Русско-шведская война 1741-1743 гг.

2 5257


Я не хочу сказать, что со смертью императрицы Анны Иоанновны, в октябре 1740 года, Россия лежала в ауте, ибо вопрос, когда она в нем не находилась. Однако, факт есть факт: царица умерла, иностранцев, чаще немецкого происхождения, на правящих постах приличное количество, страна у нас – богатая, просторная, но вот беда, «места под солнцем», увы, наперечет, и многих русских аристократов до геморроидальных колик нервировало то, что Русь-матушку грабят чужеземцы, а не они сами ….

К Смуте, с одной стороны, ничего не вело, ибо законного императора мы имели (Иоанн VI), хоть тот пока что даже на горшок самостоятельно ходить не мог. С другой стороны, была у нас, также, и цесаревна Елизавета Петровна, которую по формальным основаниям с престолом обошли, и на которую с надеждой смотрела вся «прогрессивная часть русского народа».

Таким образом, в стране было не спокойно, и знали об этом все. В том числе и шведы, которые предложили дочери Петра Великого свои услуги с денежным содержанием в обмен на самую что ни на есть малость: взойдешь на трон, и все батькины завоевания вернешь нам обратно. Елизавета, в отличии от, например, Михаила Сергеевича Горбачева, разум имела, и понимала, что всё это завоевано кровью, потом и жизнями наших людей, и приносить оное в жертву ради личных амбиций – преступление.

В общем шведы, заручившись поддержкой Франции (ей было необходимо чем-то занять Россию, поскольку мосье собирались воевать со Священной Римской империей, союзницей нашей то бишь), и договорившись с Турцией, 28 июля 1741 года объявляют нам войну. И тут у них вышел первый провал: османы, узнав об этом, развели руками, мол, мы ж договаривались, что вступим в дело, если НА ВАС нападут, а не если ВЫ ПЕРВЫЕ В ВОЙНУ ВСТУПАЕТЕ. А чего, собственно, удивляться? У турок были свежи воспоминания о том, как нелегко им пришлось в русско-турецкую 1735-1739го, где мы впервые в Крыму от души отдохнули.

Ладно, ничего, как говорится, Карл XIIй в наших сердцах, а Густав II Адольф сверху взирает на нас! Генерал Левенгаупт веди нас вперед!

И они пошли, при том ничего лучше не придумав, как обозначить себя освободителями русского народа от немецкого засилья… Не шучу! Был даже манифест, подписанный шведским главнокомандующим.

И тут у шведов случился второй провал: кто ж Россию идет освобождать с 17 000 войском, да ещё и разделенным? Не солидно как-то, согласитесь!

Русской армией командовал фельдмаршал Петр Петрович Ласси, герой последней войны с османами, талантливый военачальник, и просто хороший человек! Первым делом он, имея под началом 10 000 солдат, приступил к Вильманстранду (это в Финляндии, нынче зовется Лаппеэнрантой), где находилась 6 000 шведских солдат под командованием генерала Врангеля. Хотя бывших викингов было меньше, но они занимали достаточно выгодную позицию, находясь под прикрытием артиллерии города. Ласси, применив кавалерию, смог и шведскую пехоту отбросить, и часть орудий захватить, а после неудачных переговоров, штурмом взял Вильманстранд, обыватели которого, наравне с пленными военнослужащими, были отправлены осваивать огромные просторы нашей необъятной Родины. Шведы потеряли убитыми около 4 000 человек, наши потери были вдвое меньше.

«Ладно, это был просто неудачный год, - быть может подумал Левенгаупт, когда узнал о первом поражении, - но вот в следующем году нам точно свезет!» - и в конце осени уходящего 1741го начал стягивать имеющиеся силы у Кварнбю, что недалеко от современного Хельсинки. Тут вышел очередной провал: оказалось, что мало стянуть 24 000 солдат в одну точку, нужно ещё как-то организовать их быт, ибо места там не приветливые, холодные… В общем, как итог, воевать смогли не более 15 000.

Пришедшая к власти в России императрица Елизавета Петровна заключила со шведами перемирие, ибо все мы люди, и все понимаем, что на российском северо-западе, как и на финском юго-востоке, зимой много не навоюешь.

Отогревшись и отдохнув, в июне 1742го года русская армия вступила на территорию Финляндии, попутно раздавая чухонцам искренние заверения в вечной дружбе и братстве народов в случае, если те не станут принимать участия в войне против России, обещая, если всё удачно сложится, даровать этой территории широкую автономию в составе нашей империи. Ну, чухонцы и развесили уши! В принципе, их понять можно: устали они от шведской великодержавности, надоело им армию содержать (в т.ч. выставлением солдат с лёна), налоги платить, а тут русские обещают много чего интересного … Ну у Левенгаупта армия и стала таять потихоньку, ибо многие солдаты были из этих мест, всем хотелось домой, к маме/жене. И чтобы служба по призыву стала только лишь страшным сном!

