Маяк Лахта Центра

52 2144

С самого утра палило солнце, и стояла жара. Мне давно пора было съездить в МРЭО, чтобы снять с учета машину, которая уже давно догнивала во дворе какой-то станции техобслуживания на краю города. Этим я и решил заняться сегодня. Написав заявление и получив справку, я с удовольствием вздохнул, что теперь меня перестанут мучить налогами за несуществующее имущество.

Домой со Старой Деревни я попал уже ближе к обеду. Перед домом я завернул в магазин и купил блок сигарет и почему-то, купил ячейку яиц 30 штук вместо десятка как обычно. Продуктов дома кроме консервов не было, готовить мясо из морозильника было лень. Да и за неделю отсутствия дома жены я уже привык довольствоваться яичницей и какой-нибудь банкой консервов к вечеру. Неделю назад жена уехала к родителям в Оренбург на два месяца. Старики у нее были еще живчики, но им всё же требовалась помощь, особенно летом, когда они выезжали из города на дачу до осени.

Дома было душно и жарко. Стены дома были нагреты, и все тепло с нижних этажей конвекцией передавалось до моего восемнадцатого этажа и далее до самого верха дома. До вечера мне нужно было закончить большую работу по редактуре и отправить ее заказчику. Для её завершения требовалась всего пара часов. Чувствуя легкую усталость, я прошел в душ.

Выйдя из душа, я непроизвольно заметил, что в квартире потемнело, и духота усилилась так, что было просто нечем дышать. Подойдя к окну, я заметил, что небо заволокло белой пеленой сплошной облачности. Удивление вызвали не облака, а скорость, с которой они образовались. До похода в душ на синем небе не было ни одной тучки. Но еще больше меня удивило то, что на город с востока шел фронт низких свинцового цвета туч. На душе как-то стало неспокойно. Меня преследовало предчувствие чего-то странного, необычного и пугающего. Подавив тревогу, я решил заняться работой.

Я включил компьютер, загрузил редактор и стал обрабатывать сегмент за сегментом, время от времени поглядывая в окно. На улице стало еще темнее, и начались порывы ветра. Хлопнула дверь на балкон, и я пошел закрывать форточку в комнате, окно которой выходило на другую сторону, во двор. На балконе, прикрыв задвижную раму остекления, я решил перекурить. Ветер усиливался, превращаясь в ураган. С восемнадцатого этажа я наблюдал, как гнало по небу тучи, как внизу разбегались люди, ища укрытие, как гнуло и мотало деревья, а вода в Юнтоловском канале словно кипела. На улице стало темно, как вечером. Тревожное состояние усиливалось.

Я вспомнил про жену и набрал ее номер. С первого раза не получилось. Набирая номер второй раз, я получил встречный звонок от жены. После обычных расспросов как дела, она сообщила о сильном ураганном ветре в Оренбурге. В тот момент она была на даче с родителями. И они ей сказали, что не помнят такого ветра с 1972 года, когда на даче повалило забор. Домик был старый, но крепкий. Эта была просто будка-вагончик со стальным каркасом, обустроенная невысокой двускатной крышей, крытой рубероидом, и пристроенной верандой. Во всяком случае, дом не снесет, подумал я, представляя, что у них там творится.

Через некоторое время связь прервалась. Мои попытки дозвониться не увенчались результатом, всплывало сообщение «сеть не найдена». Все же немного успокоившись, я вернулся к работе, но через некоторое время обнаружил, что нет интернета. Попытки переустановить модем тоже ни к чему не привели. Я уже заканчивал работу и нервничал, что не смогу вовремя отправить работу заказчику сегодня, а завтра придется оправдываться, что не было света. Заказчик может не поверить и за задержку заказа вычесть определенный процент из моей оплаты.

Работу я так и не отправил. То, что произошло дальше, заставило надолго забыть о работе. Я глянул на экранные часы на стене. Красная индикация показывала 16:42, когда отключилось электричество, и всё погасло. Из окна было видно, что погас весь город. Единственное, что еще светилось это фары и габаритные огоньки редких автомобилей, и невозмутимое мигание маяка на шпиле небоскреба Лахта Центра. Тревога полностью завладела мной, и я как истукан в оцепенении не мог оторвать свой взгляд от мигания маяка. Картина была зловещей, и только маяк говорил, что не все так плохо, здесь еще есть жизнь, есть сигнал, и этот сигнал очень важен для тех, кто сейчас в море.

Из оцепенения меня вывел грохот и содрогание стен. Через мгновение что-то ударилось об остекление балкона и выбило на нем все стекла. Было ощущение, что рушится дом, но это всего лишь сорвало крышку с нашего дома. Ее остатки отнесло через канал и сбросило прямо на ЗСД. На улице все ревело и гнуло деревья уже не порывами, а непрерывным потоком ветра как из аэродинамической трубы. Как ни странно, дождя при этом не было. Чувствовалось значительное похолодание. Выходить курить на балкон – было не очень приятно, и я уже подумывал, а не закурить ли мне на кухне. Давление на улице, видимо скакало, так как у меня трещали перепонки в ушах, и постоянно приходилось сглатывать, чтобы вернуть нормальный слух, как после полета в самолете. Без электричества заняться было абсолютно нечем, кроме как остаться со своими мыслями наедине.

Напуганный разрушением крыши, я стал подумывать, а не спуститься ли мне пониже в подъезде, но тут же другая мысль образно нарисовала мне обрушение дома с финалом быть засыпанным обломками здания. Я решил не паниковать и начал оценивать свою ситуацию. Связи нет. Телевизор не работает. Кухонная радиоточка приказала долго жить еще 10 лет назад. Я подошел к ноутбуку и закрыл его, чтобы не тратить заряд. Маяк на небоскребе мигает, небоскреб стоит, значит, ничего страшного. Наш дом крепкий, а это всего лишь ветер, хоть и сильный. Да и что могло произойти в городе от ветра. Завтра все закончится, дадут свет, починят крышу, и я сдам свою работу. Мне стало плохо, болела голова и подкатывала тошнота. Курить не хотелось. Я решил заварить чаю. Но тут же удивился своей наивности. Подошел к крану на кухне, чтобы ополоснуть кружку от чая, но воды не было ни холодной, ни горячей. А, ну да, насосы же тоже встали в подвале. Шестилитровая бутыль под столом была заполнена наполовину. Я налил в кружку воды, сделал несколько глотков, и в этот момент силы стали меня оставлять. Я присел, опершись спиной о стиральную машину, и потерял сознание.

Очнулся я как от щелчка. Видимо я просидел с открытыми глазами, потому как не помню, чтобы я их открывал. За окном было светло. Это бросилось в глаза сразу. Серое небо и шел дождь. Я долго приходил в себя, осознавая, где я и что я, такое ощущения, будто я сошел с ума. В ушах шумело. Я обошел всю квартиру и попытался вспомнить, что со мной произошло. Я сел за свой стол, машинально открыл ноутбук и увидел, что задание не отправлено, что нет интернета, что заряд на исходе, и что на экранных часах на стене нет индикации. А часы компьютера показывают десятый час утра.

На небоскребе по-прежнему мигал маяк. Город жил. По улицам ездили машины, и как всегда по утрам наблюдался плотный трафик по ЗСД. Но что-то было странное во всем этом. И тут я понял. На улице не было людей. А все машины по ЗСД шли на выезд из города. Светофоры не работали, но это не мешало редким машинам на улице выбираться на ЗСД. И тут мне бросилось в глаза, что улица Планерная перекрыта поваленными и вырванными с корнем деревьями, а Финский залив исчез. Вместо него были лужи и камни почти до Петергофа. Где-то далеко, ближе к противоположному берегу залива среди оставшихся луж, застряла на мели баржа.

Выйдя на балкон, я почувствовал холод и нехватку воздуха одновременно. Порывы ветра сохранялись, но уже не такие сильные. Курить не хотелось. Над районом летал вертолет и что-то сообщал в мегафон, я не расслышал, но, видимо, требовали, чтобы автомобили не создавали пробки. По проспекту разъезжал служебный автомобиль МЧС и по громкой связи сообщал о чрезвычайной ситуации. Просили всех оставаться дома, подготовить документы и вещи первой необходимости, быть готовыми к повышению уровня воды и в этом случае подняться на верхние этажи лестничных клеток. Помощь будет оказана всем. Я все понял. Вчера произошла эта планетарная катастрофа, о которой нас постоянно предупреждали на интернетсайтах.

Ну, вот оно и наступило, пронеслось у меня в голове. Я вспомнил про жену, как она там со стариками. Но тут же рассудил, что ничего страшного произойти не могло. Новотроицкое направление идет с повышением высоты от Оренбурга, да и соседи на даче у стариков – давние друзья, и они там как-то скооперируются. Связи нет, и выбраться в Оренбург – у меня возможности тоже нет. Наверняка поезда все стоят. Следующая мысль была забрикадироваться в квартире, но чем её подкрепить материально, я так и не нашел.

