Российские хакеры обрушили систему США и три варианта выхода из украинского кризиса

Истоки демократии

0 1613

Каждый волен выбирать, с кем жить. И за кого – дружить. А, может, против. Когда король бугра сильнее всех, то никому не вызнать мир потех и для кого молва. Сильнее много если ты, низвергнешь с высоты того, кто правдою богат, но силы все отдал, пиная низкорослых прихожан. Что ж, правомочия его, но всех похвал достиг ли ты?

Он сам решает вне бугра кого ценить, кого погладить по головке, а кого – врагом №1 заснять, и выставить на вид. Один лишь жест и свита обезьян летучих, откормленных и лучших, прекрасно знает за кого стоять. Не дольше года длится день такой хвалы. Бугор на каждый случай не нашли. А дел невпроворот. И кто-то лучшим стал в мельчайшем интересе нового знатья.

Паскуды отошли смотреть туда багровые закаты и хиппи признавать своими, но пархатыми. В законах джунглей много суеты. Здесь каждый волен выбирать кто ты и с кем, лишь для того, чтоб выжить, не завыть и правдою своею быть готовым отстоять хоть крошку милосердных прихожан, хоть паперть разделить, чтобы вдвоём побыть. Один не сможешь отстоять и три рубля подачки.

Вдвоём разденут догола, в придачу всё отдашь, лишь бы не бить таких. Один против двоих как сможешь воевать, то не страшны тебе ни слава, ни угрозы. Ты волен выбирать такого же в друзья. И что же? Если ты не понял, чьи заслуги выживания двоих из могикан, и дерево познания, кто раскрывал в себе, ты никогда не сможешь отстоять приятеля признание. Не друг, не враг он стал, а так себе, бессудный проходной маньяк, желающий удачи на божеской стезе и кляче подаёт привет, и треплет по загривку брошенных коней и никогда друзей не заведёт.

Каков приход, таков и славы оборот попа. Один – всегда один, даже на службе. И знает много, и приходят все, но для других услад. Для частого употребления привычного везения. Кто стал попом, тот рад, считают все, и всем есть дело до него, есть спрос. Авторитет и уважение не тела, бороды и снисхождения его, а помыслы его для многих вне сомнения. Вот и пришёл авторитет. Есть должность, есть авторитет.

Ну, а король бугра на каждого глядит не исподволь, а в глаз намерен угодить, под дых и прочие места, каких узнал он тьму. На общество перенести всю кутерьму от детского ума, и получаем то же, в основном.

Есть выдающийся король. Есть слуги у него и выстроен порядок на земле. Никто не вправе нарушать его закон. И первый среди всех – вдвоем на одного не смей напасть. Такого горя никому не испытать, пока король живой. Допустим, кто-то смелый был вдвоём и одолел всю свиту короля умом и ближе к телу встал. Вдвоём – один на короля напал и первым испытал всю горечь поражения.

До см…и сам в глаза глядел без снисхождения и милых презирал у короля лишь до его падения. Второму надо отойти. Или убитым быть или без чести и молвы – на край державы, и каждый божий день ответ держать перед собой, за что бахвалы так ненавидят, все – его.

Король бугра остался на бугре, но повод дал для многих усомниться в нужности закона «вдвоём на одного не нападать». Препоны и традиции смели такого пребывание у власти не для знания покоя старины, а для закреплений демократии цены. Проходит срок, вдвоём приходят и к нему.

И правит миром Янус долго, если он двулик и никогда другому не постичь, как троицею стать. А Янус может – стабильность интереса для двоих нарушит гость, умеющий хвалить двоих, но так, чтобы никто не пострадал. Кто сможет третьим быть, тот сможет возглавлять двоих, чтобы размыть их пламенный союз и править разными началами в 2 раза превышая власть двоих.

Две партии создав, тот третий первым стал, но опирается на тех двоих законно. Они увидели возможность вместе выступать в согласии, при обеспечении согласия и третьего с таким же интересом быть. И каждый волен выбирать кто первый, а кто третий среди них. По каждому вопросу кто-то всех сильней. И власть при демократии троих сильней. Учитывает тонкости нюансов.

А как же недовольный люд? Кто сможет власть таких забрать и заменить одним? Никто - один. Опора власти у троих – закон против царя. Царь никогда не смеет занимать один всю власть. Здесь важен прецедент. История запомнит свой эквивалент прихода к власти.

Приходит квазитроица на трон, в ком змей один, а головы всем три. И каждая готова убедить двоих не спорить ни с одной. Какая благодать у власти той, где змей такой правитель неземной? А в сказках всё найдём. Народ у власти той не злой и не богат. Готов то чудище спалить, разделать на куски и возвернуть царя. И большей демократии в народе нет.

Всё остальное – нарушение закона: «Один против двоих» – ты воин». И ты есть власть толпы сердец горячих. А если, вдруг, толпой иначе захотели все пожить, то вспомнят стадо обезьян и волчью прыть. Все меж собой передрались за крошки, за остатки с общего стола. И демократия цвела не вне закона, а каждый был влюблён в того царя, кто рядом был.

И войны перешли довольно быстро грань ослабленного знания, о том, как важен лидер для толпы. И он появится, где ты его искал. Появятся князьки у каждой группы общих интересов, фанатов у толпы гораздо больше, чем повеселевших прихожан у старого попа. Религия не та, не те патроны в ружьях незаконных. А то и просто брат на брата, было, выступал.

Но кто-то же стоял за этим всем: историй без похвал. Кто был у власти прежде, тот бахвал, приёмный сын нам чуждого народа. А то и просто сам пришёл во власть не спрашивая ни кого, и сластью гладеньких речей признал заслуги главарей у банд головорезов.

И так, узнали мы наш мир и всю историю когда-то процветавших государств. Развал не власти у бомжей, а в головах, забывших праздники свои. Те головы, чужие прелести познав, в калейдоскоп сакральных знаний угодив, помыкаются годик-два в развалах психики былых законов. И мирно для баранов множатся загоны. Нет никаких услад. Коль выжил, рад и большего не жди среди таких же стриженых голов.

Калейдоскоп утех, крутящийся в каком-то диком танце, праздничный успех неведомых признаний и карнавалов брани на показ и прочие гадания: сегодня за тобой придут на мясо резать или пусть соседа заберут. Хвали соседа лучшей демократией падучей, громче голосуй, получишь …. На крайний случай форум, где высказать своё, почти что незнакомым, мнение… для увеселения незаконного. Или для хвальбы другой. Или как у всех, или немного лучше.

Король бугра следит за бучей, и нравственность на форуме есть лучшее, на что способна из людей толпа. Не угадал как мнение больших, отчаливай на блоги для чужих, раскручивать наивных интересы и демократию признай повесы, сопутствуй в их делах, и мнением хвали, и постигай азы любви двоих, на миг, для славы у других себя ли, или лучших тех, кто плюнет дальше или сам себя накажет громче всех. Полезет на рожон, на тех, кто всех сильней, полезное найдёт в предчувствии, что власть боится передать всем лучшее, что тайно накопилось в закромах…. Погромы демократов – дело случая.

 
PS:
Повествование ведётся с нескольких точек зрения. Анализируя внешний мир, рассказчик исполняет поочерёдно, то свою роль, то рассматриваемого лиргероя, а то и наблюдает со стороны внешнего наблюдателя за отношениями двоих. Сложность прочтения заключается именно в определении моментов переключения ролей. Но пояснять нельзя, поскольку возможны варианты и паллиативные сомнения о правильности выбора прельщения для собственной хвальбы.

Картинка: Рынок нашей демократии, Глазунов©

Copyright: 2010
Свидетельство о публикации №110123005437, при перепечатке использовать ссылку на КОНТ.

СЛОВО СЕРЖАНТА ЯТУЕВА: ДАГЕСТАНЕЦ СДЕРЖАЛ ОБЕЩАНИЕ, ДАННОЕ ДРУГУ В ТОНУЩЕМ ТАНКЕ

Абдуллах Ятуев вопреки своему желанию быть пехотинцем был назначен командиром боевой машины. В боях за освобождение Донбасса он трижды горел в танке, четырежды был контужен. Но выжил и спас свой экипа...

Сдача Змеиного острова как лакмусовая бумажка – дрожжи в сортире.

Тест – короткий. Букв – мало. Прочти – до конца. СПАСИБО.Написала маленькую заметочку «Минобороны объявило о выводе войск с острова Змеиный в качестве «шага доброй воли». Слов нет.»Проч...

Эрдоган победил Запад и закрепляет успех

Не зря всё же Реджепа Тайипа Эрдогана, президента Турции, бывшего премьер-министра Турции, лидера партии Справедливости и развития, называют СултаномДело не только в том, что после почт...