Альбом Монферрана про Александровскую колонну (глава 7)

1 978

Продолжаем читать месье французского архитектора, невзирая на вызывающую претензии мою любимую буковку и на то, что перевод содеян непрофессиональным переводчиком :о) (Поправки и критические замечания всегда принимаются на ура.) Текст с переводом выкладываю курсивом.

* * *

Русские рабочие, работавшие над Александровской колонной, их одеяние и сходство с костюмами Древнего Рима. Конструкция верхней части памятника и фигура ангела, помещённая на его вершине.

Для достижения успешных результатов я всегда считал необходимым хорошо знать рабочих, знать их интеллект и их стиль работы, чтобы на основе их способностей судить о возможности выполнения работы, которая сопряжена с трудностями.

Пластина 42, на которой десятник Иван Столяров изображён в наградном кафтане (по случаю установки первой колонны портика)

Работа над Исаакиевским собором, которой я занимаюсь уже двадцать лет, позволила мне всё больше и больше ценить трудолюбивый класс, который ежегодно приезжает на работу в Петербург. Я заметил в них качества, до такого высокого уровня доведённые, которые трудно было бы найти в другом месте.

Русские рабочие честны, мужественны и терпеливы; одарены необыкновенным умом, они легко понимают и выполняют в точности то же. Каждая профессия связана с определённой провинцией империи; так, большинство каменщиков - из губернии Ярослава, плотники - из Костромы, гранитчики и мраморщики - из губернии Олонца. Камнерезы из Путилова. Они нанимаются зимой подрядчиками и прибывают в Санкт-Петербург на Пасху, после чего начинается работа. Эти работники, как правило, высокие и сильные, добрые, с мягкой откровенностью, которая заставляет человека любить их и привязываться к ним. В течение всего времени, пока они оторваны от своих семей, они живут в компании пятнадцати или двадцати мужчин (артелью), и каждый из них вносит в месяц определённую общую сумму денег на своё питание. У каждой артели есть свой повар и два рабочих, которые приносят дрова, топят печи и приносят необходимую воду и провизию. У них также есть голова, или доверенное лицо, для ведения счетов их артели. Их пища хороша и полезна; она состоит из различных каш, свежего мяса, капусты и рыбы. В праздничные дни они готовят очень аппетитные пироги с рисом и рыбой; употребляют напиток из перебродившего ячменя. Несколько раз я принимал участие в их трапезах, и должен признаться, что трудно съесть лучший суп с хорошими кусками мяса, чем тот, который они мне предложили.

Пластина 37. Портрет русского рабочего

Их одежда состоит из простой туники, открытой слева у плеча; это одеяние из хлопчатобумажной ткани с небольшими полосками почти всегда красного или синего цвета. Короткие широкие брюки с поясом, который они повязывают вокруг поясницы, и сандалии завершают их костюм, который является одновременно практичным и элегантным. Они стригут волосы прямо за головой, ниже ушей и с отступом на лбу. Когда жарко, некоторые из них удерживают их простым шнуром, который они пропускают вокруг лба и завязывают за головой в виде ленты. Нет ничего более привлекательного, чем этот головной убор, а также их костюм, который можно найти среди прекрасных скульптур колонны Траяна. У российского рабочего пять выходных в месяц, включая воскресенье; он работает по двенадцать часов в день; по субботам он уходит с работы на час раньше, чтобы сходить в баню. В целом, они трудолюбивы, трезвы и бережливы; как только работа прекращается, они возвращаются в свои дома, чтобы отложить плоды своего труда, на которые они всегда в конечном итоге покупают дом и участок земли, достаточный для того, чтобы обеспечить им и их семьям счастливое существование (1).

(эта часть перевода уже была выложена, но я решила собрать главу в одно целое)

Как на самом деле отзывался Монферран о русских рабочих

Капитель сделана из бронзы, её абака отлита цельной, имеет по пятнадцать футов с каждой стороны (2). Её резной карниз, приемлющий яйца, также отлит целиком, за изключением добавленных к нему яиц. Герма (тумба, подножье) над капителью состоит из четырёх частей, плотно пригнанных друг к другу. Внутренняя конструкция капители представляет собой кирпичный массив, укреплённый тремя гранитными ярусами, скреплёнными бронзой и пронизанными стержнем из того же металла, который служит для удержания в верхней части постамента бронзовой подушки, на которую опирается фигура (См. пласт. 32*, на которой эта конструкция показана во всех деталях).

*Здесь у Монферрана в альбоме, по всей видимости, допущена опечатка, потому что во всех деталях конструкция пьедестала с барельефами и капители изображены на пластинах 35 и 36

Пластина 35

Пластина 36

А на пластине 32 изображены верх и низ колонны

Верхняя часть пластины 32

Если для обезпечения прочности такого памятника, как тот, который я описываю, нужно было принять все возможные меры предосторожности, то не менее необходимо было полагаться на мнение образованных людей, чтобы его целостность соответствовала правилам искусства и вкуса. Эта причина побудила меня сделать деревянную модель постамента над капителью, на которую я поместил статую ангела, чтобы определиться, какой размер ей следует придать. Поскольку эта модель вызвала некоторые разногласия, была создана комиссия, состоящая из нескольких архитекторов, чтобы высказать их мнение о пропорциях этого постамента и статуи. Она решила, что пьедестал слишком высок, купол следует опустить, а фигуру ангела сделать крупнее и не покрывать позолотой.

Члены комиссии по художественной части, к которым временно присоединился Его Высочество Князь Григорий Гагарин*, были также приглашены осмотреть верхнюю часть памятника и высказать свои соображения по этому вопросу. По этому случаю Его Превозходительство Президент Императорской Академии художеств представил интересную записку, из которой следовало, что, так как Александровская колонна не имеет лестницы внутри, подобно Траяновой, то пьедестал можно уменьшить, оставив при этом необходимую высоту, чтобы, по правилам перспективы, выступ капители не скрывал ног статуи. Его Превозходительство тоже хотел, чтобы купол был опущен.

1) Услуги, оказанные мне этими хорошими работниками, и дружба, которую я к ним изпытываю, побудили меня сообщить от их имени эти подробности; мне показалось, что, увидев Александровскую колонну, нелишне будет познакомиться с теми, кто её выполнил. (См. листы 37 и 42). На последней - портрет Ивана Столярова, архитектора, о котором я упоминал в первой части этой книги; он одет в почётный кафтан, который заслужили его таланты.

Перевод: В Комиссию. Десятник Иван Столяров*, проявил в течение 4-х лет службы при церкви необыкновенные способности в практическом строительном искусстве, и в целом отличившись усердием и добрым поведением, Главный архитектор имеет смелость представить его Комиссии, дабы она соизволила в награду за его заслуги пожаловать ему почетный костюм /кафтанъ:/.

2) На западной стороне, в заглавной части, выгравированы слова: ЗОДЧИМЪ АВГУСТИНОМ МОНФЕРАНОМЪ. (Архитектором Огюстом Монферраном), которые Его Величество Император соизволил разрешить выгравировать.

Присутствовавший при этом князь Гагарин представил отчёт, который можно резюмировать следующим образом: Колонны Траяна и Антонина имеют над капителью цилиндрическую полуколонну (циппус) диаметром, примерно равным диаметру верхней части колонны. Проблема, которую необходимо решить, заключается в том, является ли этот циппус необходимым украшением для красоты памятника, или же древние, обязанные, прежде всего, создать дверной проём над лестницей в интерьере памятника, чтобы обезпечить зазор между капителью и изображением героя, не хотели этим возпользоваться, а зазор, необходим для того, чтобы зрительный луч мог охватить целое.

Александровская колонна заметно отличается от уже известных, содержащих внутреннюю лестницу. Она её не имеет, а значит, цилиндрическую форму, характерную для двух античных колонн, этой части памятника придавать не нужно, что было бы неизбежно, если бы целью было сделать входную дверь на платформе капители. Князь Гагарин также спросил, необходимо ли, чтобы циппус был увенчан полусферическим куполом; является ли это одной из форм, навязанных красотой, и было ли абсолютно необходимым принятие его для Александровской колонны.

В заключение его превозходительство сказал: что если бы колонна, только что воздвигнутая в честь святой и славной памяти императора Александра, несла его величественный образ, он желал бы, чтобы эта верхняя часть памятника торжествовала над всеми остальными; но коль скоро речь идёт о размещении символа, ему кажется, что эта эмблема всеобщего почитания должна быть как можно проще, и что все усилия искусства должны быть направлены на то, чтобы торжествовали несравненная масса гранита и её прекрасный пьедестал. Его превосходительство добавил, что можно было бы допустить земной шар, поддерживаемый российскими орлами, или что цилиндрический циппус, уменьшенный как по высоте, так и в диаметре, был бы опорой для ангела, несущего крест. Эта вещь сама по себе была бы безразлична. Существенно то, что ничто над капителью не кажется продолжением ствола колонны, и что её гигантская масса не выглядит уменьшенной.

Я всегда думал и твёрдо убежден, что те, кто создал путь иной, чем тот, который был проложен им посредством сравнения древних памятников, довели искусство зодчества до деградации; хотя я не хочу сказать, что любовь, которую мы можем изпытывать к античности, должна побуждать нас подражать ей без здравого суждения. Поэтому, руководствуясь этим принципом, устанавливая параллель между Александровской колонной и колонной Траяна, я старался продемонстрировать аналогию пропорций, существовавшую между этими двумя памятниками, чтобы моё мнение возобладало над мнением тех людей, которые предлагали внести изменения в мой проект. Я выразился следующим образом:

"Над колонной Траяна возвышалась колоссальная статуя Траяна из позолоченной бронзы, держащая скипетр и глобус с его прахом, привезённым из Солинунты, где император умер в возрасте шестидесяти четырёх лет".

По словам Альфонсо Чаконио**, старейшего автора после Юлия Романа и Муциана, давшего описание и рисунки колонны Траяна, в 1616 году ещё можно было увидеть бронзовые ступни статуи Траяна, которую варвары разбили во время своих вторжений. Разкопки, проведённые у основания этого памятника, привели к обнаружению головы этой статуи, которую собрал кардинал Делла Валле 1. Вот, как выражается этот антиквар на странице 3 своего труда:

"Pedes autem fastigio columnà adhœrentes adhuc visuntur. Fuit autem colossus hic longus pedes 21 romanos; nam caput a vertice ad mentum duorum pedum quatuorque unciarum existit, quocl noua totius corporis pars esse solet."

«И до сих пор видно, как ступни цепляются за вершину колонны. Этот колосс имел длину 21 римский фут; ибо от вершины до подбородка голова составляет два фута и четыре дюйма, что обычно составляет девятую часть всего тела." (с латыни, в тексте Монферрана этого перевода нет, картинка ниже отсюда)

Изображение колонны Траяна из книги Ciampini, Giovanni Giusto 1690 г. Vetera monimenta : in quibus praecipuè musiva opera sacarum profanarumque aedium structura, ac nonnulli antiqui ritus, dissertatiobus, iconibusque illustrantur. На вершине Св. Пётр. Изображения на поверхности колонны описывают историю Дакийской войны и Победу царя Децебала

Мы видим, что Чаконио не довольствуется детальным возпроизведением всех несравненных скульптур этого прекрасного памятника. Но придаёт ему также геометрический вид, как он его видит, заботясь о том, чтобы возпроизвести статую Траяна по её бронзовым стопам, уцелевшим до сей поры. Также он изпользует для определения высоты этой статуи голову из того же металла, что сохранилась в доме кардинала Делла Валле, доводя высоту до 21 римской ладони (пальмы). Изучив рисунок этого автора, мы обнаруживаем, что верхняя часть соответствует пьедесталу (ципусу) Александровской колонны, который был уменьшен, как это сделал я, в соответствии с прекрасным вкусом и добрым советом министра двора Его Величества Императора, задолго до того, как был созван комитет архитекторов, чтобы дать своё заключение по этому вопросу.

Полусфера, возвышающаяся над пьедесталом на вершине колонны Траяна, как и та, что видна на колонне Парижа, не была построена с единственным намерением прикрыть ступени этих памятников, чтобы защитить их от непостоянства времён года. Если мы разсмотрим эту конструкцию на обоих этих памятниках, то увидим, что разстояние между высотой дверного проёма, ведущего в капитель, и этой полусферой состоит из нескольких слоёв камня, которые образуют такую массу, что лестница этих колонн могла бы обойтись и без какого-либо другого покрытия.

1) Винкельман, том II, стр. 449, подтверждает то же самое. (***)

Поэтому вполне вероятно, и авторитеты, только что процитированные мною, ясно доказывают, что пьедестал над колонной Траяна был увенчан полусферой, как демпфером, который Аполлодор счёл наиболее подходящим для того, чтобы статуя Траяна выгодно выглядела.

Результат таких дискуссий почти всегда идёт на пользу искусству, если они прямолинейны и откровенно представлены достойными людьми, как это и произошло. Поэтому верхняя часть Александровской колонны претерпела в своих пропорциях некоторые изменения. Они заключались в уменьшении высоты постамента на одиннадцать дюймов, без изменения его диаметра, и в сохранении прежних лепных элементов, которые были признаны хорошими. Кроме того, было решено, что сферическая часть должна быть опущена на восемь дюймов, что и было сделано. Что касается фигуры ангела, то предпочли, чтобы она не была позолоченной, но мне удалось добиться, чтобы она была высотой не более пяти аршин, вместо шести, которые они были склонны ей дать, что приближает её к пропорции, которую должна была иметь статуя Траяна.

Верхняя часть пластины 41

Памятник венчает держащий крест ангел с обликом Александра, обращённый к земле и указывающий на небо всем тем, чьи мысли схожи с его мыслями, и кто убеждён, что надежду на счастье здесь, внизу может дать нам только святая любовь христианской религии. Эта статуя, отлитая из бронзы в единственном экземпляре, - работа знаменитого русского скульптора Орловского, который совершенствовал свой прекрасный талант в годы, проведённые в Риме под покровительством Торвальдсена. Одной из самых больших трудностей при выполнении этой статуи была обязанность скульптора поставить на колонне крест, который она поддерживает, вертикально, чтобы он доминировал над всеми окружающими его аксессуарами. Эта благочестивая идея была решена только после многих попыток и нескольких конкурсов, которые талант господина Орловского помог ему выиграть. На пластине 41 эта фигура изображена в трёх наиболее благоприятных ракурсах. Также я включил сюда работы М. Леппе, изображающие святого Александра Невского и архангела, держащего крест. Две группы рядом с ней выполнены скульптором Жаком. Эти фигуры и группа были выполнены по моим эскизам и участвовали в проводившихся конкурсах.

Пластина 41 (нижняя часть)

Глядя на памятник сейчас, когда он уже завершён, я обнаружил, что верхняя часть находится в полной гармонии с остальной частью. Этот результат даёт мне возможность сказать, что не всегда на основе простого рисунка можно решить, каким должен быть монумент, и что нельзя слишком часто изпользовать масштабные модели, чтобы получить лучшее представление о вещах и извлечь пользу из критики, которую эти модели не перестают вызывать.

В заключение добавлю, что всё изполнение этого памятника, стоившего стольких забот и хлопот и сопровождавшегося столькими трудностями, в общей сложности заняло всего пять лет.

* Вот тут возможны разночтения, ибо князей Гагариных было много, все они - потомки князя Михаила Ивановича Стародубского. Во времена сооружения памятника Александру I один из Григориев Гагариных точно был художником. Картину его весьма полюбили невежды-альтернативщики

Гагарин Г.Г.Александрийская колонна в лесах. 1833 Акварель

которых "смущало" разбираемое строение фундамента лесов, с помощью которых установили колонну. Этот князь, будучи сыном посла русской миссии, провёл в Риме первые 11 лет своей жизни, античные строения видел своими глазами. Кроме того он прошёл общеобразовательный курс в Сорбонне, посещал лекции по строительному искусству и живописи. Много позже он стал президентом Академии художеств. Потому, полагаю, он вполне мог выступать в качестве ценителя и знатока в описанной Монферраном дискуссии.

** Альфонсо Чаконио был очень плодовитым автором, но картинку с изображением Траяновой колонны у него не обнаружила (видимо, не все книги выложены в интернете)

***Монферран ссылается на современную ему книгу Винкельмана Histoire de l'art chez les anciens 1802 г.

На этом с шестой главой завершаю. Осталось то, что во все времена особенно любит публика - действо, венчающее долголетний труд :о)

От апатии к психопатии и обратно или Почему они не выходят на очередной майдан

Украинским "борцам за свободу" любят напоминать как они уверяли всех, что если назначенная майданом власть окажется негодной, они тут же выйдут на новый майдан и прогонят её.И ждут от н...

Напугать получилось или чем смелость отличается от отсутствия мозга
  • pretty
  • Сегодня 07:06
  • В топе

ПРОСТО  О  СЛОЖНОМУже давно известно, что смелость бывает двух типов. В первом варианте она основана на понимании своей силы и своих возможностей. При этом осознаются все риски, но принимает...

Обсудить