Голод в Британии, западная пресса начинается просыпаться, русские оставили Славянск

Отчет 19 армии об оборонительной системе немцев на Кандалакшском направлении 1944 года

4 862

Данный отчет является дополнением к Фотоальбому № 7 с фотографиями самих оборонительных сооружений - https://cont.ws/@wildgoose/109... (часть фотографий из этого фотоальбома вошла в данную работу). Часть своих фото и карт выставил)).

В отчете не указаны оборонительные сооружения, вероятно оставшиеся от 6-й пехотной дивизии финнов (с моей точки зрения чего-то должно остаться).

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Местность района обороны

Немецкая оборонительная система на Кандалакшском направлении

Оборонительная полоса на рубеже «Верман»

Северный участок фронта

2-я полоса обороны на западном берег р.Тунтсайоки

Прикрытие флангов

Фортификационные сооружения

Заграждения

Землянки

Маскировка

Выводы

Приложения

ВВЕДЕНИЕ

В результате успешного наступления войск 19 армии Карельского фронта на Кандалакшском направлении в сентябре 1944 года, оборонительная система немцев оказалась в наших руках на пространстве от рубежа «Верман» до Куолоярви. Эта система создавалась в течении 3-х лет и носила отпечаток последовательно сменявших у противника взглядов на построение обороны. Кроме этой особенности, немецкая оборона на кандалакшском направлении отличалась большим своеобразием, в основе чего лежали 2-е основные причины:

- сложные условия горно-лесистой местности Заполярья.

- изолированность от соседних направлений и наличия открытых флангов.

Благодаря своим особенностям, немецкая оборонительная система, характеризуемая в настоящем описании, представляет большой интерес для изучения.

МЕСТНОСТЬ РАЙОНА ОБОРОНЫ

Местность, лежащая к западу от рубежа «Верман», имеет среднюю высоту 200-300 метров над уровнем моря и расчленена на ряд высот и хребтов с округленными вершинами и на ряд понижений, по которым протекают многочисленные реки и ручьи, или располагаются озера и болотные массивы. Отдельные возвышенности достигают высоты более 400 метров (г.Лысая – 425,1, г.Войта – 411,6 м.)

Территория слагается древними кристаллическими породами типа гранито-гнейсов (полнокристаллическая сланцеватая горная порода, состоящая, подобно граниту, из кварца, калиевого полевого шпата, кислого плагиоклаза и слюды (преимущественно биотита https://slovar.cc/enc/bse/1990021.html ), которые покрыты сверху толщей рыхлых отложений различной мощности, в основном ледникового происхождения, представленных каменистыми, песчано-каменистыми и местами песчаными грунтами. Коренные породы часто выходят на поверхность, особенно изобилуют обнажениями кристаллических пород склоны возвышенностей, обращенные на востоке, где они образуют скалистые уступы и гряды.

Весь район покрыт лесной растительностью средней густоты, леса преимущественно хвойные. Преобладающими породами являются ель и сосна.

Пересеченный рельеф, наличие валунных полей на каменистых грунтах, большое количество озер и других водных преград, сплошная залесенность и частая заболоченность, делают описанный район проходимым для пехоты, но труднопроходимым для остальных родов войск (фото 1 и 2).

Дорожная сеть развита очень слабо, постройка новых дорог сопряжена с огромными трудностями.

Тактические особенности местности заключаются в следующем: - резко пересеченная закрытая местность изобилует выгодными рубежами, естественными препятствиями и укрытиями, подручным материалом для фортификационного оборудования, облегчает маскировку и скрытое передвижение в глубине обороны. Таким образом, местность способствует организации весьма сильной обороны, как в тактической, так и оперативной глубине.

Однако, отсутствие тактической связи с соседними операционными направлениями в силу их большой разобщенности, обусловленной малокультурностью театра, создает, как правило, условия, когда войска вынуждены действовать с открытыми флангами. Свободному выходу в тыл обороняющемуся препятствует лишь одно бездорожье. Но, как показал опыт, бездорожная местность кандалакшского горного района, несмотря на огромные трудности, преодолима зимой и летом всеми родами войск, при условии их натренированности и насыщенности инженерными частями.

Это положение позволяет наступающим войскам совершать глубокие обходы и выходить в тыл обороне, нарушая ее устойчивость и создавая предпосылки для окружения обороняющейся группировки.

НЕМЕЦКАЯ ОБОРОНИТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА

НА КАНДАЛАКШСКОМ НАПРАВЛЕНИИ

Последовательность развития обороны. Немецкая оборона на кандалакшском направлении строилась в течении 3-х лет. В последовательности ее развития можно проследить на конкретной обстановке эволюцию взглядов германского командования на организацию обороны.

В сентябре 1941 года 36-й армейский корпус немцев имел задачу овладеть г.Кандалакша и перерезать Кировскую ж/дорогу. Встретив упорное сопротивление наших войск и истощив свои силы, немцы перешли к обороне на рубеже озер и рек «Верман». Перед немцами встала сложная задача: при наличии открытых флангов прикрыть изолированное направление силами 2-х пехотных дивизий. Надеясь на непреодолимую местность, немцы попытались разрешить эту задачу организацией лишь фронтальной обороной. Для того, чтобы воспрепятствовать свободному обходу флангов нашими войсками, они растянули свою оборону на 20 км – на 6 км к северу от грунтовой дороги и на 8 км к югу от ж/д насыпи. При этом фланги упирались в большие озера: оз.Верхний Верман и оз.Толванд.

Рубеж по водной системе Верман был выгоден немцам, т.к. командующие высоты оказались в их руках (г.Лысая и г.Войта – прим). Местность благоприятствовала организации обороны, усилив ее постройкой опорных пунктов в 80-200 метрах от водной преграды и заграждениями, противник надеялся прочно запереть дорогу на Куолоярви.

В конце 1941 года и в начале 1942 года под непрерывным воздействием наших разведывательных отрядов, немцы были вынуждены серьезнее задуматься над обеспечением своих незащищенных флангов и тыла. В 1942 году противник создал линии опорных пунктов: на севере от ур.Сяркивара до оз.Суонимаярви, и на юге в районе г.Войтитундра. На г.Лысая и г.Войта были воздвигнуты отдельные сооружения для прикрытия оборонительной полосы с тыла. Таким образом возникла своеобразная система на изолированном операционном направлении. Развивая в инженерном отношении свою оборонительную полосу на рубеже Верман, немцы построили хода сообщения от опорных пунктов в тыл и на фланги. На отдельных участках. В 200-300 метрах от переднего края, образовалась прерывчатая линия траншей (Схема № 1).

С весны 1943 года, в связи с переходом немцев к траншейной системе обороны, началось совершенствование главной полосы сопротивления, к началу 1944 года была в основном закончена 2-я, на этот раз – сплошная линия траншей, проходившая в 300-800 метрах сзади построенных ранее опорных пунктов. В эту траншею противник перевел свои огневые средства, а в опорных пунктах оставил только органы боевого охранения. Часть опорных пунктов и отдельные участки первой (старой) траншеи, оказавшиеся «лишними», были заминированы.

В апреле 1944 года, после выхода наших войск к северному флангу противника, немецкая оборона пополнилась сплошной траншеей на севере. Глубина обороны была увеличена за счет постройки еще одной линии траншей на вост.скатах и отрогах г.Лысая, началось усиление 2-й оборонительной полосы на зап.берегу р.Тунтсайоки.

Построение немецкой обороны. В результате, к сентябрю 1944 года немецкая оборона на Кандалакшском направлении представляла собой законченную стройную систему круговой обороны армейского корпуса на отдельном изолированном операционном направлении. Общая ее глубина составляла 25 км. (Схема № 2).

