• РЕГИСТРАЦИЯ

Архетипы славянского сознания - Облик Волка - Часть V.

1 4286

Удивительно, но тема жертвоприношений или ритуального поедания у разных древних народов касается практически любых животных, птиц, пресмыкающихся и насекомых, но только не волков (разумеется, с учётом региона постоянного проживания того или иного народа). Фрэзер упоминает всего лишь два момента, связанных с волками: в первом случае речь идёт о герое скандинавского предания Ингиальде, сыне короля Аунунда, который в юности отличался робостью, но, съев волчье сердце, Ингиальд стал отменным храбрецом. Впрочем, отношение скандинавов к волкам достаточно характерно отображено в их мифологии, ознакомиться с которой может каждый желающий – эта литература была всегда широко доступна (в отличие, скажем, от качественной литературы по истории и мифологии славян). Упомяну только чудовищного гигантского волка Фенрира, которого боги посадили на цепь с третьей попытки, чтобы он не сожрал весь мир. По легенде, Фенрир в битве перед концом света пожрёт самого Одина, но будет убит Видаром, который разорвёт ему пасть и тем самым отомстит за отца. Впрочем, и у Одина были в услужении ещё два волка с характерными именами – Гери («жадный, прожорливый») и Фреки («яростный»). Что в одном, что в другом случае со скандинавскими волками имеет место быть только одно понятие, даже в их именах – жрать, жрать и только жрать. Видимо, потому, что думать попросту некогда, да и нечем. Ну а после наполнения желудка, вероятно, всегда следовало то, что рифмуется со словом «жрать».

Вернёмся к Фрэзеру. В отличие от скандинавов, у индейцев-чероки, оказывается, был более эстетичный подход: речь идёт об умилостивлении охотниками диких животных, чтобы сородичи (или духи) этих животных не мстили охотникам. В частности, индеец-чероки «не осмелится убить волка, если есть возможность этого избежать; у него нет сомнения в том, что сородичи убитого зверя отомстят за него. Он считает также, что в будущем оружие, которым был убит волк, потеряет силу, если его не очистит и не заговорит какой-нибудь знахарь. Впрочем, лица, которым известны надлежащие искупительные обряды за это преступление, могут убивать волков безнаказанно; таких лиц иногда нанимают чероки, чьи стада или рыбацкие снасти страдают от набегов волков».

Фрэзер неоднократно обращал внимание на то, что «…первобытный человек не проводит чёткой разграничительной линии между собой и некоторыми видами животных. Многие животные представляются ему ни в чём не уступающими и даже превосходящими его не только в том, что касается грубой физической силы, но также и в отношении умственных способностей. Так что если он по доброй воле или по необходимости решает лишить их жизни, то уже из соображений собственной безопасности он чувствует себя обязанным придать своему поступку видимость полнейшей почтительности не только в глазах живой особи, но и в глазах отошедшего духа и всех других животных данного вида. Иначе этот вид сочтёт себя оскорблённым обидой, подобно тому, как племя считает делом своей чести отомстить за ущерб и обиду, нанесённую кому-нибудь из его членов».

Не совсем, правда, понятно, как первобытный человек и по чьей «доброй воле» решал лишить животных жизни – не то само животное должно было выдать человеку индульгенцию, не то человек обязался уговорить животное на добровольное умерщвление. Возможно, это либо некорректность перевода с английского, либо Фрэзер в своё время окончательно дописался… но главное не это. Интересно само вышесказанное. И вот почему: отсутствие разграничительной линии между человеком и животным наводит на мысль, что как раз это могло оставить свой след… в будущем, когда постепенно зарождались и формировались мифология и фольклор, где тесным образом переплетается мир людей и животных. И последние, в свою очередь, наделялись человеческими чертами и особенностями характера! Снова продолжение цепочки!

О точно таком же, единосущем человека и животного упоминает В.Я. Пропп, описывая перевоплощения в сказках (Глава VI. Переправа. 3. Зашивание в шкуру животного):

«В сказке весьма распространена следующая форма переправы: герой не превращается в животное, а зашивает себя в его шкуру или влезает в его падаль. Птица его подхватывает и уносит. Вариации этого мотива очень разнообразны. …Старое, наиболее древнее животное, служащее для переправы – птица – еще не забыта. Она фигурирует в роли переносчика. Но вместе с тем здесь уже отражены лошадь, корова и бык.

Это предположение подтверждается материалами. Наложение кожи встречается в обрядах посвящения, символизируя единосущие с животными. Посвящаемые плясали, одетые шкурой волков, медведей, буйволов, подражая их движениям и представляя из себя тотемное животное (Webster 183)».

