Как у Ленина машину угнали ... или Советский GTA.

18 8654

    Непосредственное знакомство Ленина с четырехколесной техникой произошло в 1909 году во Франции. Проживая в предместьях Парижа, простой эмигрант и будущий революционер не мог себе позволить купить ничего дороже велосипеда. 

    И вот однажды Ленин и его велосипед встретились с автомобилем. Это был Rolls-Royce «Silver Ghost» («Серебряный призрак»).

    В декабре 1909 года Владимир Ульянов возвращался с аэропланного шоу из местечка Жювизи-сюр-Орж и за несколько миль до Парижа был сбит машиной. Велосипед Ильича превратился в груду металла, а сам будущий вождь получил серьезные ушибы. 

   За рулем «Серебряного призрака» оказался парижский аристократ, на которого Ленин подал в суд и… выиграл дело, получив от виконта солидную сумму на возмещение ущерба. И спустя некоторое время он уже вновь колесил на новеньком велосипеде, купленным, по всей вероятности, на деньги незадачливого аристократа.

    С тех пор автомобильная история Ленина прервалась почти на 10 лет – до 1917 года, когда в ночь на 17 апреля 1917 года Владимир Ильич прибег к помощи тяжелой техники, чтобы усилить эффект своих «апрельских тезисов».

Он огласил их с опытного образца броневика «Остин-Путиловец». 

    Броневик был изъят из мастерской Петроградского бронедивизиона (где, кстати, и проходили полевые испытания «Остина-Путиловца»). Большевикам удалось завладеть им совершенно беспрепятственно, заявив охране о том, что машина отправляется на пробные испытания. Организатор этой аферы ­­– Георгий Васильевич Елин, большевик и член автоброневого движения, быстро смекнул, что получить «на обкатку» опытные образцы гораздо проще, чем угонять боевые машины.


Turcat-Mery 28 – первый автомобиль

«Ровно в 10 часов утра мой лимузин «Тюрка-Мери» стоял уже у главного подъезда Смольного», — писал в своих воспоминаниях первый водитель Ильича.

    Именно роскошный французский автомобиль Turcat-Mery 28 стал первым в гараже «отца революции». До Февральской революции автомобилем пользовалась великая княжна Татьяна – старшая дочь Николая Второго.

    После его облюбовал Александр Керенский, а уж затем на нем стал ездить Ленин. Есть две основные версии о технических данных этой машины. Согласно первой, она была выпущена в 1915 году и оснащалась четырехцилиндровым двигателем впечатляющей для того времени мощностью 50 л.с., а также закрытым кузовом, изготовленным на заказ. Согласно второй версии, автомобиля Turcat-Mery 28 никогда не существовало. Зато в 1908 году был изготовлен туристический ландо-лимузин под названием Turcat-Mery 165 FM. Под капотом у него был 28-сильный двигатель. В пользу второй версии говорят значки советского времени с изображением автомобиля и надписью «На этой машине ездил В.И. Ленин. Тюрка-Мери 1908». 

    Этот автомобиль находился в царском гараже, который потом перешел в распоряжение Временного правительства. После событий Октябрьской революции все машины передали для обслуживания членов Военно-революционного комитета.

Так, 27 октября 1917 года «Тюрка-Мери 165 ФМ» попала к Ленину.  

    Однажды авто угнали, причем средь бела дня и прямо со двора Смольного. На поиски машины были брошены лучшие специалисты ЧК, и через какое-то время автомобиль был найден в одном из заброшенных сараев пожарной части на окраине города. Вначале была выдвинута версия, что угон носил политический характер. Однако угонщиками оказались обычные преступники, которые надеялись затем продать эту машину. 

   Это одна из версий , по другой версии её угнали контрабандисты , и их поймали на границе с Финляндией

    Дальнейшая судьба «Тюрка-Мэри – 28», к сожалению, неизвестна. Существует версия, что этот автомобиль в бурные революционные времена было очень сложно обслуживать. В любом случае, его следы потерялись еще в 20-е годы прошлого столетия.

  Обстрелянный Delaunay-Belleville 45

   Пока шли поиски угнанного автомобиля, Ильичу пришлось одалживать ландо 1912 года Delaunay-Belleville 45 у народного комиссара по военным делам Николая Подвойского.

   Шикарный семиместный лимузин был одним из 45 императорских автомобилей, доставшихся большевикам после революции. Автомобиль оснащался четырехступенчатой коробкой передач и 70-сильным шестицилиндровым мотором объемом почти 12 л.

   Машина весом более 2 тонн с легкостью разгонялась до 110 км/час. Кстати, в то время в распоряжение Ленина попал один из бывших шоферов царя Степан Казимирович Гиль, который стал его личным водителем. Именно во время поездки на Delaunay-Belleville 45, который вез вождя с выступления в Михайловском манеже 1 января 1918 года, на Ленина было совершено покушение. За рулем тогда находился другой водитель Ленина — Тарас Гороховик. Он смог скрыться от нападающих, но автомобиль обстреляли так сильно, что починить мечту любого аристократа не было никакой возможности. Ленин не пострадал, а вот машину списали. До наших дней не сохранилось ни одной этой модели.


Renault — 40 CV и нападение на заводе Михельсона

   Еще одним французским автомобилем из гаража императора, который оказался в распоряжении Ленина, был Renault — 40 CV. Он оснащался шестицилиндровым двигателем и впервые в истории автомобилестроения мог похвастать усилителями тормозов. Одно из самых известных покушений Ленин пережил именно благодаря этой машине. Оно случилось 30 августа 1918 года на заводе Михельсона. После очередного митинга Ленин направлялся к автомобилю, когда к нему с вопросом обратилась женщина, известная как Фанни Каплан. Следом раздались три выстрела.

   Соратники Ленина быстро положили его в Renault и помчались в Кремль, где врачи спасли жизнь вождя. 


 А 6 января 1919 года «француза» угнали совершенно наглым образом.Причем нагло и бесцеремонно.

   Сегодня трудно представить, чтобы глава государства, даже самого затрапезного, передвигался без кортежа охраны. В принципе, и в начале прошлого века это был нонсенс. Но только не в постреволюционной России, охваченной синдромом равенства. Глава молодой Республики Владимир Ильич Ленин, как, собственно, и другие первые лица государства, раздутого штата секьюрити не имел, и уж тем более кортежей. А особенно когда ездил по личным делам. Например, как в тот день 6 января 1919 года.

   Ленин спешил к больной жене на автомобиле. Причем на автомобиле марки Delaunay-Belleville – такое вот историческое совпадение. Не сам, конечно, – за рулем сидел личный водитель Ильича – Степан Казимирович Гиль. Как водитель, так и французский автомобиль работали прежде на царский режим и были закреплены за гаражом Николая II. Гиль стал водителем Ленина еще в Петрограде, когда там базировалось революционное правительство. Когда же новое правительство России перебралось в Москву, Ленин попросил перевести туда и Гиля, который пришелся по душе вождю мирового пролетариата, поскольку был не только исполнительным и профессиональным человеком, но и прекрасным собеседником. Ленин пользовался и другими автомобилями, например, Rolls-Royce, однако предпочитал в то время именно Delaunay-Belleville.

   Ехали, когда уже стемнело, в районе 17 часов по времени кремлевских курантов. Вез жене Ильич еще теплое молоко. Надежда Константиновна находилась в лесной детской школе в Сокольниках – нечто вроде детского дома санаторного типа. Она там совмещала полезное с приятным: поправляла здоровье и занималась с детьми. Молоко в то время было дефицитным продуктом. Ленин им запасся так, чтобы хватило и детям – небольшой бидон. Его, закутанный в одеяло, чтобы молоко не замерзло, опекал единственный охранник Ильича Иван Чибанов, который находился на переднем сиденье рядом с Гилем. Вот и вся охрана главы государства. Сам глава имел в кармане пальто пистолет системы «Браунинг», который заставили носить Ленина товарищи. Гиль тоже имел при себе пистолет, но в его функции не входило совмещать роль шофера с телохранителем. Ильич с сестрой Марией расположились на заднем сидении. Все были в прекрасном настроении. Так совпало, что в тот день в лесной школе должен был состояться детский праздник. Кроме молока пассажиры Delaunay-Belleville везли детворе подарки.

   Зима в тот январь была лютой и снежной. Бандиты изрядно продрогли в ожидании случайного автомобиля, но тут свет далекий фар заставил их взбодриться. Засада была организована невдалеке от райсовета Сокольников, вдоль единственной дороги, которая была очищена от снега, а стало быть, только по ней могла проехать машина. Когда Delaunay-Belleville с Лениным на борту приблизился к засаде, бандиты вышли наперерез и остановили машину, представившись революционным патрулем.

   Нужно сказать, что автомобиль приказал остановить сам Ленин, полагая, что нехорошо будет главе государства игнорировать установленные властью правила контроля. Все остальные, кто был с Ильичом в машине, сразу заподозрили неладное и предлагали продолжить путь, проигнорировав требования «патруля». Однако Ленин настоял на своем. Вождь мирового пролетариата первым достал и предъявил «патрулю» документы, сообщив, что он – Ленин. На что Кошельков, не расслышав, удивился – Левин? И добавил, что ему наплевать, кто перед ним, ибо он – единственный хозяин ночной Москвы.

   Поэт Александр Твардовский свой знаменитый рассказ «Ленин и печник» начал со слов – «В Горках знал его любой». Это о Ленине, которого не признал в Горках лишь один старик – специалист по печам, и, случайно встретив Ленина, поговорил с вождем запросто, по душам. Потом печнику довелось наладить дымоход в резиденции Ильича, и он был повергнут в шок, признав в вожде своего собеседника. В бандитской среде, видимо, политикой интересовались мало, равно как и делами государства, поэтому в лицо Ильича из нападавших никто не узнал.

   В итоге пассажиров Delaunay-Belleville выволокли из машины, забрали документы, разоружили. После нехитрой процедуры бандиты моментально скрылись на «отжатом» авто. Оценив ситуацию и соизмерив силы, охранник Ленина не стал применять оружие и оказался прав. Сам же Ильич вряд ли умел как следует пользоваться пистолетом, которым его снабдили товарищи. «Браунинг» Ленина, естественно, также оказался в руках банды Кошелькова. Обескураженная компания во главе с вождем мирового пролетариата направилась в Сокольнический райсовет. Ленину было стыдно за себя и товарищей. «Как так, мы, вооруженные люди, просто так отдали машину», – рассуждал Ильич. Но затем согласился с тем, что именно это их и спасло. Бандитов было шесть человек против четверых пассажиров, один из которых – женщина, а оружием владел хорошо лишь один.

   По пути к месту преступления подельники Кошелькова решили посмотреть документы пассажиров «отжатой» машины. Вдруг до них дошло, что в руках банды был сам Ленин – главный человек новой России, а не какой-то там Левин. Кошелькова словно пронзило молнией. Он резко приказал разворачивать машину. В бандитском мозгу вспыхнула мысль, – ведь за голову вождя можно было получить огромный выкуп. Бандиты лихорадочно бросились на поиски, однако они оказались безрезультатными. «Боже, ведь я держал за фалды самого Ленина!» – сокрушался расстроенный Кошельков.

   В райсовете Гиль немедленно доложил о происшествии по телефону, связавшись лично с Яковом Петерсом, на тот момент заместителем председателя ВЧК Феликса Дзержинского. Чекисты немедленно выдвинулись на помощь. Сокольники были оперативно прочесаны патрулями, однако банду взять не удалось. Машина, тем не менее, нашлась через час активных поисков. Ее бандиты от греха подальше бросили сами.

   Случай с пассажирами Delaunay-Belleville заставил правоохранительные органы новой России иначе взглянуть на проблему преступности. Борьбы с ней с того момента началась жесткая и непримиримая. Зачистка Москвы велась днем и ночью. С бандитами чекисты особо не церемонились, в случае малейшего сопротивления открывали огонь на поражение. Так, в конце концов, дошла очередь и до Кошелькова, который знал, что на него объявлена охота, однако, поддерживая бандитский авторитет, Москву не покинул. Как загнанный зверь, русский Мориарти метался по окрестностям столицы, оставляя кровавые следы. 

Источники информации:

https://moslenta.ru/city/denga...

https://www.kolesa.ru/article/...

https://www.gazeta.ru/auto/201...

https://www.livejournal.com/me...

https://motor.ru/stories/lenin...

http://www.telegrafua.com/soci...


СССР И МЕДИЦИНА. "И ДОКТОР ПРИШИЛ ЕМУ НОЖКИ, И ЗАИНЬКА ПРЫГАЕТ СНОВА!"

Это было в СССР, 26 августа 1983 год. Время, когда никто деньги на операции не собирал. А когда маленькой литовской девочке отец нечаянно косилкой отрезал ступни, ей был предоставлен са...

Обсудить
    • ilya
    • 12 ноября 2018 г. 21:27
    Спасибо, очень познавательно! Про последний эпизод с машиной подробнейше описано в Сочинениях Ильича - он даже под этот случай подвёл солидную философскую базу. Да, там небольшой разнобой в датах: то ли 6, то ли 19 января - видимо, в связи с переходом на новый стиль. :blush:
  • Интересная статья! :thumbsup: Спасибо, Командор! :blush:
    • kidgv
    • 12 ноября 2018 г. 23:35
    :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup:
  • Да-а. Нету слов :smiley:
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: