Конфликт Армении и Азербайджана

ПРОПАСТЬ (17-я часть)

1 1179

ПРЕДЫДУЩУЮ ЧАСТЬ СМОТРИТЕ ЗДЕСЬ: https://cont.ws/@ogbors/150013...

30

Неподалёку от Хабаровска я вышел из пригородного поезда (сейчас уже и не вспомню, почему). На том же полустанке, через некоторое время остановился, пропуская скорый поезд, какой-то товарняк. Я пригляделся к нему. На цистерны конечно не полезешь - и грязно, и спрятаться негде. Вагоны-холодильники обычно сопровождаются людьми. Закрытые "пульмановские" (впрочем - сейчас уже редко услышишь это выражение) в принципе, имеют люки наверху. Но эти люки обычно закручиваются проволокой, в которую продет крепкий деревянный клин. Открыть такой люк можно только при помощи лома, или крупного гвоздодёра. Мало того - снаружи, на закрытых люках могут быть установлены пломбы, целостность которых проверяется на определённых станциях. Если тебя "возьмут" в таком вагоне, то за одно только вскрытие опломбированного люка могут отправить в каталажку. А если в этом вагоне кто-то до тебя побывал и что-то слямзил, то разумеется, пропажу повесят на тебя. Ведь того кто украл - искать надо, а ты - под рукой...

Так что, остаётся один вариант - в тот же "полувагон", с высокими стенами и открытым верхом. Там конечно не повезут арбузы, дыни, или консервы. Зато и осматривать такой вагон никто особо не будет. В общем - вперёд и с песней.

В вагоне, в который я забрался на этот раз, лежали огромные деревянные катушки с каким-то кабелем. По трафаретным надписям на этих самых катушках, я уразумел, что груз идёт на Камчатку. Значит - в этом вагоне ехать ему до Владивостока. А потом - на корабль.

Камчатка мне пока без надобности. Природа конечно там прекрасная - но уж больно хлопотно туда добираться. А до Владивостока, нам с катушками по пути.

В Хабаровске вагон спустили с горки. Я в это время находился между передней торцевой стенкой и катушкой, которая от удара съехала в мою сторону. Остановилась буквально в каких-то миллиметрах от моих ног. То есть, чуть-чуть меня там не расплющило.

Только ночью наконец, Хабаровск остался позади. Товарняк на удивление быстро пропёр через Приморье. На рассвете (но ещё в потёмках) я, проснувшись, увидел портовые краны. Это был Владивосток.

Там линия впритык подходит к морю. Пассажирам сошедшим с корабля, достаточно пройти по переходному мосту - и вот они уже на железнодорожном вокзале (который, кстати, изрядно смахивает на Ярославский вокзал в Москве).

Едва я вылез из вагона, как услышал шуршание гравия под чьими-то ногами и голоса. Хватило ума быстро сообразить, что в темноте, самое лучшее - застыть неподвижно. Мимо, по другую сторону от вагона, прошли охранники с фонарями. Когда их шаги и голоса стихли, я, пролезая под вагонами, выбрался на окраину путей, а оттуда - на какую-то городскую улицу. В городе - туман, довольно сыро и зябко. Редкие прохожие, завидев издали друг дружку, резво юркают за угол, или в какой-нибудь подъезд. Видимо по части криминала, тут далеко не Биробиджан.

Днём искупался в Амурском заливе (который является составной частью залива Петра Великого). Кстати, непонятно почему здесь такие названия. До Амура отсюда далеко - примерно как от Москвы до Петербурга. И вообще, Амур впадает не в Японское, а в Охотское море. Пётр Первый (то бишь "Великий") к этим местам никогда никакого отношения не имел.

Вода в заливе, по сравнению с Чёрным и Балтийским морями, удивительно зелёного цвета. Очень сильно пахнет йодом, водорослями. Нигде на Чёрном море я не ощущал такого сильного запаха. Может быть потому что там отдыхающими всё перетоптано-перелопачено? Или потому что всё живое держится лишь в пределах стометровой глубины (глубже всё отравлено сероводородом)?..

Хотя, по степени "ласковости", Чёрное море конечно вне конкуренции. Особенно кавказское побережье между Новороссийском и Сухуми.

Пытался я проехать на электричке в Находку. Говорили, что там всегда нужны люди на рыбный промысел - и берут кого попало. Однако очень быстро понял, что в Приморье, таким как я, просто нечего делать. Практически весь край являлся запретной погранзоной. Кругом - проверка документов. Для покупки обычного билета на автобус или электричку, нужен пропуск, или паспорт с местной пропиской. По всем электричкам (вокруг Владивостока уже ходили обычные электрички), совместно с ревизорами, обязательно ходили пограничники, или милиция - документы проверяли. Там я впервые услышал из уст ревизоров удивительную фразу: "Ой, ну билета нет - ладно. Но как можно без пропуска?!.."

Этот огромный край, мог бы стать житницей, садом и огородом, для всей восточной части страны. Но, я прямо возле железной дороги видел пустые деревни, с дверями и окнами, заколоченными крест-накрест досками. Людей туда, просто-напросто не пускают. Нужен пропуск, нужно специальное разрешение. Некому работать на земле, продовольствие приходится ввозить из западных районов страны, или из-за рубежа - потому что пограничникам удобнее играть в шпионские игры на пустой территории, нежели на заселённой. Это смахивает на один из анекдотов Ходжи Насреддина, про некоего падишаха правившего где-то в районе Бухары. При известии о нашествии врагов, этот доблестный падишах приказал сжечь на пути агрессоров все кишлаки и аулы - дабы устрашить нападающих и оставить их без воды и пищи. Думаю, приморские пограничники не поняли бы этого анекдота, а действия падишаха, наверное были бы одобрены. Эти, чересчур заигравшиеся дяди, смотрят на население как на досадную помеху. Тот факт, что погранцы ничего не производят и живут за счёт налогоплательщиков - то есть, как раз за счёт тех городских и сельских работяг, которых ни в грош не ставят - никем во внимание не принимается. Впрочем, в России слово "налогоплательщик" вообще не является широкоупотребительным.

У меня иной раз даже складывалось впечатление, что в стране произошёл государственный переворот и к власти дорвалась военная хунта. Здешнее царство военных и пограничников, показалось мне ещё более скверным и маразматическим, чем диктатура обычных чиновников и милиции. На моих глазах, под Владивостоком, милицейские "жигули" на большой скорости проскочили мимо военно-пограничного поста. Через некоторое время, бодрым шагом топая вперёд, я увидел тот же самый жигулёнок - уже прижатый к обочине армейским грузовиком. Капитана милиции, вытащенного из машины, держал за шкирку какой-то лейтенант-пограничник. Рядом толпилась куча армейцев и погранцов. У меня грешным делом мелькнуло подозрение, что несчастного мента собрались колотить. Идя дальше своей дорогой, продолжения я видеть не мог...

Зато видел как во Владивостоке, неподалёку от железнодорожного вокзала, вели под конвоем, со зверски-серьёзными рожами, какую-то перепуганную бабу, осмелившуюся ходить по железнодорожным путям.

Дважды меня самого задерживали в электричках и передавали в руки милиции - как не имеющего пропуска и местной прописки. Один раз - под Находкой, другой раз - в Уссурийске. Впрочем, в Приморье того времени, попасть в милицию, означало дёшево отделаться. У ментов я, к своему немалому удивлению, встретил даже нечто вроде сочувствия. Под Находкой они сами сказали мне, чтобы я ночевал на вокзале и никуда не ходил, "а то погранцы заметут" - а утром проваливал бы куда-нибудь на товарняке, или электричке. В Уссурийске, капитан милиции (после того как я сказал, что кругом одни шкуры и стукачи, а куска хлеба ни у одной падлы не выпросишь) вытащил из кармана мелочь - сколько было в кармане - отдал мне и сказал: "Бери - я не обеднею, ты не разбогатеешь"...

Но основные трудности начинались к северу от Уссурийска. От Владивостока до Уссурийска ходили электрички - пусть и напичканные погранично-ревизорскими бригадами. От Уссурийска в сторону Хабаровска, не ходило уже ничего - электрификация заканчивалась. Заехал я в Приморье легко, а выбираться пришлось - как из трясины. Пушкин, в одном из писем жене, как-то написал: "Застрял тут - как шишка в пи*де". Вот и я в Приморье оказался в роли такой шишки. Причём - шишки голодной. В сёлах и небольших городках между Уссурийском и Хабаровском, даже бутылки сдать было негде. На попутках особо не поездишь, кругом блокпосты, проверки документов у шоферов и пассажиров, в том числе - и у пассажиров автобусов. И это - на спокойной территории, не знавшей никаких терактов!..

Под Лесозаводском, на станции Филаретовка, я опять был задержан. Подъехала милиция, сбежались какие-то дружинники. А как же - человек мимо станции идёт! Чужой! Видимо шпион...

Я прекрасно понимаю, что всё описываемое мной, смахивает на какой-то глупый анекдот. Но в том-то и дело, что именно так всё и было - без каких-либо преувеличений с моей стороны. Нормальному человеку трудно себе представить, в каких параноиков превращаются люди одержимые шпиономанией.

Я к тому времени был уставший, злой и голодный, поэтому не стесняясь в выражениях, "объяснил" им всем, что я о них думаю и где я их всех видел. Самое странное, что это имело определённо положительный эффект: какой-то полоумный старикашка, заявивший что он депутат (и правда, махал каким-то удостоверением), начал всем говорить, что это я их специально провоцирую, это тактика такая, ко мне не следует близко подходить - мало ли чего. А верить мне ни в чём нельзя, любые справки могут оказаться "липой". Кто меня знает - возможно я китайский гражданин...

Я сказал, что если к ним когда-нибудь, за каким-то хуем, заявится настоящий шпион - при деньгах, хороших документах и на дорогом авто, - то они всем посёлком встанут раком и почтут за честь... далее выразился предельно похабно. Но результат был нулевой - зацикленные на чём-либо идиоты, трудновосприимчивы к критике.

Потом приехали погранцы. Спросили: "Оружие есть?" Я сказал, что будь у меня оружие - перестрелял бы всех дебилов на свете.

Привезли на заставу. Попробовали было (это с человеком, который 6 лет отсидел!) поиграть в игру - два следователя, злой и добрый. Но из меня вышел плохой улов. И тому следаку, который пытался напугать грозным взглядом (кстати - у Путина, в начале его первого президентского срока, была манера так глядеть. Потом видимо добрые люди сумели втолковать главе и гаранту, что "рыбий взгляд" - палка о двух концах. Научился, помаленьку, смотреть нормально. Перед телекамерами...), и тому который разговаривал задушевным тоном - я говорил, что они все в этом краю шизанутые, всем нужен врач.

"Добрый" оскорбился и насупился. Реакция "злого" была потрясающей (я ожидал чего угодно, только не этого). Он притащил свои документы, стал трясти ими перед моим носом и орать, что в школе был круглым отличником. Вон проняло-то как - дураки страшно обижаются, когда их называют дураками...

Но в принципе, я своего добился - игру им сломал, настроение испортил. Им стало со мной неинтересно. Они меня отвезли к ментам - в спецприёмник. В этом спецприёмнике я провёл одну ночь. Там не забыли меня накормить.

В наше время существует анекдотическая поговорка: "Чем больше я узнаю таможенников - тем больше люблю гаишников". Перефразируя эту присказку, могу сказать: чем больше в Приморье я глядел на пограничников и то, что они сотворили с краем - тем больше оттаивало моё отношение к ментам. Всё-таки гражданская власть - какой бы примитивной ни была - явно лучше, чем военная хунта. В своё время, один из советников американского президента Кеннеди, говорил ему: "Вы слушайте, что говорят военные - и никогда не поступайте согласно их советам. У них у всех мозги немножко набекрень, им всегда хочется чуть-чуть повоевать". От себя могу добавить: военные - это не наигравшиеся в детстве взрослые, которые не вполне отдают себе отчёт в том, что главными в стране являются вовсе не они, а те кто производит что-то полезное. Иногда вояки обижаются на гражданские власти, которые их время от времени одёргивают. Например, когда американский генерал Шварцкопф, командовавший войсками США в Ираке (во время первой иракской войны) и освобождавший Кувейт, позволил себе высказать критику в адрес руководства своей страны (оно не разрешило тогда свергнуть Хусейна и ввести войска в Багдад) - ему пришлось тут же отправиться в отставку. И это - правильно. Не страна находится на содержании у военных (или - пограничников, полиции), а военные (пограничники, полиция) - у страны. Над вооружёнными и амбициозными людьми, должен существовать максимально строгий контроль общества. В противном случае, военные (обычно ни хрена не смыслящие в экономике) возьмут власть над обществом - и превратят его в стадо нищих идиотов.

