Гаплогруппы, норманны и Рюриковичи

3 403

Статья проф. Л.С.Клейна (вышедшую в журнале «Археологические Вести», 21, 2015) о том, как д.х.н. А.А. Клесов, занявшись темой происхождения славян, связывает ее с вопросом о «норманнской теории», хотя это совсем другая тема — происхождения государственности у восточных славян. Разбираясь с генетикой Рюриковичей, Клёсов исходит из того, что гаплогруппа большинства Рюриковичей — N1c1 а ДНК этих князей показывают те же цепочки снипов, что и ДНК многих современных балтов и славян. Между тем, как показано В.Г. Волковым, N1c1 распадается минимум на две субклады, из коих одна распространена у балтов и славян, и к ней принадлежат Гедиминовичи, а другая у скандинавов (финнов и шведов), и все означенные Рюриковичи принадлежат к ней.

В последние годы появился ряд широковещательных выступлений американского биохимика русского происхождения А. А. Клёсова, сообщающего почтенной публике о гарантированной им гибели «норманнской теории». Коль скоро я также считаю, что «норманнской теории» пора упокоиться в архиве фейков и дутых пузырей, казалось бы, мне можно лишь порадоваться обретению единомышленника. Но мы с Анатолием Алексеевичем очень по-разному понимаем эту идею. Я считаю, что такой теории с самого начала не было и нет, что она выдумана идеологами, называющими себя антинорманистами, – как жупел, используемый для шельмования и испуга объективных историков. Клёсов же как раз принадлежит к числу завзятых антинорманистов и считает, что норманизм существует, опасен для России и нужно его уничтожить.

Специалистом он ни в истории, ни в изучении этногенеза не является, но полагает, что его компетенция в биохимии (в белках) означает также полную осведомленность в исследованиях ДНК и дает ему основание решать проблемы не только в генетике, в биологии наследственности, но и в решении проблем этногенеза, относящихся к ведению истории, лингвистики и археологии. Он смело привязывает (на практике) этносы к гаплогруппам, расписывает гаплогруппы с этносами по археологическим культурам, приклеивает к ним языковые этикетки и, продолжая человеческие роды вглубь тысячелетий, определяет их значение в истории. Популяционную генетику, в которой работает множество специалистов, он хочет полностью подменить генеалогией – наукой, которая долго обслуживала конкуренцию и привилегии аристократических родов (на их место Клёсов ставит народы), а в современности свелась к вспомогательной исторической дисциплине.

Я уже писал о неправомерности его общего подхода к этим проблемам (Клейн 2013а. С.385-396), а Клёсов писал о моей некомпетентности его судить (Клёсов 2011). О границах нашей компетентности будет судить научное сообщество, а я здесь не собираюсь заниматься вопросами оценки общего подхода, Я хочу лишь остановиться на одном частном вопросе – норманнском или, в русской постановке, варяжском. Я не буду также заниматься здесь причинами и даже вопросом о научности враждебного отношения Клёсова к нашей позиции и его стремлением подверстать ее под одиозный норманизм. Так получилось, что обласканный советской властью молодой доктор наук (Лауреат премии Ленинского комсомола и т.п.) рванул при первой возможности на Запад, обосновался в американской промышленности, получил там возможности испытать себя еще и в новой отрасли и пришел к внутреннему конфликту с патриотическими комплексами, вывезенными с родины. Это и побудило его так рьяно и простовато утверждать себя в роли патриота-обличителя национал-предателей.

Меня интересует здесь только один вопрос: действительно ли Клёсов нанес такой сокрушительный удар по взглядам тех, кого он зачисляет в норманисты? Его разгромные обличения изложены в нескольких выступлениях. Это прежде всего книга 2013 года «Происхождение славян: ДНК-генеалогия против «норманнской теории» (Клёсов 2013). В аннотации написано: «Сам ученый утверждает, что его книга будет иметь „эффект разорвавшейся бомбы”». Действительно, в первой же главе он это провозглашает. Ну, подождал бы, пока это скажут читатели! Правда, «норманнская теория» никакого отношения к происхождению славян не имеет, это другой вопрос. Ведь происхождение этноса, народа можно с грехом пополам свести к происхождению языка, речь обычно идет также о цепочке археологических культур, а «норманнская теория» говорит о происхождении государственности и культурных влияниях на народ, который ко времени этих влияний уже давно «произошел». Добро бы речь шла об этногенезе, понимаемом как этногонический процесс, об этнической истории, но речь идет о происхождении. Вообще я впервые сталкиваюсь с работой о происхождении славян, сутью которой является вынесенная в название борьба против «норманизма», и с критикой «норманнской теории» как концепции происхождения славян. Чего только не встретишь в нашей литературе!

Рюрик на памятнике тысячелетию России, в Великом Новгороде.

Так или иначе, глава 14 в книге действительно называется «ДНК-генеалогия против норманнской теории», в подзаголовке выясняется, что глава посвящена Рюриковичам: «О “шведских” и “угро-финских” корнях рюриковичей, что есть неправда». В книге есть еще одна глава, предшествующая, т.е. 13, носящая то же название, но подзаголовок другой – он показывает, что содержание ее сводится к защите антинорманистского фильма М.Н. Задорнова от обрушившейся на него критики. Поскольку я в других заметках уже останавливался на этом невежественном произведении (Клейн 2012, С.12; 2013б, С.12), не буду на нем задерживаться здесь. Даже странно, как Клёсов, ученый-естественник, не замечает потрясающей антинаучности этого фильма, рассчитанного на самые низкие инстинкты толпы. Есть в книге еще и третья глава (по счету 15-я) с тем же названием («…против норманнской теории»), но с еще одним подзаголовком: «Отклики на отклики». Тут Клёсов приводит критические выпады «норманистов», отобранные им для показа зловредности и глупости этих «антипатриотов», и повторяет свои возражения, высказанные в разных дискуссиях. Досталось и мне тут. Он упоен своими ответами, и ему кажется, что его противники опровергнуты и посрамлены. Видимо, он не представляет, что убедительны его аргументы только для тех любителей, которые разделяют его чувства и пристрастия и готовы вмешаться на его стороне при одном лишь крике «Наших бьют!». Затронул здесь Клёсов и коронные аргументы «норманнофилов»: «они … тащат всё „до кучи“ – и то, что нашли в древних русских селениях постройки из шестигранных бревен, которые есть и в Скандинавии, и то, что Константин Багрянородный (византийский император, живший в Х в.) якобы написал, что все днепровские пороги имели „скандинавские имена“, и что послы и купцы древнерусских князей все сплошь имели „скандинавские имена“. Я даже рассматривать это не стал бы, потому что это всё выдавание желаемого за действительное». Но выдвинув всё же несколько своих возражений (император ведь привел и славянские имена – верно, но назвал те русскими, а эти славянскими!), Клёсов небрежно бросил: «да и не моя это специальность» (Клёсов 2013: С. 330). Давно бы так! – об этом и о многом другом.

Другое выступление А. А. Клёсова озаглавлено «Происхождение Рюриковичей: ДНК-генеалогия». Это рецензия на фильм конца 2012 года «Русь. Зарождение государственности. Идентификация Рюриковичей». Фильм сей противостоял тому же задорновскому, встреченному Клёсовым с непомерным восхищением, соответственно этот новый фильм не мог прийтись ему по вкусу. Он всячески это показывает: говорит о фильме, что он сделан с участием «некой Елены Мельниковой» (известнейшего фиололога-скандинависта) и Балановского, автора «научной профанации» (капитального труда «Русский генофонд»). Впрочем, попадаются у Клёсова и дельные замечания. Так, он высказался, что «за фразу, прозвучавшую в самом начале, что «каждый этнос имеет свою гаплогруппу», надо выгонять без выходного пособия. Этносы – это практически всегда объединения разных гаплогрупп. Нет у них «своей гаплогруппы». Например, в русском этносе есть четыре основных гаплогруппы – R1a, I1, I2, и N1c1, плюс еще десяток минорных, которых среди русских от нескольких процентов до долей процента. Что они – не русский этнос?» Третье выступление — беседа Клёсова с телеведущим Дионисом Каптарем под заглавием «Рюрик и Рюриковичи по данным ДНК-генеалогии» по каналу КМ-TV (наиболее беззастенчивому из сталинистских каналов). Эта передача перепечатывается многими сайтами под шапками: «Последний гвоздь в гроб норманнской теории», «Отмываем Рюриковичей от норманизма» и т. п.

Рюрик разрешает Аскольду и Диру отправиться с походом на Царьград. Радзивилловская летопись. Миниатюра.

Из этого перечня видно, что Клёсов сводит опровержение норманнской принадлежности варягов к опровержению скандинавского происхождения Рюриковичей, а это далеко не одно и то же. Ведь это аналогично тому, чтобы сводить доказательство или опровержение славянства русских к доказательству или опровержению славянства Романовых. А они после Петра I славянами по крови явно не были. Как не были чистыми шведами Бернадотты в Швеции, чистыми англичанами – Виндзорская династия в Англии и т. д. Эта подмена означает вольный или невольный подвох.

Оставим в стороне типичные клёсовские методы полемики с оппонентами – грубые личные выпады, безвкусные издевательства, политические обвинения (в антипатриотизме, в предательстве и т. п.). Он очень любит выбрать случайную фигуру, найти у нее оговорки или ошибки, объявить их типичными и вволю оттоптаться на них, делая вид, что тем самым расправился со всем направлением в науке. Жаль. Человек действительно талантливый и работящий, но чересчур самоуверенный и самовлюбленный. Его суждения абсолютно безапелляционные, а уж если кто всерьез возразит, то против такого ведется война всеми средствами. Перейдем непосредственно к клёсовскому анализу гаплотипов Рюриковичей. Опять же я не буду выходить за пределы своей компетенции – не стану оценивать клёсовские определения гаплотипов, снипов, датировки и т.п. Возможно они спорны, может быть – бесспорны, я это оставляю для специалистов по ДНК. Примем всё это условно за доказанное. Отметим также, что обследование всех потомков князей и выявление гаплотипов провели совсем другие люди, а Клёсов лишь воспользовался опубликованными данными, но расчеты близости и датировок – его. Вкратце, история генетического обследования Рюриковичей выглядит так. Начали это обследование в 2006 году два исследователя в двух центрах: в России Никита Максимов из журнала «Русский Newsweek», а в Америке, в Техасе Анджей Байор под покровительством организации Family Tree DNA. Им удалось уговорить (каждому свою группу) потомков княжеских родов, ведущих происхождение от Рюриковичей, пройти обследование ДНК. Затем к ним присоединился третий центр – в Томске (Владимир Волков и Станислав Думин), также проведший обследование некоторых потомков Рюрика. Наиболее пространное и глубокое исследование на этом материале опубликовал именно томский исследователь В. Г. Волков (2012).

Схематическое родословное дерево рюриковичей, участвующих в генетическом исследований (В.Г. Волков «Все ли рюриковичи происходят от одного предка?»)

У князей (современных потомков), претендующих на принадлежность к Рюриковичам, обнаружно два гаплотипа: R1a и N1с1. Между тем, большинство норманнов имеет гаплотип I1a (Rootsi et al. 2004; Karlsson et al. 2006; Balanovsky et al. 2008, fig. 4a). Первый из обнаруженнных у Рюриковичей гаплотипов мог бы сойти за тип, наиболее распространенный на Руси, но те три князя, которые его показали (Шуйский, Белозерский и Друцкий-Соколинский плюс еще г. Карпов), по расчетам Клёсова привели к общему предку, жившему 4300 лет назад, то есть они не могут быть Рюриковичами. Либо их предки искусственно приписаны к Рюриковичам, либо имела место супружеская измена. Остальные 11 князей (Оболенский, Волконский, Пентакост-Волконский, Барятинский, Гагарин, Кропоткин, Хилков, Пузына, Путятин, Вадбольский, Шаховский, Ржевский, Лобанов-Ростовский и Корибут-Воронецкий), у которых определена принадлежность к гаплогруппе N1c1, привели к общему предку (этих 11 князей), жившему в 862±190 г. н.э. (частные варианты 987±290 и 887±230), тогда как год смерти Рюрика по летописи 879. При всей условности этой даты совпадение хорошее: 862±190 означает, что точная дата неизвестна, но с наибольшей вероятностью искомая персона жила в диапазоне между 572 и 1052 гг. н. э.

Гаплогруппа N1c1 (общий предок всей группы существовал примерно 7 тыс. лет назад), по многим исследованиям (текущее обобщение см. haplogroup.narod.ru/hapn; familytreedna.com/public/N1c1), происходит из Азии, это население двигалось при отступлении ледника через Урал на запад, несколько тысяч лет тому назад разделилось на два потока – один заселил больше всего Финляндию, другой устремился на Юго-Восточную Прибалтику, но в меньшем проценте население с этими гаплотипами распространено вокруг всей Балтики. Особенно здесь интересны для нас два подразделения (генетики говорят: две субклады, у Клёсова – два субклада) этой гаплогруппы. Обе со снипом (или мутацией) L550. Этот снип распространен в Скандинавии и на Юго-Востоке Балтийского региона, меньше – в Германии. Одна субклада называется в справочной информации скандинавской II или финской (по своему распроcтранению). Другая, характеризуемая еще и последующим снипом с мутацией L1025, называется Южно-Балтийской, но это название обманчиво: она распространена больше всего в Латвии и Литве, то есть у юго-восточного угла Балтийского моря. Клёсов именует эту последнюю славянской (забыв свой собственный девиз о необходимости «увольнять без выходного пособия», правда, новый для Клёсова и, видимо, еще непривычный). В книге «Русский генофонд» Е.В. и О.П. Балановские, виднейшие российские популяционные генетики, упрощая язык, пишут, что «у языков генов нет. Это понятно даже на бытовом уровне – сколько русских, разбросанных по миру волнами первой, второй и других эмиграций, говорят на самых разных языках? А гены у них все те же, унаследованные от предков. Тогда почему же мы говорим о генах славянской или германской языковой семьи? Научно ли это? Вполне. Ведь мы занимаемся популяционной генетикой и говорим лишь о той популяции людей, которые говорят на языках славянской или же германской ветви языков. И ничего другого за «лингвистическими именами» не стоит» (Балановская и Балановский 2007: 235).

География гаплогруппы N-M46 (N1c) Y-хромосомы в Европе (карта из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы»).

Но Клёсов отвергает популяционную генетику, он говорит не о популяциях, а о родах, которым те или иные гаплотипы, присущи по природе и передаются по наследству — как имена. Субкладу со снипом L550, но без снипа L1025 он называет славянской потому, что как раз к ней и принадлежат все 11 его Рюриковичей, от нее они отщепляются! Чтобы показать, что она славянская, он берет выборку лиц, принадлежащих к обеим кладам (базовую для проекта N1c, причем не анализирована база для выборки), и рассматривает ее состав. В ней из 425 человек оказывается 77 русских, 33 потомка норманнов (21 швед, 10 норвежцев, 2 датчанина), 32 поляка, 3 эстонца, 1 финн. Русских больше, чем потомков норманнов. Не сказано, сколько литовцев и латышей – надо полагать, большинство. Да и русские этой территории в большой мере представляют собой ославянившихся балтов (Третьяков 1966; Седов 1970; 1982: 29 — 45). Кроме поляков, западных славян и их потомков, видимо, вовсе не оказалось. Ведь на карте распространения гаплогруппы N1с1 эти западнославянские земли в ареал насыщенного распространения этой гаплогруппы не входят (http://haplogroup.narod.ru/hapn.html). Клёсов детально рассматривает гаплотипы Рюриковичей и находит, что у них часты те же цепочки снипов, что у русских и балтских современников, а у шведов и финнов – другие. Это он называет системой, и это кажется сильной стороной его анализа. Но для анализа нужен не перечень отдельных сходств, а типология групп, деление на субклады и принадлежность к ним. Его оппонент Волков показывает, что у скандинавов и Рюриковичей на третьем месте в гаплотипе оказывается 14 повторов, а у балтов – 15. Клёсов этого не отрицает, но заявляет, что у Рюриковичей тут просто произошла возвратная мутация. «Вот и всё» (Клёсов 2013: С.228 – 229, С.355 — 356). Клёсов действительно достаточно сведущ, опытен и изобретателен, чтобы найти объяснение любому неугодному факту, но такая изобретательность не делает его аргументацию убедительной.

Филогенетическое древо Рюриковичей N1с1. Двойными линиями показаны наиболее вероятные генетические связи, сплошными жирными – несомненные генетические связи (В.Г. Волков «Все ли рюриковичи происходят от одного предка?»)

В этой книге и в других своих выступлениях Клёсов отчаянно издевается над томским исследователем «неким» В.Г. Волковым, зав отделом провинциального музея (козявка!), который осмелился «негодяйски» высказывать неугодные Клёсову мысли. Между тем, старинный томский университет обладает хорошей школой, а Волков, историк, сотрудничает с проф. В.Н. Харьковым, доктором биологических наук, и это плодотворное сотрудничество. Волкову принадлежит очень подробное (более подробное и полное, чем у Клёсова) исследование (Волков 2012) Рюриковичей по анализам ДНК, и это очень объективное исследование. Волков показал, какое место занимают на древе N1c обе интересующие нас субклады, в частности субклада с Рюриковичами, и проанализировал состав их «соседей» по субкладе. Это оказались в большинстве шведы из области Упсалы. Он привел также и карты распространения. Для наглядности можно взглянуть на более полные точечные карты обеих субклад, опубликованные на сайте mouglley (mouglley-gen.livejournal.com/tag/Дерево_снипов_N) 30 января 2013 г. Там хорошо видно отличие по ареалу субклады, включающей Рюриковичей от субклады, включающей Гедиминовичей.

Филогенетическое древо Гедиминовичей N1c1 и ближайших генетических родственников (В.Г. Волков «Все ли рюриковичи происходят от одного предка?»)

Таким образом, даже субклада, распространенная частью и в России, не славянская, а преимущественно балтская (летто-литовская), к ней принадлежат князья Гедиминовичи и Гедройцы. А та субклада, к которой принадлежат в большинстве Рюриковичи, распространена равномерно на юге Финляндии и на юге Швеции и Норвегии. Нет никаких оснований называть эту субкладу ни славянской, ни западнобалтийско-славянской (что очень удовлетворило бы В. В. Фомина, А.Н. Сахарова и прочих антинорманистов-вагристов). Это не значит, что принадлежащий к ней предок Рюриковичей непременно швед. Его норманнская принадлежность вероятна, но не доказана. Ведь в группе присутствуют и много финнов, а также балты — последних сравнительно мало в выборке, но они есть. Значит, предок Рюриковичей мог принадлежать и к ним. Когда речь идет об индивидуальных случаях, пренебрегать малыми вероятностями нельзя. Тут часто сказывается не статистика, а история. Субклады эти появились в Скандинавии и Финляндии, когда деления населения на нынешние народы еще не было. Население с такой гаплогруппой могло войти частью в формирующихся норманнов, частью в финнов, а частью в балтов, как на востоке родственное население вошло в удмуртов или якутов.

Теперь нужно вспомнить, что при всем этом рассуждении мы исходим из допущения, что легенда о призвании Рюрика с братьями абсолютно достоверна, тогда как в этом есть глубочайшие и основательные сомнения, и их разжигали как раз антинорманисты. Я уж не говорю о том, что братья Рюрика по тщательной проверке для большинства историков отпали. Не было ни братьев, ни раздачи городов им.

Вещий Олег с картины В. Васнецова.

Но и отцовство Рюрика по отношению к Игорю оказывается чрезвычайно сомнительным. По летописным датам выходит, что когда Рюриков внук Святослав родился, сыну, Игорю, было уже около 60 лет, а его супруге Ольге больше 50, и Святослав родился после 40-летнего бездетного брака. А сам Игорь родился от Рюрика, когда тому было около 60 лет, и существенно, что воспитатель Игоря, Олег, вельможа от рода Рюрика, регентствовал 33 года (Пчелов 2010: 238 – 240)! Затянувшееся регентство Олега и сильно затянувшееся обзаведение Игоря сыном ставит вопрос о том, что вся эта конструкция не была отражением реальности, а надумана и изобретена позже. В таком случае приобретают значение и свидетельства того, что ранние русские князья вряд ли считали Рюрика своим предком: среди первых князей имя Рюрика не популярно. Хотя Олег, Игорь и Святослав часто повторяются (ср. там же, с. 242 – 245). Возведение сложившейся династии к знаменитому и родовитому иностранному предку – Хрёрику из древней династии скьёльдунгов Ютландии – было, по-видимому, изобретено в годы Святослава и Владимира, когда они были озабочены легализацией своего великого княжества на международной арене и соперничеством с Византией. Олег почему-то не мог передать свою власть своим сыновьям (возможно, был бездетным). Кем был по рождению Игорь, мы не знаем, но летопись всячески устами Олега подчеркивает его прямое происхождение от знаменитого заморского властителя, пожалуй, даже чересчур назойливо. Возможно, Игорь, вошедший в дружину Олега, был на деле не столь родовитый отпрыск норманнской знати, возможно, был финном (хотя это маловероятно – для Олега это не был бы свой). Бывал ли на самом деле Рюрик в Ладоге и Новгороде, мы не знаем, но слава его на восточнославянских землях была – другие пришельцы (Аскольд, Дир и Олег) его знали и почитали. Всё это не нарушает доверие к основам легенды о «призвании» варягов. Призвали, не призвали, но варяги вторглись, как они это делали везде в Европе, и участвовали в государственной жизни восточных славян.

Так что же опровергла «ДНК-генеалогия»? Она отвергла лишь претензии некоторых князей-потомков (с гаплотипом R1a) на истинное происхождение от рюриковичей. Но в этом и так многие сомневались. Она подвергла также сомнению принадлежность всех рюриковичей к некоему «исконно-норманнскому» биологическому корню в Скандинавии и само происхождение Рюриковичей — от Рюрика/Рорика Ютландского, но такой «исконно-норманнский» корень вообще есть фикция. А даже норманнского происхождения всей династии и ядра княжеской дружины эта генеалогия не затрагивает и не опровергает. А в целом «норманнскую теорию»? Но что есть «норманнская теория» в представлении Клёсова? «Дело в „норманнской теории“ вовсе не только в скандинаве Рюрике и в княжеской верхушке, а в самом понятии «Древнерусское государство». По „норманнской теории“ основателями Древнерусского государства, которое было поначалу вовсе не в Киеве, а на берегах Волхова, в Старой Ладоге, в середине VIII в. н. э., были свеоны, выходцы с балтийских Аландских островов и островов Готланд и Рюген …» (Клёсов 2013: 350). И т.д.

Возможно, по «норманнской теории», которую знает антинорманист А.А. Клёсов, это и так. Но кто из названных им «норманистов» ее придерживается? Доказательства на стол! Основателей династии не надо сразу же отождествлять с основателями государства, а что значительную роль в создании государственности сыграли иностранцы – это бывало часто в ранних империях. Не стоит по этому поводу впадать в панику и обвинять историков, признающих эту реальность, в отсутствии патриотизма. «Разорвавшейся бомбы», анонсированной в аннотации и в первой главе книги, не получилось. А обо всей книге нужно разговаривать отдельно, и это должен быть нелицеприятный разговор (см. мою рецензию «Происхождение славян, версия биохимическая» в Российском Археологическом Ежегоднике за 2015 год, перепечатана здесь, на сайте).

Мнения экспертов

Каким образом исследуют генетику Рюриковичей и что из этого получается?
канд. истор. наук Е.В. Пчелов

На протяжении уже почти десяти лет по инициативе частных лиц проводились и продолжаются генетические исследования потомков Рюрика. К настоящему времени проанализированы генетические данные некоторого количества лиц, являющихся или считающих себя потомками княжеских и дворянских родов, происходящими от Рюрика. На основе полученного материала сделаны определённые выводы, периодически уточняющиеся и по-разному интерпретируемые как относительно генеалогического происхождения различных родов потомков Рюрика, так и этнического (условно говоря) происхождения самого Рюрика. В частности выяснилось, что Рюриковичи принадлежат к гаплогруппе N1c1, относительно популяционной принадлежности которой ведутся споры. Споры эти, как показывают тексты А.А. Клёсова, могут и выходить за рамки науки, и, как показывают ответы на них Л.С. Клейна, «возвращаться» в них. Однако, не ставя под сомнение правомочность этих дискуссий, мне бы хотелось остановиться на самой полученной в результате генетических исследований базе данных, т.е. той основе, на которой и возникают интерпретации, а именно на её методологической и фактической состоятельности.

В своих рассуждениях я опираюсь на два источника. Один – это статья В.Г. Волкова «Все ли Рюриковичи происходят от одного предка? Происхождение Рюрика и Гедимина в свете последних генетических исследований», опубликованная в сборнике «Генеалогия допетровского времени: Источниковедение, методология, исследования» (СПб., 2012.С. 11–40). Второй – собственно сайт проекта RurikidDynastyDNAProject, руководителем которого является Анджей Байор. Сразу замечу, что сайт этот по открывающейся далее ссылке, имеет не слишком академический внешний вид и чёткую структуру, а выглядит скорее любительски, что, впрочем, само по себе не может служить маркёром качества представленной на нём информации. Итак, каким же образом проводились столь резонансные исследования?

В моём представлении, если ставится задача изучить гаплотип Рюрика и Рюриковичей в целом, исследование должно вестись на генеалогической базе. Иными словами, необходимо, прежде всего, составить чёткое представление о том, какие роды и каких потомков Рюрика можно считать наиболее (или абсолютно) достоверно происходящими от него. Это первый этап исследования, и, как кажется, он проведён не был. Свидетельством этому является генеалогически пёстрый и крайне бессистемный «набор» лиц, ставших «донорами» генетической информации. Если в целом посмотреть на всю генеалогию Рюриковичей (включая те роды, которые традиционно считаются происходящими от Рюрика), то можно легко выделить три основных клана этих потомков. Потомки черниговских князей, а вернее, князя Михаила Всеволодовича черниговского. Это княжеские (большинство) и дворянские (отчасти) роды, генеалогические восходящие к правителям Верховских княжеств по реке Оке. С точки зрения исторической и генеалогической это самые сомнительные Рюриковичи. Их происхождение от Михаила Всеволодовича, по-видимому, представляет собой чистую фикцию.
Потомки старшего сына Владимира Мономаха, Мстислава Великого, представленные преимущественно смоленской и ярославской ветвями Рюриковичей в составе княжеских (меньшинство, наблюдаемое преимущественно в ярославской ветви) и дворянских (большинство, преимущественно в смоленской ветви) родов. Относительно значительной части этих Рюриковичей существуют обоснованные сомнения в их принадлежности к потомству Рюрика (это касается, прежде всего, потомства смоленских князей).
Наконец, третий клан составляют потомки другого сына Владимира Мономаха, Юрия Долгорукого, а вернее его младшего сына Всеволода Большое Гнездо. Это потомки княжеских династий Северо-Восточной Руси – Ростовских и Белозерских, Стародубских князей, а также и некоторых других. Их родословные наиболее достоверны.

Следовательно, для того, чтобы определить гаплотип Рюриковичей нужно, прежде всего, исследовать представителей этого третьего клана потомков Рюрика. Казалось бы, исследования начались как раз с них. И действительно, первым «исследованным» с этой точки зрения стал известный историк князь Дмитрий Михайлович Шаховской (ярославская ветвь), а вторым – предводитель Петербургского дворянского собрания князь Андрей Петрович Гагарин (стародубская ветвь). Однако в результате этих исследований были получены данные, касающиеся лично Д.М. Шаховского и А.П. Гагарина, но не княжеских родов Шаховских и Гагариных в целом. Понятно, что для того, чтобы определить происхождение (или принадлежность) какого-либо рода к Рюриковичам, совершенно недостаточно исследовать гаплотип только одного его представителя. Нужно провести исследования потомков разных линий одного рода и только тогда можно делать какие-то выводы, ибо единичный случай не может дать достоверной картины, т.к. за много поколений истории рода возможно всякое (включая тривиальные супружеские измены). Тем не менее, подобные исследования были, насколько можно судить, проведены только для одного из родов Рюриковичей, а именно князей Гагариных (был исследован генетический материал двух представителей этого рода из разных ветвей). Само по себе это уже вызывает вопрос о методологической корректности всего исследования в целом.

Впрочем, вскоре ситуация стала проясняться, благодаря тому, что к проекту присоединились некоторые наиболее бесспорные Рюриковичи, в том числе известный деятель русской эмиграции князь Никита Дмитриевич Лобанов-Ростовский. Однако и в этих случаях дело ограничилось единичными представителями родов. Тем не менее, были получены результаты, определённо показывающие родство между собой князей Шаховского и Кропоткина (ярославская и смоленская ветви), князей Лобанова-Ростовского и Вадбольского (ростовская и белозерская ветви), и князей Гагариных и Хилкова (стародубская ветвь) (все эти случаи соответствуют генеалогическим данным), а также и их общее родство между собой и принадлежность к гаплогруппе N1c1. Казалось бы, гаплогруппа Рюрика обнаружена. Но уже на самых ранних этапах исследования оно оказалось «окутано» большим числом сомнительных и вызывающих вопросы моментов.

Во-первых, во многих случаях исследование оказалось «анонимным». На сайте просто сообщаются фамилии лиц, принимающих в нём участие, без указания имён и отчеств, родословной, а, следовательно, и возможности независимой проверки их генеалогической принадлежности. Понятно, что это может быть вызвано исходными условиями анонимности, но какова в таком случае может быть ценность этих данных?
Во-вторых, и это самое главное, участниками стали не только Рюриковичи, принадлежность которых к потомству Рюрика сомнительна, но и лица, заведомо никакого отношения к Рюриковичам не имеющие. Иными словами, возникла бессистемность и хаотичность, лишь подтверждающая отсутствие чёткой и ясной методологической последовательности всего проекта. Среди изученных оказались представители родов Оболенских, Волконских, Барятинских, Мышецких, Мосальских, Пузын – сомнительных Рюриковичей, среди которых оказался некий Пентекост-Волконский, утверждавший, что он является внебрачным потомком князей Волконских(!). Далее, рядом с сомнительными Рюриковичами князьями Друцкими-Соколинскими и Путятиными были «задействованы» абсолютно недостоверные Рюриковичи князья Святополк-Четвертинские, крайне сомнительный Рюрикович Шуйский, некий г-н Ржевский (представленный на сайте в качестве князя, хотя княжеского титула Ржевские не имели), г-н Карпов (сомнительные Рюриковичи смоленской ветви) и даже некий князь Белосельский-Белозерский, несмотря на то, что этот род пресёкся ещё в 1970-х гг. (!). Опять-таки, кто эти люди и насколько их принадлежность к означенным родам бесспорна, остаётся только догадываться. Кроме того к проекту был привлечён представитель княжеского рода Корибут-Воронецких (традиционно к Рюриковичам не причисляемых), а на сайте названы также некие представители ещё целого ряда родов, в т.ч. каких-то Кубенских, Курбатских (Курбских!), Пожарских, пресекшихся ещё в Средневековье (!), явных не-Рюриковичей Можайских, Ушаковых, Блиновых и даже Толочко (!). Всё это, на мой взгляд, демонстрирует только одно – тотальный дилетантизм исследователей проекта в исторической и генеалогической областях.

Не получив в самом начале очевидной и достоверной базы данных по достоверным Рюриковичам, ухватившись за совпадение единичных случаев, исследователи проекта принялись сравнивать «всех со всеми», «замусорив» базу данных большим количеством не имеющего отношения к теме материала – так, что вычленить содержательные зёрна в этой фантасмагорической картине оказалось достаточно сложно. Я, конечно, не являюсь специалистом в области генетики, но, мне представляется, что научные исследования такого рода должны всё-таки опираться на чёткую методологию, последовательность и системность, а не представлять собой хаотичный набор разнообразных генетических данных, из которых потом пытаются выделить какие-то соответствия. Тем более, повторюсь, анонимность вообще ставит содержание этого проекта под большое сомнение – возможность независимой проверки генеалогических сведений в таком случае сводится к нулю. Иными словами, принцип первичности историко-генеалогической информации и проверка её на достоверность оказались нарушенными.

Что же получилось у исследователей генетики Рюриковичей в «сухом остатке»? Выяснилось то, что и должно было выясниться. Потомки Всеволода Большое Гнездо и шире Владимира Мономаха (наиболее достоверные, заметим) действительно оказались родственниками между собой (гаплогруппа N1c1). Представители черниговской ветви потомков (в своём большинстве), так же, как и другие крайне сомнительные или вовсе недостоверные потомки, не обнаружили родства с «Мономашичами». Эти несовпадения (а также и некоторые другие «совпадения» и «несовпадения») привели к появлению всякого рода спекуляций и паранаучных рассуждений, вплоть до генеалогических (А. Байор, С.С. Алексашин) и даже геральдических (!) (В.Г. Волков) фантазий, строящихся на весьма зыбкой базе данных. Однако остаётся главный вопрос – можем ли мы в результате такого, пусть даже хаотичного и крайне бессистемного исследования, считать Рюриковичей принадлежащими именно к гаплогруппе N1c1? Казалось бы, сопоставление гаплотипов наиболее достоверных потомков Владимира Мономаха даёт нам такую возможность (если, конечно, считать эту выборку достаточной!). Можно ли в таком случае говорить, что и Рюрик принадлежал к этой же гаплогруппе? Очевидно, можно, но только при условии, что все звенья в генеалогической цепи являются достоверными.

Л.С. Клейн обозначил возможные сложности в решении этого вопроса и указал на главное, по его мнению, «слабое звено» — непосредственную генеалогическую связь в цепочке Рюрик – Игорь. Сомнения эти вполне традиционны для историографии и базируются преимущественно на двух аргументах. Один аргумент – это растянутость летописной хронологии: Рюрик умер в 879 г., его сын Игорь погиб осенью 944 г., а внук Святослав остался малолетним после смерти отца. Второй аргумент – отсутствие имени Рюрик в именослове Рюриковичей до середины XI века, т.е. до появления на свет правнука Ярослава Мудрого – Рюрика Ростиславича. Оба аргумента малосостоятельны. 

Первый опровергается очевидным утверждением об условности ранней летописной хронологии в целом – совершенно ясно, что хронологическая шкала ранней древнерусской истории была установлена летописцами достаточно искусственным образом не ранее второй половины XI в. (каким образом, существует ряд предположений и построений на этот счёт).

Второй сомнителен по нескольким обстоятельствам. Во-первых, имя родоначальника не всегда становится родовым, во-вторых, для его актуализации нужны определённые причины, которые как раз и появились в старшей ветви потомков Ярослава Мудрого, ставших изгоями. В-третьих, имя Игорь также появляется вторично у потомков Игоря Рюриковича только в 1036 г., т.е. спустя почти век после смерти «первого» Игоря, что лишний раз подчёркивает малую актуальность имён отдалённых предков среди их потомков (впрочем, впоследствии это имя получает довольно широкое распространение у Рюриковичей, но уже, по-видимому, по другим обстоятельствам). Важнее, однако, другое – в имени внука Рюрика, сына Игоря и Ольги Святослава (чистого скандинава по происхождению, носившего славянское имя) очевидно наличие второй основы – слав, совпадающей с первой основой имени Рюрик (от скандинавского hróð – «слава»), на что уже обращали внимание в науке. Мне представляется, что тотальная распространённость княжеских имён с этой второй основой у Рюриковичей вполне может свидетельствовать как раз о сохранении родовой памяти о происхождении именно от Рюрика через цепочку Рюрик – Игорь – Святослав. Поэтому достаточно веских оснований отрицать генеалогическую связь Рюрика с последующими Рюриковичами, на мой взгляд, не имеется.

Вопрос об этническом происхождении Рюрика и всей княжеской династии на Руси предельно ясен. Это была династия скандинавского происхождения, в которой, как видим, ассимиляция на уровне антропонимии опередила ассимиляцию генеалогическую. Судя по направленности скандинавских контактов в Восточную Европу, осуществлявшихся через земли финно-угорских народов (финской группы), древнерусские варяги были преимущественно древнешведского происхождения (что не отрицает возможности присутствия в их составе выходцев из других регионов Скандинавии). Однако сама княжеская династия и сам Рюрик могли и не иметь отношения именно к шведской «ветви» викингов. Существует предположение, подкрепляемое в последнее время всё новыми и новыми аргументами, о тождестве древнерусского Рюрика с Рёриком ютландским, одним из конунгов датского региона, активно действовавшим на Балтике в середине – второй половине IX в. Происхождение его рода доподлинно неизвестно. Но нет никаких сомнений в том, что это был род викингов – одна из местных династий этой эпохи сложения первых государственных образований в Скандинавском регионе. Гипотетическая принадлежность Рюриковичей к гаплогруппе N1c1 позволяет выводить этот род из южной Швеции, но совершенно понятно, что он не мог иметь ни славянское, ни финское происхождение. Здесь необходимо сопоставление генетических данных с историко-генеалогическими, и только это сопоставление может быть основой для каких бы то ни было умозаключений.

Пренебрежение исторической генеалогией, к сожалению, характерно для некоторых генетических исследований. В качестве яркого примера такого рода можно привести исследования И.А. Захарова-Гезехуса (см, к примеру: Захаров-Гезехус И.А. По следам Чингисхана. Генетик в центре Азии. М., Ижевск, 2013), объявившего об обнаружении т.н. «гена Чингисхана» (ген С3). Сделано было это открытие весьма своеобразным образом. Вместо того, чтобы сначала исследовать реальных и достоверных ныне живущих потомков Чингисхана и опираться именно на полученные в ходе такого исследования данные, учёные пошли по пути обследования нынешнего населения различных азиатских регионов степной зоны, в результате чего оказалось, что у нескольких миллионов человек присутствует этот ген. Было определено примерное время жизни их общего предка, совпавшее по времени с монгольской активностью эпохи Чингисхана, и этот ген, ничтоже сумняшеся, был объявлен «геном Чингисхана», а все миллионы его носителей – Чингисидами. Ради броского, эффектного вывода исследователи полностью пренебрегли историко-генеалогической составляющей, от которой и дОлжно было бы отталкиваться в подобном случае. Всё это показывает только одно – генетические исследования такого плана (будь то Рюриковичи или Чингисиды) должны носить комплексный, полидисциплинарный характер с обязательным привлечением профессиональных историков-генеалогов и на должном научно-организационном уровне. Только в этом случае мы можем быть уверены, что получена действительно достоверная информация, на основе которой возможны уже и дальнейшие интерпретации.

ИСТОЧНИК

Кто говорит нам "вата"

Вчера нас посетила августейшая персона. Нет, серьёзно. Припёрлось какое-то чмо и заявило «Вы тут все ватное быдло, повторяете за федеральным телевидением». Он так говорит, как будто э...

Обсудить
  • СЕКС Знакомства: Бесплатно, Анонимно, без Шлюх и содержанок, все фотки реальные, а девки Безотказные. Вот сайт ----- https://urlik.ru/hotdev
  • Имена это дань моде, которое только поверхностно может о чём-то сказать... Косвенно о чём-та намекнуть. Строить выводы на имени вообще глупо. А славяне это вообще имя прилагательное и привязывать это имя прилагательное к гаплогруппе варварская дикость.
  • :thumbsup:
  • :exclamation: :exclamation: