Протесты на юге России. Детали в телеграмм

1979 г. Исламская революция в Иране.

0 258

Исламская революция в Иране представляет собой уникальное явление: впервые в мире, проект вестернизации рухнул с таким громким треском. А ведь до этого, Земля увидела реформы Мейдзи в Японии в 19 веке, тогда американский миноносец пинками выгнал Японию в мир, и она запустила у себя программу развития взяв за образец западную организацию производства, бюрократию, систему образования. В 20 веке Азия снова показала пример внедрения западного способа производства: Южная Корея, Сингапур, Тайвань, Гонконг («азиатские тигры») демонстрировали впечатляющие темпы экономического роста показывая тем самым, что копирование западного - как минимум хорошо и правильно, ибо приводит к росту благосостояния народа. На Ближнем Востоке самый главный пример вестернизации – Турция. Но в Иране что-то пошло не так, и, хотя в 1962 году шахиншах довольно бодро начал т.н. Белую революцию, призванную порвать с феодализмом, засильем духовенства, сформировать современную промышленность, но, спустя 17 лет, развитие страны по западному образу прекратилось и власть в стране взяло шиитское духовенство, которое в идеологическом плане установило курс на духовность и соборность (в шиитском исполнении), сделав упор на собственном, уникальном исламском пути. Для ответа на вопрос почему же проект вестернизации Ирана потерпел крах, нужно проследить путь развития страны начиная со средних веков, но, особый упор необходимо сделать на 20 веке.

Сефевидская Персия 16 века стала одной из трех мусульманских пороховых империй, так называли страны мусульманского мира освоившие порох и начавшие производить огнестрельное оружие в промышленных масштабах (две другие - Моголы в Индии и Оттоманская империя). Столетиями Персия довольно успешно противостояла более сильной Оттоманской империи, но тут помогли не столько боевые качества персов, сколько местность: основная зона столкновения двух империй находилась в Ираке, земли здесь были довольно пустынными, из-за чего, оттоманы не могли в полную мощь развернуть свою вендервафлю – конницу янычар. Сколько раз османы не пытались дойти до Персии сил у них хватало только до Багдада и побережья Залива. В итоге, на долгие годы линия противостояния между империями закрепилась на данном рубеже. С Моголами персы установили довольно неплохие отношения, персидский язык даже стал основным языком мусульманской знати Индии: на нем писали приказы, законы, научные труды, стихи.

С начала 19 века на Персию начали наступать с двух сторон: с севера – Российская империя которая откусила от Персии огромный кусок Кавказа и Средней Азии, с юга – Британия которая стремилась обезопасить индийские владения и создать буферную зону на пути русских (см. ниже две карты с пояснением). Со второй половины 19 века страну практически поделили на две части: на юге заправляли англичане, а на севере русские, центр Персии представлял собой как бы нейтральную территория. Персия полностью лишилась свободы во внешнеполитических делах, даже ее валюту печатали англичане. Обе империи навязывали персам кабальные договоры, втюхивали кредиты под конские проценты, заставляли давать приоритет собственным товарам в ущерб персидским, в общем имели Персию как хотели. Это безусловно травмировало нацию оставив открытую рану не заживавшую многие поколения, а также поселив в людях чувство ненависти к инородцам, именно на этом, спустя годы, будут играть шииты во главе с Хомейни.

Карта 1. В начале 19 века Персия продула Российской империи две войны. По результатам первой, в 1813 г. , Иран уступил Российской империи почти все земли современного Азербайджана, Дагестан и восточную часть Грузии. В 1828 году потери были такими же существенным и соответствуют нынешним территориям: центральной Армении, Нахичеванской автономной республике и оставшейся части Азербайджана.

Казалось бы, может быть еще что-то более унизительней для империи сроком годности в две с половиной тысячи лет, чем это? Оказывается, может. В 1909 году правящая династии Каджаров совсем захворала: в стране начались бунты, народ требовал всего и сразу, и как можно больше, поэтому для стабилизации положения и сохранения своих активов, Россия ввела на территорию Персии войска.

Может ли быть еще что-то более унизительное, для империи чьи предки застали динозавров, чем оккупация? Оказывается, может. Пользуясь слабостью Каджарской династии, британцы начали двигать наверх своего человека, им оказался гарный хлопец из Казачьей бригады - Реза-шах Пехлеви. В 1921 году этот женераль занял пост военного министра, в 23 году – премьер-министра, а в 25 году он перестал церемониться, сместил Каджаров, основал свою династию Пехлеви и объявил себя шахиншахом (впрочем, династия оказалась короткоживущей и состояла всего из двух штук Пехлеви). Реза-шаху очень импонировал другой военный – Ататюрк и его преобразования в Турции, поэтому он немедленно начал перестраивать Персию по западному образцу, начал он с внедрения западной одежды (также были запрещены всякого рода вуали для женщин), но разумеется этим он не ограничился. Реза-шах лишил духовенство многих привилегий, в частности отобрал у них главные кормушки: образование и юриспруденцию, вместо шариатских судов где заправляли кади (исламские юристы, обучавшиеся в мечетях), Реза-шах ввел западную юридическую систему где работали гражданские служащие, а вместо школ при мечетях, открыл государственные.

Карта 2. Это более общая карта территориальных потерь Ирана. Здесь показаны земли, откусанные у Ирана в Средней Азии, а также, британские отщипывания в районе Афгана и современного Пакистана.

В начале 20- х годов пользуясь британскими деньгами, советниками, новейшей техникой в виде авиации и бронеавтомобилей, Реза-шах перестроил армию и начал успешно нагибать многочисленные племена обитавшие в Иране, ибо те пользуясь слабостью Каджаров совсем распоясались. Заодно Реза –шах захватил, богатое нефтью арабское шейхство с оригинальным названием - Арабистан (ныне иранская провинция Хузестан). Британцы были не против что бы эта территория вошла в состав Ирана, поэтому интеграция прошла спокойно, а учитывая, что на этой земле находится 80% нефтяных запасов Ирана, то современные иранцы должны через день поминать старого генерала добрым словом.

После революции 1917 года большевики денонсировали все царские соглашения с Ираном и таким образом освободили страну от множества кабальных договорённостей навязанных ей Российской империей, однако британцы никуда не делись. Они как клещи впились в иранскую нефть и не отпускали трубу, ведь, от иранской нефти заводился весь британский флот, так что, черного золота требовалось много. Британцы развернулись во всю ширь английской колонизаторской души, с каждым годом Англо-персидская компания добывала все больше и увеличивала свой доход стахановскими темпами. Англичане отгрохали самый крупный в мире нефтеперегонный завод в Абадане. Нефтяной сектор Ирана насчитывал 20 000 сотрудников, однако он был полностью изолирован от иранской экономики: рабочих, по большей части, нанимали в Индии и платили им рупиями, а товары для них покупали на западе, т.о. нефтянка Ирана походила на чужеродное тело, которое иногда выплевывало небольшую денежку в казну Ирана. К 1931 г. прибыль Англо –персидской нефтяной компании составила 200 млн фунт, Иран получил - 10 млн.ф. (хотя по контракту должен был обогатиться аж на 32 млн.ф.)

Британцы не спешили делиться с шахом прибылями не только из жадности, им была невыгодна индустриализация Ирана поскольку в случае масштабного строительства иранской промышленности потребовалась бы нефть, что безусловно уменьшало бы ее экспортное количество (позже американцы, сменившие британцев, станут вести себя точно так же). Понимая, что британцы фактически душат его страну забирая все деньги и ничего не оставляя для развития Ирана, шах принялся искать нового союзника - сильную державу способную бросить вызов бритам. Теми самыми ребятами оказались светловолосые бестии из Третьего рейха, они принялись помогать шаху достраивать трансиранскую железную дорогу, и вписались в еще множество других проектов. В Иран толпами повалили немецкие инженеры и советники, закупалось немецкое оборудование, к 1939 г. Германия стала основным торговым партнером Ирана.

Британцы это терпели поскольку не желали обострять отношения с Германией, однако нападение на СССР все изменило. Иран стал жизненно важен для Британии и СССР - через него было удобно доставлять оружие в СССР. В августе 1941 г. в Иран ввели советские и британские войска, шаха выпнули из страны, трон занял его 21 летний сын - Мохаммед Реза.

После окончания Второй Мировой в Иране ничего особо не поменялось, из страны все также выкачивали нефть, а взамен Ирану доставался хрен без соли - британцы по прежнему отказывались в массовом порядке нанимать иранских рабочих для нефтедобывающей отрасли, а тем иранцам кто, все же просочился в нефтянку платили жалкие крохи, также колонизаторы не давали иранцам участвовать в управлении компанией и не предоставляли иранским властям финансовую документацию (что было логично, ибо Британия имела от продаж нефти больше чем Иран, гораздо больше, например в 1950 году Британия получила одних только налогов от Англо-иранской нефтяной компании на 51 млн. фунтов, а Иран - 16 млн. ф.)

Хоть Иран и не стал ареной сражений, Вторая Мировая сильно приложила его, после окончания войны в стране не хватало продовольствия, бензина, да в общем-то всего, зато в изобилии начали появляться пролевацкие группы требующие смещения шаха и установления либо социалистической демократии, либо просто – социализма (при этом откровенных атеистов, как это обычно бывает в среде европейских левых не было, ибо на плодородной шиитской почве Ирана секуляристы не приживаются). Государство не имело сил чтобы задавить их, поэтому вынуждено было позволить им участвовать в политической жизни. В иранский парламент прошло много левых, особенно стал выделятся Национальный фронт Мухаммеда Мосаддыка, этот товарищ требовал немедленной национализации нефтянки, изгнания британцев и проведения нейтральной политики по отношению и к Западу, и к Востоку. Такая позиция очень нравилась иранцам, им надоело что внешние силы вот уже сотню лет имеют их как хотят. Мосаддык разработал закон о национализации нефтяной отрасли, в марте 1951 года парламент его одобрил, после этой оглушительной победы карьера Мосаддыка резко пошла вверх - он стал премьер-министром. Новое правительство под его руководством запустило процесс национализации британской нефтянки.

Национализация очень плохо сказалась на Британской экономике, Англо-иранская нефтяная компания добывала 700 000 баррелей в день что составляло 43% европейского потребления. Завод в Абадане производил ежедневно 560 000 баррелей нефтепродуктов и сырой нефти которую опять же потребляла Британия и Европа. Англичане объявили национализацию нелегальной, и увели свой персонал с абаданского завода, кроме того британцы заявили, что будут препятствовать транспортировке нефти из Ирана, для чего заблокировали иранские порты.

Поначалу, США в этом конфликте взяли на себе роль посредников, они не желали, чтобы другие страны Залива выкинули фокус с отбором западной собственности и хотели поскорее вернуть Иран в колониальное стойло. Американцы предложили Ирану новый договор о разделе прибыли от нефти – 50/50, но Мосаддык продолжал настаивать на своем. Отношения между Британией и Ираном ухудшались, Иран угрожал выкинуть всех британце из страны, в ответ Англия усилила военное присутствие в Заливе. Штаты, поняв, что с товарищем Мосаддыком не договориться встали на сторону Англии.

Несмотря на то, что на отечественном ТВ показывают Мосаддыка как борца с Британией и колониализмом (каким он и был) и вообще нашим человеком (каким он не был), на самом же деле Мосаддык проводил нейтральную политику, одинаково отстранившись и от Запада, и от соцблока. Поэтому он даже не пытался продавать нефть через соцстраны, ведь это означало попасть в орбиту влияния СССР, а он рассчитывал при помощи США, переубедить Британию, однако добился того, что обе эти страны сплотили свои ряды против него.

В 53 году ситуация внутри Ирана ухудшилась, экономика не вывозила санкционное давление, народ начал бить копытом, популярность премьера устремилась к нулю. Вдобавок религиозные лидеры Ирана высказали своё «фи» премьеру обвинив того в навязывании светских законов и заявили о твердой поддержке шаху (это иронично, учитывая, что спустя четверть века именно духовенство станет той самой соломинкой переломившей хребет верблюду-шаху). Мосаддык переоценил свою популярность в Иране: начиная бодаться с Британий он рассчитывал, что жители потерпят плохие условия жизни, ради светлого будущего и поэтому последовательно нагнетал отношения с Западом полагая что у него за спиной крепкий тыл.

Скинувшись мозгами, британцы и американцы решили действовать проверенными методами: они разработали операцию по свержению Мосаддыка. По всему Ирану были организованы мятежи, в прессе начата компания против премьера. После чего американцы встретились с Мосаддыком и делая большие, удивленные глаза высказали обеспокоенность сложившейся ситуацией. В качестве жеста доброй воли, Мосаддык приказал своим сторонникам уйти с улиц, и это оказалось его ошибкой, воспользовавшись положением генерал Захеди- сторонник шаха, вместе с танками и солдатами утюгом прошелся по улицам и задержал премьера.

22 августа 1953 года шах вновь взошел на трон, арестовал всех, кого только можно, а некоторых казнил. Мосаддыка посадили на три года, после, отправили под домашний арест на виллу близ Тегерана, где он прожил до самой смерти в 1967 г.

Успех шаха был и успехом США, с той поры и до самой исламской революции Иран находился в сфере влияния Шатов. Уже в 54 году США двумя ногами залезли в иранскую нефть потеснив британцев. Что бы все выглядело прилично и не походило на грабеж своих собратьев-бритов, США сформировали Консорциум, в котором на долю Англии пришлось 40% акций, США- 40% (разделены между несколькими нефтяными компаниями) и оставшиеся 20% ушли Европе. Консорциум занимался добычей нефти на строго определённой территорией, её переработкой и транспортировкой.

В Иран повалили американские кредиты, американские специалисты и советники по всем возможным вопросам. Шах активно вкладывался в американское оружие если в 53 г. военные расходы Ирана составляли 43 млн долл, то в 65 г. уже 165 млн долл. Увеличению военных расходов очень поспособствовал тот факт, что с 57 года начал действовать новый договор распределения прибыли между Ираном и Консорциумом – 50/50. А в 73 –м году Иран заключил новый договор по нефти согласно которому добыча, складирование, переработка переходила под иранский контроль, т.о. западные компании потеряли контроль над иранской нефтяной отраслью и стали простыми покупателями.

Дабы сдержать левацкие движения, которые в 50-е годы имели не малую силу, шаху начали налаживать эффективную службу безопасности. С помощью израильских советников и ЦРУ создали – САВАК (Министерство государственной безопасности Иран), эти ребята проредили диссидентов очень эффективно, и пусть левацкая оппозиция не была полностью выкорчевана, но ее срезали до уровня самого низкого куста на Марсе. О левацком терроре, почти, ничего не слышали до конца 70-х.

В 62 году шах начал т.н. Белую революцию, она имела несколько целей, которые в общем-то повторяли замыслы его бати: ликвидировать феодализм, исправить перекос в экономике - отойти от доминирования нефтянки и развить диверсифицированную промышленность; создать сеть институтов и университетов дабы насытить страну высококвалифицированными кадрами. Словом, шах мечтал сделать Иран сверхдержавой ближневосточного масштаба и вернуть стране её былое величие. А для того, чтобы в процессе движения к Империи ему никто не мешал, он разогнал парламент.

Несмотря на то, что во времена Мосаддыка большинство из шиитского духовенства высказало поддержку монарху, постепенно градус восторга начал снижаться. Муллы видели куда дрейфует страна и им категорически не нравилась эта траектория движения, так как, она вела к полной светскости что естественно нивелировало их власть. В 60-х, несогласных религиозных деятелей возглавил Хомейни (религиозный преподаватель, имевший немалый авторитет у шиитского духовенства), он обвинил шаха в том, что тот продал страну иностранцам и забил на нужды народа. В свои речи он вплетал социалистическую риторику напирая на то, что власти вконец зажрались и надо бы их раскулачить. В ответ правительство принялось таскать его по судам, да по тюрьмам пытаясь заткнуть, но у них ничего не получалось. Стоило Хомейни выйти из цугундера, то он тут же принимался за старое.

Неудивительно что с началом Белой революции критика со стороны духовенства ожесточилась, в реформах шаха духовенство увидело новое наступление Запада, того самого запада, который сотню лет грабил Иран. В 64 году Хомейни докритиковался до ручки и его выслали из страны, он перебрался в Ирак в священный для всех шиитов город Эн-Наджаф (здесь находится могила халифа Али). Находясь в Эн-Наджафе, Хомейни продолжал отравлять жизнь шаху, накопляя градус недовольства среди иранского населения.

Начало 70-х принесло Ирану подарок в виде Войны Судного дня между Израилем с одной стороны, и Египтом и Сирией с другой. После того как арабы в очередной раз продули, ОПЕК дабы хоть как-то компенсировать проигрыш, начал последовательно сокращать поставки нефти на Запада пытаясь таким образом надавить на капстраны и вынудить их прекратить поддерживать Израиль. Иран не присоединился к арабским нефтяным монархиям, во-первых, он не любил арабов, во-вторых, Израиль был его союзников. Но, не смотря на эту безынициативность, он наравне с другими членами ОПЕК стал бенефициаром от повышения цен на нефть. Деньги рекой потекли в страну - доход Ирана увеличился с 5 млрд. долл. в год до 19 млрд. долл. Иран развернулся во всю ширь персидской души: заказал у Siemens 2 реактора мощностью в 1300 мегаватт, и еще два у французов, было куплено три сверхзвуковых лайнера Конкорд, начато строительство жд-сети высокоскоростных поездов.

Существенная часть доходов от нефти тратилась и на покупку оружия: в период с 1972 по 1977 гг. Иран купил у США оружия на 10 млрд долл. К 75 году Иран покупал 30% военной техники произведенной британской оборонкой. Шах был очень амбициозен и видел себя хозяином Персидского залива (отчего Саудовская Аравия нервно икала). Штаты всячески поддерживали такого рода политику, ведь они не были заинтересованы в полноценном развитии Ирана (как и британцы до них) которое потребовало бы увеличения потребления нефти, и как следствие, привело бы к сокращению экспортного потенциала Ирана, поэтому им было важно чтобы деньги от нефти шли куда угодно только не на пользу Ирану.

К 75 году Белая революция начала скрипеть и качаться, цены на товары и продовольствие выросли на 30% (это был эффект «импортируемой инфляции» - в страну шли океаны долларов, Иран активно закупал все больше иностранных товаров, соответственно иностранные компании постоянно повышали на них цены и как следствие, товары на иранских полках все время росли в цене), земля в городах, особенно в Тегеране, дорожала буквально по часам. Видя сложившееся положение дел США принялись давить на шаха дабы он вновь открыл парламент и позволил людям хотя бы поиграть в свободу и выпустить пар. В 75 году парламент начал свою работу, но состоял он из двух ручных шахских партий, так что с выпуском пара не сложилось. Хуже того, в этом же году шаху поставили диагноз – лейкемия, что не улучшило положения дел.

Внезапно оказалось, что экономический рост просто откладывал социальные проблемы загоняя их вглубь: с 62 по 75 гг. рабочие копились в городских трущобах как сельди в бочке, но они терпели эти ужасные условия существования пока имелась работа; студенты не выражали своего недовольства до тех пор, пока видели перспективы в жизни. Как только зарплаты стали сгорать в инфляционном пожаре, а перспективы отдалились в неопределённое будущее, люди зароптали. Также народ очень бесило как наличие огромного корпуса американцев трудящихся в Иране (ок. 50 000) так и их юридический статус – в случае совершения американцем правонарушения, иранский суд не мог его судить. Такой статус скорее подходил колонизаторам и естественно неприкосновенность американцев неприятно царапала память персов. Кризис в экономике подстегнул как левацкую оппозицию, так и тех, кто ориентировался на Хомейни и его сторонников в Иране. Почувствовав слабость шаха, они вместе принялись клевать его.

И словно этих проблем шаху было мало, в 76 году к власти в США пришел президент Картер, которого очень заботило наличие десятков тысяч политических заключенных в Иране и ситуация с правами человека. Американцы начали выносить шаху мозг, требуя, быть более демократичным и толерантным, эти указания связывали Ирану руки и не давали разобраться с оппозицией привычными репрессивными методами.

Дальше больше, в конце 70- х цены на нефть упали, что окончательно подкосило иранскую экономику. Начались перебои с поставками товаров, люди все чаще стали бастовать, левацкие террористы при каждой возможности что-нибудь взрывали. Спецслужбы уже не справлялись с подавлением недовольства. США предложили шаху сформировать гражданское правительство и отдать ему власть, а самому стать конституционным монархом. Однако шах колебался и видя это США и Британия решили сделать ставку на Хомейни, они полагали что после возвращения, аятолла сформирует исламское правительство дружественное Западу и естественно враждебное атеистическому СССР. Персидская служба ВВС стала активно поддерживать Хомейни и прочих противников шаха.

В 78 году правительство Ирака выгнало Хомейни в Париж, однако это не прекратило поток его обличительных речей в адрес шаха, просто теперь в Иран кассеты с записями лекций Хомейни доставляли не паломники из Ирака, а французские дипломаты. Ситуация явно выходила из-под контроля шаха.

В декабре 1978 года началась общеиранская забастовка во время которой закрылось все что можно и нельзя: не работали рестораны, магазины, кинотеатры, общественный транспорт, это привело к полному коллапсу – страна встала. 28 декабря 78 г. шах надеясь смягчить недовольство граждан назначил премьером лидера Национального фронта (умеренно левацкой оппозиционной группы) но этот шаг уже ничего не решал. Во время встречи на острове Гваделупа (проходила с 4 по 6 января 1979 года), лидеры Запада: германский канцлер Гельмут Коль, Британский премьер Каллагэн , французский президент Жискар д'Эстен, президент США Картер решили судьбу Ирана и лично шаха: они постановили сместить Пехлеви и заменить его Хомейни. После данного сабантуя, президент Картер связался с шахом и посоветовал ему свалить из страны, тот не стал выкаблучиваться и 16 января 79 г. улетел.

С 1962 г. по 1975 г. Иран развивался очень хорошо, темпы роста доходили до 9,8% однако реформы не создали для шаха твердого базиса среди населения как это, например, было в СССР, когда индустриализацию сопровождала мощная идеологическая работа. В процессе земельной реформы Иран активно внедрял современные средства сельского хозяйства, в итоге, десятки тысяч людей в деревнях оставались без работы и перебирались в города, где стремительно возникали уродливые трущобы (Тегеран разбухал просто чудовищными темпами). Эти люди буквально лишились своих корней, но взамен они получали только плату за работу и никакой ясности о происходящем, они не понимали почему же их деревни пустеют, почему они должны отказаться от своего прошлого, почему все происходит именно так, а не иначе. На эти вопросы госорганы должны были дать ответ, но так и не дали. Зато идеологическую лакуну, ставшую особенно выпуклой с началом кризиса, заполнили левые и шиитское духовенство, они незамедлительно дали ответы на извечно иранские вопросы: «Кто виноват?» и «Что делать?»

Причиной, по которой вся идеологическая работа в Иране фактически свелась к заявлениям типа «Мы - Персидская империя, нам 2500 лет, мы нагнем любого» послужила полная оторванность шаха от народа. После ряда покушений на свою жизнь он начал перемещаться с места на место исключительно на вертолете и свел общение с людьми к минимуму. Будучи довольно властным человеком, он вскоре окружил себя теми, кто не перечил ему и постоянно соглашался со всеми его приказами (коррупция в высших эшелонах цвела махровым цветом). Разумеется, они говорили монарху что народ его любит и вообще все пучком, на что шах довольно кивал, ведь он помнил как в 1953 году люди вступились за него (так и было, но это только часть правды, граждане Ирана также знали, что в 1953 году шах пришел к власти не только благодаря народу, но и при помощи Запада, что делало его в глазах иранцев зависимым от бывших колонизаторов, но до поры до времени этот факт нивелировали экономические успехи). Шах полагал что все идет по-прежнему и даже, с каждым днем становиться только лучше, поэтому никакой утонченной пропаганды власти и не вели. Живя воспоминаниями прошлого, владея искаженной информацией о происходящем, шах не верил или не желал верить, что к середине 70-х все изменилось (и не следует забывать о его болезни, факт рака отвлекает от любых других проблем).

Итогом оторванности власти от народа стало то, что шах не приобрел сторонников ни в одном из социальных слоев. Более того, со временем монарх умудрился сделать так что не смотря на экономические успехи, в стране его не любили все: и студены ставшие авангардом беспорядков, и работяги, и интеллигенция. Даже армия, в которую было вложена так много сил, проявила равнодушие к судьбе шаха. И когда шаху понадобилась помощь, ему не на кого было опереться.

В начале 1979 года события разворачиваются стремительно: 1 февраля Хомейни вернулся в Иран, 5 февраля формируется новое правительство, состоящее из духовенства и умеренных леваков, 12 февраля президент Картер признает новую власть. Как часы заработали революции трибуналы перемалывающие высший генералитет и чиновников ранее служивших монархии. Появились новые враги, большой проблемой для власти стали радикальные левые: муджахеддины (исламские социалисты) и федаины (чистые марксисты), в конце 70-х они много сделали что бы свалить шаха, но свою порцию властного пирога не получили, поэтому данные группы развязали чудовищный террор против новых властей. Из-за их действий, в первые годы после победы революции погибли сотни высших чиновников нового Ирана, среди них были друзья Хомейни.

С первых дней своего правления Хомейни сказал «ни Запад, ни Восток» это означало что он в гробу видел и США, и СССР. Это было в общем-то логично учитывая печальную историю взаимоотношений Ирана с Российской империй, и с западными колонизаторами, которые сообща десятилетиями ели Иран.

4 ноября 1979 года группа тегеранских студентов (сторонники Хомейни) захватила американское посольство и взяла 66 его сотрудников в заложники. Как раз в это время шла подготовка к референдуму о принятии исламской конституции, дававшей широкие права шиитскому духовенству и Хомейни с выгодой, воспользовался ситуаций. В процессе агитации за конституцию аятолла педалировал темой посольства как доказательством того, что при нем Иран стал независимым и смог показать кузькину мать Штатам. На референдуме народ проголосовал за исламскую конституцию, благодаря этой победе Хомейни отодвинул в сторону своих левацких союзников и начал формировать свое собственное правительство. (Впрочем, кризис с американскими заложниками сыграл на руку не только Хомейни, но и силам внутри США: действующий на тот момент президент США Картер безуспешно пытался решить тегеранскую проблему с посольством, но у него ничего не вышло и это очень сильно ударило по его предвыборной компании, и возможно, даже стало причиной не переизбрания на второй срок. Победил Рейган. И как только была проведена его инаугурация, заложников немедленно освободили. «Совпадение? Не думаю». (с.) Что бы компенсировать позор с заложниками США заморозили иранскую собственность на 5,5 млрд. долл.)

Хомейни очень долго разрабатывал концепцию исламского государства, если выразить ее суть в двух словах, то, Исламское государство в представлении аятоллы — это стандартная бюрократическая машина западного образца с несколькими встроенными фильтрами, такими как: «Совет стражей конституции» этот орган может забраковать депутатов выдвигающихся в парламент (на том основании, что их профиль и анфас недостаточно благочестивые, а мысли недостаточно чистые, это шутка конечно же, по факту кандидатов срезают за порочащие связи, проступки, или поведение недостойное истинного мусульманина), Совет может завернуть принятый парламентом закон если сочтет его антиисламским. Другой фильтр — это Лидер (стоит выше президента, и по Конституции данный пост занимает духовное лицо), в его руках вся полнота власти в Иране, например, он может не утвердить выбранного народом президента; он назначает и смещает половину членов Совета стражей конституции; Лидер следит дабы судебная власть судила правильно, исполнительная исполняла надлежащим образом, а законодательная – творила законы сообразно воле Аллаха и заповедям Хомейни, т.е. контролирует все ветви власти. При помощи конституции Хомейни встроил в тело государства несколько дополнений, гарантирующих что власть всегда будет оставаться у духовенства.

Но принятие исламской конституции не закончило борьбу за власть, ибо она только разворачивалась. В июле 1980 г. вооруженные силы Ирана организовали заговор по свержению исламской власти. Однако мятеж удалось раскрыть еще до начала и все кончилось хорошо… для Хомейни, а вот для военных не очень - их всех поставили к стенке. Но это, и масштабный левацкий террор, оказались только репетиций перед главным испытанием для Исламской республики. Увидев в иранских трудностях возможность для себя, 27 сентября 1980 года Ирак развязал войну с Ираном. Хусейн надеялся быстрым ударом отрезать провинцию Хузестан - населённую преимущественно арабами, от Ирана лишив таким образом персов нефти и денег. Но, вместо молниеносной победы Саддам вляпался в восьмилетнюю мясорубку, которая, однако пошла на пользу Ирану. Благодаря военному положению Хомейни зачистил политическое поле от самых враждебных ему элементов, другую часть он привлек к управлению страной (отмечают, что Хомейни был жестоким только с самыми непримиримыми противниками, их он безжалостно уничтожал, в остальных случаях он старался держать врагов поближе и сделать из них если не друзей, то союзников).

Война очень сильно сплотила иранскую нацию под знаменами духовенства, люди дали Хомейни почти неограниченный кредит доверия (о том, как воевали шииты можно почитать в статье «Человеческая воля против машин» https://t.me/AsiaNearEast/278). Не будет преувеличением сказать, что война помогла Хомейни создать Исламскую Республику в ее нынешнем виде. (Война СССР в Афгане также сыграла аятолле на руку. Недовольство иранцев тем фактом что империя с севера вела боевые действия рядом с Ираном и захватила исконно персидский Герат он направил себе на пользу. В прямую биться с СССР конечно не стали, но афганских шиитов во всю поддерживали. В общем, Иран все 80-е работал в режиме осажденной крепости - с одной стороны наступали арабы, с другой, нависали коммунисты-атеисты).

Исламской республике Иран созданной Хомейни исполнилось 44 года (день рождения 1 апреля 1979 г.), государство продемонстрировало удивительную живучесть и способность противостоять как вооруженной агрессии со стороны арабов, так и многочисленным санкциям Запада. Более того, Иран используя шиитов Ближнего Востока расширяет свою сферу влияния: он активно отравляет жизнь Израилю поддерживая ливанскую Хезболлу, неторопливо клюет Саудовскую Аравию посредством помощи йеменским хуситам, успешно противостоит США в Ираке накачивая оружием и добрым словом местную шиитскую милицию, кооперируется с Россией в Сирии поддерживая Асада и даже с нуля создал мощный плацдарм в Нигерии (см. статью «Что Иран забыл в Нигерии?» https://t.me/AsiaNearEast/345). Однако впереди Иран ждет главное испытание – выборы нового Лидера. (Первый транзит власти произошел в далеком 1989 году, когда после смерти Хомейни был выбран нынешний Лидер, азербайджанец по происхождению –Хаменеи). Сейчас выросло новое поколение гражданских бюрократов и военных из Корпуса стражей, у которых есть твердое желание потеснить правящее духовенства, а так как, по условиям игры установленной Хомейни, Лидером может стать только духовное лицо, то у претендентов может появиться искушение забить на заветы Великого Аятоллы и пренебречь Конституцией, что естественно расшатает сами основы современного Ирана. Впрочем, пока правление мулл достаточно твердое: благодаря активному налаживанию связей с Россией, строительству коридора Север-Юг, перезапуску взаимоотношений с арабскими монархиями, Иран находится на подъеме и существует вероятность того что и 2-ой транзит власти (выборы нового Лидера) произойдет без проблем.

Автор: ТГ-канал «Персидский залив и вокруг него» https://t.me/AsiaNearEast

Рекомендуемая литература:

«Days of God. The Revolution in Iran and Its Consequences». James Buchan.

«Politics of Oil and Nuclear Technology in Iran». Akbar E. Torbat.

«Revolutionary Iran A History of the Islamic Republic». Michael Axworthy.

«The Life and Times of the Shah». Gholam Reza Afkhami (данная книга написана с промонархических позиций, но тем не менее, содержит огромное количество полезного материала).

Сборник статей «Иран: история и современность» под редакцией Л.М. Кулагиной, Н.М. Мамедовой. (пряма ссылка на книгу https://book.ivran.ru/f/book-mamedova-2014.pdf)

Всем интересующимся историей Востока (и, Ирана в частности) очень рекомендую сайт Института Востоковедения, там выложено не мало книг о Ближнем Востоке. https://book.ivran.ru/strany-i-regiony

Ссылки по теме:

Карта 1.

https://yandex.ru/images/search?img_url=https%3A%2F%2Fupload.wikimedia.org%2Fwikipedia%2Fcommons%2Fthumb%2Fb%2Fb0%2FGulistan-Treaty.jpg%2F704px-Gulistan-Treaty.jpg&lr=213&pos=8&rpt=simage&source=serp&text=%2C%20https%3A%2F%2Flegacy.lib.utexas.edu%2Fmaps%2Fazerbaijan.%20html%20and%20https%3A%2F%2Fcommons.wikimedia.org%2Fwiki%2FFile%3AGulistan-Treaty.jpg

Карта 2

https://www.reddit.com/r/MapPorn/comments/bmk736/territorial_changes_of_iran_the_19th_and_the_20th/?rdt=50947

Иран ждет высоких технологий

https://www.rogtecmagazine.com/%D0%B8%D1%80%D0%B0%D0%BD-%D0%B6%D0%B4%D0%B5%D1%82-%D0%B2%D1%8B%D1%81%D0%BE%D0%BA%D0%B8%D1%85-%D1%82%D0%B5%D1%85%D0%BD%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D0%B9/?lang=ru


"Русскую милицию обижают, русских ребят обижают": русские вышли на помощь полиции

Как же прекрасна и нелепа наша действительность, где каждый день превращается в театр абсурда! Вот и на этот раз, сцена была готова, декорации расставлены, а актёры — пьяные инородцы, возможно армяне,...

Минутка «Киссинджер был прав»
  • pretty
  • Вчера 06:28
  • В топе

Кримсон ДайджестТут СМИ жалуются, что Дональд Трамп одним заявлением стёр пару десятков миллиардов долларов капитализации лидера мировой индустрии полупроводников:Аль-Джазира, 17 июля:«Бывший президен...

Неистребимый дух майдана

Некоторые считают, что «дух майдана» — это запах загаженных подъездов, горящих покрышек, месяцами нестиранного белья, свинок в загоне, дающих удобрение для растущих на грядках «бурачков...