Нововведение в редакторе. Вставка постов из Telegram

Рискованная ставка Майи Санду

0 88

Ради референдума о вступлении в ЕС, единственная цель которого – переизбрание Майи Санду, создаются риски для всего процесса евроинтеграции Молдовы

Владимир РОТАРЬ, RTA:

Президентские выборы, намеченные на осень этого года, как и в прошлые разы, пройдут с сильным геополитическим оттенком. Можно сказать, что в определенном смысле «законодателем мод» стала сама действующая власть, когда анонсировала проведение в этом году плебисцита по вопросу вступления в Европейский союз.

Формально идея придумана и озвучена Майей Санду, и, судя по некоторым публичным реакциям и оценкам, инициатива действительно имеет местный характер или, во всяком случае, исходит от иностранных советников президента, в некотором количестве присутствующих в ее окружении. По замыслу референдум о евроинтеграции, скорее всего, выглядел почти беспроигрышной ставкой в свете следующих резонов:

- Процесс сближения с ЕС событийно находится в восходящем тренде благодаря целой серии громких политических визитов и, особенно, событий, как то: получение статуса кандидата, большой митинг в Кишиневе, прием саммита Европейского политического сообщества, решение Еврокомиссии о старте переговоров и их непосредственный запуск, состоявшийся чуть более недели назад;

- Повестка референдума – позитивная, поскольку предполагает голосование за что-то, а не против чего-то. В таком случае человеку психологически проще поставить свою галочку в бюллетене;

- Рейтинг одобрения присоединения к ЕС, несмотря на заметные колебания, не опускается ниже 50%, что в сочетании с голосами диаспоры гарантирует положительный результат.

Нельзя не сказать и то, что на самом деле у президентуры не оставалось большого количества вариантов тем, которые могли бы стать хедлайнером избирательной кампании Майи Санду. Если посмотреть на проблемы, волнующие сейчас наших граждан, то там на первых строчках будут рост цен и бедность, а далее – неуверенность в будущем, война в Украине, коррупция, газовый кризис, безработица. Ни по одной из них нельзя ожидать быстрого продвижения в рамках одного года – либо в силу объективного отсутствия возможности повлиять на решение, как в случае с украинским конфликтом, либо из-за недостатка внутренних ресурсов. Просто давать обещания, как в 2020 году, тоже не получится, поскольку Санду вступает гонку, уже будучи в должности.

На этом фоне евроинтеграция выглядит логичным выходом из ситуации, когда нужна большая осевая тема в пиар-стратегии переизбрания президента. Однако, идея именно народного волеизъявления, как бы красиво она не смотрелась на бумаге, кажется очень спорным и откровенно рискованным решением.

Во-первых, как и предполагали эксперты нашего портала, референдум задуман как конституционный – то есть по его результатам планируется внедрить положение о европейском пути Молдовы непосредственно в основной закон. Это не ноу-хау – курс на полноценное членство в ЕС и НАТО закреплен, к примеру, в украинской конституции. Это произошло в 2019 году и тоже по предвыборным мотивам. Данная амбиция налагает более высокие обязательства на результаты референдума, прежде всего, по явке. Ведь если, допустим, за ЕС выскажется 60% избирателей при явке в 40%, то получится, что важнейшее решение о будущем страны было принято менее чем четвертью населения, что в дальнейшем даст большую почву для сомнений в его легитимности.

Осознавая эту уязвимость, власть пошла на имиджево плохой шаг, совместив дату референдума с президентскими выборами. Почему плохой – поскольку так уже делал небезызвестный Владимир Плахотнюк, за что критиковался, в том числе представителями нынешнего режима. Кроме того, потребовалось в очередной раз корректировать избирательное законодательство, что не рекомендуется делать в выборный год согласно современным демократическим практикам. В ПАСЕ уже озвучили порцию мягкой критики по поводу гармонизации двух голосований в один день. Однако цель повысить явку, в чем честно призналась сама Майя Санду, видимо, перевешивает сопутствующий политический ущерб в глазах президентской команды.

Во-вторых, референдум уж слишком очевидно носит предвыборный характер, что в перспективе может привести к полной ассоциации голосования на нем в пользу ЕС с голосованием в пользу Санду. И в данном случае фактор одобрения населением действующей главы государства способен на каком-то отрезке стать более весомым, чем уровень поддержки евроинтеграции – с довольно непредсказуемыми последствиями.

Мы видим, как оппозиция уже пытается разыгрывать эту карту, называя референдум мошенничеством и политическим маневром, не имеющим ничего общего с реальным процессом евроинтеграции. Тем не менее, власти не отходят от избранной стратегии по корреляции Санду и вступления в ЕС, что доказывает и факт обсуждения в президентуре референдума с руководителями политических партий.

В-третьих, насыщение геополитикой именно нынешних выборов невыгодно с точки зрения того, что такой подход абсолютно не соответствует ожиданиям населения. С момента начала конфликта в Украине и острой фазы противостояния Запад-Россия прошло два года. Клиповость медиасферы и ее основного потребителя не позволяет даже такой глобальной теме надолго удерживать фокус внимания аудитории, особенно когда последняя испытывает ощутимые финансово-бытовые сложности и обращена к нарастающим внутренним проблемам.

Это естественным образом начинает дискредитировать сам процесс евроинтеграции, поскольку выступающая его проводником власть не может обеспечить улучшение качества жизни населения. Это создает условия для появления на политическом рынке страны альтернативных концепций. В первую очередь обращает внимание активность одного из главных оппонентов власти, Илана Шора, который недавно не только провел несколько встреч с российскими деятелями среднего звена, но и объявил о создании НПО, которая будет популяризировать ЕАЭС в молдавском информационном пространстве.

Хотя эта деятельность не видится особо перспективной, она, тем не менее, может дополнительно пошатнуть позиции «евроинтеграции по версии PAS», которая предполагает обрыв связей на восточном направлении. Тем более что Шор в отличие от Майи Санду сможет обещать не благополучие в каком-то отдаленном будущем, а вполне осязаемые и аттрактивные вещи прямо сейчас – снижение закупочных цен на газ, нормализацию торговли, привлечение инвестиций.

Пока в оппозиции нет единой позиции в отношении референдума, что работает на руку власти. Одни считают оптимальной тактикой действий его бойкот, другие – участие в нем и протестное голосование. Можно ожидать, что часть номинальных противников правящего режима, в конечном итоге, с ним тайно договорится и, как минимум не будет мешать референдуму, а как максимум – окажет посильное содействие в его успехе. Но при неблагоприятном развитии событий не исключен и вариант согласованной реакции, вдохновленной шансом «утопить» Майю Санду и ее идею, заодно нанеся фатальный удар по самой PAS в преддверии парламентских выборов 2025 года. И тогда из-за политических амбиций президента пострадать может весь процесс евроинтеграции, ведь провал его поддержки населением может вообще поставить вопрос о дальнейшем курсе развития республики.

Возможно, поэтому в самом ЕС, как можно судить, не слишком вдохновлены идеей молдавского президента и мягко пытаются понизить ее вес, чтобы смягчить возможный урон. Так, по крайней мере, можно расценить заявления главы делегации ЕС в Молдове Яниса Мажейкса о том, что после окончания переговоров с Брюсселем может потребоваться повторный референдум.    

Дали!

Дали! Дали! Я смотрю, пока мы с товарищем Кармановым отмечали его очередной прилёт в нерезиновую, в комменты под никак не связанные с этим темы набежали «ниразунеботы» с криками &la...

Когда Россия развяжет себе руки на Украине, то вернется в Закавказье на новых условиях

Наличие миротворцев в Закавказье, при том что Армения сделала ставку на Запад, на Европу, может послужить способом организовать провокации против России.- Ростислав Владимирович, россий...