Не забудем, не простим! Правда о Народном Восстании

38 9948


Юрий Петухов - Чёрный Дом. 

Теперь, по прошествии стольких лет с той трагической поры высочайшего духовного взлета и почти смертного, гибельного падения в пропасть безысходности, особенно четко видится все подлинное, истинное, светлое и все наносное, лживое и подлое. 

Время утишает боль и лечит душу. Время подтверждает истинность прозрений тогдашних. Так было, так есть и так будет...

Это самое время, жестокое, но праведное, лишает терновых венцов героев и мучеников тех, кому их носить не подобает, и ныне, те, кто готов был отдать жизни за Руцких и Хасбулатовых (тысячи людей отдали свои жизни), теперь видят, что вожди их, по сути дела, играли в ту же игру и по тем же правилам, что и Гайдары, Ерины и Грачевы, с одной и другой стороны регулярно взывая за советами, помощью и инструкциями к американскому посольству. 

Нас заставили всеми средствами массовой пропаганды сосредоточить свое внимание на ходах лидеров двух группировок, одна из которых засела в Кремле, другая в "белом доме", будто кроме них ничего и не было. 

А ведь было нечто большее, чем просто танки, циничный расстрел парламента, героическое сидение за белыми стенами… 

Да, помимо этого было Народное Восстание, которое нарушило планы не только правящего режима, но и противоположной стороны, восстание, не санкционированное ни Ельциным, ни Руцким, ни Хасбулатовым, 

Восстание, которого насмерть перепугались обе стороны - ведь когда девятый вал народного гнева разметал все правительственные преграды, смел их со своего пути, обратил в бегство сотни тысяч милиционеров и солдат, белодомовские сидельцы (речь, разумеется, не о тех героях России, которые на самом деле пришли ее защищать, а о принимавшей решения верхушке) впали в прострацию, их охватил паралич бездействия, более того, ужаса. 

Им принесли на ладонях власть. 

Но они привыкли играть по правилам номенклатурной "элиты", и они испугались того, что властью их наделили не из-за океана, не из Кремля, не из штабов "мирового сообщества", что власть им вручил восставший Народ. Прострация и страх перед этим Народом привели к трагедии. Чудовищной трагедии! 

И все же был один день, даже полдня подлинной свободы, пусть только в Москве, подлинного Народовластия! 

Честь и хвала депутатам, бесстрашно певшим за толстыми каменными стенами песню "Варяг", их мужество и стойкость заслуживают уважения. Но вне стен гибли простые, безвестные и поныне люди - подлинные герои народно-освободительного восстания, те, по горам трупов которых пришла потом к власти "придворная оппозиция", подхватившая лозунги погибших, но отнюдь не дела их… 

Властьимущие и оппозиция сделали все возможное, чтобы люди России и мира ничего не знали о Восстании, в архивах ТВ и спецслужб хранятся километры видеолент, запечатлевших этот непостижимый, ослепительный взрыв народной мощи, народного духа… 

Но нам показывают одни и те же кадры официальной версии октябрьских событий, нас заставляют жевать одну и ту же жвачку, вглядываться в одни и те же лица, подсовывают фальшивки, путают следы, сбивают с толку, морочат нам головы велеречивой болтовней про провокации, хитроумные планы охранки, про коварные замыслы коммунистов (которые вообще отсиживались в стороне и не имели к Восстанию ни малейшего отношения). 

Я верю, что рано или поздно подлинная Правда, не "правда" ельциных, не "правда" руцких, а Правда народная всплывет на поверхность. И мы поймем, что у России был шанс, верный шанс избежать позорной участи колонии, шанс вернуть себе статус великой свободной Державы. 

Мы упустили этот шанс, мы сами надели на себя кандалы… 

И все же он, тот октябрьский далекий день, тот миг свободы был - и его не вычеркнуть из Истории. 


22 сентября - 5 октября 1993 г.

В этот день, озаренный небесным огнем, солнечный и ярый, не разум и не чувства бросили меня в гущу событий, не ноги привели на сверкающую тысячами белых щитов Калужскую (по старому наименованию - Октябрьскую) площадь, и не друзья-товарищи, а лишь Провидение Божие. Конечно, знал я и о времени, и о месте сбора всех, кто имел свои счеты к режиму, знал. Но еще с вечера твердо решил - не пойду, нечего мне там делать - опять обманут, опять предадут, как предавали многажды. 

Чего скрывать, не минины и пожарские сидели в Доме Советов. 

Всё так, но других-то не было - не было настоящих, своих, русских там, а ежели и были - баркашовцы да приднестровцы - так не их голос решал дело. 