Остаётся не вполне ясным, почему всё же характеристики таких животных, как волк и лиса в русской сказке оказались вывернутыми буквально наизнанку: волк, умнейший зверь, каковым он является в природе, вдруг превращается в «дурня» (Афанасьев), а лисица, наоборот, становится умной, хитрой и коварной? Снова воспользуемся методом сравнения.

В том, что касается характеристик волка в народных преданиях и сказках, А.Н. Афанасьев делает основной упор в описаниях на его «хищный и разбойничий нрав». Мол, по народным понятиям, облака на небе представляли собой «…благодатные небесные стада, дарующие земле плодородие. Как обыкновенный, домашний скот имеет страшного врага в поедучем волке, так и небесные стада, выводимые богиней Утренней Зорёю и весенним Перуном, должны были иметь своих мифических волков, представителей тёмной ночи и губительного влияния зимы». То, что волки в природе являются представителями тёмной ночи, и в зимнее время, с голоду, действительно способны нападать на домашний скот и прочую живность, вплоть до человека – подмечено народом более-менее верно. Однако и зима на самом деле бывает не всегда губительна, т.к. земля отдыхает под снежным покровом до весны, до земледельческих работ в новом году. И волки на самом деле нападают на домашний скот или людей лишь от крайней необходимости, а не по прихоти или с жиру. Что же касается мрачных сказок о волках, то лишь народная фантазия могла наделить волка негативными качествами вплоть до совершенно мифических особенностей («волк, пожирающий солнце»). Даже в народных загадках слово «волк» принимается за метафору ночного мрака, темноты, страха. Это неудивительно. Представьте себе картину: зима, ночь, метель, внутри избы полумрак, еле освещаемый огоньком лучины, отчего по тёмным углам мерещится всякое. И старый дед или баба рассказывают ребятне что-нибудь эдакое. И вой голодной волчьей стаи снаружи… Ну и каковы ощущения? Отсюда и сказки о волках-оборотнях. Сказки, которые на Руси были не менее популярны, чем в Европе. Хотя в таком извращённом виде («исчадие ада», «апокалиптическое чудовище», монстр), как в любой европейской или скандинавской сказке, в нашей образ волка-оборотня не встречается.

И всё же, если рассматривать сказки не поверхностно, следуя хоть немного своим внутренним, истинным природным ощущениям, и не опираясь только лишь на книжные источники (точнее, подойти к ним критически, а не бездумно), выясняется одна любопытная, но малоприятная закономерность – стадо всегда было и остаётся стадом, которое пасут, а иной раз и режут волки (волчьи пастыри). В прямом и переносном смысле. Именно поэтому некие «пастушеские племена» (термин Афанасьева), всегда психологически (в первую очередь) боятся волков – если уже и в сказках отложился этот комплекс «народной» неполноценности. К счастью, не везде. И не у всех. Иначе не было бы потом ни «Слова о полку Игореве», где та же тема волка-оборотня представлена совершенно по иному; не было бы ни Ивана-царевича и его серого волка, ни других, лучших примеров русской словесности.

Пожалуй, есть только два действительно уникальных упоминания у Афанасьева о волках и оборотничестве. Первое, со ссылкой на Геродота: «В стране, лежащей на северо-запад от истоков Днестра, жил народ невры. За сто лет до похода Дария против скифов они вынуждены были змеями, частию расплодившимися в их краю, частию пришедшими из северных пустынь, оставить свои прежние жилища и искать приюта у соседнего и родственного племени – будинов. «Нравы их, замечает Геродот, несколько похожи на скифские; людей этих почитают чародеями, и точно, жившие в Скифии рассказывают, что каждый из невров раз в году оборачивается на несколько дней в волка и потом снова принимает свой обыкновенный образ».

И второе: «Утративши настоящее значение мифа о волках-тучах, гонимых змеями-молниями, фантазия сочетала его с преданиями о передвижении кочевых племен; к такому подновлению старинного сказания она, очевидно, была увлекаема теми народными прозвищами, которые давали повод смешивать басню с историей: по исследованиям Шафарика, могущественный славянский народ Лютичи или Волчки (Вълцы, Вълчки, Вильцы) обитал именно в той самой стране, где находились жилища невров и которая потому называлась Вилкомир (волчий мир).

В приведённых двух упоминаниях о способностях невров – лютичей «оборачиваться в волков» и обратно в людей отчётливо прослеживается жреческий уровень, которым обладали если не все, то хотя бы часть невров. Выражаясь простым языком, вероятно, они владели какими-то тайными знаниями. А это уже не просто мифология и не сказки, а ближе к реальности, пусть и древней.

Нечто подобное можно наблюдать и у японцев – у них также причудливо переплетается реальность и миф. Хотя вряд ли речь идёт об истинных чародейских способностях. Например, в мифологии и сказках Японии также присутствуют образы волка и лисы. Это божества, каждое из которых наделено специфическими чертами:

«Божество в образе лисицы, верят японцы, имеет тело и разум человека. В Японии построены специальные храмы, в которых собираются люди, якобы обладающие лисьей натурой. Под ритмичные звуки барабанов и завывания священников прихожане с «лисьей натурой» впадают в состояние транса. Они полагают, что это дух лисицы вселяет в них свои силы. Поэтому люди с «лисьей натурой» считают себя в некотором роде колдунами и провидцами, предсказывающими будущее. …Издавна в Японии поклонялись и волку. До недавнего времени волка считали духом гор Оками. Люди просили Оками защитить посевы и самих тружеников от различных напастей. Так, рыбаки до сих пор просят его о ниспослании благоприятного ветра. В ряде провинций люди до недавнего времени считали волка главным среди животных. К нему обращались во время стихийных бедствий и даже просили излечить от болезней; многие и сейчас поклоняются волку и молятся ему в храмах».

Одна из японских сказок эпохи позднего феодализма также характеризует волка с положительной стороны – сказка «Волосок из волчьей брови». Сказка очень короткая, но содержит определённый философский подтекст:

«В старину один человек дошёл до крайней бедности. Не было у него за душой ничего. «Чем дальше так жить, пусть лучше меня волки сожрут», – подумал он и отправился в горы. Настала ночь, появился матёрый волк, увидел человека, но не тронул его.

Почему ты не съел меня? – спросил бедняк. Волк в ответ:

Мы не каждого пожираем. Бывает, человек только с виду похож на людей, а душа у него звериная. Ты настоящий человек, таких мы не пожираем. Изумился бедняк.

Но как вы узнаете, что у человека душа звериная, если он по виду ничем от других людей не отличается? – спросил он.

А мы глядим сквозь волоски наших бровей, чтобы узнать правду.

С этими словами волк вырвал у себя из брови один волосок и подарил его бедняку. Взял бедняк волчий волосок, завернул в тряпицу и спрятал за пазухой. «Что ж делать? – думает. – Волки и то не послушались моей просьбы, оставили в живых. Одно осталось: пойду бродить по свету нищим странником».

Как-то раз постучался странник в двери дома: пустите на ночлег. Старик-хозяин с охотой согласился, но вышла его старуха с лицом, перекошенным от злости, и отказала в приюте.

Тут вспомнил странник о волчьем волоске, достал его из-за пазухи и поднёс к своему глазу. Вот тебе на! Перед ним – коровья морда. Дал тогда странник волчий волосок старику-хозяину. Поглядел старик и только охнул. Не человек его старуха, а злая бодливая корова! Выходит, правду сказал волк: не все люди – настоящие люди».

Поневоле вспоминается известная латинская поговорка: Homo homini lupus est – «Человек человеку – волк». Видимо, правы были древние, изрекшие это. И в самом деле: если сравнить разные сообщества людей, проживающих на планете Земля (со всеми вытекающими) и вспомнить японскую сказку о волоске из волчьей брови – выходит, что не сообщества это. Стаи. Только совсем не сказочные. Сказочный мир всё же отличается от мира человека, хотя изначально человек не разделял себя и животных на отдельные или враждебные друг другу части природы.


"Чё ле делай, даром не живи!"

Я ОТКРЫВАЮ ТАЙНУ: что было за кулисами нашей дуэли с Иоганном Вайсом

✔ Пару месяцев назад перестали появляться статьи от одного из моих самых любимых авторов – Иоганна Вайса. Я старался отгонять плохие мысли и очень надеялся, что вскоре он вернётся из от...

"Советские" креаклы на примере Ехидного Дугласа

Есть много почитателей СССР. Многие вспоминают о нём с теплотой. Другие ностальгируют по юности или детству, пришедшимся на советский период. Нам, родившимся в СССР, есть что вспомнить....

Исторические войны

Исторические войны – это то, что давно мне интересно и важно. Собственно, я уже двенадцать лет ими занимаюсь. С тех пор, когда с нашей стороны оборону держали буквально единицы. Исторически...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Загрузка...

    Появление писаного права в Древней Руси и княжеская власть

    Данные проблемы решались в том числе и путём создания и перера-ботки писаных сборников права. В.О. Ключевский, однако, считал византийским влиянием саму идею «законодательной обязанности» княжеской власти. Аналогичные воззрения мы видим также у М.К. Любавского . На первый взгляд, они правы, ибо правотворчество Ольги и Владимира Святого, вопреки известному в науке мнен...
    2186

    ВЕРХОВНАЯ ВЛАСТЬ И ПРИНЕСЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ЖЕРТВ У ВОСТОЧНЫХ СЛАВЯН

    В «Повести временных лет» (ПВЛ) по Лаврентьевскому списку под 983 г. читаем: «Идее Володимеръ на Ятвяги, и победи Явтяги, и взя землю их, и иде Киеву, и творяше потребу кумиром с людми своими. И реша старци и бояре: «Мечемъ жребии на отрока и девицю, на негоже падеть, того зарежемъ богомъ». Аналогичный текст мы видим и в других древнейших летописях – Ипатьевской, Радз...
    2451

    Национальное сознание и самосознание России на историческом фоне.

    В мировой исторической науке немало написано о крайнем своеобразии русской цивилизации. Русь считают догоняющей, специфической европейской, азиатской, крестьянской, иррациональной, самой деспотичной, самой анархичной… Существует и множество других определений и осмыслений, предложенных историками, философами истории, культурологами. Сквозь туман предубеждений и идеоло...
    2734

    Ритуальные бесчинства - Анти-миры русского мира.

    Обрядовое ряженье встречается у многих народов. Оно известно в нескольких формах, каждая из которых так или иначе сопряжена с мотивом страшного мира. Одну из них (она характерна и для русской традиции) отличает связь с двумя особыми сторонами обрядовой культуры — игровой и смеховой.Ряженье - это всегда внешнее преображение. Меняя свой облик («облик человеческий премен...
    6390

    Соха, Чепигы - и другие тайны астрономии Русов.

    Потребности ориентации и определения времени рано выделили астрономию среди других областей научного знания в отдельную отрасль. Среди первых богов человечества -олицетворенные в светилах солнце и луна. На обширной территории, которую впоследствии заняли восточнославянские племена, издавна существовал разработанный культ светил, звезд и, возможно, астрономических явле...
    2402

    Архаическое сознание и медицина. - Ч.III.

    Рассматривая же сюжет о «невесте из бани», которая воспитывалась ба-енником до брачного возраста, легко понять, что до крещения и венчания, об-ретения женского головного убора – повойника и введения её в избу, что тож-дественно обретению соответствующего общественного статуса, это существо не имело никакого вида (облика), что тождественно, в свою очередь, отсут-ствию ...
    2762

    Архаическое сознание и медицина. - Ч.II.

    Восточным славянам были присущи обычные для архаических обществ и культур явления «перенесения» свойств одних предметов и явлений на другие, между которыми мыслилась, таким образом, своего рода связь. Так, для борьбы с вредоносным колдовством можно было нанести ведьме увечье, «заткнув в щелях хлева крапиву, нож или косу». Её также можно было уничтожить, если чучело ко...
    2617

    Славяно-Русы в VII веке, о чем умалчивает классическая наука.

    История Руси полна загадок и тайн, сегодня хотелось бы заострить внимание на одном, пожалуй в самом простом вопросе, если до образования Древней Руси, были известны племена вятичей, древлян, дреговичей, полян, то куда же подевались сведения о них? Неужели у этих племен не было соседей? Неужели все они были молчаливы и бесписьменны? Глупо предполагать, что сведений не ...
    2925

    "И все б, я пила, все б, я б, ела" - Питейная культура Древней Руси.

    В Древней Руси вплоть до XIV века существовали следующие напитки: живая вода, сытa, березовица , вино, мед, квас, сикера и ол. Грань между алкогольными и безалкогольными напитками была весьма условна. Безалкогольными являлись лишь первые два: вода и сытa (смесь воды и меда), да и последняя могла забродить и превратиться в слабоалкогольный напиток. Уже березовица (бере...
    3947

    Архаическое сознание и медицина. - Ч.I.

    Существуют очень интересные примеры смешения языческих и христи-анских черт в древнерусских апотропеях. «Г(оспод)и, помози рабу Своему Фоме», - такой чисто христианский текст читаем на кабаньем клыке, найденном во Вщиже в слоях уже XII в. Такое соседство поражает, ибо есть данные, согласно которым изначально кабан (свинья) – священное животное индоевропейцев, в том ч...
    2205

    Душа скоморохов. - Гудок - русская скрипка.