Короче говоря, долго 20 000 войско Ласси искало 17 тысячную шведскую армию, заняв попутно несколько крепостей (Фредриксхам, Нейшлот, Тавастгус, Борго), и вот, у Гельсинфоргса, настигло своего противника. Поскольку генерала Карла Эмиля Левенгаупта вызвали на разбор полетов в Стокгольм, командование было поручено генерал-майору Жану-Луи Буске. Короче, то ли Буске случайно увидел как русские на природе «пятницу отмечают», с шашлыками, мангалами, водкой, и песнями, то ли его напугала рыбалка моряков нашего Балтийского флота, подошедшего для осуществления блокады Хельсинки-Гельсинфоргса с моря (по принципу «что там, на этой рыбалке, уметь – наливай да пей»), но просидев в осаде всего пару недель он согласился на капитуляцию, попутно договорившись, что мы ему даем возможность отбыть с войском в Швецию, а он нам за это отдает весь город с целыми винными погребами и артиллерией.

Для стокгольмского кабинета это было большим провалом поскольку вся экономически состоятельная часть Финляндии была занята русскими войсками!

А что же военные моряки обоих государств? Где же они, особенно шведские? А не было их! Как оказалось, шведский ВМФ тех лет страдал теми же болезнями, что и российский: ветхость корабельного состава, плохое качество пороховых смесей, недостаток финансирования, поэтому всё на что хватило сил – поиск друг друга с надеждой на то, что, авось, не найдём, а там и война, даст Бог, кончится! Тем не менее, блокаду Гельсинфорса с моря наши балтийцы всё же смогли осуществить. Правда, вице-адмирала Захара Даниловича Мишукова, видимо в качестве поощрения, сняли с должности, и, попутно, в отношении него открыли служебную проверку.

Поняв, что дело швах, шведы решили заключать мир, и с января 1743го года, в городе Або (современный финский Турку), начали вести переговоры, а пока они велись, военные моряки противоборствующих сторон вновь усиленно друг друга искали. И ведь нашли!

Гребная флотилия (9 единиц) под командованием капитана 1го ранга И. И. Кайсарова у острова Корпо 20 мая встретила соединение шведских галер (19 единиц) адмирала Фалькенгрена, и в ходе трехчасового боя шведские силы были вынуждены отступить.

Наши военные «немного» раззадорились своими успехами и, погрузив в Кронштадте на галеры десант, укрепив эскадру восемью линейными кораблями, 8го мая 1743го года, после личного благословения посетившей моряков императрицы, вышли в море с четкой целью: идем на Стокгольм, а там – будь что будет! Параллельно предполагалось, что в пути мы, если встретим, то обязательно уничтожим флот шведский. Нет сведений о том, обещали ли нам три дня гуляний в шведской столице.

Шведы, осознавая что в море им тоже будет не сладко, от прямого боестолкновения с нашим флотом уклонялись. Возможно, надеясь дать бой у ближайших береговых батарей.

Как бы то ни было, но десант на Стокгольм у нас не состоялся. Мы получили известие о том, что согласно Уверительному акту от 17.06.1743 года боевые действия прекращаются, и все идут по домам, а были мы практически вблизи своей цели!

Упомянутый мною выше акт перерос в итоге в Абоский мир, подписанный сторонами 07го августа 1743го года по которому к России отошла юго-восточная часть Финляндии со всеми крепостями, плюс шведы вновь признавали положение нашей страны на Балтике, и все завоевания Петра Великого оставались за нами. Ну и на стокгольмский престол возвели «нашего» кандидата.

Как автор, я полагаю, что Елизавете Петровне просто было не до долгих войнушек, тем более что на южных границах у нас Османская (Оттоманская) империя, и в случае чего, война на два фронта для России была бы очень обременительной. Хотя, быть может, высади мы десант в 1743м, и начни операцию в самой Швеции, то, возможно, не было бы нашего поражения во 2м Роченсальмском сражении через 50 лет после описываемых событий (и угрозы с моря Санкт-Петербургу), и через 70 лет после подписания Абоского мира русской армии не пришлось бы переходить зимой 1809го года Ботнический залив для того чтобы оказаться у стен шведской столицы.

Однако, я более чем уверен, что наши высшие государственные деятели середины XVIII века были не глупее нас с вами, и исходили из тех реалий, которые сложились на текущий момент, ибо высадить армию на территорию неприятеля – это одно, а вот удержаться и снабжать такое войско – вопрос уже совершенно другого характера, и он был бы основным.

Доказала свою эффективность - новейшая "Деривация-ПВО" запущена в широкую серию.

Примерно три-четыре месяца назад появились довольно интересные кадры, на которых запечатлена эффектная работа новейшего зенитно-артиллерийского комплекса "Деривация-ПВО", которая, судя ...

"Мирные" планы на пороге победы России

Практически одновременно с публикацией мирного плана Эрдогана, предполагающего возвращение к принципам Стамбульских договорённостей 2022 года, с предложением вернуться к идее Стамбула в...

Четвериковый однодворческий хлеб России

Четвериковый однодворческий хлеб РоссииОднодворцев относят к промежуточной сословной группе. Первые упоминания о них на юго-западных границах империи относятся к XVI — XVII векам. Понач...

Обсудить