вульгарным «хавать» и «хавка».

Ох и намучился я с этим «кирпичом». В смысле с этой... «кирпичёй». Как, полагаю, и прочие переводчики. Ибо кирпич этот, во-первых, — слово женского рода, ИЩТ̣АКĀ, с долгим а на конце, ā, в старославянском ѧ. А во-вторых слово это, так скажем, уникально. Хотя бы потому, что во всём огромном по размеру словаре Кочергиной у него нет ни единого однокоренного слова. Его не с чем сравнить. Его не получается однозначно вывести из какой-либо слоговицы. Поэтому при помощи словаря не получается понять изначальную задумку автора слова, изначальный его смысл. Остатся лишь верить словарю, что ИЩТ̣АКĀ — это именно кирпич, да иметь в виду слова Яджнавалкьи о происхождении этого слова, где кирпич этот, т.е. эта ИЩТ̣АКĀ разобрана по косточкам на ИЩТ̣А, «жертва», хитрым образом возникшее из уже известной нам слогвицы ЙАДЖ, «жертвовать», и КĀ, кое «Праджапати» и «радость» одновременно. Откуда получается, что алтарный кирпич ― это «жертвоприношение, приносящее радость Богу Роду-Праджапати». Что и в целом, и в частностях кажется вполне достойной расшифровкой слова. Правда, вопрос остаётся: на кой козе такой невообразимо сложный баян? В смысле, имеется ли принципиальная разница при проведении одного и того же ритуального действа одним и тем же брахманом, когда обряд им исполняется то под крышей и возле того кирпичного алтаря, а то на какой-либо высоте, под солнцем и возле какого-либо столетнего индийского фикуса, типа баобаб.

Так что с ИЩТ̣АКАМИ теми не всё так просто, как «Шатапатха» о том говорит.

Тем более, что Бый в этом яджусе называет кирпич не Праджапати, а «богиней» (ДЕВИ). Гриффит, правда, переводит ДЕВИ-ИЩТ̣АКЕ как «о небесная Кирпич» («O celestial Brick»), в смысле «о божественная Кирпич», но суть та же: кирпич для алтаря — баба, т.е. женского рода.

Вот из этих-то небесных или божественных ищтак Бый и творит свой алтарь (ВЕДИ). Чему картинку, т.е. фотографию, я уже приводил. С приличной долей скепсиса относительно того, что ИЩТАКĀ — это кирпич. Поскольку по контексту возникает ощущение, что кирпич сей — предмет нематериальный. Как и те Сотня с Тысячей, коих синонимом в этом яджусе ищтака та и является.

Под Сотней же и Тысячей в «Яджурведе», в девяти случаях из десяти», подразумеваются буквы со слоговицами и их производные. Откуда и подозрение моё личное, что кирпич тут — некое слово или гимн. Откуда же и последующая мысль, что алтарь тот, который Бый творит, к привычным нам алтарям отношение имеет косвенное. Что все слои его, вместе с кирпичами теми и глиной промеж них, — это очередная аллегория. А точнее — запутка. Чтоб слуги Врага, при попытке его создания, тупо подорвались. Если не в прямом, то хотя бы в переноном смысле.

Я же с самого первого знакомства с ЧЯ мучаюсь вопросом, почему при всём информативном обилии «Жереведы» Быева сына в неё нет Азбуки. Ни говоря уж про Слогарь и слоговицы. Ведь обязаны быть, хоть в каком-нибудь виде. Просто обязана.

Почему и излазил всю «Тайттирию» вдоль и поперёк. И неоднократно. Но так и не нашёл Азбуки. При этом веруя в её наличие, как Колумб в... Индию.

И вот, не прошло пятнадцати лет, работая уже над этой книгой, вдруг вспомнил вдруг темнейшую рязанскую поговорку «В Рязани — грибы с глазами: их едят, а они глядят!», смысла которой мне не смогли пояснить даже краеведы рязанского музея. И который я вдруг и нечаянно понял уже по возвращению из Рязани домой, причём находясь в некой полудрёме, практически во сне, но при этом не глубоком, где и увидел три буковки с двумя точками у каждой, плюс улыбку «чеширского кота» по-над ними. И вот те «рязанские» грибы с глазами: Ї, Ÿ, Ӫ. Имя первого «гриба», как позже выяснил, Ий, второго Уй, третьего Ёгруй.

После чего и сообразил, каких таких скотов (ПАШУ) жертвует Бый тому или иному богу, при этом каждому — разного. У одного того «скота» полоса на хребте, у другого — пятно, а у третьего — крапинка на боку или ноге. После чего и к расшифровке автором ШП слова ПАШУ, «скот», как «то что увидено», отнёсся как к подсказке.

То есть эти «скоты», через раз на третий, и не животные вовсе, а те самые Сотня и Тысяча.

Однако автор ШП, судя по всему, смысла Шаты-Сотни и Сахасры-Тысячи уже не понимал. Поскольку только непониманием можно объяснить его кратчайший комментарий этого яджуса. Вот он (ШП 7.4.2.15): «йатха-ива йаджус-татхā бандхух̣», то бишь: «яко эво яджус, тако бѣнде», т.е.: «как тут яджус [гласит] , таков и смысл», мол и так всё ясно.

Плюс несколько цитат из ШП и ЧЯ с толкованиями «естественно перфорированного» кирпича-ищтаки, именуемого по-ведийски СВАЙАМĀТРIН̣Н̣Ā, а мной — «самоматрица».

аннам̣ ваи свайамāтрiн̣н̣ā ¦ ийам̣ ваи свайамāтрiн̣н̣ā ¦ ийам-у вā аннамъ — (ШП 1) — [чистая] пища — это самоматрица; [и] Ия (Гея, земля, этот мир) — это «самоматрица»; и потому Ия {Земля} — [чистая] пища.

антарикщам̣ ваи мадхйамā свайамāтрiн̣н̣ā (ШП 1) — междумирье (Ирий) — это промежуточная самоматрица.

бхӯр-бхувах̣ сувар-ити ¦ свайамāтрiн̣н̣ā упа дадхāти ¦ име ваи локāх̣ свайамāтрiн̣н̣āх̣ (ЧЯ 1) — «Земля! Ирий! Сварга!» — так [говорит он] и самоматрицы выкладывает; ибо эти миры — самоматрицы.

дйаур-вā уттамā свайамāтрiн̣н̣ā (ШП 1) — небо же {Сварга} — это верхняя самоматрица.

име ваи локāх̣ свайамāтрiн̣н̣āх̣ (ШП 6) — эти ибо миры — самоматрицы.

прāн̣о ваи пратхамā свайамāтрiн̣н̣ā ¦ вйāно двитӣйā ¦ апāнас-трiтӣйā (ЧЯ 1) — выдох [и Земля] — это первая самоматрица, роздых [и Ирий] — вторая, вдох [и Сварга] — третья.

свайамāтрiн̣н̣āм-упа дадхāти ¦ ийам̣ ваи свайамāтрiн̣н̣ā ¦ имāм-ева-упа дхатте (ЧЯ 1) — самоматрицу выкладывает; Ия (Гея, земля, этот мир) — это «самоматрица»; землю так созидает [повторяя Праджапати].

прāн̣ах̣ свайамāтрiн̣н̣ā (ШП 1) — [озвученный] выдох — самоматрица.

◈◈◈


[Вāдж. 13.54]

айампуро бхувастасйа прāн̣о бхаувайано васантах̣ прāн̣āйано гāйатрӣ вāсантӣ гāйатрйаи гāйатран̄гāйатрāдупāм̐шурупāм̐шостриврiттриврiто ратхантарам̇васищт̣ха⁰рiщих̣ праджāпатигрiхӣтайā твайā прāн̣ан̄грiхн̣āми праджāбхйах̣ 54

Этот прямо {на востоке} — Бытие {Жизнь}.

Его дыхание — Бытия стезя.

Весна — от [его] дыхания.

[Поэтический метр] гаятри — [дочь Весны] Весница.

От гаятри — [глас-саман] «Гаятра» {Песня}.

От «Гаятры» — [заговор-яджус] «Упаншу» {Излучение}.

От «Упаншу» — [ричь-стом] «Триврит» {Троица}.

От «Триврита» — [глас-саман] «Ратхантара» {Ковчег}.

Васищт̣ха — [святой] пророк.

От Бога Рода, взятого тобой,

дыхание беру для потомков!

◇◇◇

Так начинается серия из пяти яджусов, посвящённая, по моему нынешнему пониманию и убеждению, Творению. С заглавной буквы. Тому самому, что есть БЕРЕШИТ на иврите , АГРЕ по-ведийски и «Вначале» по-русски. Где мы и видим то самое «слово», кое было «Вначале». И слово то весьма объёмно, неоднородна и очень хитро заплетено само в себе.

То есть тут Бый проводит ритуал, имитирующий творение Богом Родом-Праджапати вселенной. Откуда и перечисления эти. Означающее порядок возникновения одного из другого.

Другими словами в этом яджусе, точнее в его перечне, заключено как бы... самое Начало.

Хотя и не факт. Поскольку есть подозрение, что Начал тех было... пять.

На то намекаю последующие яджусы.

Плюс такое ещё пояснение касательно приведённых здесь и ниже имён. Поскольку наши санскритологи, как уже говорил, «Яджурведу» не читают, то названия этих и иных ричей «Ригведы», саманов «Самаведы» и яджусов «Яджурведы» пришлось переводить самому, зачастую по наитию. Поэтому на них не настаиваю (ибо обычно настаиваю на клюкве), а беру в фигурные кавычки.

А до кучи хочу акцентировать внимание читателя на слове ПРĀН̣А, которое по контексту может означать как дыхание в целом, так и выдох в частности. При том что понимать прану нужно и так, и этак одновременно. А переводить — как бог на душу пошлёт. Вот мне тут и послал «дыхание». Хотя по контексту «выдох» тут лучше подходит. Однако, если тут переведу ПРĀН̣А как «выдох», то у читателя следом возникнет законный вопрос: а вдох где? Поэтому «дыхание». При том что имеется в виду именно выдох. Поскольку выдох — это основа любого слова. Так как мы разговариваем исключительно на выдохе. Ведь все издаваемые нами звуки — это тупо выдох. Сиречь речь. Более того, выдох — это основа жизни, её начало (вспоминаем новорождённого и его ор-плачь-кричь, что есть его первый выдох, его первое слово, ау).

Вот почему здесь вослед эпитету БХУВА и произведённому им выдоху перечисляются названия тех или иных гимнов. Ибо всё то, фактически, — выдох.

Выдох Бхувы-Жизни, порождающий слово, и назван в этом яджусе «Бытия стезёй» (БХАУВАЙАНА).

Весну же выдох порождает, а не какой-либо иной сезон, по той простой причине, что именно весной в те времена начинался год. То есть выдох бога Рода-Праджапати — это Новый год. Его, Года, рождение. Который тогда приходился на первый весенний месяц. А если точнее, то на день весеннего равноденствия.

Самое же интересное для меня в этом перечне название — УПĀМ̐ШУ, звучащее как упаншу, о котором в обоих ЯВ сказано, что оно — ПĀТРА, кое, в свою очередь,, по словарю Кочергиной, означает: «1) сосуд 2) кубок; чаша 3) русло реки 4) вместилище, хранилище 2. м. 1) достойный человек 2) знаток чего-л. (Род.) 3) действующее лицо, персонаж (напр. пьесы)», и в чём сам вижу некий заговор-яджус, поскольку слоговица ПĀ может значить не только «пить», но и «защищать». Однако Яджнавалкья в «Шатапатке» это слово толкует настолько интересно, что тут приведу весь его комментарий к этой строке (ШП 4.1.1.2): «И вот почемоу [он] упāншу назван. Аншу ибо — имя грахи. Он — Бог Род. Его пища — дыхание. И коль для него та пища — дыхание, то упаншой назван».

И все всё поняли.

Но главное в словах Яджнавалкьи всё же уловил: УПАМ̐ШУ, кое то ПĀТРА, то ГРАХА, — это нечто, что он прямо связывает с Богом Родом и что имело непосредственное отношение к Творению. И что, по моему уже пониманию, должно находиться ни абы где, но именно в «Яджурведе».

Само же слово УПАМ̐ШУ перевожу как «излучение», поскольку в словаре Кочергиной есть слово АМ̣ШУ — «1) часть, доля 2) край, конец 3) нить 4) луч 5) свет 6) солнце 7) орнамент; украшение», из чего больше всего понравилось «луч». Преффикс же УПА означает «1) близость, примыкание или приближение 2) помощь». Откуда из УПАМ̐ШУ возникат ПРИЛУЧЕ, а из оного — «лучистость» в смысле «излучение».

◈◈◈


[Вāдж. 13.55]

айандакщин̣ā вишвакармā тасйа мано ваишвакарман̣ан̄грӣщмо мāнасастрищт̣убграищмӣ трищт̣убхах̣ свāрам̐ свāрāдантарйāмонтарйāмāтпан̃чадашах̣ пан̃чадашāдбрiхадбхарадвāджа⁰рiщих̣ праджāпатигрiхӣтайā твайā мано грiхн̣āми праджāбхйах̣ 55

Этот справа {на юге} — Всего Творец.

Его ум — всё творящий {опора творения}.

Лето — от [его] ума.

[Поэтический метр] трищтубхъ — [дочь Лета] Летица.

От трищтубха — [глас-саман] «Свара» {Свечение}.

От «Свары» — [заговор-яджус] «Антаръяма» {Конец пути}.

От «Антаръямы» — [ричь-стом] «Пятнадцатый»

От «Пятнадцатого» — [глас-саман] «Горний» {Зенит}.

Бхарадваджа — [святой] пророк.

От Бога Рода, взятого тобой,

ум беру для потомков.

◇◇◇

Насколько в предыдущем яджусе было интересно слова УПАМ̐ШУ, настолько же здесь интересно АНТАРЙĀМА, которое можно понять и как «Междупутье», и как «Край пути», и как «Край ямы\Ямы» и даже как «Конец конца». Оба эти слова — УПАМ̐ШУ и АНТАРЙĀМА находятся на одной и той же ступени в Творении. И оба в ЯВ называются ПĀТРАМИ. Что Гриффит в БЯ переводит как «сосуд» (vessel ), а Кейт в ЧЯ это же как «чаша» (bowl). При том что ПĀТРА эта, хоть на ступени УПАМ̐ШУ, хоть на ступени АНТАРЙĀМА, оказывается, — «дыхание». Вот, например, как о том гласит яджус ЧЯ (6-4-6-4): «прāн̣āпāнау вā етау йад-упāм̣шв-антарйāмау», то бишь: «прāна и апāна бо етѣ̲ йе Упāм̣шу и Антарйāма», т.е.: «выдох и вдох же эти — это Упаншу и Антарьяма».

И снова, как видим, нет ничего материального в «сосудах-чашах-кубках», как переводят ПĀТРЫ. Но исключительно некая филология усматривается. То есть речь. Ибо речь и есть дыхание.

◈◈◈


[Вāдж. 13.56]

айампашчāдвишвавйачāстасйа чакщурваишвавйачасам̇варщāшчāкщущйо джагатӣ вāрщӣ джагатйā⁰рiксамамрiксамāччхукрах̣ шукрāтсаптадашах̣ саптадашāдваирӯпан̃джамадагниррiщих̣ праджāпатигрiхӣтайā твайā чакщургрiхн̣āми праджāбхйах̣ 56

Этот сзади {с запада} — Всего вместилище {Вселенная}.

Его око — всё вмещающее {вселенной вместилище}.

Дождливая пора — от [его] очей.

[Поэтический метр] джагати — [дочь Дождя] Дождица.

От джагати — [глас-саман] «Риксама» {Боян}.

От «Риксамы» — [заговор-яджус] «Шукра» {Ясунь}.

От «Шукры» — [ричь-стом] «Семнадцатый».

От «Семнадцатого» — [глас-саман] «Вайрупа» {Разнообразие}.

Джамадагни — [святой] пророк.

От Бога Рода, взятого тобой,

зрение беру для потомков.

◇◇◇

Разберу здесь эпитет ПРАДЖĀПАТИ, что по-нашему означает Бог Род. Эпитетом же называю потому, что у Творца, как сказано, нет ни имени, ни числа. Ибо все существовавшие и существующие имена — это Его имена. Включая местоимение «его». В чём, кстати говоря, и усматривается причина, по которой немцы все свои существительные пишёт с заглавной буквы.

Слово ПРАДЖĀПАТИ составлено из двух: ПРАДЖĀ и ПАТИ. Первое, ПРАДЖĀ, означает, по словарю Кочергиной, «1) рождение 2) народ население 3) подданные 4) дети, потомство», а второе, ПАТИ, — «1) господин, повелитель 2) супруг, муж 3) хозяин». Из их союза и возник эпитет ПРАДЖĀПАТИ, означающий по тому же словарю «1) имя соб. Владыка созданий (эпитет Брахмы 2) астр. Марс 3) царь 4) имя соб. эпитет 10 владык, созданных Брахмой и являющихся творцами и прародителями человечества». Откуда видим, что того, кого я тут правильно именую Богом Родом в словаре Кочергиной назван Владыка созданий. Что в целом соответствует одно другому. Но чего-то в академическом определении явно не хватает. И даже хуже: что-то здесь как бы не того. При том что всё, вроде как, верно.

А дело тут в том, что и этот, и прочие санскритские словари чрезмерно набиты кришнаизмами. И чем больше составитель словаря, как и вообще любой санскритолог, работающий с ведийскими текстами, использует кришнаистские определения, тем сильнее они влияют на него самого, на его «я», а через то и на его работу. В итоге побуждая дуть на воду там где этого не стоит делать и сувать руку в огонь, да вместе с головой её, там , где этого также делать не стоит.

Почему и помощи от словарей при работе именно с ведийскими текстами не густо. Ибо составлены они в основном на основе преобильной кришнаистской хренотени типа махабхарат, шримадов и прочих пуран. По причине чего и взял за правило лезть в словари лишь в тех случаях, когда самостоятельно не могу понять происхождение того или иного слова.

Слово же ПРАДЖĀ, во-первых, — женского рода. А во-вторых — единственного числа. О чём гласит долгий а (Ā) на конце. В связи с чем все его определения из Словаря Кочергиной, а это, напомню, «1) рождение 2) народ население 3) подданные 4) дети, потомство», страдают ка минимум неточностью. Почему и перевожу его посредством старого ЧАДЬ, имея в виду чады или чада, т.е. дети, домочадцы и т.п. Или посредством «род», кое где-то в старых текстах встретилось в виде РОДЬ, под чем имелось в виду наше «род» и «родина» одновременно.

Само же ПРАДЖĀ возникло из союза префикса ПРА и слоговицы ДЖĀ. Про первый Словарь Кочергиной гласит так: «... 2) при прил. и сущ. — усиливает значение». А про слово ДЖĀ этак: «1. рождённый, происходящий из (-ᴑ) 2. ж. племя, род» . При том что ДЖĀ в чистом виде в Веде отсутствует. Разово втречается лишь в «Атхарваведе», что даже на статистическую погрешность не тянет. Почему пояснения словаря «племя, род» следует отправить в статью ПРАДЖĀ. Тем более что «племя» идеально подходит для женского рода этого слова. Ну и «род» тоже. Если в нём видеть слово женского рода.

Резюмирую: ПРАДЖĀ — это буквально, т.е. побуквенно, «порождение». Откуда его можно переводить как род, порода, потомство, племя и т.п., включая чад (кстати, англ. child отечественный проф. Мюллер в своём Англо-русском словаре переводит как «чадо», тем самым намекая на их родство; правильно намекая).

Вторая же часть эпитета ПРАДЖĀПАТИ, ПАТИ, изначально означало, скорее всего, «охранитель», а точнее «попечитель», в смысле «тот, кто опекает, бережёт». А возникло, опять же предполагаю, на слоговице ПА, отсутствующей в словарях. Что странно. Ибо ПА должна быть. Хотя бы потому, что имеется слоговица ПĀ, означающая и «пить», и «защищать» одновременно. А ещё потому, что в «Самаведе» слоговица ПА поминается минимум четыре раза.

Вот на ней-то, предполагаю, и возникло ПАТИ — «1) господин, повелитель 2) супруг, муж 3) хозяин». К чему добавлю слово «бог», которое постоянно подразумевается под ПАТИ в сложных словах, особенно в эпитетах.

И вот какую поддержку предположению о наличии слоговицы ПА нашёл в ЧЯ (1-1-14): «рiтасйа нах̣ патайо мрiд̣айанту», то бишь: «ритовы ны патайи мрiдайѧт⋅оть», т.е. «прави нас хранители {=попечители\защитники} милуют пусть!», в смысле: «пусть хранители Закона Прави будут к нам благосклонны (=снисходительны)!». Где видим, что под словом ПАТАЙАХ̣ (множественное число от ПАТИ) подразумеваются те, кто бережёт и защищает Закон прави (РIТА). Откуда и получется, что ПАТАЙЫ — это не господа для прави, и не владыки её, но хранители и защитники. Можно даже сказать обереги. В смысле попечители. С подтекстом служители.

Тем самым говорю, что отсутствующая в словарях ПА должна означать именно и только лишь опеку. Причём через «е» после «п»: ПА → ПԐ. Дабы не путать её с ПĀ → ПѢ (тем более с ПĀ → ПИ). Поскольку ПА, «печь», отличалась от ПĀ, «пѣ̲чь», тем, что последняя выпѣ̲кает, а та опекает.

Почему ПА должна быть обязательно. Как «опека». А точнее «попечение». Поскольку любая слоговица это и не глагол, и не существительное, но исключительно определение. Которое превращается в глагол или существительное лишь после нагрузки его префиксами и аффиксами.

Откуда и имеем, что эпитет ПРАДЖĀПАТИ буквально означает «Рода\Родины попечитель». И что этот Праджапати и есть славянский Бог Род. Или просто Род, с заглавной буквы.

Но в словарях этой расшифровки мы ещё не скоро увидим. Ибо академическое мнение относительно взаимосвязи русского языка и санскрита ныне таково: «Некоторое число санскритских слов проникло также в современные европейские языки, в частности, в русский». Типа, с гуннами.

Ну да Праджапати с ними, с квадратноголовыми.

В завершении же разбора приведу несколько эпитетов Рода-Праджапати, которые попались взгляду в первой половине БЯ. Вот они: Агни; Анирукта; Гарутман; Йаджна; Дакща; Ретодха; Васищт̣ха; Вач; Врищан; Саптадаша; Самватсара; Сарва; Савитар; Хиранмайа.

А до кучи помяну наличие и ещё 56 его эпитетов в главах 4-4-8 и 4-4-9 «Чёрной Яджурведы». Но приводить их не стану. За исключение одного — ДАКЩИН̣АЙĀ СУВАРГА, что переводчик ЯВ на английский проф. Кейт перевёл как «Небесный через жертвенную плату» (heavenly through the sacrificial fee), что для аналитического языка потянет. И что по-русски будет «через подношение — Сварог».

Ибо Сварог и есть Род-Праджапати. Просто это разные эпитеты Творца.

В этом нет сомнений. Поскольку Род-Праджапати и есть владыка Сварги, коя по-ведийски также СВАРГА.

Однако в ЯВ Сварга обычно именуется СУВАРГА ЛОКА, Сварожий мир. А иногда, когда в одном предложении это... название (чуть не сказал топоним)) повторяется, то в одном случае используется полная форма, СУВАРГА ЛОКА, а во втором — краткая, СУВАРГЙĀ. При этом в краткой форме усматриваю даже не «Сварга», но «Сварожье» (которое, как утверждает автор «Путями великого россиянина» А. Иванченко, есть как Великое, так и Малое). Откуда и СУВАРГА ЛОКА — это не суть что «Мир Сварги», но скорее «Сварожий мир». А в краткой форме — Сварга. Откуда же и эпитет Рода-Праджапати — Сварог. Сохранившийся, насколько знаю, только у славян. При этом забывших, что Род и Сварог — это эпитеты одного лица, Творца (а Вышень в уме).

До кучи замечу, что слова на СУВАРГ в Веде присутствуют только лишь в «Чёрной Яджурведе». Причём многие десятки раз. А вот в «Белой ЯВ», «Ригведе» и «Самаведе» нет ни единого слова от СУВАРГ. Что довольно сильно напрягает мыслительный аппарат. И требует обязательного будущего исследования. Правда, в БЯ дюжину раз встречаются слова на СВАРГ. Да три раза в РВ. И раз в СВ. И кои напрочь отсутствуют в ЧЯ. Из чего уже прямо сейчас можно сделать вывод, что «Чёрная Яджурведа» самая молодая из всех книг Веды. И что «Белая Яджурведа» будет постарше «Чёрной». А «Ригведа» с «Самаведой» старше тех двух.

◈◈◈


[Вāдж. 13.57]

идамуттарāтсвастасйа шротрам̣ саувам̣ шараччхраутрйанущт̣упшāрадйанущт̣убха⁰аид̣амаид̣āнмантхӣ мантхина⁰екавим̣ша⁰екавим̣шāдваирāджам̇вишвāмитра⁰рiщих̣ праджāпатигрiхӣтайā твайā шротран̄грiхн̣āми праджāбхйах̣ 57

Етот слева {с севера} — Сварог.

Его слух — Сварга.

Осень — от слуха.

[Поэтический метр] анущт̣убхъ — [дочь Осени] Осеница.

От анущт̣убха — [глас-саман] «Аида» {Сын Иды-Славы}.

От «Аиды» — [заговор-яджус] «Мантхи» {Добыча огня трением}.

От «Мантхи» — [ричь-стом] «Одиннадцатый».

От «Одиннадцатого» — [глас-саман] «Вайрадж» {Царственность}.

Вишвамитра — [святой] пророк.

От Бога Рода, взятого тобой,

слух беру для потомков.

◇◇◇

В этом яджусе мы упираемся в неоднозначное имя Ида (ИД̣Ā) и посвящённый ей глас-саман «Самаведы» под названием «Аида» или, скорее, «Айда» (АИД̣Ā).

С одной стороны Ида — это имя той коровы, которую одинаково почитают и дивы-боги, и ящеры-асуры. Поэтому у неё, как сказано, нет врагов. И поэтому же корову не приносили в жертву. И не ели, как следствие. А с другй стороны Ида — супруга Ману. Причём — последнего.

И была та Ида не простой женщиной, но воплотившейся в этом мире богиней. Дабы через брак с божественным Ману породить божественных отпрысков. Чтобы те стали царями людей.

Что и исполнила.

А потом исчезла, также, как появилась, внезапно.

Вот с пары Ману-Ида, и их сыновей, ныне и рисуют потомков Иисуса и Магдалины. Как говорится «слышали звон, да не поняли где он».

Сыновей же у Ману и Иды было немного, либо два, либо вообще один. Плюс три дочери. Причём старший сын, насколько понимаю те тёмные тексты, потомства не оставил. Зато у младшего было три своих сына. Которые и стали основоположниками европейских царских домов. Как и было задумано теми, кто воплощал Иду на земле. Плюс было много наследников у дочерей Ману и Иды. Которые также кто где стали царями-королями-князьями. Однако те царственные роды считались «бабьими», т.е. ниже по значимости потомков младшего сына Быя и Славы. Того самого, о котором весьма много сказано в ветхозаветной «Книге пророка Исаии», цитаты-пророчества откуда уже приводил.

Поэтому тут глянем на весьма интересный ричь «Ригведы», где также есть поминанием сына Иды-Славы (РВ 10.95.18), в переводе Т. Я. Елизаренковой:

18. Эти боги, о сын Иды, говорят тебе так:

«Поскольку ты смерти сродни,

Потомство твое пусть почитает богов жертвенным возлиянием,

Ты же сам возрадуешься на небе!»


Перевод Елизаренковой, увы, не точен. Во-первых, в оригинале сказано «девā āхухъ» — «боги сказали», точнее «говорили», по-старому «рекли», а не «говорят». Во-вторых, её «пусть почитает» в оригинале — «йаджāти», т.е. просто «жертвует», без «пусть», а по контексту — «славит» (ибо ведийская жертва — это славление). В-третьих, «мрiтйу-бандхух̣» очень похоже на обращение «смертный сородич», причём исходящее от богов. И до кучи, есть проигнорированное Елизаренковой темнейшее слово ИМЪ, отсутствующее в словарях, но пару-тройку раз поминаемое ЧЯ, которое здесь по контексту ну очень похоже на древнерусское И, «их» (встретилось в новгородской бересте №102).

И вот мой подстрочный перевода:

То тебя боги «своим» [на]рекли, о сын Иды {Славы}:

и «своим» этак [пре]бываешь, о смертный сородич,

[пока] потомство твоё богов славой славит;

и Сварги ты ещё возрадуешься {удостоишься}.


А это оригинальный текст:

ити твā девā им-āхур-аид̣а

йатха⋅им-етад-бхаваси мрiтйу-бандхух̣ |

праджā те девāнъ хавищā йаджāти

сварга у твам-апи мāдайāсе ||


Смысл же рича таков. За то, что младший сын Иды-Славы и Ману-Быя научил его род ПРАВИЛЬНО славить богов, те боги и стали относиться к смертному сыну Славы и Быя как к своему сородичу, т.е. как к потенциальному божеству. Почему и сказали в последней строке: «и радости пребывания во Сварге ты ещё удостоишься.» Ибо простой смертный после смерти как правило в Ирий отправляется. Русу же тут обещана сразу Сварга.

Вот. Страсть, а не стих! Особенно для квадратноголовых. Дабы подразнить которых и перевёл ХАВИЩĀ ЙАДЖĀТИ как «славой славит». Правильно перевёл!

Что, впрочем, малозначительно на фоне перевода Елизаренковой слова АИД̣А как «сын Иды». Которая вряд ли знала, что Ида это Слава, по-русски. Что, однако, каждый образованный еврей знает. Как и то, что слово «иудей» означает именно «славящий».

◈◈◈


[Вāдж. 13.58]

ийамупари матиртасйаи вāн̄мāтйā хеманто вāчйах̣ пан̄ктирхаимантӣ пан̄ктйаи нидханаваннидханавата⁰āграйан̣а⁰āграйан̣āттрин̣аваттрайастрим̣шау трин̣аваттрайастрим̣шāбхйāм̐ шāкварараивате вишвакарма⁰рiщих̣ праджāпатигрiхӣтайā твайā вāчан̄грiхн̣āми праджāбхйах̣ 58

Эта в зените — Мысль.

Её слово — мыслящее.

Зима — от [её] слова.

[Поэтический метр] панкти — [дочь Зимы] Зимница.

От панкти — [глас-саман] «Нидханаватъ» {Кладезь}.

От «Нидханавата» — [заговор-яджус] «Почин».

От «Почина» — [ричи-стомы] «Двадцать седьмой» и «Тридцать третий».

От «Двадцать седьмого» и «Тридцать третьего» —

[гласы-саманы] «Шāквара» {Сила} и «Райвата» {Богатство}.

Вишвакарманъ — [святой] пророк.

От Бога Рода, взятого тобой,

речь беру для потомков.

◇◇◇

Не знаю, что увидел читатель в последних пяти яджусах, а я не могу отделаться от ощущения, что здесь говорится о чём-то очень похожем на звезду, при этом состоящую из пяти нитей ДНК, заплетённых в Ленту Мёбиуса. Типа того.

Итого имеем: пять яджусов — пять дней Творенья.

По-ходу, евреи хоть что-то правильно запомнили. По этому поводу имеют полное право устроить застолье, да с кошерной водкой и обязательной мацой.

Вот.

Кстати, сугубо еврейское слово «маца» — заимствование из ведийского языка. Где оно, впрочем, ни «маца», но МАТСЙА, что более правильно (с кочки зрения лингвистики, в силу специфичности буквы Ц и её полного отсутствия в санскрите). А смысл — тот же, «рыба».

А пока те гуляют по такому случаю я подытожу порядок ведийско-еврейского пятидневнего Творения.

Первый день: Творец при помощи нескольких стихов-гимнов создаёт восточное направление и с тем вместе — всё что дышит; плюс два весенних месяца (да Новый год в уме).

Второй день: Творец при помощи нескольких стихов-гимнов создаёт южное направление и с тем вместе — всё что думает; плюс два летних месяца.

Третий день: Творец при помощи нескольких стихов-гимнов создаёт западное направление и с тем — всё что видит; плюс два месяца сезона дождей.

Четвёртый день: Творец при помощи нескольких стихов-гимнов создаёт северное направление и с тем вместе — всё что слышит; плюс два осенних месяца.

Пятый день: Творец при помощи нескольких стихов-гимнов создаёт горнее направление (зенит) и с тем вместе — всё что имеет разум; плюс два зимних месяца.

Вот.

Алиллуйя?

А то! Тем паче, что наконец-то разобрались, чем ум (МАНАСЪ) отличается от разума (МАТИ). А коль кто не просёк, то повторю своими словами. За ум отвечает восточное направление, вместе с прочими, перечисленными в 54-м яджусе этой главы, ништяками. А за разум отвечает горнее направление, кое зенитом ныне называется, вместе со всем прочим, что перечислено в 58-м яджусе. Более того, оказывается, ум (МАНАСЪ) — это мужик, тогда как разум (МАТИ) — баба (ИЙАМЪ МАТИ — «эта... разумница»)). И никакой, нахрен, толерантности!

В смысле: слава отцу-уму и матери-разуму! И их чаду слава!

Вот.

А теперь можно вернуться к евреям и их пятидневке. Коя, на самом деле, шестидневка. Хотя бы потому, что направлений и поныне именно шесть. Да и год в арийские времена состоял из шести сезонов по два месяца в каждом. Однако ни шестого сезона, ни шестого направления мы тут не видим. Будто и нет их.

И это почти так. Про шестой сезон и её два месяца Веда местами говорит, иногда даже с подробностями многими, а вот от шестого направления, нижнего, дистанцируется что хрен от тёрки. Пару-тройку раз лишь поминает. По крайней необходимости. Кою я до конца так и не просёк.

Ну да о том будет ещё повод поговорить.

Разговор же о пятидневке-шестидневке так завершу: шестидневка — правильно. Пятидневка — нет. Воскресенье — правильный выходной. А суббота — неправильный выходной. Отдыхать можно, но осторожно. Ибо именно в субботу было создано нижнее направление, да с 11-м и 12-м месяцами года. Кои ныне стали 1-м и 2-м.

И всё из-за пятидневки той.

◈◈◈

∎∎∎

Плюнул в русского, утрись
  • Hook
  • Вчера 11:50
  • В топе

Игры в «шариатский патруль» закончились для юного «пришельца» и его семьи весьма предсказуемо. В Барнауле мигрант харкнул парню в лицо и ударил его из-за нестандартной п...

нечисть
  • pretty
  • Вчера 08:46
  • В топе

ЛЮСИНЭ  АВЕТЯНПосмотрела в Телеге очередное видео того, как хохлы при помощи дронов пытаются ликвидировать автомобиль российских спасателей, направляющийся на помощь пострадавшим в ударе другим д...

Невоенный анализ-67. 21 июля 2024

Традиционный дисклеймер: Я не военный, не анонимный телеграмщик, не Цицерон, тусовки от меня в истерике, не учу Генштаб воевать, генералов не увольняю, в «милитари порно» не снимаюсь, ...