Меня терзают смутные сомнения...

15 1336

     Каждый день,просматривая новостные ленты, я всё более убеждаюсь в том, что меня где-то намахивают) При этом не имеет значения,статьи какой политической окраски пытаются донести до меня истину в последней инстанции. Полное ощущение пожара в борделе - кто-то бегает и орёт, кто-то невозмутимо продолжает заниматься своим делом, кто-то под шумок бьёт кому-то морду, фоном играет лёгкая расслабляющая музыка. За окнами пожарные дерутся с медработниками и полицейскими, местные жители в большом количестве всё снимают на камеры. В толпе работают гадалки и карманники, а неподалеку, в темноте, не обращая внимания на суету, компания деловитых ребят занимается чем-то непонятным, но однозначно не сулящим ничего хорошего окружающим.

Рефлексии

Он свободен был и счастлив, Никому не сделал зла. Он только пел, хотя его Никто не звал Я тут порефлексирую немножко, ладно? Когда я был молодой и глупый, я всегда удивлялся сказке про &l...

Пакет с пакетами или мечты о воровстве

Садовод зигующий, маразматический, одна штука Вот неймётся нищим европейцам хоть как-нибудь отжать российских денег. Неможется просто, кушать не могут и компот не льётся в рот. Не мытьём, так к...

Gooooooood morning, Украина!

Украинские военные не нарадуются в соц. сетях количеству ежедневных ФАБов, выпускаемых только на Авдеевском направлении. России и не жалко, 100-150 планирующих бомб ежедневно прилетают ...

Обсудить
  • Ну и чо? *Инфопространство* тем и отличается от объективной *реальности*, что в инфопространстве возможно всё и никто ничего не гарантирует. Вашы заходы в *инфопространство*, описанные выше, ещё боль-мень приличные. Бывает и хуже. Некоторые из окон выбрасываются. . Грибы.
  • Ззаммичаттилльннаа ...
  • Пожар в публичном доме. Из всех окон раздаются крики: — Воды, воды! Вдруг из окна на втором этаже высовывается порутчик Ржевский и кричит: — А в тринадцатый номер шампанского! :smile: :smile:
  • победитель будет жить, проигравший нет
  • А в это время несколько несчастных арабов-беженцев, соскучившихся по сексу, в берлинском метро деловито и не спеша насилуют в вагоне счастливых и толерантных немцев.