Вечер накануне я провел в расстроенных чувствах. И было от чего горевать:

2 октября 1993 года в серые и унылые небеса поднимались над Москвою столбы черного дыма. Центр Москвы походил на оккупированный многочисленным врагом город. 

Весь день ходил я кругами и не мог пробраться на Смоленскую, все было перекрыто - каждый переулочек, каждый дворик был загорожен. И не как-нибудь стояли бравые ребята в касках, с дубинами и автоматами, а плечом к плечу, да в три-четыре ряда, да через каждые сто-двести метров новое кольцо - то ли владимирских пригнали, то ли курских - в самой Москве уже не хватало ни войск, ни милиции, ни ОМОНов со спецназами, чтобы сдерживать народ.

А на баррикадах жгли костры. Тащили все подряд и жгли. Унылая была картина. 

И было тихо, угнетающе тихо. 

Еще два, три, пять дней назад на подступах к Дому Советов шли жестокие рукопашные бои - на один удар старческой клюкой сыпались в ответ тысячи зверских по силе ударов прикладами, дубинами, кулаками, ногами. Стражи порядка усиленно отрабатывали "спецпаек", нипочем не жалели "красно-коричневых" старушек и ветеранов, что выходили защищать еще ту, старую свою Победу, выходили да и ложились костьми на мостовую под ударами сынов да внуков. 

Плохо проинструктированный ОМОН, со всеми спецназами кряду, заодно бил смертным боем и журналистскую, репортерскую братию, дубасил, пинал, ломал и кровавил не токмо российского нашего брата-борзописца, но и иноземного его коллегу - только трещали и лопались головы да камеры, только хруст костей стоял. 

Тех, кто еще мог бежать от стражей, загоняли в метро, добивая на эскалаторах. Упавших пинали для острастки, топтали, а потом забрасывали в машины и вывозили в неизвестном направлении - то ли в застенки пыточные, то ли сразу в землю, где-нибудь подале от Москвы, кто сейчас копать да искать станет? Никто! Но это было.

А 2-го числа октября месяца избивали да убивали только там, у баррикад. За оцеплениями многотысячными царили тишь да благодать, лишь переминались усталые "ратники", недовольно поглядывали из-под касок на народишко, из-за которого их томили в цепях да вяло отбрехивались от старушек-агитаторш, что пытались усовестить "внучков". Старушки не жалели себя, до хрипоты твердили и про одну родину, и про то, что все русские… 

"Внучкам" было плевать на агитацию и на самих старух, им хотелось если уж не в дом родной на побывку, то хотя бы в казарму. У "внучков" все эти "москвичи проклятые", которые никак не хотели тихо работать себе да посапывать в две дырочки, вызывали раздражение. Старушек было мало. 

А по Новому Арбату двигались туда-сюда огромные, равнодушно-жующие, пестрые толпы с влажными и отсутствующими глазами. Всем было на все плевать, сто раз плевать - окружай всенародно избранных, мори их голодом, верши чего хошь, оцепляй чего не лень, бей и убивай, кого следует - плевать и еще раз плевать! 

Эти сытые толпы с уже не русскими глазами навевали уныние еще большее, чем бронированные цепи автоматчиков. Добивал контраст: старушки и ветераны у цепей, редкие парнишечки и женщины были как-то бедненько, простенько одеты, потерты да исхудалы, с тенями и желваками на лицах, полуизможденных, тревожных. 

А в толпах ходили всё сытые Да холеные, упитанные и отнюдь не бледные. Толпам было хорошо, и потому им ничего больше и не надо было. Ветеранам и старушкам хотелось чего-то большего. Никому ничего не надо! Эти слова в последние годы стали нашей национальной поговоркой. Никому. Ничего. Не надо. 

День был загублен.

Душа рвалась туда, к баррикадам, на которые с оцепенелой тупостью бросали то поливальные машины, то желтые бульдозеры, то рати омоновцев. Но на баррикадах сидел люд крутой и тертый, атаки отбивали, справлялись. 

Железными чудищами стыли в унынии бронетранспортеры с задранными стволами, сновало множество желтых, синих, белых машин с мигалками, сотни мини-раций тряслись в красных руках озабоченных милицейских чинов и "военачальников", гудело, сопело что-то, сигналило, и беспрерывно, впустую суетилось, суетилось, суетилось… 

будто в идиотическом авангардистском фильме маразматического абсурда. 

Никому ничего не было надо! 

Вот и всё. 

А черные дымы ползли в небо, огромными, мрачными, извивающимися свечами. Жгли толь, покрышки, резину всякую. Дважды обходил я огромное, ощетиненное стволами внешнее кольцо, пытался проскользнуть к восставшим двориками - один паренек присоветовал, мол, только что сам оттуда, два раза туда-сюда ходил. Не тут-то было! 

В дворах, будто сошедшие с видеолент американских боевиков сидели, стояли, топтались совсем уже не похожие на русских, вооруженные до зубов, закамуфлированные, замотанные до глаз зверовидные головорезы - спецназ, а какой, разве разберешь, когда их столько развелось. 

При приближении к ним, головорезы вставали и делали шаг вперед, эти уже не предупреждали, они готовы были размяться, скучно им было. 

А мне казалось почему-то, вот отдежурят свою смену, получат за сиденье и топтанье, за крушение челюстей и избиение старух свои доллары, переоденутся - и вольются в сытую, жующую толпу на Новом Арбате или тысячах таких же "арбатов" по всей Расеюшке и будут ходить толпой туда-сюда, холеные и кормленые, с нерусскими отсутствующими глазами. 

И расстраивался еще больше - где Русь? где люди русские? где защитники земелюшки родимой и воины ее праведные? неужто все повывелись, да выстарились в этих вот бедненьких и простеньких старушек и ветеранов с палками и обвязанными веревочками очками? 

Тоскливо было в тоскливый этот день...

Читать далее


В среду, 4 октября 2017 года на Площади 1905 года ЦК КПРФ, МГК КПРФ, «Комитет Памяти Жертв трагических событий в городе Москве в сентябре-октябре 1993 года», «Союз Советских офицеров», а также группа родственников погибших 3- 4 октября 1993 года проводят траурный митинг , траурное шествие с портретами погибших и Православную панихиду у места массовой гибели людей на Дружинниковской улице, посвященные 24-ой годовщине трагических событий в городе Москве.

Сбор участников: в 15.00 на Площади 1905 года.

Начало митинга : в 15.30.

Начало траурного шествия: в 16.00 от Площади 1905 года по ул. Красная Пресня до ул. Дружинниковская.

Начало Православной панихиды на Дружинниковской улице у мемориала погибшим – в 16.45.

Аккредитация для представителей средств массовой информации по e-mail: press-sluzhba@kprf.ru.

Источник:  http://mkkprf.ru/

Запрещённая речь премьера Мишустина. О чём побоялись писать в либеральных СМИ

Борьба с офшорами уже даёт свои результаты. Так, расторгнуты или пересмотрены соглашения об избежании двойного налогообложения с наиболее популярными офшорами. На очереди – введение прогрессивного нал...

Такое чувство, что мир меняется в пользу России

Я вот уже сутки жду момента, когда трубоукладочная баржа «Фортуна» выполнит последнюю сложную операцию на своем пути — пересечет нитку уже работающего СП-1. Дело в том, что маршрут СП-2...

Странности биографии Марии Гайдар. И радостная новость: в Россию она не вернётся!

В связи с некоторой известностью Марии Гайдар в нашей стране, мне стало интересно: а как она вообще попала в политику? Чем она занималась до Украины? Кто она такая? Даже биография в Википедии даёт оче...

Обсудить
  • А ведь многие палачи-живы. Один из них-генерал Романов.
  • Фуфло. Видели мы этот "народ". Помним, как водку грузовиками подвозили в Останкино и как Анпилов с грузовика слюной брызгал. А ещё помним, как пьяные "революционеры" громили автобусы-троллейбусы, ломали киоски и жгли машины. И штурм "Останкино" лично наблюдали, так что не надо песен! А убитые снайперы на чердаке дома на Ботанической? Революционеры были в 91-м, а в 93-м, - бузотёры с оружием. Все вопросы должны решаться мирным путём, а подставлять народ, ради которого ты типа-борьбу затеял, под пули, - просто скотство.
  • жил в Белоруссии в тот момент. Думал что в России сходят с ума. В 1996, когда Лука выгнал дубинками депутатов из белорусского парламента, понял, что дурдом везде.
  • .. если бы победил Руцкой, что стало бы с Россией?,  конечно.. говорить можно все что угодно, но красноречивее слов, о человеке всегда говорят его дела и поступки, а они как мы знаем, когда он был на посту губернатора Курской области.. оказались плачевными.. уж казалось бы.. спиртовые заводы Курска.. ну они-то в России должны приносить прибыль области, так нет же все 6 спиртовых заводов при его правлении оказались на грани банкротства..
  • Народ понял, кто прав а кто не прав. Они за все ответят, со временем.