Наиболее развитую в инженерном отношении оборону противник имел по рубежу водной системы Верман на фронте более 20 км. В ее задачу входило удержание г.Лысая и г.Войта, являвшихся основой и ключом всей немецкой позиции. Фронт верманской полосы, как было сказано выше, перекрывал грунтовую и шоссейную дорогу – единственную коммуникацию кандалакшского направления. Опорой верманской полосы обороны была одна сплошная линия траншей, являвшаяся передним краем, и выдвинутая перед ней на удалении 300-800 метров передовая позиция в виде цепи опорных пунктов. На наиболее угрожаемых направлениях, в районах грунтовой дороги Кандалакша-Алакуртти и ж/д насыпи были созданы мощные узлы сопротивления, где имелись 2 и даже 3 линии траншей. Общая тактическая глубина обороны достигала 6, а местами 8 км.

Северный участок фронта оборонительной системы протяжением 20 км проходил по скатам высот ур.Иливара, ур.Питкявара и ур.Сяркивара. Фронт возник в результате подготовки наших войск к обходному маневру на Алакуртти в марте 1944 года. В его задачу входило обеспечение верманской полосы с севера и в основном удержание Алакуртти, т.е. пункта с потерей которого немецкая группировка лишалась единственной коммуникации. По силе своего фортификационного оборудования и глубине эшелонирования средств обороны, северный участок фронта значительно уступал верманскому.

Свежие фото с Северного фланга можно увидеть в блоге Михаила Грабовского https://lubimeg.blogspot.com/2...

2-я полоса обороны, занимаемая корпусными резервами, подготовлялась на западном берегу р.Тунтсайоки, в 24 км от переднего края главной полосы обороны.

Обеспечение открытых флангов строилось на системы отдельных опорных пунктов, которые располагались на угрожаемых направлениях в тактически выгодных районах: на Командующих высотах, в межозерных и межболотистых дефиле. На севере - опорные пункты на г.Кеткойва и ур.Кюнситунтури прикрывали подходы к дороге Миокколахти-Салла: на юге – сеть опорных пунктов в дефиле между оз.Толванд и оз.Ориярви обеспечивала весь южный фланг группировки.

Перечисление элементов немецкой обороны на кандалакшском направлении будет неполным, если не упомянуто о 3-й оборонительной полосе на западном берегу оз.Куолоярви, оз.Апаярви (Кайральский рубеж) и об укрепленном районе западнее Куолоярви, созданном финнами в 1940-1941 гг., который служил для немцев тыловым оборонительным рубежом.

Особенности обороны. Надо отметить 3 основных качества немецкой обороны, от которых зависели ее мощи и живучесть – это: умелое использование свойств горно-лесистой местности, разумное сочетание системы траншей с опорными пунктами и заблаговременная подготовка позиций и дорожной сети для парирования резервами наших фланговых ударов.

Горно-лесистая местность, благопрепятствующая обороне, использовалась немцами исключительно хорошо. Рубежи выбирались умело, за мощными естественными препятствиями, - на склонах командующих над местностью высот. Позиции строились за водными препятствиями и болотами, оставаясь прикрытыми лесной маской, они всегда имели хороший обзор и обстрел. Для фортификационного оборудования, немцы широко использовали подручный материал. Из дерева и камня воздвигались весьма прочные сооружения. Прекрасная маскировка всех сооружений облегчалась тем, что материал сливался с окружающей местностью. Так, обложенную камнем ячейку или блиндаж, даже вблизи легко можно было принять за груду валунов (фото 4). Резко пересеченная закрытая местность в сочетании с целыми чащами из искусственно вертикальных масок хорошо скрадывала оборонительные сооружения противника и крайне затрудняла их разведывательные. Усилив и без того труднопреодолимые естественные препятствия большим количеством инженерных заграждений, особенно взрывных. Противник создал весьма прочную оборону.

Траншейная система не получила широкого развития на верманском рубеже по очень понятным причинам. В равнинных условиях траншеи позволяют скрыть от противника расположение огневых средств, т.к. опорные пункты резко выделяются на местности. В лесу наоборот, отдельные опорные пункты легче скрыть от воздушного наблюдения, чем сплошную траншею. Во вторых разнообразная местность, различные по силе препятствия для наступающих, а также необходимость обороняться на широком фронте, приводят к резкой неравномерности распределения сил и средств по фронту. Поэтому в одном месте немцы строили мощные узлы сопротивления и оборудовали 3 линии траншей, ограничиваясь на соседних участках только заграждениями и отдельными опорными пунктами. И наконец, траншеи, столь выгодные для организации современной противотанковой обороны, не играю первостепенной роли на местности, бедной танкодоступными участками. Сложившаяся у немцев оборонительная система отличалась разумным сочетанием траншей с опорными пунктами, система обеспечивающая экономное расходование сил и средств обороны и наиболее приемлемая в условиях в условиях горно-лесистой местности.

Наиболее характерная особенность немецкой обороны была обусловлена наличием открытых флангов и отсутствием соседей. В предвидении нашего наступления, немцы подготовили ряд позиций на флангах для парирования нашего обходного маневра. Эти позиции, в виде опорных отдельных пунктов располагались на наиболее угрожаемых направлениях: в районах Миокколахти, Таллускотакоски, г.Кеткойва, г.Войтитундра и других. (Опорники у Миокколахти, Таллускотакоски, г.Кеткойва, р.Теннийоки, в большей части прикрывали направление партизанских действий и 101-го погранполка в части нападений на Куолоярви, Келлоселькя, Сайя, Пелкосиниеми и т.п. - прим.). К опорным пунктам вели хорошие автомобильные дороги. Значительная часть сил и средств и тяжелых огневых средств обороны (до 1/3-ти) находилась в резерве в районах Алакуртти, Кайрала, Куолоярви в готовности действовать в любом угрожаемом направлении. Все это имело исключительно большое значение для устойчивой обороны. Таким образом, хотя немцы и делали большую ставку на непреодолимость бездорожной местности, их нельзя упрекнуть в полном отсутствии предусмотрительности – они были подготовлены к отражению нашего наступления, как с фронта, так и со стороны открытых флангов.

ОБОРОНИТЕЛЬНАЯ ПОЛОСА НА РУБЕЖЕ «ВЕРМАН»

(Схема № 3)

Местность. Западный берег озер и рек Верман представлял исключительные удобства для создания мощной обороны. Командующие высоты - 366.3, г.Лысая, г.Войта, «Верблюд», «Междуречная», г.Килистундра, обеспечивали просмотр всего нашего расположения на глубину до 20 км, закрывая в тоже время ближайший тыл противника. Водная преграда, а за ней сплошное нагромождение камней и отвесный скал служили хорошим препятствием не только для танков, но и для пехоты.

Элементы оборонительной полосы. Оборона на рубеже Верман представляла собой сильно укрепленный рубеж полевого типа и состояла из передовых позиций и главной полосы сопротивления (Схема № 4).

Передовая позиция была оборудована отдельными опорными пунктами с ходами сообщения в тыл и на фланги и занималась органами боевого охранения. На расстоянии 300-800 метров сзади проходила сплошная линия траншей переднего края главной полосы сопротивления. За ней на отдельных участках имелась 2-я линия траншей. Расстояние между 1-й и 2-й линией равнялось 1-1,5 км. Еще глубже, на удалении 3-6 км от переднего края, располагались огневые позиции дивизионной артиллерии, прикрытие стрелковыми окопами и проволочными заграждениями. В районах расположения полковых и дивизионных резервов (6-8 км от переднего края) оборонительные сооружения, за исключением отдельных огневых точек, отсутствовали. В число позиций, усиливавших глубину немецкой обороны, надо включать позиции, подготовленные для самообороны командных пунктов.

Таким образом, тактическая глубина обороны на рубеже Верман равнялась 6-8 км. Насыщенность живой силой и фортификационными сооружениями характеризуется следующими цифрами. В среднем на 1 км фронта приходилось: живой силы до 500 человек, пулеметов – 17-20, орудий и минометов разных калибров – 13, траншей – 1-1,5 км, ДЗОТОв – 10.

На направлениях, которые немцы считали для себя наиболее опасными, они создали мощные узлы сопротивления. Такие узлы были обнаружены в районах грунтовой дороги Кандалакша-Алакуртти и ж/д насыпи. Они отличались густо развитой сетью траншей и ходов сообщения, большим количеством ДЗОТ, артиллерийских и минометных позиций. На 1 км фронта здесь было построено: - от 3-х до 4,5 км траншей и 15-18 ДЗОТов. Входя в общую систему траншей и опорных пунктов, узлы сопротивления были в тоже время приспособлены к круговой обороне. Они же являлись и противотанковыми узлами, считая основными танкоопасными направлениями грунтовую и ж/дорогу, немцы сосредоточили в этих узлах подавляющее большинство своих противотанковых средств. Здесь был построен противотанковый ров и имелось большое количество противотанковых мин.

На Схеме № 5 показано инженерное оборудование узла сопротивления в районе ж/дороги Кандалакша-Алакуртти.

Передовая позиция. Передовая позиция, занимавшаяся органами боевого охранения, состояла из цепи отдельных опорных пунктов, расположенных на небольших высотах в 80-200 метрах от берега рек и озер. Каждый опорный пункт имел свой индивидуальный характер и был построен в соответствии с особенностями местных условий и важностью прикрываемого направления. Размеры опорных пунктов колебались в пределах 75-300 метров по фронту и от 75 до 150 метров в глубину. Опорные пункты имели ярко выраженную круговую оборону. Основой каждого из них являлась кольцевая, полукольцевая или Т-образная траншея с примкнутыми и выносными площадками. Траншеи полного профиля встречались редко, т.к. они строились под огневым воздействием наших частей. ДЗОТы располагались главным образом на флангах, а жилые блиндажи – в центре опорного пункта (фото 6).


От каждого опорного пункта тянулся ход сообщения в тыл. Часть из них доходила до переднего края главной полосы сопротивления, на закрытой местности хода сообщений обрывались в 200-300 метрах от опорных пунктов и сменялись тропами. Хода сообщения имели небольшие ответвления – тупички, которые заканчивались площадками для стрельбы. Так как опорные пункты передовой позиции и первая траншей главной полосы сопротивления взаимно не просматривались, эти позиции служили для огневой связи между БО и передним краем. Они же способствовали эшелонированному размещению огневых средств, служили запасными позициями и могли быть использованы для поддержки огнем контратак перед передним краем.

Опорные пункты и хода сообщения были прикрыты взрывными и проволочными заграждениями различных типов. Проволочные заграждения в 2-3 полосы были построены на глубине 60-80 метров и прикрывали опорные пункты как с фронта, так и с флангов и тыла. Зачастую проволока подходила вплотную к брустверам траншей .проволочные заграждения применялись следующих видов: обыкновенный забор по деревьям, спираль Бруно, проволока в наброс и отдельные комбинации из этих видов. (Фото 7 и 8). Характерно, что проволочные препятствия строились высотой до 2-х метров, чтобы зимой их не заносило снегом. Участки траншей старой постройки, проходившей в 200-300 метрах сзади опорных пунктов, были заминированы. Пример опорного пункта приведен на Схеме № 6.

Учитывая особенности закрытой пересеченной местности, допускающей лишь незначительный обзор и обстрел, немцы придавали передовой позиции большое значение, т.к. на такой местности боевое охранение выполняет задачи прикрытия переднего края с наибольшим успехом. И действительно, несмотря на большую настойчивость и активность, нашей разведке ни разу не удалось достичь переднего края противника, а с наблюдательных пунктов он не просматривался. Даже с захватом нашими войсками опорных пунктов, его передний край оставался скрытым от нашего наблюдения неровностями местности и лесом. В этом заключался основной смысл создания немцами передовой позиции на верманском рубеже.

Главная полоса сопротивления. В 300-800 метрах за опорными пунктами боевого охранения проходил передний край главной полосы сопротивления (Хаупткампфлиние, сокращенно – «ХКЛ»).

Его основой служила одна линия траншей полного профиля, которая с небольшим перерывами тянулась вдоль всего фронта (Фото 9 и 10).

Начертание траншей целиком зависело от многочисленных изломов и изгибов резко пересеченной местности. Прямолинейных фасов немцы не строили, т.к. в этом случае соседние участки траншей взаимно не просматривались бы из-за неровностей местности. Для увеличения дальности обзора и обстрела, траншеи строились с таким расчетом, чтобы перед ними лежали открытые незалесенные участки, какими в наших условиях чаще всего являются болота. Траншеи проходили почти у самой подошвы небольших высот или по передним скатам невысоких каменных гряд. На склоны высот траншеи почти не поднимались. Этим немцы достигали резкого уменьшения мертвых пространств, необстреливаемых огнем пехотного оружия. На местности, не отвечающей изложенным требованиям, траншеи не строились. За озерами траншеи тоже почти полностью отсутствовали. Разрывы в линии траншей немцы использовали для создания огневых мешков, пример подобного мешка приведен на Схеме № 7.

Спереди к траншеям примыкали открытые площадки для стрелков, автоматчиков и пулеметчиков. (Фото 11, 12, 13).

Одна площадка от другой отстояла на 5-20 метров. Сзади траншей на удалении 10-40 метров располагались жилые блиндажи, приспособленные для ведения огня «Радши-бункер», один из которых изображен на фото 14. Перекрытий траншеи не имели, их заменяли подбрустверные укрытия из гофрированного листового железа (Фото 15).

ДЗОТы встречались в сравнительно небольшом количестве. Число ДЗОТов возрастало только в узлах сопротивления на угрожаемых направлениях.

Обычно траншея тянулась по переднему скату невысокой каменной гряды, а блиндажи располагались на ее обратном скате. Каменная гряда и лес обеспечивали скрытый подход к переднему краю из глубины обороны. Поэтому, хода сообщения в тыл были доведены только для блиндажей. Все сооружения были прекрасно замаскированы от наземного наблюдения приспособлением под характер окружающей местности и установкой вертикальных масок различных конструкций. От воздушного наблюдения траншее скрывал только лес, благодаря этому, на открытых участках они хорошо просматривались с воздуха.

Характерным являлось отсутствие ложных сооружений. Очевидно, немцы считали, что на пересеченной местности найдется достаточно местных предметов, сходных по внешнему виду с оборонительными постройками. Правда отдельные участки старых траншей и некоторые опорные пункты были заброшены и заминированы, и таким образом переведены в разряд ложных.

Спереди траншея была прикрыта одним рядом проволочных препятствий, главным образом «лапландским забором» (Фото 16), который проходил в 40-50 метрах от траншеи. Значительно реже применялись другие виды препятствий и их комбинаций.

Система пехотного огня строилась на сочетании фронтального и косоприцельного обстрела местности с открытых площадок и флангового огня с «раджи-бункер». Обращает на себя внимание недостаточная приспособленность сооружений для огневой поддержки соседских точек и отчасти для ведения флангового огня. Огневых точек, расположенных за обратными скатами и способных обстреливать подступы к переднему краю очень мало. Все это объясняется небольшой дистанцией обзора и обстрела с позиции переднего края, а расчистка обстрела не производилась, видимо в целях маскировки. Все же система пехотного огня была достаточно гибкой. Немцы дополняли ее широким использованием артиллерии и минометов, которыми заблаговременно были пристреляны все подступы к переднему краю. Кроме того, противник возлагал надежды на успешное отражение наших атак огнем в упор, на переднем крае имелось значительное количество огневых средств, в том числе и пушек кинжального действия.

Таким образом, проявляя повышенную заботу о маскировке, немцы расчистку не производили, что несколько снижало эффективность пехотного огня. Несмотря на это, скрыть траншею от нашего воздушного наблюдения им не удалось, по данным аэрофотосъемки и по показаниям пленных, начертание переднего края было известно нам с начала строительства «ХКЛ» (вообще после рекогносцировки выяснилось, что командование армии обладало вполне достоверными сведениями о немецкой оборону).

2-я линия траншей была сооружена немцами на отдельных угрожаемых направлениях: на вост.скатах выс.366,3, выс.386,4, и в районах грунтовой и /дороги. Эта линия проходила в 1,5-2,5 км от берега рек и озер Верман, общая протяженность ее равнялась 4,5 км. По характеру инженерного оборудования она ничем ни отличалась от главной, за исключением более слабого развития самих траншей, местами они имели общую высоту закрытия не более 0,5 метра. Эта линия служила опорой батальонных резервов и прикрытием расположенных за ней артиллерийских огневых позиций.

В глубине обороны: на скатах выс.366,3, г.Лысая и г.Войта имелись отдельные ДЗОТ и окопы. Они в основном располагались возле дорог с задачей удержания командных высот на случай нашего прорыва или обхода с фланга. Они же выполняли роль и отсечных и позиций.

Минометные и артиллерийские позиции. Минометные позиции немцы располагали в 600-1.000 метрах от переднего края, на обратных скатах высот. Они состояли из минометных окопов и укрытий для расчета, соединенных выходом сообщения (Фото 17).

Для самообороны на каждой позиции было построено 4-6 стрелковых ячеек, обращенных главным образом в сторону флангов и тыла. В сторону фронта огонь мог вестись непосредственно из хода сообщения. Одна из минометных позиций изображена на Схеме № 8.

Огневые позиции дивизионной артиллерии располагались в 3-6 км от переднего края, артиллерия в 3-8 км и отдельных систем – до 12 км.

Почти все артпозиции размещались за небольшими озерами и болотами. Этим достигалась маскировка от воздушной и звуковой разведки, т.к. расчистки секторов не требовалось, а водная поверхность озер искажала звуковую волну. Кроме того, озера и болота служили хорошим естественным препятствием. От воздушной разведки позиции маскировались также масксетями, которые быстро поднимались и опускались посредством примитивных блоков (Фото 19).

Каждая батарейная позиция была приспособлена к круговой обороне, на имела 8-12 стрелковых ячеек и была обнесена усиленным проволочным забором. На некоторых позициях встречались ДЗОТы, соединенные между собой ходами сообщения. За каждой батареей был закреплен участок дороги, проходившей в непосредственной близости от нее, по этому участку подготовлялся артиллерийский огонь. Таким образом, каждая огневая позиция являлась опорным пунктом. Более или менее равномерное распределение артиллерийских позиций по фронту обороны и размещение их вблизи дорог приводило к тому, что все ближайшие направления в глубине обороны на расстоянии 3-6 км от переднего края были перехвачены системой опорных пунктов.

Они имели большое значение в системе противотанковой обороне. Пример организации круговой обороны артиллерийской огневой позиции приведен на Схеме № 9.

Дороги. Противником была построена широкая сеть хороших дорог, подходивших вплотную к траншеям переднего края. Для маневра силами и огневыми средствами вдоль фронта и из глубины, это имело решающее значение. Следует отметить одну деталь. На каждом перекрестке и стыке дорог и даже пешеходных троп имелись указатели с обозначением направлений и расстояний до всех опорных пунктов, куда вели дороги или тропы.

Вывод. Верманская оборонительная полоса представляла собой сильно укрепленную позицию полевого типа. Ее сила заключалась в использовании характерных особенностей местности в сочетании постройкой прочных сооружений, хорошем приспособлении системы огня к условиям местности, в широком применении заграждений и прекрасной маскировки.

СЕВЕРНЫЙ УЧАСТОК ФРОНТА. (Схема № 10).

Северный участок фронта проходил по скатам высот: ур.Иливара, ур.Питкявара, ур.Сяркивара. Для улучшения обстрела передний край был выбран за открытой, без лесной полосой, проходящей вдоль системы ручьев, болот и озер (оз.Суонимаярви, оз.Пиерумаярви, оз.Пуростенярви).

На северном участке протяжением по фронту около 20 км оборонялась одна пехотная дивизия противника. На ответственных направлениях на каждый километр фронта приходилось в среднем: живой силы до 600 человек, пулеметов 40-55, орудий и минометов – 32.

Характер обороны. По построению обороны северный участок фронта несколько отличался от верманского рубежа. Имевшиеся здесь ранее опорные пункты, немцы включили в главную полосу сопротивления. Они соединили между собой отдельные опорные пункты сплошной траншеей, которая и образовала линию переднего края. Каждый опорный пункт, не теряя свойственной ему формы круговой обороны, стал в тоже время узлом сопротивления, прикрывавшем угрожаемое направление (Схема № 11).

Северный участок фронта в инженерном отношении был развит значительно слабее верманского. На 1 км фронта он имел в среднем 0,6-1 км траншей, и 3-4 ДЗОТа.

Передовые позиции были выдвинуты вперед на удалении до 4 км, но они имелись только на участках, где наши войска не успели войти в соприкосновение с передним краем противника (районы ур.Сяркивара, оз.Харвасярви).

В районе ур.Питкявара наши войска стояли непосредственно перед передним краем противника, и передовых позиций немцам выдвинуть было некуда. В этом случае для увеличении глубины обороны немцами была построена 2-я линия траншей в 500-700 метрах сзади первой.

Характерной особенностью северного участка являлось размещение опорных пунктов и отдельных участков траншей на вершинах высот и хребтов. Это делалось из расчета, что наступающие подразделения не смогут поднять на склоны тяжелое оружие и будут вынуждены вступать в бой за главную полосу сопротивления усталыми, без достаточной огневой поддержки.

Передовая позиция. Отдельные опорные пункты передовой позиции, занятые органами боевого охранения, строились по тому же принципу, что и на рубеже Верман. Их размеры колебались от 75 до 250 метров по фронту и от 50 до 150 в глубину. В их основе обычно лежала кольцевая или полукольцевая траншея накладного или полунакладного типа. Наряду с усиленными ДЗОТ, большое распространение имели легкие пулеметные ячейки с перекрытием. Минные заграждения для кругового прикрытия опорных пунктов использовались самым широким образом. Гарнизоны опорных пунктов размещались в обычных землянках, расположенных на обратных скатах высот.

Такие опорные пункты были сильны благодаря удачному их размещению на крутых скатах и вершинах труднодоступных высот. Из-за густого леса они не наблюдались ни с воздуха, ни с земли. Неудивительно, поэтому что попытки овладеть этими опорными пунктами сравнительно слабыми силами, обычно заканчивались безуспешно.

Опорные пункты в районе оз.Харвасярви оборудовались под воздействием нашего огня, и поэтому в инженерном отношении были развиты слабо.

Главная полоса сопротивления отличалась крайне неравномерным развитием, т.к. оборона опорных пунктов совершенствовалась в течении 2.5 лет, а траншеи, связывающие их, начали строиться только в апреле 1944 года.

Опорные пункты были оборудованы как обычно, имели круговую оборону полного профиля, ДЗОТ, площадки для стрельбы – открытые и с перекрытиями, жилые землянки для ведения огня приспособлены не были. Все опорные пункты размещались в выгодных в тактическом отношении районах – в межозерных дефиле, на небольших высотах, среди сплошных среди сплошных болот или за водными преградами. Все они отличались удачной организацией огня, широким обзором и обстрелом. Здесь же были сосредоточены основные силы и средства обороны.

Значительно слабее были развиты вновь построенные участки траншей. Глубина их редко превышала 1 метр, обзор и обстрел из-за густого леса был невелик. Принцип фортификационного оборудования не отличался от обычного, здесь имелись те же открытые площадки и «радши-бункер», ДЗОТы и хода сообщения отсутствовали.

Заграждения на северном участке применялись противником в еще более широком масштабе, чем на рубеже Верман. Этим немцы хотели восполнить недостатки новых участков своей обороны. Проволочные препятствия различных типов строились в 2-3 ряда, последний ряд почти вплотную подходил к позициям переднего края. Особенно широко было развито минирование. Минные поля несколькими полосами покрывали всю впередилежащую местность и даже тянулись в тыл от главной траншеи.

Вывод. Северный участок фронта представлял собой траншейную систему обороны, усиленную на направлениях вероятного главного удара – узлами сопротивления. Он отличался наличием менее сильно защищенных промежутков. В условиях горно-лесистой местности эта система имела все же характер достаточно мощной и устойчивой обороны, уступавшей однако, по своей силе верманскому рубежу. Зато северный участок, имел превосходство в насыщенности живой силой и огневыми средствами.

2-Я ПОЛОСА ОБОРОНЫ НА ЗАПАДНОМ БЕРЕГУ Р.ТУНТСАЙОКИ

Естественный рубеж по западному берегу значительной водной преграды, какой является река Тунтсайоки, имел для немцев большое значение. Но по видимому из-за недостатка сил заблаговременно подготовлен не был. К концу лета 1944 года рубеж начал поспешно подготовляться к обороне в инженерном отношении. К сентябрю немцы успели построить 20 ДЗОТ на фронте около 3-х км и отрыть незначительное количество стрелковых ячеек. Построенные наспех сооружения тянулись одной линией непосредственно по берегу реки или отстояли от нее не далее, чем 500-600 метров, были неудачно расположены на местности, почти совершенно незамаскированные и хорошо наблюдались с большого расстояния. Несмотря на легкий песчаный грунт, ни траншей, ни ходов сообщения построено не было, заграждения отсутствовали полностью. Поэтому, поспешно подготовленная оборона на зап.берегу р.Тунтсайоки могла представлять лишь некоторую ценность, как промежуточный рубеж на время отхода противника с Верманской системы.

ПРИКРЫТИЕ ФЛАНГОВ

Прикрытие флангов строилось немцами на системе опорных пунктов, оборонявшихся гарнизонами силами от взвода до батальона. На северном фланге опорные пункты были расположены на командующих высотах, на юге – в межозерных дефиле. Перекрывая наиболее вероятные подступы, гарнизоны опорных пунктов были в состоянии препятствовать свободному проникновению наших разведывательных групп и отрядов вглубь обороны, а во время нашего наступления – удерживать выгодные рубежи до подхода резервов.

Инженерное оборудование опорных пунктов абсолютно ничем не отличалось от изложенного в предыдущих разделах.

ФОРТИФИКАЦИОНЫЕ СООРУЖЕНИЯ

Траншеи и хода сообщения. В зависимости от тактических и почвенно-грунтовых условий, конструкция и размеры траншей различны. На участках с малой мощностью рыхлых отложений, траншеи отрыты на возможную глубины (до скальных пород), а до полного профиля доведены устройством каменных стенок или постановкой простейших ряжевых звеньев, заполненных камнем.

Наиболее характерными являются следующие типы траншей:

1. В песчаных и песчано-каменистых грунтах при низком уровне грунтовых вод, противником отрыты траншеи полного профиля с одеждой крутостей досками, горбылями или чаще всего жердями (рис 1 и 2).

2. На грунтах сильно каменистых, при малой мощности рыхлых пород, а также на заболоченных грунтах и при высоком уровне грунтовых вод, т.е. во всех случаях, когда невозможно произвести отрывку траншей или удается ее произвести лишь частично, противник прибегал к постройке траншей накладного типа из камня (рис 3) или из деревянных срубов. Заполненных камнем (рис 6). Траншеи этих типов имели преобладающее распространение.

3. На некоторых участках противник использовал при устройстве траншей особенности рельефа, проводя траншеи у подножья скалистых уступов. Которые служили задней крутостью траншей, передняя же крутость выкладывалась из камня (рис 4).

Нужно остановиться на способах водоотвода, применявшихся противником. В траншеях, отрытых в грунте, использовалась хорошая инфильтрирующая способность песчаных и песчано-каменистых грунтов и поэтому, каких-либо специальных водоотводных устройств не делалось. В траншеях накладного и полунакладного типа, имевших продольный уклон, сток воды происходил по дну. В пониженных участках, на косогорах, в нижнем бруствере, устраивались канавки или ниши, отводившие воду из траншей. Местами на косогорах выше траншей устроены были водосборные канавки. Отводившие воду в пониженные участки, где такие же канавки отрывались для пропуска воды под траншеей накладного типа. На заболоченных участках, с целью избежать попадания воды в траншеи, противник иногда строил «траншеи-мосты», обеспечивая сток воды под траншею (рис 5).

К траншеям были примкнуты или несколько вынесены вперед стрелковые ячейки, открытые пулеметные площадки (рис 7, 8, 9 и 10), и ДЗОТ. Хода сообщения были также усиленны примкнутыми огневыми позициями.

Траншеи у стрелковых ячеек и пулеметных площадок иногда имели перекрытия в 1-3 накатов бревен и слоя камня, толщиной до 0,5 метра. Почти повсеместно у ячеек и площадок в передних крутостей траншей оборудованы подбруственные ниши, каждая на 2-х человек. широкое распространение имели ниши, одетые гофрированным железом эллиптической формы (рис 13).

Более капитально были оборудованы некоторые пулеметные площадки. В ходах сообщения, соединяющих площадки с траншеей, устраивались бревенчатые укрытия для расчета, имевшие 2-3 наката (рис 7).

Некоторые стрелковые ячейки передовых позиций имели на бруствере бронещитки (рис 11).

В качестве маскировочных средств от наземного наблюдения противником применялось покрытие бруствера мхом, заброска ветвями, установка на бруствере вертикальных масок из подручных средств. Маскировка траншей от воздушного наблюдения отсутствовала.

Во всех траншеях имелись лесенки высотой до 1,5 метров для быстрого выхода из траншей во время контратак.

ДЗОТ. Дерево-земляные огневые сооружения в большинстве своем фронтального или косоприцельного действия и очень редко флангового огня. Сооружения своим входом примыкают непосредственно к траншеям, а в некоторых случаях вынесены вперед на 10-20 метров.

Преобладающие большинство ДЗОТ – 2-х амбразурные (рис 14), очень редко 1-о амбразурные (рис 15) и 3-х амбразурные (рис 16 и 17). Конструкции ДЗОТ типовые. Все сооружения усиленного типа с перекрытиями из 3-5 рядов бревен диам.25-28 см, поверх которых положен слой камня от 60 до 150 см. фронтальные и фланговые стенки двойные, заполнены камнем, а в некоторых сооружениях промежуток заполнен бревнами, уложенными горизонтально, снаружи фланговые стенки обложены камнем на толщину до 60 см, а фронтальные до 150 см. Амбразуры у ДЗОТ разные – раструбы наружу, реже раструбом внутрь и 2-х раструбные. У некоторых ДЗОТ устроены на столах приспособления для поворота пулемета.

Накат у ДЗОТа скреплен скобами, либо гладкой 5 мм проволокой (рис 18). Между накатами устроена гидроизолирующая прокладка, состоящая из 2-х слоев дюймовых досок с помещениями между ними одного слоя толя, иногда толь кладется на 1 ряд досок между или поверх наката (рис 18).

Крепление торцевых бревен сруба, а иногда и самих стенок производится гладкой проволокой, прибитой к бревнам скобам от колючей проволоки.

У большинства ДЗОТ очень низкая посадка, нижняя грань амбразуры находится почти в уровень с горизонтом, при большом снежном покрове стрелять из таких ДЗОТ без расчистки сектора невозможно. Как правило, у каждого сооружения устроены открытые пулеметные площадки для обстрела мертвых пространств, не простреливаемых их основного сооружения.

Маскировка ДЗОТ осуществлена подручными маскировочными материалами под фон окружающей местности. Встречаются сооружения, над амбразурами которых устроены качающиеся маски, каркасом у которых служит металлическая сетка, прикрепленная к деревянной раме, в сетку вплетены различные, подручные маскировочные материалы, эти маски открываются и опускаются простейшими подъемными устройствами из ДЗОТ.

Артиллерийские и минометные позиции. Артиллерийские позиции, исключая орудия прямой наводки, противник располагал в 3-х и более км от переднего края. Орудия для стрельбы прямой наводкой располагались на огневых позициях, оборудованных у главной траншеи и в опорных пунктах передовой позиции.

Орудийные позиции применялись 2-х типов: открытые и закрытые, а на участках «Центральной» дороги, встретилась комбинированная огневая позиция, состоящая из артиллерийского ДЗОТ и открытой площадки впереди него (рис 19).

Артиллерийские ДЗОТы, типовые для разных систем, с перекрытиями из 3-х накатов бревен диам.25-28 см. Поверх наката положен слой камня толщиной до 1 метра, а сверху маскирующий слой. У открытых огневых позиций в большинстве случаев устроены укрытия для расчетов и самого орудия.

Укрытия сделаны из крупно-волнистого гофрированного железа (рис 8), покрытого сверху слоем земли и камня от 60 до 80 см.

У каждой огневой позиции батареи для самообороны оборудовались стрелковые ячейки. Некоторые позиции были обнесены проволочным забором.

Минометные позиции (рис 20 и 21) противник располагал в 600-1.000 метрах от переднего края на обратных скатах высот.

Минометный окоп представляет собой прямоугольный котлован, стенки которого усилены бревенчатым срубом. В стенках окопа устроены ниши для боеприпасов.

Минометные позиции маскировались откидными рамами, которые поднимались и опускались простейшими блоками.

Маскировка огневых позиций артиллерии осуществлялась табельными маскировочными коврами или сетями, а чаще всего подручными материалами, путем устройства вертикальных и горизонтальных масок.

Наблюдательные пункты. Закрытых наблюдательных пунктов с укрытиями для обслуживающего персонала было очень малое количество. Очевидно, противник для наблюдения пользовался подвижными наблюдательными постами непосредственно в траншеях переднего края, используя для наблюдения перископы и стереотрубы. НП на выс.«Междуречная» представляют собой простые срубы с 3-4 накатами бревен. Стены НП имеют каменную обкладку толщиной 80-150 см. Поверх наката уложен слой камня толщиной до 1 метра. Внутри наблюдательные пункты обшиты тесом (рис 23). Для обороны наблюдательного пункта впереди отрыта траншея.

На вновь отрытой траншеи северо-западнее оз.Цветок, противник устроил наблюдательный пункт в виде колодца (рис 24, фото 23).

В районе же ж/д насыпи построен НП из шпал, снаружи он обложен камнем, внутри стенки НП около смотровых щелей обиты рельсовыми подкладками.

За основной линией траншей и в районе огневых позиций имеются наблюдательные пункты на деревьях.

Вдоль дороги Кандалакша-Алакуртти через каждые 3-5 км, а в некоторых случаях и меньше, построены специальные наблюдательные вышки, имеющие между собой телефонную связь.

На всех наблюдательных пунктах имелись панорамы нашей местности и журналы наблюдения.

ЗАГРАЖДЕНИЯ

Взрывные заграждения – самый распространенный вид препятствий в обороне противника. Минные поля поставлены, как перед проволочными препятствиями, так и перед траншеями, а местами и позади траншей (обнаружено несколько минных полей зимней установки).

В качестве взрывных заграждений противник применял мины Т-35, Т-42, противопехотную шрапнельную мину «S», противопехотную деревянную и бетонную мину типа ПМЦ-6. Заслуживает внимание применение новой, до сих пор не встречавшейся бетонной мины типа ПМЦ-6. (почему то написано ПМЦ-6, хотя в литературе встречается сокращение ПМД-6.прим). 

Все минные поля и проходы в них ограждены в 2-3 нити гладкой проволокой, в минные поля, расположенные в глубине обороны и на стыках между опорными пунктами обозначены еще дополнительно этикетками «Внимание, мины». Все отставленные ранее опорные пункты и траншеи полностью минированы, главным образом противопехотными шрапнельными минами натяжного и нажимного действия.

Особенно в больших масштабах противник применял взрывные заграждения, отходя под ударами наших наступающих частей. При этом он использовал разнообразные новые приемы минирования. Основным объектом минирования противник при отступлении избрал дороги, густо минируя их противотанковыми и противопехотными минами. Достаточно привести такой факт: при разминировании проезжей части и полосы безопасности по 50 метров в стороны, на участке дороги Кандалакша-Алакуртти от р.Ср.Верман до р.Войта (всего 10 км) было снято 8.150 противотанковых и 11.598 противопехотных мин, в среднем на 1 км дороги приходилось 800 противотанковых и 1.100 противопехотных мин.

Все дорожные сооружения, а местами дорожное полотно, противник при отходе взрывал при помощи авиабомб (рис 25).

Вот несколько приемов минирования, встреченных нашими инженерными частями:

1) Противотанковые мины, поставленные на дорогах, усиливались дополнительными зарядами ВВ из стандартных 1-2 зарядов или шашек, а были случаи. Когда 2-е мины ставились спарено. Дополнительный заряд помещался в деревянный ящичек либо отдельными шашками подвязывался к мине проволокой.

2) Производилась установка мины Т-35 спарено прямо в футляре для переноски мин, такая установка усиливалась дополнительно четырьмя 1-кг зарядами.

3) Минные поля, в которых мины были соединены между собой детонирующим шнуром, имели дополнительный донный взрыватель. Например: когда сапер на одном из участков стал извлекать мину кошкой, последовал взрыв 52 мин, т.е. взорвалось 2 минных поля.

4) Встречались мины нажимного действия, устроенные из 200-граммовой шашки ВВ и взрывателя с усиками, для ввинчивания взрывателя в шашку был устроен специальный ниппель (рис 26).

5) На одном из участков «Центральной дороги» была снята новая бетонная противопехотная мина нажимного действия с деревянной крышкой, имевшую металлическую торцевую стенку, зарядом мины служила 200-гр шашка, в мину устанавливался взрыватель «ZZ-42». Мина ставилась крышкой вниз, а бетонный корпус выступал наружу и был почти незаметен среди камней (рис 27). (по взрывателям - присутствует в инете как взрыватели "ZZ", так и "DZ", непонятно, что правильно.прим). Про них можно почитать на сайте http://xn--80aaxgqbdi.xn--p1ai...

6) В яму укладывался ящик с шашками ВВ, на ящик помещалась мина ТМ-32, на которую укладывалась каменная плита толщиною 10-20 см и засыпалась сверху грунтом 15-20 см. Эта установка была рассчитана на то, что проходящий транспорт уплотняет присыпанный грунт, который в свою очередь передает давлении каменной плиты, а последняя на мину, в результате чего следует взрыв (рис 29).

7) На дне ямы уложено 4-е одно-кг стандартных заряда, на них поставлена мина «S» со взрывателем «ZZ-35». По обе стороны уложены 2 камня, на которые помещена плита, вся установка засыпана грунтом. Принцип действия аналогичен с описываемому выше (рис 28).

8) Для прикрытия траншей устраивались управляемые фугасы из ручных гранат, располагаемые на бруствере. Связывалось вместе 5 гранат, от терочного взрывателя одной из них шла натяжная проволока к часовому, который мог в случае необходимости привести фугас в действие.

9) Землянка с открываемой наружу дверью, напротив двери у стола подвязан заряд взрывчатого вещества весом 15 кг со взрывателем «ZZ-42», к чеке взрывателя привязана оттяжка, которая свободным концом прикреплена к ручке двери. Открывание двери должно было вызвать взрыв.

10) Землянка, с дверью открывающейся во внутрь, по одну сторону двери привязана противотанковая мина со взрывателем ZZ-35, к штоку взрывателя привязана оттяжка, 2-м концом закрепленная по другую сторону двери. Толчок двери вызывал натяжение оттяжки и взрыв сюрприза.

11) В песчаный грунт перед самым входом в землянку поставлены почти вплотную друг к другу 12 штук мин типа ПМЦ-6 и замаскированы тонким слоем песка.

12) В одной из землянок лежала якобы забытая гармонь, привлекающая изящностью своей отделки, внутри гармони к одной из планок была подвязана граната, от которой отходила оттяжка к противоположной планке. Растягивание меха гармони должно было вызвать взрыв (фото 24).

13) Для создания ярусного минирования противник использовал противопехотные мины типа наших ПМЦ-6 (рис 30). Нижняя мина, воспринимающая нагрузку засыпки, имела 2-е вбитые в стенки деревянные шпильки, удерживающие крышку от опускания. При действии более тяжелых нагрузок мина срабатывала.

14) Были и такие случаи, когда противник мину Т-35 закапывал в грунт дороги до 50 см, на взрыватель ставилась деревянная чурка, вся эта установка засыпалась грунтом. Действие нагрузки на чурку вызывало взрыв мины (рис 31).

15) Свободно висящий телефонный провод оттягивался к противоположной стенке, где к нему привязывалась проволока от взрывателя натяжного действия, ввинченного в боковое отверстие мины Т-35, скрытой в неровностях крутости траншеи. Случайное натяжение телефонного провода должно было вызвать взрыв мины.

Проволочные препятствия. Проволочными препятствиями был прикрыт весь передний край главной полосы сопротивления и передовые позиции. Наиболее широкое распространение имели: Лапландский забор, проволока внаброс, спираль Бруно, оплетка по деревьям и различные комбинации этих препятствий (рис 32, 34 и 35). Проволочные препятствия находились на удалении 40-50 метров от траншей, а в некоторых случаях, когда передний край проходил по крутым склонам, они находились в 5-10 метрах от траншей.

Большинство проволочных заграждений были построены высотой до 2-х метров, благодаря чего эффективность их не снижалась и при глубоком снежном покрове. Проволочные препятствия были хорошо приспособлены к местности и даже на очень близком расстоянии от них были почти незаметны, особенно оплетка по деревьям и проволока внаброс (фото 25).

На местности проволочные препятствия располагались не прямолинейными фасами, а в виде волнистой линии.

Постоянных проволочных сетей на кольях в оборонительном рубеже не встречалось.

Для забрасывания траншей противником применялись, переносные проволочные препятствия разнообразных конструкций, которые обычно находились недалеко от места применения (рис 23 и 26). Проволочные препятствия в большинстве случаев снабжались сигнальными устройствами (ракетами и пустыми консервными банками), а на отдельных опорных пунктах проволочные препятствия были заминированы.

Лапландский забор (рис 37) устраивался, как правило, в местах, скрытых от наблюдения с наших позиций. Основная линия траншей на всем протяжении прикрыта одним рядом лапландского забора. Только на главных направлениях установлено 2, а изредка 3 ряда. Глубина полосы заграждения в этом случае составляет также 60-80 метров. Широкое распространение лапландского забора диктовалось условиями местности, он не требует забивки кольев и не заносится снегом в зимнее время.

Противотанковые препятствия. Искусственных противотанковых препятствий у противника имелось очень малое количество.

Противотанковые рвы обнаружены лишь в районе 3505-6, 3702-8. Рвы (рис 39) трапециодальной формы, шириной поверху 3-4 метра, по дну 1,5-2 метра, глубиной 1-1,5 метра, высота бруствера 0,5 метра. Серьезного препятствия для наших танков они не представляли

Деревянных надолб перед передним краем противника не было.

В лощине к юго-востоку от ур.Сяркивара были обнаружены противотанковые ряжи, размером 1,5х1,5х1,5 метра, наполненные внутри камнем (рис 38). Устанавливались ряжи в шахматном порядке. Кроме взрывных препятствий на одном из участков обороны обнаружена установка фугасных огнеметов (типа нашего ФОГ-1), приводившихся в действие электрическим способом. Огнеметы устанавливались на наиболее опасных направлениях за проволочными препятствиями. Источник тока помещался в ближайший ДЗОТ, где были оборудованы специальные щитки, рассчитанные на взрыв 6-ти огнеметов. В качестве источников тока использовалась сухая батарея напряжение 90 вольт (рис 40 и 41).

ЗЕМЛЯНКИ

Землянки для размещения личного состава располагались в непосредственной близости от траншей и связывались с ними ходами сообщения, а иногда тропами, проходящими за естественными укрытиями. Для размещения тылов и резервных подразделений в глубине обороны имелось также большое количество землянок, расположенных за обратными скатами высот.

Землянки представляли собой деревянные срубы, заглубленные в грунт или в условиях каменистых грунтов поставленные на поверхности. Все землянки имеют мощное перекрытие из 2-3 накатов бревен и слоя камня до 60-100 см, выступающая часть землянок дополнительно усиливалась каменной обкладкой толщиной до 1 метра (фото 26).

Встречались землянки имевшие сводчатый потолок, собранный из звеньев крупно волнистого гофрированного железа (рис 12) и покрытого сверху мощным слоем камня (фото 27 и 28).

Большинство землянок оборудованы двускатными и односкатными крышами из драни или толя, а некоторые из них кроме того имели гидроизолирующую прослойку между накатов или поверх накатов из досок и толь (фото 29).

Почти все землянки построены в полный рост (1,8-2 метра). Во всех землянках были устроены окна в виде амбразур раструбом наружу, которые могли быть использованы для самообороны. Окна были обращены в тыл или в сторону флангов. В окна вставлялись стекла или целлулоид, а некоторые застеклены специальными плитками из толстого стекла, которое очень устойчиво при воздействии взрывной волны и снарядов и мин. Во всех землянках имеются железные печи всевозможных конструкций с искроуловителями над трубами.

Вместимость каждой землянки в среднем рассчитана на отделение (8-10 человек). Внутри большинство землянок обшито тесом, в каждой землянке имеется дощатый пол, нары устроены 2-х ярусные, односпальные, из досок, либо проволочных сеток.

В последнее время противник начал строить землянки типа «Раджи-бункер», заслуживающие внимания своей конструкцией (рис 42).

Землянка «Раджи-бункер» состояла из 2-х частей: помещения для жилья личного состава и хозяйственно-боевой пристройки, где хранилось оружие, противогазы, запасы дров и прочее, в этом помещении имелись 2 амбразуры, направленные в тыл и в стороны, иногда амбразура имелась также и в жилом помещении (фото 30). Землянка была снабжена 2-мя дверьми с запорами и задрайками в каждой из них. Можно предположить, что противник хотел приспосабливать землянки в качестве газоубежищ, других признаков, говорящих о приспособлении землянок для противохимической защиты, не обнаружено. Специальных землянок газоубежищ в обороне не встречалось.

Ночью землянки освещались карбидными лампами, по устройству сходными с лампами КФ, стеариновыми свечами и специальными стеариновыми горелками.

К каждой землянке подходила от огневых точек и постов простейшая сигнализация.

Как правило, у входа в каждую землянку находилась бутылка с горючей смесью, предназначенная для сжигания землянки при отходе, к некоторым бутылкам были приспособлены терочные воспламенители.

МАСКИРОВКА

Обороняясь на местности, где значительная часть лесной маски была уничтожена нашим артиллерийским огнем, противник прилагал большие усилия к маскировке оборонительных сооружений, дорог, троп, землянок и др. оборонительных объектов. Основным способом маскировки являлась установка вертикальных масок различных конструкций, с использованием табельных и подручных средств (рис 43). При маскировки основной траншеи немцами ставилась цель скрыть местонахождение огневых точек и движение по траншеям. Это осуществлялось путем установки непосредственно на бруствере маскировочных сетей на кольях высотой 1-1,2 метра. Такие сетки служили одновременно противопехотным препятствием и защищали траншею от прямого попадания ручных гранат.

Хода сообщения, отходящие в тыл, маскировались установкой сплошных заборов из елок высотой 2,5-3,5 метра. Местами перед траншеей устанавливались козла из жердей высотой от 2 до 4 метров, на которые устанавливались вертикальные маски.

При маскировки дорог, вертикальные маски крепились также, как и при маскировке траншей, а иногда вместо козел использовались деревья.

Отдельные ДЗОТ маскировались недостаточно хорошо, т.к. скалистый грунт не позволял уменьшать вертикальных габаритов сооружений и последние возвышались над поверхностью земли на высоту 2,5-3 метра. В этом случае маскировке подвергалась амбразура ДЗОТ. Перед амбразурой устанавливались те же вертикальные маски, которые находясь от амбразуры на расстоянии 2-3 метра, не препятствовали наблюдению и ведению огня, но затрудняли прицельную стрельбу по амбразуре. У ряда ДЗОТ амбразуры закрывались качающимися маскировочными рамками, позволяющие открывать и закрывать амбразуру непосредственно из ДЗОТ.

Кроме подручных средств маскировки, широко применялись табельная металлическая сеть с шестиугольными ячейками, в которую вплетался маскировочный материал, чаще всего хвойные ветки. После вплетения хвойных веток в сеть, последняя могла быть свернута в рулон и растянута в любом месте. Применялись также маскировочные сети из рогожной бахромы на тонкой гладкой проволоке. Размеры сетей обоих видов – 1х12 метров.

Вопросам маскировки противник уделял большое внимание. Все маскировочные работы выполнены с исключительной тщательностью. Нельзя не отметить при этом, что отопление в большинстве землянок и блиндажей производилось древесным углем, почти не дававшим дыма.

ВЫВОДЫ.

Оборона немцев на Кандалакшском направлении представляла собой сильно укрепленную позицию полевого типа. Обороняясь на широком фронте с открытыми флангами, без тактической связи с соседями, немцы создали своеобразную круговую систему обороны на изолированном операционном направлении. Они умело использовали выгоды горно-лесистой пересеченной закрытой местности, придающей обороне большую мощь и живучесть.

Сильными сторона немецкой обороны являлись:

1. Глубокое эшелонирование обороны, включавшей 2-е подготовленных полосы, одну незаконченную и тыловой рубеж.

2. Выбор рубежей за естественными труднодоступными преградами и включение в оборонительные полосы командующих над окружающей местностью высот.

3. Разумное сочетание системы траншей и опорных пунктов, позволявшие экономно распределять силы и средства обороны по фронту и в глубину.

4. Выделение значительной части сил и средств в резервы, подготовка позиций на флангах и широкое развитие дорожной сети для своевременного парирования обходного маневра наших войск.

5. Выдвижение перед передним краем сильных органов боевого охранения, мощными естественными препятствиями и многополосными заграждениями, рассчитывая на предельное изматывание сил наступающего еще перед передним краем обороны.

6. Приспособленная к местным условиям организация огня, которая основывалась на мощном артминогне в сочетании с фронтальным и косоприцельным огнем пехотного оружия с коротких дистанций.

7. Широкое использование подручного материала (лес и камень) для возведения прочных фортификационных сооружений.

8. Прекрасная маскировка от наземного, и частью воздушного наблюдения.

Недостатки немецкой обороны:

1. Неравномерное развитие обороны по фронту и в глубину, вызванное переоценкой немцами непроходимости бездорожной местности. В связи с этим наблюдалось: сильная передовая позиция и передний край главной полосы сопротивления, относительно слабое развитие обороны в глубине и наличие незащищенных участков на флангах.

2. Чрезмерное увлечение немцев от наземного наблюдения, которое привело к отказу от расчистки обстрела и сокращению, таким образом, дистанции огня с позиций переднего края. Наряду с этим – почти полное отсутствие маскировки от наблюдения с воздуха.

3. Относительно слабая противотанковая оборона, устройство препятствий, преодолимых нашими танками.

В основе большинства недостатков лежала недооценка противником мощи, возможностей и умение наших войск совершать обходной маневр по труднопреодолимой, бездорожной местности Заполярья.

Начальник штаба 19 армии Генерал-майор Маркушев

Начальник оперотдела Полковник Дмитриев


ПРИЛОЖЕНИЕ

Чертежи оборонительных сооружений и заграждений.

еще 2


Сдавшийся на «Азовстали» швед опроверг обвинение в участии в боях за ВСУ

В отношении шведского гражданина было возбуждено уголовное дело по статье «Наемничество» Подданный Швеции, сдавшийся ранее в плен на металлургическом заводе «Азовсталь» ...

Ликвидация Зеленского - единственный выход для украинцев

То, что было предсказуемо с самого начала, происходит на Украине. Зеленский отказался принять во внимание реальность соотношения сил и отказался от любых переговоров с русскими, пока это было...

Поддержи Конт

Друзья, хотим обратиться с просьбой о поддержке нашей работы.Наша платформа живет в основном за счет рекламы. Никакого "донорства" со стороны, грантов и финансирования мы никогда не получали.Мы всегда...

Обсудить
  • Здравствуйте, Wildgoose! Увидела Ваши посты о действиях 104 сд в 1944 году. В этой дивизии воевал мой дед, погибший в 1944 и захороненный, как указано в документах, на юго-западном склоне горы Коутамотунтури. Пытаюсь найти на карте, но с трудом понимаю даже то, какой там город ближе всего. Правильно ли я понимаю, что это Кандалакша? И не знаете ли Вы случайно, есть ли на этой горе какие-то отметки о захоронениях (плита, табличка - что-то типа этого)? Если вопрос не по адресу, приношу извинения, всё равно большое спасибо за информацию в Ваших постах!