Байден всё. Детали в Телеграм Конта

БЫЙ гл.21,22,23

2 229


ГЛАВА 21


[Вāдж. 21.7]

сунāвамāрухейамасравантӣманāгасамъ | шатāритрāм̐ свастайе 7

На прекрасный чёлн взойду,

не текущий, безупречный,

стовесельный, счастья ради!

◇◇◇

Тут при переводе получилось соблюсти поэтический метр стиха гаятри и сохранить каждое ведийское слово на его исконном месте. Что не часто случается. Правда, ради сохранения размера и соблюдения ударений пришлось пожертвовать желательным наклонением глагола «взойти» (ĀРУХЕЙАМЪ, от РУХ, расти, подниматься), требующего «да» (да взойду), в пользу обычного будущего времени. Однако ту «жертву» компенсировал восклицательным знаком. Подобный размен считаю допустимым.

Под прекрасной же стовесельной лодкой (ШАТĀРИТРĀ СУ-НĀВА) этого яджуса имеется в виду Азбука и её сто букв. Точнее 33х3+1 букв. А под счастьем — умение читать. И, главное, понимать прочитанное. А то уже 250 лет буржуйские санскритологи с ведологами читают и эту «Яджурведу», и «Чёрную», и что поняли? Да ничего путём. Так, по верхам имена кое-какие освоили, связывая их с несвязуемым, и не связывая с тем, чем просто просится связать. Да и забыли. Ещё накануне первой мировой войны. Наши же даже этих попыток не делают. Ибо переводов обоих «Яджурвед» на русский нет (если только вчера-позавчера не появились)). При том что ещё в XIX в. заделы были сделаны хорошие.

Почему тут сам свиваю буковки в слова.

Букв же изначально было, утверждаю, даже много больше, чем 33 и 100. Тут всё дело в системе их подсчёта. Ибо можно их штуками считать, а можно пакетами, по три или четыре в каждом. И эта «стовесельная лодка», похоже, из троек состоит, типа 33х3. Плюс Тысячная, коя незримо присутствует везде и по силе равна всем тем.

Т.е. в нашем случае, полагаю, каждой букве соответствует по три аза. Где под азом имею в виду ту же самую букву, но в различных начертаниях и с различными смыслами.

Поясню на примере буквы Н, ибо лодка — это НĀВА (откуда, кстати говоря, и слово навигация). В имеющейся у меня древней азбуке, кою именую «Азбукой Пуруши», у буквы Н, как и у прочих, ни три формы-аза, но аж четыре. У каждой из которых есть собственное уникальное числовое значение и по три смысла на каждый аз. Названия же азов на Н такие: Наш, Нарудо, Нос, Нет. А вот какие смыслы были у этих азов — этого не успел узнать, как раз батарейка у яблочка на тарелочке села.

И так с каждым азом. Включая даже Ё и Ы. Которых так же было по четыре вида на букву. Вот былые названия четырёх азов буквы Ё: Ёд, Ёж, Ёро, Ёгруй. Особо последний порадовал, и именем, и формой — Ӫ. А вот четыре аза на букву Ы: Езеры, Еры, Езерезы, Ериочиоры. Тут батарейка хоть плохонько, но ещё работала, поэтому успел разобрать и числовые значения этих азов: 5, 55, 555 и 5555 соответственно.

И так по каждому азу «Азбуки Пуруши».

Быева же азбука, полагаю, — это та же самая «Азбука Пуруши», только несколько усечённая, где каждой из тридцати трёх её букв-богинь соответствовало ни четыре аза, как у Пуруши, но три. А в сумме 99. Откуда и эпитет лодки этой — «стовесельная». Из-за той таинственной Тысячной (САХАСРИН̣А). Почему лодка та ни течи не имеет (АСРАВАНТӢ), ни иных пороков (АНĀГАСА).

◈◈◈

∎∎∎


ГЛАВА 22


[Вāдж. 22.9]

татсавитурварен̣йамбхарго девасйа дхӣмахи | дхийо йо нах̣ прачодайāтъ 9

Тут, от Святовита, величественный

свет Бога обретаем,

мысли Кто нам да пробуждает [и дальше]!

◇◇◇

Здесь прочли то ли рич, то ли саман, который ныне называется «Мантрой Савитри». Неправильно называется. Ибо правильно — «Мантра Савитара». Дабы не путаться между богом Савитаром и богиней Савитри. Или даже «Гимн Савитару». А точнее — благодарность ему. За обретение величественного света Творца.

И вот как описано происхождение этой мантры, а вместе с ней нашего клича «Ау!» (АУṀ) и «волшебных слов слов БХУ̅ХЪ, БХУВАХЪ, СВАХЪ (Земля, Ирий, Сварга), в «Богумировой (Быевой) Правде» (МАНАВА-ДХАРМА, «Манова Правда» или «Законы Ману»), по академическому изданию.


Откуда узнаём, поскольку каждая из трёх книг Триединой Веды (РВ, ЯВ и СВ) соотносится с одним из трёх миров Троемирия (Земля, Ирий, Сварга), то и извлечённые из каждой её книги буквы А, У и Ṁ (все три — гласные), да вместе со словами БХУ̅ХЪ, БХУВАХЪ, СВАХЪ, также соотносятся с теми мирами. А кроме того, что каждая строка «Савитаровой мантры» тоже соотносится с этими же мирами: первая — с земным; вторая — с междумирьем; третья — с небесным.

Почему мантра эта и считается самой сильной.

А вот с переводами её наблюдаю довольно сильный раздрай среди переводчиков. Официальных имею в виду, академиков и профессоров. Кои здесь и рассмотрим.

Вот как эту мантру перевёл переводчик «Самаведы» на русский язык С. А. Матвеев (СВ 2.6.3.10.1 или 1462): «Пусть мы достигнем превосходной славы Господа Савитара: пусть Он вдохновляет нам на{ши} молитвы!»

А вот её же перевод Елизаренковой из «Ригведы» (РВ 3.62.10): «Мы хотим встретить этот желанный Блеск бога Савитара, Который должен поощрять наши поэтические мысли!»

Теперь посмотрим, как англичане перевели.

Вот перевод Гриффита из «Самаведы» (СВ 1462) и из «Белой Яджурведы» (БЯ 3.35, 22.9, 30.2, 36.3): «Да достигнем мы этой великой славы Бога Савитара, и да вдохновит он наши молитвы!» (May we attain that excellent glory of Savitar the God: So may he stimulate our prayers!).

А это перевод Кейта из «Чёрной Яджурведы» (ЧЯ 1-5-6-12 и 4-1-11-7): «Эта превосходная слава Савитара бога, на которого мы медитируем, да будет побуждать наши молитвы.» (That excellent glory of Savitr The god we meditate, That be may stimulate our prayers.).

И перевод Эггелинга из «Шатапатхи» (ШП 2.3.4.39): «Да обретём мы славный свет божественного Савитара, который, как мы верим, может вдохновить наши молитвы!"» ("May we obtain the glorious light of the divine Savitṛ, who, we trust, may inspire our prayers!").

Вот.

Тем самым хотел наглядно показать, что перевод «Савитаровой мантры» на сегодняшний день считать устоявшимся, т.е. однозначным, не получается. И всё из-за того БХАРГА, что Словарь Кочергиной трактует как «блеск», и что у Гильфердинга «свет». Плюс есть слово БХАРГАСЪ, означающее «1) величие 2) господство».

Елизаренкова в БХАРГЕ увидела «Блеск», в соответствии со Словарём Кочергиной. Матвеев же — «славу», поскольку именно так задолго до него Гриффит перевёл БХАРГУ и в «Самаведе» и в «Белой Яджурведе» (glory). И Кейт в «Чёрной Яджурведе» согласился с Гриффитом, тоже переведя БХАРГУ как «слава» (glory). А вот Эггелинг при переводе этого слова в «Шатапатхе» опять оказался самым хитрым, переведя эклектично как «славный свет» (glorious light).

Ну и как мне, сирому, переводить это БХАРГО? Как «свет», вослед Елизаренковой, или как «слава», следом за англичанами?

В итоге решил пойти третьим путём, Гильфердинговым, у которого БХАРГА — это «свет». Однако по контексту возникло ощущение, что слово ДЕВАСЙА, бога (Р.п.), относится ни к Святовиту-Савитару, но к какому-то другому богу, чей свет и исходит от Савитара...

А так и пришло понимание, что в мантре говорится о величественном свете Творца, исходящем, однако, через Савитара. Этот-то свет Творца и навевает нам мысли наши.

Во, разобрались.

◈◈◈


[Вāдж. 22.10]

хиран̣йапāн̣имӯтайе савитāрамупахвайе | са четтā деватā падамъ 10

Златорукого на помощь

Святовита призываю,

бога как и стража слова.

◇◇◇

Последнюю строку этого рича дословно так читаю: «он ― хранитель и божество слова». Однако дословный перевод не пожелал влезть в узкие рамки изящества размера гаятри, самого любимого, как сказано, богами. Почему и пожертвовал грамотностью ради изящества, превратив слово женского рода ДЕВАТĀ, «божество», в бога. И посыпаю голову пеплом, от аваакумова кострища. В надежде, что божество то не шибко осерчает.

Основная же причина этих моих «жертв» правильностью в пользу изящества заключается в полном, не, лучше так, в полнейшем отсутствии древнего изящества в современных ОТЕЧЕСТВЕННЫХ переводах ведийских текстов.

Акцент же на «отечественность» тут к тому, что буржуйским переводчикам, при их оплошках в переводах, от меня лично — скидка. Из-за их врождённой аналитичности. А вот к нашим — по всей строгости Закона изящества!

Не слышал, уважаемый читатель, о таком законе? И не удивительно. Ибо сам только-только название изобрёл. Но не на пустом месте. Ибо в той же РВ есть десятки ричей, в которых их авторы, всё сплошь великие риши-пророки, о своём личном творчестве так говорят, причём ни абы кому говорят, но тому или иному богу или богине: «Прими, о такой-то\такая-то, этот распрекрасный гимн!» А то и этак: «Прими, о этакий\этакая, это мой наипрекраснейший гимн!» И тому подобное, и неоднократно, с начала и до конца. Ибо стихи те и песни, как и ведийский язык в целом, сиречь Слоговица, — это сплошное изящество и благозвучие. О чём и санскритологи наши с ведологами не хуже меня ведают. И много прекрасных слов посвятили тому в своих работах. Аж аллилуйю иной раз хотелось проорать. Пока не припомню их же переводы того благозвучия и изящества. В итоге так и не проорал. 

Те слова и мысли и породили название «Закон духовного изящества». Который теперь и самому не позволяет "неизящных" выражений. Ибо от них, оказывается, цветы в душе вянут.

Вот.

Теперь и глянем на этот рич глазами иных переводчиков.

Вот как его поняла Елизаренкова (РВ 1.22.5): «Савитара, золоторукого, Я призываю для поддержки. Он знаток следа (пути) среди богов.»

А так его перевёл Кейт (ЧЯ 1.4.25, 2.2.12): «Для помощи нам я вызываю Златорукого Савитара, Он, как бог, знает место.» (To help us I summon The golden-handed Savitr He as a god knoweth the place.)

Гриффит же его в БЯ так увидел: «Для нашей защиты я призываю златорукого Савитара: он знает, как бог, место» (For our protection I invoke the golden-handed Savitar: He knoweth, as a God, the place.).

Разночтение в переводах возникло из-за обилия смыслов слоговицы ПАД, означающей, по Словарю Кочергиной, «1) идти; доходить, достигать 2) падать; выпадать (на долю) 3) отпадать 4) обрушиваться 5) погибать 6) поворачиваться, обращаться к кому-л. (Вин.)», что Гильфердинг дополняет и ещё одним: «двигаться».

Слово же ПАДА, возникшее на слоговице ПАД, имеет такие значения: «1) шаг 2) след ноги 3) знак 4) место; положение (тж. перен.) 5) случай, повод; основание для чего-л. (-ᴑ) 6) ряд 7) пада (стихотворная строка) 8) грам. слово 9) грам. вид основы слова 10) манера, стиль (исполнения Вед)». Откуда Елизаренкова и извлекла «след (пути), а Гриффит — «место» (the place).

Но и мы не пальцем деланы, не лыком шиты, и не лопухом подтираемся, с некоторых пор, а исключительно халявным буржуйским пипифаксом, рекламной направленности. Знаем то есть, что коль глаз упёрся в имена Савитар или Савитри, там следом чуйку врубай на всю катушку индуктивности и начинай с её помощью вынюхивать какую-либо букву, какое-либо слово или какую-либо речь, кои там обязательно должны неявно явствовать. Ибо Савитри — это богиня речи, а Савитар — бог мысли. А как сыщется что, так следом соображай, почему о том говорится «за глаза».

Вот.

И нате нам, под пунктом 8 в ПАДЕ видим «слово».

Откуда и мой... правильный перевод : )

И изящный! Так как во всех трёх падах стиха сохранено не только количество слогов, но и ударения их, и даже акценты при ударениях тех. И смысл при этом передан почти точно. Не без греха хоть, но довольно точно. Ибо соблюдение ритмики ведийских текстов само-собой приводит к правильному пониманию и текста, и подтекста.

Откуда и такая личная аксиома: ударения — сила!

Что можно считать личным подгоном (а «подгон» — приветом последнему слову из «Мантры Савитара») будущим санскритологам. Которые при работе с Ведой первейшим делом должны просечь ударения и акценты текста, расставить их, и лишь потом переводить, с учётом этих ударений, выискивая в словарях, среди обилия вариантов, такие русские слова, в которых ударения совпадают с ударениями слова ведийского.

И первые помощники в этом деле — словари Старчевского и Срезневского, на выбор (мне больше нравится Старчевский, из-за краткости).

Плюс словарь новгородской бересты.

Плюс... кашубский словарь. Но это уже — высший пилотаж.

Когда переводчик хоть как-то старается соблюсти эти правила (коих всего два: оставляй слово на своём месте и соблюдай ударения), тогда-то гаятри, как и прочие поэтические метры, и демонстрирует своё изящество.

Это было краткое изложение смысла ведийского Закона изящества с междустрочным предостережением о нежелательности его нарушения. Особенно при царице той, Гаятри.

◈◈◈


[Вāдж. 22.11]

девасйа четато махӣмпра савитурхавāмахе | суматим̣ сатйарāдхасамъ 11

Бога у Хранителя великую

дальнейшую, у Святовита, испрашиваем

благую цель, у Истины Радетеля.

◇◇◇

Тут — о Жаля мне! — в силу сложнейшей композиции стиха сохранить размер гаятри не удалось. Зато каждое ведийское слово осталось на своём исконном месте. Что, в итоге, и раскрыло неясный, поначалу, его смысл. А затем позволило учуять и единый с предыдущими сюжет, в смысле авторский замысел Быя. Вкратце так. Коль посредством Савитара Творец навевает, точнее пробуждает новые мысли, то Бый тут и просит себе мысли о новой великой цели. Причём просит именно Творца. Но посредством обращения к Святовиту-Савитару. При этом, как помним из предыдущих разборов, предварительно восхвалим мир предков.

Перевод Гриффита: «Мы особенно взываем к милости Савитара, взирающего бога, великая добрая воля которого даёт истинные блага.» (We specially invoke the grace of Savitar, observant God, The great good-will that gives true boons.).

Гриффит же, как видим, считает, что существительные «бога» (ДЕВАСЙА) и «хранителя» (ЧЕТАТАХ̣) соотносятся с Савитаром.

◈◈◈


[Вāдж. 22.12]

сущт̣утим̣ суматӣврiдхо рāтим̣ савитур-ӣмахе | пра девāйа матӣвиде 12

«Высокую Хвалу», благие мысли вдохновляющую,

дар Святовита, отправляем

дальше к Богу, к Мыслеведу.

◇◇◇

Здесь снова наблюдаем хвалу Быем Тварца, направляемую им из нашего мира через миры предков и богов: люди → предки → боги → Творец. В чём усматривается Быево указание последующим поколениям, можно даже сказать завет, как правильно славить Творца. Что ныне забыто как язычниками, так и адептами единобожия.

При этом в «Высокой Хвале» усматривается та самая «Мантра Савитара», о которой говорится чуть выше.

А так этот яджус понял Гриффит: «Мы ищем восхваления и дара Савитара, который укрепляет благодать, Да, бога, который знает наши мысли.» (We seek the eulogy and gift of Savitar who strengthens grace, Yea, of the God who knows our thoughts.).

Несколько раз перечитал его перевод, но так и не понял, почему он превратил дательный падеж последних двух существительных «богу» (ДЕВĀЙА) и «мыслеведу» (МАТӢВИДЕ) в родительный. Из-за чего, полагаю, и не увидел тут отсылку к той мантре.

А ещё в этом стихе интересно то, что он, вопреки ожиданию, отсутствует в прочих книгах Веды, включая ЧЯ. Что весьма странно. И что порождает вопросы. А по некоторым размышлениям даже позволяет предположить, что цитирование Быем того или иного рича «Ригведы» на самом деле таковым могло и не являться. Ибо вполне может статься, что это не Бый цитирует ричи, но его личные яджусы в последующие времена из БЯ кем-то были внесены в РВ. Что поддерживается наблюдением или даже заключением самых первых исследователей «Ригведы» касательно более позднего происхождения двух последних её книг, 9-й и 10. Где, от себя уже добавлю, имеются даже два «рича», принадлежащих младшему сыну Быя Русу (РВ 10.61 и 10.62), который, как помним из комментария про раздел Быем наследства между сыновьями, себя именует Набханедищт̣хой. В тех «ричах» РВ он также называет себя этим именем, при этом добавляя и уточняя, что он — «сын Ману» (МĀНАВА, Манов).

Но там я ещё не разбирался. Времени на всё не хватает. Тем более что каждый обретённый ответ тянет за собой несколько новых вопросов. Ответы на которые могут находиться в любой из книг Веды. Включая пройденные по верхам «Атхарваведу», «Шатапатху» и «Йаджнавалкьи шикщу», как и большое количество вообще не тронутых текстов типа «Бхригу Валли».

Блин горелый, как только подумаю, сколько всего ещё нужно перелопатить, дабы получить хоть какие ответы на постоянно возникающие вопросы, так даже... помирать не хочется.

Откуда и поговорка родилась: ближайшую вечность никуда не спешу.

◈◈◈


[Вāдж. 22.13]

рāтим̣ сатпатиммахе савитāрамупахвайе | āсавандевавӣтайе 13

К щедрости Владыку Яви на великом,

Святовита, призываю,

посвящённый [как уже я], на пиру богов.

◇◇◇

Здесь под САТПАТИ, «бытия владыка», видится именно Святовит-Савитар. И при этом усматривается видимое солнце. Скорее всего восходящее. К которому Бый и обращается этим яджусом.

А вот что тут имеется в виду под словом женского рода ДЕВАВӢТИ (в Дат.п. ДЕВАВӢТАЙА), «пир богов», — не очень ясно. Скорее всего отжим сомы. Однако «на великом» (МАХЕ) смущает.

Плюс весьма интересно слово ĀСАВА, кое в Словаре Кочергиной означает: «I м. 1) перегонка, очистка напитка 2) хмельной напиток 3) тот, кто выжимает сок сомы; II м. оживление; возбуждение», которое и намекает, что в яджусе говорится про отжим Быем сомы и приглашении Савитара на пир.

Однако кроме ĀСАВЫ в словаре есть и просто САВА — «I. выжимание сомы; II. 1) оживление; возбуждение 2) посвящение». На основании же последнего определения, «посвещение», можно предполагать, что отжим отжимом, но речь тут идёт о посвящении Быя в брахманы. Потом уж об устроенном им «великом» пире для богов. Тем более что одно не перечит другому. Ибо доброе приобретение всегда требовало и поныне требует приличной проставы. Чтоб «работало».

И вот перевод этого яджуса в исполнении Гриффита: «Я призываю героев Бога, дарящего свободу Савитара, и зову Дарящего радость {?} на праздник богов.» (I invocate the heroes’ Lord, free-giving Savitar, and call The Cheerer {?} to the feast of Gods.).

◈◈◈


[Вāдж. 22.15]

агним̐ стомена бодхайа самидхāно⁰амартйамъ | хавйā девещу но дадхатъ 15

Агни гимном пробуждай,

зажигай Бессмертного,

жертвы чтоб богам дал наши!

◇◇◇

Слово ХАВЙА, по словарю Кочергиной, означает: «I. 1) жертва 2) обряд жертвоприношения; II 1. 1) зовущий 2) кричащий 2. м. 1) крик 2) указание; приказ».

Первое определение (I.), полагаю, произошло от слоговицы ХУ «1) бросать в огонь 2) приносить жертву, жертвовать что-л. (Вин., Тв.) кому-л. (Дат., Вин., Мес.)», а второе (II.) от ХВĀ — 1) звать; окликать 2) называть 3) спрашивать». Про ХУ уже немного говорил, когда среди прочего заборное слово разбирал, а про ХВĀ покуда нет. Исправляю упущение таким вот наикратчайшим образом: ХВĀ (Х→З) → ЗВĀ → ЗВѦ → зѻвъ → зов. Посему как видим какое-либо слово на ХВĀ, коих ну очень много, то подставляев вместо него ЗВѦ или «зов» и чепчик в облака швыряем.

И со словами на ХАВ та же история. Как встречаем, то первым делом обращаем ХАВ в ЗОВ и смотрим, что вышло. А коль ничего путного не вышло, значит тут ни ХАВ\ЗОВ, а то ХУ, кое и заборную «лейку» породило, и кучу иных слов от глагола «лить». Типа ХУТА, «пожертвование, дар» (=лития; откуда литургия), ХОТРĀ, «обязанности жреца» (=литургия), а также ХОТАРЪ, «тот, кто совершает жертвоприношение» (=литургист). При этом слово ХОТРĀ имеет и второй смысл — «II. зов, призыв». Что говорит о его происхождении ни от ХУ, но от ХВĀ, «зов». Однако в Словаре Кочергиной эти очевидно различного происхождения слова преподнесены без акцентировки на их породившие различные слоговицы. При том что в других случаях подобные акценты имеются. Видимо что-то не позволило.

Эту филологию преподал ради того, чтобы в очередной раз наглядно продемонстрировать двусмысленность слова «жертва» применительно к ведийским текстам. Почему и перевёл последнюю строку как «жертвы чтоб богам дал наши», дабы приобретённый инстинкт читателя на него отреагировал так, как привык. После чего и посмотрим на оригинальное слово, кое я заменил на «жертвы». А это ХАВЙĀ. Теперь подставляем вместо ХАВ ЗОВ и глядим, что получится: ХАВЙĀ → ЗОВЙĀ.

Вот какие жертвы Бый отправляет богам — «зовы». То есть призывы. Или кличи. Откуда и определения слова ХОТРĀ «II ж. — зов, призыв». Ибо и ХОТРĀ, и ХАВЙА и ХВĀНА — это даже не родственники наших «зов», «позыв» или «призыв», но сами они и есть. Только те и эти находятся в разном возрасте. Ведийские слова — это юнцы борзые. Древненовгородские — мужи степенные. А нынешние — старцы, потраченные, как шуба молью, жизнью. Некоторые даже с подтяжками на морде лика и крашеными волосами и ногтями.

Под последним аналитичность современного языка имел в виду, точнее её попытки прописаться в нём. Побороть которую можно лишь одним путём: начать в школе преподавать церковно-славянский язык. С обязательным чтением не церковных текстов, это по желанию, но наших летописей, включая «Слово о полку Игореве». Ибо покуда мы говорим непредсказуемым для врага образом, по-ихнему — синтетической речью, мы для них непобедимы.

А там, глядишь, и Благодатный огонь добудем, и в каждой хате запалим. Тут-то Враг и издохнет.

Это я таким образом помянул первую строку этого яджуса: «Огонь гимном пробуди...»

◈◈◈


[Вāдж. 22.16]

са хавйавāд̣амартйа⁰ушигдӯташчанохитах̣ | агнирдхийā самрiн̣вати 16

Этот Перевозчик Жертвы, Бессмертный

и Усердный Гонец, к нам благосклонный,

Зничь, из мысли возникает.

◇◇◇

Гриффит последнюю строку этого яджуса так перевёл: «Agni comes near us with the thought.», породив непонимание моё, какой наш предлог скрывается за его английским with — «с», «за» или всё же «из».

Пардон, упустил из виду, что мой читатель в силу разных возрастных причин может не понять английское Agni. Исправляюсь. Вот тот английский перевод Гриффита, кириллицей: «Агни комес неар ус витх тхе тхоугхт.» Во, красота! Сама собою наглядно поясняющая, в чём разница между ведийским языком и английским.

Говорит же здесь Гриффит дословно следующее: «Агни является возле нас мыслью (с мыслью? за мыслью? из мысли?).»

То есть не понятно, что говорит. Тем более разумеет. Тут даже переводчики Гугель с Яндухом не помогли понять его мысль.

Но что Чуйка моя вдруг голос подала: «Вероятность того, что Гриффит понял этот яджус так же, как и мы с тобой (и на Логику косится) стремится к нулю». «Хорошо!» — отвечаю, — «А чего Логика молчит?» Чуйка: «А этой тупице вечно данных не хватает!»

И заржали, ол тугезе (САМАНĀ, со⋅манасно, единодушно).

◈◈◈


[Вāдж. 22.31]

мадхаве свāхā мāдхавāйа свāхā шукрāйа свāхā шучайе свāхā набхасе свāхā набхасйāйа свāхещāйа свāхорджāйа свāхā сахасе свāхā сахасйāйа свāхā тапасе свāхā тапасйāйа свāхāм̐хасаспатайе свāхā 31

Мадхаве слава и Мадхавье слава!

Шукре слава и Шуче слава!

Набхасу слава и Набхасье слава!

Ище слава и Урдже слава!

Сахасу слава и Сахасье слава!

Тапасу слава и Тапасье слава!

Лиха владыке слава!

◇◇◇

В конце этой главы, в дюжине последних яджусов, Бый славит различные ведийские благости и духовности, посредством упоминания того или иного имени и клича «слава» (СВĀХĀ). Касаться их не стану, дабы не погрязнуть в частностях, но этот и последний яджусы из того перечня решил зафиксировать.

В этом яджусе видим перечень ведийских месяцев. Их я разбил попарно. Поскольку ведийский год состоял из шести сезонов. При этом последний сезон не учитывался, а соединялся с предыдущим. В итоге сезонов было хоть и шесть, но считалось, что пять.

Такая вот заумь. Аналогичная зауми с пятью ведийскими сторонами света. При том что по факту сторон тоже шесть.

Причина же зауми с месяцами понятна — «плавающий» Новый год. Ибо уже в те времена одни арии отмечали Новый год в первый весенний месяц, а другие на исходе десятого, как мы ныне.

Первые два месяца года по-ведийски назывались Мадху и Мадхава. Это весенние месяцы, соответствующие, грубо, нашим марту и апрелю. А если более точно, то зодиакальным месяцам Овен и Телец. Первые славяне называли их Белояр и Ладо соответственно. Бый их славит посредством гимнов «Гаятра», «Упаншу», «Триврит» и «Ратхантара», исполненных размером гаятри.

За весенними следуют два летних месяца, Шукра и Шучи, соответствующие маю и июню, а точнее зодиакальным Близнецам и Раку. Славяне называли их Купало и Сениц. Бый их славит посредством гимнов «Свара», «Антаръяма», «Пятнадцатый» и «Брихат», исполненных размером трищтубх.

За летними следуют два месяца сезона дождей, Набхас и Набхасья, соответствующие июлю и августу, а точнее зодиакальным Льву и Деве. Славяне называли их Житнец и Венич. Бый их славит посредством гимнов «Риксама», «Шукра», «Семнадцатый» и «Вайрупа», исполненных размером джагати.

За дождливыми следуют два осенних месяца, Ища и Урджа, соответствующие сентябрю и октябрю, а точнее зодиакальным Весам и Скорпиону. Славяне называли их Зернич и Овсениц. Бый их славит посредством гимнов «Аида», «Мантхи», «Двадцать первый» и «Вайрадж», исполненных размером анущтубх.

За осенними следуют два зимних месяца, Сахаса и Сахасья, соответствующие ноябрю и декабрю, а точнее зодиакальным Стрельцу и Козерогу. Славяне называли их Просиц и Студиц. Бый их славит посредством гимнов «Нидханават», «Аграяна», «Двадцать седьмой», да с «Тридцать третьим», и «Шаквари», да с «Райватой», исполненных размером панкти.

За зимними следуют два так называемых прохладных месяца, Тапас и Тапасья, соответствующие январю и февралю, а точнее зодиакальным Водолею и Рыбам. Славяне называли их Ледиц и Лютец. Бый их отдельно не славит. Точнее славит при славлении предыдущих двух месяцев (посредством перечисленных выше гимнов «Тридцать третий» и «Райвата»).

В заключение комментария зафиксирую эти имена личным подстрочным переводом одного из яджусов «Чёрной Яджурведы» (ЧЯ 4.4.11):

Мадху и Мадхава — два [месяца] весеннего сезона.

Шукра и Шучи — два [месяца] летнего сезона.

Набха и Набхасья — два [месяца] дождливого сезона.

Ища и Урджа — два [месяца] осеннего сезона.

Саха и Сахасья — два [месяца] зимнего сезона.

Тапа и Тапасья — два [месяца] прохладного сезона.


Этот текст сам-собою и весьма наглядно демностриует нам что такое синтетическая (славянская) речь. Поскольку тут, во всех шести предложениях, нет ни одного глагола.

Вот.

А читатель, поди, сразу и не заметил этого.

И это нормально.

Более того, кто не заметил, тот и свой, СВА.

◈◈◈


[Вāдж. 22.34]

екасмаи свāхā двāбхйāм̣ свāхā шатāйа свāхаикашатāйа свāхā вйущт̣хйаи свāхā сваргāйа свāхā 34

Одному слава!

Двум слава!

Сотне слава!

Сто первому слава!

Блестящему слава!

Сварге слава!

◇◇◇

Слово ВЙУЩТ̣ХА мне не далось. Подозреваю лишь, что тут, скорее всего, эпитет Агни-Знича, построенный на слоговице УЩ, имеющей значения «I. 1) гореть 2) наказывать 3) пожирать, поглощать 4) уничтожать, губить; II ж. — 1) утро; рассвет 2) свет».

Гриффит же во ВЙУЩТ̣ХЙЕ вполне логично увидел «рассвет» (daybreak), что, однако, по Словарю Кочергиной не ВЙУЩТ̣ХА, но ВЙУЩЪ или ВЙУЩТ̣А. Вот два последних предложения в его переводе: «Слава Рассвету! Слава Небесам!» (Hail to Daybreak! Hail to Heaven!). Что говорит о том, что он хоть и прочёл ЯВ, но главного в ней не понял. И это не может не обнадёживать. Касательно продвинутых его англоязычных читателей и их потенциального «творчества».

И ещё один момент. Исходя из контекста яджуса смею предположить, что «блестящий» тут, как и «сварга», параллельно могут означать некие числительные, причём очень большие.

◈◈◈

∎∎∎


ГЛАВА 23


[23.63]

субхӯх̣ свайамбхӯх̣ пратхамонтармахатйарн̣аве | дадхе ха гарбхамрiтвийам̇йато джāтах̣ праджāпатих̣ 63

Благостный, Самосущий, Первый

внутрь Великого Потока

поместил же семя прави,

из чего возник Бог Род.

◇◇◇

Этот яджус хоть и не от первого лица, однако весьма примечателен тем, что в нём говорится о рождении творца этой вселенной Бога Рода-Праджапати неким надбожеством, эпитеты которого Благостный (СУБХӮ), Самосущий (СВАЙАМБХӮ) и Первый (ПРАТХАМА).

В связи с чем и возникает неотвечабельный вопрос: а кого из них чтят, ну или имеют в виду, пусть даже под иными именами, адепты нынешних мировых религий? Того? Сего? Или ещё кого?

◈◈◈

∎∎∎

Плюнул в русского, утрись
  • Hook
  • Вчера 11:50
  • В топе

Игры в «шариатский патруль» закончились для юного «пришельца» и его семьи весьма предсказуемо. В Барнауле мигрант харкнул парню в лицо и ударил его из-за нестандартной п...

нечисть
  • pretty
  • Вчера 08:46
  • В топе

ЛЮСИНЭ  АВЕТЯНПосмотрела в Телеге очередное видео того, как хохлы при помощи дронов пытаются ликвидировать автомобиль российских спасателей, направляющийся на помощь пострадавшим в ударе другим д...

Невоенный анализ-67. 21 июля 2024

Традиционный дисклеймер: Я не военный, не анонимный телеграмщик, не Цицерон, тусовки от меня в истерике, не учу Генштаб воевать, генералов не увольняю, в «милитари порно» не снимаюсь, ...

Обсудить