Разумеется в спецприёмнике и кроме меня были люди - разного вида и возраста. Я там долго матерился, насчёт "шкур, стукачей и козлоты". Некоторые (преимущественно горожане) качали головами и смеялись вместе со мной. Но были и пожилые, деревенские, которые ничего странного в происшествии не усматривали. "Да мало ли кто по дороге может идти - на лбу ведь не написано..."

Тут уж я сдерживаться не стал (не перед кем бисер метать): "А что можно разведать лазутчику в сраной Филаретовке? Кого еб*т пастух Ванька, или кому даёт доярка Манька?!"

- "Да хуй его знает, всяко ведь бывает..."

"Вот именно - хуй вас знает, что вы тут буробите! Вам вбили в чердаки ваши этот бред - и вы его повторяете как заведённые. Вы здесь уже все ебанулись наглухо! Ваши занюханные деревни, псам драным сто лет не нужны. В такую вот Филаретовку, в случае войны, даже гарнизон не поставят - просто пройдут мимо, кур-свиней прихватят, баб ваших по-быстрому выебут - и дальше пойдут. И вы, суки позорные, даже скулить не посмеете, дерьмо собачье! А если те же китайцы вас чуть-чуть приласкают - вы на них работать будете высунув языки, любых подпольщиков с потрохами сдадите. Во время Отечественной войны партизаны больше всего боялись всяких лесников, да обходчиков - те людей при советской власти сдавали и при немцах то же самое делали. И вы такие! Вы все предатели потенциальные. Вас всех к стенке ставить надо!.."

Когда кто-нибудь из этих стариков ходил в туалет, я обязательно спрашивал: "Ну что - в очко заглядывал? Шпионов там не видать?" Или нарочито громко декламировал слышанный где-то стишок: "А у нас в квартире газ. А у вас? -А у нас в саду шпионы, оборвали все пионы, и насрали в сапоги. Сталин прав - кругом враги!"

Те кто со мной соглашался, выдвигали разные полуоправдательные версии. Один сказал, что обстановка нездоровая, потому что судимых в этих краях много. Другой заявил, что виной всему "проклятые бандеры" (в Приморье много украинцев, которых частично - выселяли сюда с Карпат, чтобы парализовать партизанское движение на Украине; частично - вербовали большими партиями, формируя "зелёный клин", нечто вроде приморской целины). Третий всё валил на "поганое казачьё" (имея в виду уссурийских казаков).

Но все эти аргументы были, какими-то, скажем так, малость искусственными - хоть вслух я тогда этого и не высказал. Ведь доводилось мне бывать на Украине. Ни во Львове (от которого по железной дороге, до границы ближе чем от Владивостока до Китая), ни в Ужгороде (граница проходит сразу за околицей города) не замечал ничего похожего на параноидальную шпиономанию. Возле самой границы, конечно, пограничники к людям присматриваются. Но именно пограничники - и именно возле границы. Наверное есть среди местного населения стукачи. Но нет всеобщего психоза.

И в таких традиционно казачьих областях как Дон и Кубань, такого помешательства не замечал (хотя оттуда, во времена СССР, было далеко до границ).

Среди судимых могут быть, разумеется, всякие люди. Но уж стукачество в их среде никогда не было в чести. И с чего бы им быть столь верными слугами власти?..

Наверное дело тут в беспрерывном капанье на мозги, в результате которого, распропагандированное в "нужном" русле население, превращается в стадо параноиков - независимо от этнической и социальной принадлежности.

Жутко себе представить, что в 1930-е годы, коллективным психозом была охвачена вся страна. Всё население напоминало сборище сумасшедших. Разумным людям заткнули рты. Более того - многих неглупых людей (писателей, поэтов, драматургов, режиссёров...) заставляли воспевать это сумасшествие. Школьники мечтали поймать шпиона, взрослые громили церкви, те и другие сходу верили, что вчера ещё обожествлявшиеся шишкари, вдруг оказывались агентами двадцати иностранных разведок сразу - даже не задумываясь, возможно ли подобное в принципе. Ведь начало войны профукали, миллионы людей потеряли (миллионы!) из-за того что просто нельзя было говорить вслух о грядущем нападении немцев. Нельзя было сказать разумного слова, из-за всеобщего помешательства, из-за того что толпы распропагандированных баранов, готовы были затоптать любого, кто (пытаясь спасти этих самых баранов) осмеливался произнести вслух слова запретной правды...

Сегодня, когда я слышу сетования на то, что китайцы, мол, заполонили весь Дальний Восток - мне, как русскому человеку, это конечно не очень приятно. Но я помню о том, что самая тёплая и плодородная часть Дальнего Востока, искусственно долгие годы поддерживалась в полупустом состоянии. Нашим доблестным пограничникам (вкупе с активистами из местного населения, всевозможными дружинниками) следует обратиться к китайскому правительству и потребовать себе премии и ордена - они сохранили дальневосточную землю пустой для китайцев, не пуская на неё русских. Они, по сути, и оказались китайскими агентами и предателями своего народа.

Ведь само местное население отнюдь не радовалось, не восклицало - "Ура! Нашего полку прибыло!" - увидев у околицы села, какого-нибудь бездомного русского человека. Нет - они торопились вызвать пограничников, отрабатывая те позорные гроши, которые им кидали за стукачество (была такая специальная добавка к зарплатам) и совершенно не задумываясь о том, что с той стороны Уссури и Амура, на безлюдные российские пространства, давит гигантская людская масса почти полуторамиллиардного Китая. Этот китайский котёл (давление в котором всё растёт и растёт) рано или поздно взорвётся. И рванёт не в сторону перенаселённых Индии, или Вьетнама (там спор может идти лишь за ничтожные пограничные участки), а именно в сторону полупустой России. Природа не терпит пустоты. Если Дальний Восток не освоят русские - значит его освоят китайцы. Это аксиома.

Но даже в наши дни, когда в некоторых районах Дальнего Востока китайское население в 10 раз превышает численность русских, ни один бомж не может рассчитывать на то, что приехав в те края, он получит там землю и жильё. Об этом даже и говорить как-то нелепо! И сегодня, насколько мне известно, значительные территории (в том числе - лучшие пляжи Приморья) являются запретной погранзоной. Это значит, что китайцы (у которых традиционно сильна взаимовыручка - да и правительство ихнее поощряет такую тихую экспансию), за взятку, легко и свободно туда просочатся. Для нищих и недружных русских, вход-въезд на эти земли перекрыт наглухо. Так что - не столько китайцы отнимают Дальний Восток у России, сколько российские власть имущие отдают его китайцам.

Россия уже теряет Дальний Восток. Происходит катастрофа общегосударственного масштаба. А может быть - и мирового. Получив в свои руки гигантские ресурсы российского Дальнего Востока, Китай может заговорить с международным сообществом совсем другим тоном. Ведь у Поднебесной есть люди. И людям этим свойственна громадная работоспособность, помноженная на предельную скромность в потребностях, неприхотливость в быту и покорность властям. Им только природных ресурсов и не хватает, чтобы утвердиться в качестве лидеров планеты. И это лидерство будет радикально отличаться от лидерства Соединённых Штатов - мир очень быстро это почувствует на своей шкуре...

На следующее утро выперли меня из спецприёмника. Посоветовали поскорее из Приморья выбираться. А это не так-то просто было сделать.

В конце концов, всё же дотащившись до станции Бикин, забрался я ночью в товарняк и наконец-то вырвался в Хабаровск, покинув погранзону. В Хабаровск припёрся голодный как волк - меня буквально качало. По каким-нибудь ступенькам подниматься было неимоверно тяжело. Хотелось лечь - и больше не вставать.

Начал усиленно бутылки собирать. Ко мне два мента подруливают, смеются: "Ты где-нибудь подальше бутылки собирай, а то тут на набережной некоторые слабонервные граждане гулять изволят, жалуются нам, что ты им настроение портишь..."

Я огляделся - действительно, место для меня не слишком подходящее. Набережная Амура, местный Бродвей. Много жирных уродов, слоняющихся туда-сюда, в надежде слегка похудеть, или подцепить на рюмочку секса такую же, страдающую от безделья кикимору. Им хочется жить хорошо. Им хочется жить красиво. И если голодный бомж портит своим видом окружающий ландшафт - долой бомжа, где там милиция!???

В Хабаровске надолго не задержался. Раздобыл, в конце концов, поесть - и чуть не помер. Как же хреново делается, когда наешься с голодухи! Это трудно описать - тут и тошнота, и головокружение, и резь в животе. Кажется сейчас вот упадёшь, поизвиваешься немного как червяк на сковородке - и окочуришься. Белый свет не мил. Если бы в это время случилось землетрясение - я бы наверное его не заметил.

К вечеру, правда, пришёл в себя. Долго потом сам к своему организму прислушивался - неужели действительно отпустило и всё нормализовалось?..

Оклемавшись, отъехал на пригородном в сторону Волочаевки. Просто решил, что хватит с меня Дальнего Востока. На Западе я всем чужой - а здесь пожалуй и того хлеще. Там туговато - а здесь вообще труба. Ничего родного уже не проглядывается. Нигде для меня жизни нет. Приходится лишь выживать кое-как. А выживать легче всё же на Западе. Такова уж особенность России: чем дальше от центра - тем больше бардака, хамства, произвола, безнадёжности...

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

Любой кто посчитает нужным, может сделать посильное добровольное пожертвование на развитие этого блога, на карту Сбербанка: 4817 7601 3242 2647

Пора начинать рисовать карты раздела Америки

Я внимательно смотрю на эти ваши телевизионные ток-шоу, посвящённые политике. Какого гостя-эксперта не возьми, в кого ни плюнь – попадёшь в профессора, завкафедрой, главу института (иногда инс...

Апокалипсис сегодня

Мы уже почти привыкли, что наш новый дивный мир ежедневно преподносит нам массу не самых приятных сюрпризов. Вчерашний день не стал исключением. Глава Римской католической церкви Франци...

Карабах: информация к размышлению

Вопрос: почему до сих пор Азербайджан массированно не ударил по территории Армении? Ответ на поверхности, как и то, что Россия не связана никакими обязательствами по защите непризн...

Обсудить
  • Я очень стесняюсь поинтересоваться, а вот все эти похождения у меня дома - во Владивостоке и Приморье вообще - это какой год? До 1988 - да и то не во всем Приморье - ну, похоже на правду. Но я так понимаю, что на дворе 1994, реальный отстрел и притопление с подрывами братков наступит только через год, ментовской пост на Шаморе еще нерегулярный и ночью по Шаморе можно вполне ездить в дикой синеве, В городе, по большому счету - бардак. Череп-мэр, воюет с губером, ОМОН штурмует мэрию, жители ржут с этого блядского цирка и ругаются матом. Я это все к чему. Я прожил во Владивостоке с рождения и по сей день, кроме периода июль 1987- август 1989. Извините, но именно ПОГРАНЦОВСКОГО беспредела после 1988 - открытия Города - я не помню. Чисто войсковых постов на дороге, где бравые солдафоны вязали бы мусоров - я не знаю. На Заре был совместный пост ВАИ-ГАИ, остальные посты были чисто мусорскими, включая КПП-2 или попросту Двойку около авиабазы Угловое-Центральная, Так что или герою рассказа сильно повезло везде нарываться на погранцов - или история немного приукрашена. Тем более забавно слышать это про Уссурийск, который в то время уже вовсю начали осваивать китайские торгаши. Ну а погранично-ревизорские бригады в электричках - это вообще песня. Просто ревизоры - да, Менты - да, временами с ревизорами. Погранцы? А какого, простите, хера им делать в электричках если режим погранзоны снят еще в 1988? Если у меня, местного, в паспорте уже нет заветных ЗП, по которым я мог по всей стране мотаться без пропуска разве что не за колючку? Допустим, на Сахалин владивостокцы ездили без особого пропуска. А Филаретовке - особый привет. Я там был зимой в начале 1994. Кроме местных алкашей, пришедших на похороны бабушки моей подруги - кстати, вполне нормальные люди - и родственников подруги - никого не помню. Ментов, а уж тем более погранцов - за неделю, что был там просто не увидел. Резюме: Книга в целом ОЧЕНЬ интересная, я увидел на Конте, скачал электронную версию, сейчас уже дочитываю. Очень и очень со многими мыслями согласен - особенно не в конкретных действиях, а в мировоззрении Автора в целом. От души - Огромная благодарность, есть много о чем подумать, читая книгу. И сами понимаете, когда я вижу нестыкухи того, что написано с тем, что я видел и пережил сам - нет, меня не вязали патрули - но и не проверяли везде и повсюду - ввиду того, что их просто не было - по крайней мере в том количестве, что написано. Приморье тех времен - скорее бандитское, чем военно-пограничное. Еще раз, благодарю от всей души за книгу. Вам Здоровья и всех благ.