После того как взгляд упал на ополовиненную бутыль с водой, стоящую под столом на кухне, мне стало грустно. Выйти из дома за водой мне все же придется. Но тут я вспомнил, что у меня есть еще три бутылки сухого чилийского в шкафу, которые я прикупил накануне. Одну бутылку я должен был выпить вчера после сдачи задания, а остальные предназначались на выходные. Сразу захотелось есть, и я пошел к холодильнику делать ревизию своей провизии. Морозилка наполовину оттаяла, но сырое мясо не могло быть съедобным, как, впрочем, и всякие майонезы, соусы и растительное масло. Оставались яйца, купленные вчера, и четыре банки говяжьей тушенки «Совок». Не густо, но все же что-то. На дне было несколько картофелин, пара луковиц и половинка затхлого кочана капусты. Их я могу съесть, когда совсем уже ничего не останется, подумал я и закрыл холодильник. Дождь на улице усиливался.

– Интересно, а когда дадут электричество? Почему его не включают? Сохраняется какая-то опасность? – Рассуждая над этим, я вышел на балкон в попытке закурить. На балконе меня ждала маленькая радость. Там стоял пустой пластиковый таз из-под белья, куда через выбитые стекла натекла дождевая вода.

– Хорошо, на смыв в унитазе уже что-то есть – подумал я. – Тем более что дождь усиливался. Так же усиливался поток машин на ЗСД. Встречки уже не было, обе полосы ЗСД работали на выезд из города.

– Куда они все едут, думал я, доставая штопор. В свои загородные дома, дачи? Или едут на КАД, чтобы выбраться из города на юг. Во мне не было уже никакой тревоги, скорее равнодушие. Я лежал на диване, отгадывая судоку, попивая вино, и временами выходя на балкон покурить. Возможно, это последнее вино в моей жизни, и я могу позволить себе этот маленький праздник. Пусть даже последний. Что будет дальше, мне уже не хотелось думать. Закончив бутылку, я заснул. Помню только, что из руки выпала книжка судоку и карандаш.

Проснулся я в четвертом часу дня. С момента отключения электричества прошли почти сутки. Ветер не спадал, дождь шел сплошной стеной, а на небоскребе мигал маяк. Голова уже не болела, пропал шум в ушах. Тут я вспомнил, что еще ничего не ел с утра. Я прошел на кухню и выпил два сырых яйца. От этого захотелось есть еще больше. Морозилка оттаяла полностью. От мяса надо было как-то избавляться. Вряд ли свет скоро дадут, и дадут ли его вообще. Они ждут откатную волну, которая может задеть АЭС в Сосновом Бору. В Финском заливе, вернее в том, что от него осталось, блестели лужи.

Вглядываясь вдаль, на другой берег, я заметил огонек, который поднимался по касательной в небо. Через 5 минут появился второй. Это взлетали самолеты. Значит, аэропорт работает? Кто бы ни взлетал в этих самолетах, на меня там, точно, место не забронировано. Я насчитал четыре взлета самолетов, а потом отошел от окна. Что мне делать? Одни и те же мысли витали как рой пчел и жалили одну и ту же тему. Связи нет. Никому не позвонить. Мои друзья с машиной, если бы хотели, уже давно бы ко мне приехали и забрали. Но никто меня не беспокоил. Выбираться одному? Куда? В Пушкин, на Пулковские высоты? На Дудергофские высоты? К кому? Взять рюкзак, палатку, котелок, газовую горелку, у меня даже есть баллон с газом 450 граммовый… Оба! Так я же могу сварить мясо. У меня есть газ!!!

Я ринулся в кладовку к своему рюкзаку и вынул из него горелку Alpine Master с реактором на 1,5 литра. Весь вечер я сооружал приспособление для сбора воды на балконе, пока она еще падает с неба, и занимался варкой мяса. Горелка работала не очень хорошо, пламя было красноватым из-за недостатка кислорода. Содержание кислорода в атмосфере явно было пониженным. Куда же делся кислород? И тут меня насторожил дождь. Откуда этот дождь, и что это за вода, что льется с неба в таком обилии. Похоже, это остатки озонового слоя, которого бомбят ионы водорода, исходящие из земли. Вот почему облака в то жаркое утро мгновенно образовались на высоте. Был интенсивный выброс водорода и его ионов из земной коры. Озоновый слой сорвало, и он выпал в виде дождя. Поэтому, и кислорода мало, он ушел на синтез нового озона в верхних слоях. Поэтому, и дышать трудно здесь внизу. Ладно, я только сварю мясо, а пить эту воду не стану. Мало ли, может она еще и дейтериевая какая-нибудь, тяжелая. Выбора нет. Лучше уж действительно ее только в унитаз сливать. Да и на улицу лучше не выходить, пока идет дождь.

Всю ночь я не мог заснуть. Я представлял себе обратную волну, и какой высоты она должна быть. Зальет ли она весь город, и пострадает ли метро? Заснул я только под утро, но ненадолго. Меня выкинуло из кровати, а на кухне со стены сорвало шкаф, который упал на гусак в раковине и сломал его. Перебилась вся посуда. В одном окне треснул стеклопакет. Потом был еще второй толчок, помягче первого. Первая мысль была выскочить на улицу, но я услышал шум на лестничной клетке. Люди толпами выбегали наружу. Ну и что, подумал я, все равно не успею продраться с этой толпой, дом рухнет и всех завалит, если не наш, то соседний.

Маяк по-прежнему мигал на шпиле небоскреба. А я, потирая ушибы, занялся расстановкой сдвинутой мебели и уборкой на кухне, потому что туда было не зайти. Потом был третий толчок едва ощутимый. Но люди со двора все вернулись домой. Не так уж много и народу осталось в нашем доме. Я все же рискнул выйти на лестницу. Снизу поднималась семья соседей. Сосед нес трехлетнего сына на руках. Они думали, что я уехал, раз не вышел при толчках. После 15 минутного обмена мыслями я поделился с ними курятиной, которую я не смог бы съесть всю сам, и она бы пропала. Также узнал от них, что вчера, пока я спал днем, разграбили гипермаркет «Монпансье» на проспекте. Власти бездействовали. Люди унесли даже скатерти из ресторанов. Ну, вот такой я разява, не подумал даже, что гипермаркет можно грабить, и тебе за это ничего не будет. Днем у меня снова закладывало уши. Дождь прекратился. Но небо было закрыто плотным слоем облаков. Я решил достать вторую бутылку и прикончить ее, пока есть мясо. Потом отсыпался, а когда вечером проснулся, увидел, что Финский залив вернулся, но погас маяк. Он больше не мигал.

Вода прибывала всю ночь. Утром солнце взошло на севере и тут же зашло за облака, а над городом летали вертолеты. Ветер слабел, облака становились выше, дышать становилось легче. На следующий день уровень воды поднялся в Юнтоловском канале, угрожая перелиться через поребрик и залить улицу Планерную. Но поребрика он так и не достиг, вода стала спадать. А еще через неделю дали электричество. И на Лахта центре снова мигал маяк.  


Ставки подняты до предела: последний украинский шанс США

Администрация Байдена продолжает настаивать на том, что США не намерены вступать в войну с Россией из-за Украины. Поскольку Незалежная не входит в НАТО, альянс не связан договором встать на защиту Укр...

Последняя ошибка Вашингтона или что стало началом конца США

Когда писала статью "План Путина против плана Маршалла или янки гоу хоум", то сделала в тексте вот такую вот приписку: "(Как это будет выглядеть (разворот Европы на 180 градусов - ...

Агенты Путина. Гриф «совершенно секретно»

Перед прочтением сжечь, так как понадобится бесцельно потратить целых 8,5 мин - непозволительная роскошь в нынешнее сложное время Поехали. Пока легионы предсказателей упражняю...

Обсудить
  • :thumbsup: :thumbsup: Спасибо живописно!
  • Мне понравилось , а будет продолжение ? > Удивление вызвали не облака, а скорость, с которой они образовались. До похода в душ на синем небе не было ни одной тучки. Но еще больше меня удивило то, что на город с востока шел фронт низких свинцового цвета туч. https://www.youtube.com/watch?v=XEKUUoUJqvA "Хагибис" - 19-й в этом сезоне и второй за последний месяц тайфун, обрушившийся на столичный регион Японии. По силе он равен только мощному урагану Ида. 60 лет назад тот шторм унес жизни 1200 человек. Очень быстро образовался .
  • Поребрик - сила! Через бордюр бы перелилось, факт!
  • :ok_hand: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup:
  • :collision: :raised_hand: