Эрвики для Хаксли: почему это ещё НЕ «дивный новый мир»

2 1105

В последнее время все чаще приходится не только слышать знаменитое восклицание «О дивный новый мир!» из одноименного романа О. Хаксли, но и невольно угадывать его трафаретные очертания в нашей повседневной жизни. Очертания, от которых веет утопическим безумием социальных экспериментов про то, что каждый не принадлежит себе, а несет ответственность за остальных.

Этот уже порядком избитый речитатив нам уже неоднократно навязали через систему «окон Овертона» и в знаменитых романах-антиутопиях, и в ещё более известных экранизациях «Голливуда». И вот, наконец, мы и сами оказались героями коллективного помешательства наяву, когда весь мир превратился в психиатрическое отделение инфекционного госпиталя.

Подлинное искусство ещё снимет слепок с эпохи в назидание потомкам. А пока обратимся к пророчеству английского интеллектуала Хаксли.

Публика немало удивится, узнав, что подразумевал великий писатель, наделяя этим лейтмотивом главного героя романа. В кино, разумеется, нам уже показали этот бездушный мир тоталитарного контроля, где человек низведен до шестерёнки единого общественного механизма, управляемого сектой элитариев-цифровиков или номенклатурой вездесущей «бигфармы». Однако, как проницательный художник и тонкий психолог, Хаксли зашифровал под очевидными вещами невидимый глубинный подтекст. А для этого напомним кратко сюжет самого произведения.

Итак, повествование начинается с экскурсии студентов на фабрику человеческих эмбрионов в Лондоне, т.н. «Инкубаторий», где на конвейер поставлено выращивание людей разных каст для Мирового государства – от интеллектуальных «альф» до кретинических неплод-«эпсилонов» (явный исходник для фабрики младенцев «Матрицы»). Зародышей получают путем деления оплодотворенных яйцеклеток до 96 близнецов с одной штуки и выращивают в бутылях на лоскутах свиной кожи.

Планировщики определяют необходимое количество особей в зависимости от растущих запросов глобальной промышленности (явное заимствование сюжета про распределение профессий в фильме «Посвященный»). А специалисты, стоящие на конвейерной ленте, т.н. «укупорщики», распределяют химикаты по бутылям с эмбрионами, чтобы в будущих детях генномодифицировать необходимые задатки или убрать ненужные.

Понятия отца и матери, родства и живорождения, в этом «устойчивом» обществе считаются верхом неприличия и запрещены. Естественное же влечение между мужчиной и женщиной компенсируется гормональной терапией и воспитанием сексуальной распущенности. Дети с детства играют в «невинные эротические игры», а грех прелюбодеяния изжит за счет всеобщего гендерного секс-партнёрства, где «каждый принадлежит всем».

Каждый день в Мировом государстве миллионы людей разных каст, каждая в одежде полагающегося цвета, отправляются на свою работу, а вечером погружаются в наркотическую эйфорию, принимая дозу «сомы» (прямо как в фильмах «Элизиум» и «Эквилибриум»), чтобы хорошенько повеселиться и совокупиться с очередной особью в череде трудовых будней.

В обществе эпохи Форда (или Фрейда, подсказывает сам писатель) нет морали, страдания и нравственности, а состояние эмоционального отупления достигается за счет т.н. гипнодемии – внушения рифмованных апологем, осуществляемого с пеленок во сне путем бесконечного повторения тысячи раз: «Без стерилизации нет цивилизации», «Смой стрептококков и спирохет. Да здравствует ванна и туалет», «Лучше полграмма, чем ругань да драма».

И вот в этот «дивный» мир является человек из старого мира, оставшегося за высоковольтными стенами индейской резервации где-то в Америке. Молодой человек по имени Джон, прозванный в цивилизации «Дикарь», воспитанный по законам племени и на произведениях Шекспира, бросает моральный вызов совокупности отупленных дегенератов, низведенных до наивного состояния отформатированного детства. Сначала пошлой потаскухой оказывается его прекрасная возлюбленная Линайна, а затем в наркотическую смерть под эрвическим* благоуханием (*от Air WicK) отправили его не в меру постаревшую для общества вечной молодости (привет фильму «Время») 44-летнюю мать.

В откровенной беседе с Главным Хранителем Европы Дикарь пытается оспорить его доводы о праведности такого шизофренического мироустройства и невольно с горечью произносит: «О дивный новый мир….». Однако впервые эту фразу вождя Миранды из мифологической саги, посвященной сотворению мира, он сказал, радуясь грядущему знакомству с божественной незнакомкой: «Сколько вижу я красивых созданий! Как прекрасен род людской!», - цитировал Джон Шекспира. « О дивный новый мир!», - повторял он фразу из индейского эпоса, предвкушая возможность вырваться из резервации, где он, как сын белой проститутки, был обречен всю жизнь прозябать в изгнании.

Одним словом, «дивный новый мир» - это светлая надежда, возвышенная мечта о чистой любви и свободе, о счастливом завтрашнем дне, о «прекрасном далёке». А в основе её – тысячелетний архетип о борьбе света и тьмы, добра и зла, ангелов и демонов, из которой рождается каждый Божий день. Где человек должен бороться за свое счастье, свою правду, идеалы и идеи, а не быть осчастливленным, как нас уверяют, с младенчества с помощью химических вливаний в ходе извращенной социальной инженерии.

«Дивный новый мир» - это не общество ГМО-людей, прозябающих в психоделическом иллюзионарии. Это новый день, за который должен бороться каждый. Это антитеза расчеловечиванию, под какими благими намерениями и в какой привлекательной форме она не осуществлялась. Вот что такое скрытый смысл «дивного нового мира» Хаксли. Вот что пытался донести до нас писатель, а вовсе не одну техногенную экзотику, переложенную в десятках броских экранизаций.

Это зашифрованное послание английского полуслепого гения читается сегодня с особенным смыслом. Из-под пелены Эры Форда подспудно проглядывает и наш новый "ковидный" мир. Все четче прослеживается масочно-перчаточный индикатор в расслоении общества по принципу из мира «альф» и «омег»: «Чем ниже каста, тем меньше кислорода». Всё агрессивнее становятся попытки переформатировать образование по заветам директора «Центрального Инкубатория»: «Не философы, а собиратели марок и выпиливатели рамок составляют становой хребет общества». И все это под предлогом заботы о всеобщем счастье и безопасности.

И хотя Хаксли в соответствии со своей эпохой описывал недалекое будущее индустриального общества потребления, описанные им явления присущи также и нашему постиндустриальному миру, стремительно ведомому в цифровую бездну обезличивания под прикрытием ковид-«пандемии» и эпидемии страха. В сущности, в романе «О дивный новый мир» писатель изобразил в гротескных формах отчасти нашу современность, отчасти то, что нас ждет, если не найдутся «дикари», которые отважатся сопротивляться античеловеческой системе.

Вопрос лишь в том, услышит ли современный человек предупреждение Хаксли. Или он уже настолько оглушен фанфарами Овертона, что способен лишь лицезреть экранный симулятор с подачи голливудских иллюзиционистов, узнавая в них лишь агрессивные картинки будущего из романов-антиутопий?

Замминистра обороны Иванова подозревают в получении взятки «космической суммы»

Заместитель министра обороны России Тимур Иванов, по некоторым данным, получил «космическую сумму взятки» от строительных компаний за то, чтобы они получали подряды от военного ведомства, пишет Telegr...

«Шанс на спасение»: зачем Украина атакует атомную электростанцию

Политолог, историк, публицист и бывший украинский дипломат Ростислав Ищенко, отвечая на вопросы читателей «Военного дела», прокомментировал ситуацию вокруг украинских обстрелов Запорожс...

Санкции работают без промаха

Сколько в мире стран? А сколько из них суверенных? Ну, хотя бы относительно суверенных? Давайте разбираться. Для начала, суверенность – это вовсе не наличие флага, гимна, конституции и прочих дек...

Обсудить
  • Люди, в основной своей массе, не понимают, что происходит ...
  • А автор про какого человека спрашивает?