    Некоторые писатели уверены, что в скрипке скрыто женское начало. Она или озорная девчонка, или печальная женщина, или трагическая старуха. Народные исполнители считали, что звучание скрипки подобно человеческому голосу. А еще говорят, что столетия назад извлекать из скрипки мелодию удавалось только мужчинам. Сегодня скрипичная игра в деревнях практически исчезла. Сей...
    3447

    Обретение утраченного. Обряд принятия волчьей силы.

    Здравствуйте, дорогие друзья!Продолжаю публиковать серию постов, посвящённых восприятию волчьей силы в казачьей среде.Данные Льва Диакона  и «Слова о полку Игореве» не просто подтверждают друг друга, но и показывают, что оборотень, в том числе и лидер-оборотень становится таковым не в силу наказания за совершённые преступления, на что акцентируют внимание древнег...
    2658

    Илья Муромский (Русский) - Европейский след русского эпоса.

    Фольклорные герои далеко не всегда остаются только в рамках одной культуры. Контакты между народами приводят и к тому, что и герои их сказаний, эпических песен, мифов могут перейти межэтнические границы и стать героями народного творчества уже другого народа. Иногда такие переходы оказываются полезными при попытках уточнить хронологию появления фольклор...
    2827

    Обряд принятия волчьей силы.- Инициация.

    Тема оборотничества – одна из тех мистических тем, что обрели особую популярность в последние годы: книги, фильмы, разнообразные байки-страшилки вовсю её муссируют. Возможно, одной из причин популярности является тот факт, что в данном случае байки и легенды имеют под собой вполне реальную, хотя и не буквальную, основу – как в истории, так и в психиатрии (ликантропия)...
    3519

    Фольклор. - Феномен куклы в мировом массовом сознании. Часть II.

    Детской игрушкой кукла стала не так давно, а фигурки, изображающие человека, появились чуть позже, чем сам человек.Все, что происходило вокруг первобытного человека, было непонятным и очень часто жестоким и пугающим: с неба лилась вода и падал стрелами огонь (дождь и молния). Вода, если это был сильный ливень, смывала и уносила жилища, людей, посевы. Когда разливались...
    3080

    Фольклор. - Феномен куклы в мировом массовом сознании. Часть I.

    Кукла — одна из интереснейших страниц в истории культуры. Человек соединен с куклой куда более прочно, чем мы сегодня можем представить. Кукла, повторяя человека и отталкиваясь от него, связана с ним физическими, психологическими и мировоззренческими связями. Трудно сказать точно, но кукла как детская игрушка появилась у славян около 1000 лет назад — это подтверждают ...
    3362

    Обряд принятия волчьей силы.- Продолжение. -Индоевропейские корни.

     Согласно легендам, Ромул и Рем, Кир, Заратуштра были выкормлены волчицами. Такие предания восходят к тотемическим мифам. Ведь реальные дети-«маугли» приживаются в человеческом обществе с большим трудом. Волк, особенно часто изображавшийся в искусстве сарматов, видимо, был их тотемом. В нартовском эпосе осетин (потомков сармато-аланов) предком героев-нартов являе...
    5761

    Судьба Русов. - Пасха - Ты ли это?

    Христианский праздник пасхи имеет длинную и сложную историю.Древнееврейский праздник пасхи зародился приблизительно 3500 лет назад, когда евреи занимались скотоводством кочуя со своими стадами по Аравийской пустыне Изначально это был скотоводческий праздник. Так как весна была важным моментом в жизни скотоводов, именно весной происходил массовый приплод...
    13169

    Обряд принятия волчьей силы. - Продолжение. - Психосоматическая защита.

    В мифологии и эпосе индоевропейских народов важное место занимает образ воина-оборотня. Представление о том, что человек может превратиться на время в животное (и сохранить при этом человеческий разум) восходит своими корнями к временам тотемизма.Самые известные животные для подражания являлись кабан, медведь, волк (собака). Вообще, волк являлся визитной карточкой и...
    6462

    Обретение утраченного. Обряд принятия волчьей силы.

    Древние источники - саги, летописи, древние песни и сказания - древнейшие рассказы, которые позволяют понять саму душу народа. О Гуннлауге Змеином Языке, о Тормоде Скальде Чернобровной, о Магнусе Добром, коего Ярослав Мудрый в детстве держал у самого сердца своего…«Старшая» и «Младшая Эдды». Сборники рассказов о песен о богах и героях, - великих и коварных, сильных и ...
    14126
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика