Деревья проростают через асфальт?

1 692

В однообразно серо-коричневой обстановке на Украине проявмлся луч света цвета отличного от поощряемого президентом. Вроде старались всё аккуратно закатать в асфальт, так вот, как и прежде, асфальт дает трещины и через ни пробивается зеленая трава и молодые побеги деревьев. Вроде выкорчевали их с корнем, так нет-оставшиеся семена проросли и пробиваются к солнцу.

"Вот и встретились два одиночества" (С) депутат Мураев дал интервью изданию Вести. 

Из этой "песни" не получается выкинуть ни слова. Поэтому привожу полностью.

Евгений Мураев: "Одна ночь выборов стоит 20 млн долларов"

Евгения Мураева «Вести» пригласили в свой офис, разгромленный представителями АРМА и титушками в феврале 2018 года. Сначала провели экскурсию по помещениям, которые занимали газета и радио «Вести» — там по-прежнему разбиты стены, на полу лежит уничтоженное оборудование. Потом остановились для беседы в ньюсруме. Нечто символическое было в этой нашей встрече — Мураев де-факто и политик, и один из самых успешных медиаменеджеров, раскрутивший телеканал NewsOne. И проблемы, с которыми он столкнулся, аналогичны нашим. Главная из них — давление со стороны власти.

«Состояние вашей редакции красноречиво говорит о том, что у нас случилось со свободой слова после 2014 года, — констатировал Мураев в начале нашей беседы. — Подвергаются гонениям не только печатные СМИ или телевидение. Также мы знаем, что закрыты некоторые социальные сети, идет давление на интернет-сайты, радиостанции. В общем, под ударом все, кто работает не по темникам, которые передают с улицы Банковой — из Администрации президента. Всех мгновенно объявляют рупором Кремля — и на этом основании просто громят, прессингуют. Вы видели вопиющий факт — нападение на журналиста телеканала NewsOne Анастасию Пшеничную? И это, к сожалению, не находит никакой оценки со стороны правоохранительных органов и еще раз подтверждает, что «активисты» — они те же титушки, только теперь одеты в балаклавы, камуфляж и действуют в интересах власти».

— Евгений Владимирович, на вас лично давили в связи с телеканалом NewsOne?

— Вы знаете, я не ябеда, обычно не жалуюсь. Но достаточно большое количество уголовных дел возбуждено в мой адрес — например, по поводу предприятий, которые я когда-то возглавлял и которые сейчас принадлежат моей семье. Есть непосредственное давление на телеканал — в виде блокад, угроз. Считаю, очень важная задача — и у собственников, и у самих коллективов СМИ — с этим бороться, потому что это часть профессии. И, наверное, сейчас самое сложное время, и оно когда-нибудь закончится. Уверен, что следующая власть даст оценку действиям нынешней. Международные организации, как видите, уже не молчат. Думаю, вполне возможно, будут приняты санкции по отношению к отдельным представителям действующего режима. Иначе я это назвать не могу — режим формируется у нас на глазах. Он тоталитарный и ничего общего со свободой не имеет.

— Почему вы ушли с NewsOne?

— Что значит «ушел»? Я был собственником, поддерживал там определенный уровень демократии и свободы слова, потому что площадка предоставлялась представителям всех партий — даже тем, мнения которых я не разделяю (а представителей некоторых, может быть, даже не уважаю лично). Тем не менее, они все получали доступ в эфир.

Я считаю, только телезритель или просто гражданин Украины имеет право решать, что смотреть — что не смотреть, что читать — что не читать. И решать это должны никак не те люди, у которых не всегда есть высшее образование и неясно, здоровы ли они психически.

Считаю, что зрители голосуют кнопкой, кликами в интернете. Это и есть право и свобода — свобода выбора. На сегодняшний день я каналом не управляю, некоторое время управлял Андрей Портнов — сейчас у канала другой собственник. Как изменятся стандарты канала, покажет только время…

Я люблю вызовы в жизни. Мне интересно начинать все новое, доводить это до высшего уровня. Телеканал NewsOne занял первое место среди всех новостных каналов. В принципе, мы дали совершенно новые стандарты журналистики и ток-шоу как такового. Но жизнь идет дальше.

— Ходят слухи, что вы собираетесь открывать новый телеканал...

— Я думаю, это будет больше, чем телевидение. Смотрите, как все меняется — всего за четыре года. Вспомните, как выглядел третий айфон, и посмотрите сейчас на десятый. То же самое происходит и с телекоммуникациями. Мы дадим новый стандарт.

Мы всегда ставили перед собой задачи. В случае с NewsOne это был профессиональный вызов. Я был человеком абсолютно новым для медиарынка. Буквально на спор сказал, что этот телеканал через несколько лет станет лучше. Благодаря моему коллективу, той работе, которую мы вместе делали, придумывали, формировали так и случилось. Надеюсь, эти стандарты не упадут и ценности, которые исповедовались последние три года, останутся незыблемыми. Но есть у меня по этому поводу сомнения — и ответ будет виден уже сейчас. В том числе и по количеству гостей, которые приходят, и по их «качеству».

— Думаете, что NewsOne и «112» могут прогнуться под власть из-за угрозы закрытия? Насколько вообще вероятно, что такое беспрецедентное решение, как закрытие ведущих телеканалов, может быть реализовано в Украине?

— Я бы не утверждал, что NewsOne и «112» закроют, — по многим причинам. Давайте подождем немного и посмотрим, не изменилась ли информационная политика каналов и не является ли все это очередным шоу со стороны власти. Если это будут провластные спикеры или спикеры из «условной оппозиции», которые нужны для формирования видимости, что свобода слова соблюдается, — один вопрос. А другой вопрос, это если там действительно будет площадка для всех. Сейчас — и вы можете это видеть — вход на телеканал закрыт мне, также, наверное, он закрыт для Юлии Тимошенко и еще для ряда политиков. Это совсем не тот стандарт, к которому мы стремились.

Бывало, что зрители мне писали — зачем вы приглашаете того или иного политика? Не надо их пускать! Я им отвечал — тогда вам надо идти на «Пятый канал», там есть избирательная цензура. А мы хотим показывать все точки зрения, в том числе и чтобы дурь каждого была видна. И только зрители вправе решать, кто прав.

У меня в эфире и наркотики варили — а теперь эти люди хотят быть кандидатами в президенты. Когда ты предоставляешь человеку большую площадку коммуникации с избирателями, они видят, что кем движет в действительности. Поэтому миссия телеканала — предоставлять информацию для осознанного выбора, чтобы люди понимали, что стоит за этой картинкой, лозунгом или даже персонажем.

— Вы упомянули «условную оппозицию», явно противопоставляя ее настоящей оппозиции. Каких политиков имели в виду?

— Некоторые политические партии даже содержат слово «оппозиционный» в названии. Но одно дело называться, а другое — быть. Посмотрите, как они голосуют, какие законопроекты поддерживают. Они, по сути, действуют в фарватере президента и в его повестке дня. Они одобряют те законопроекты, которые поддерживают курс действующей власти, притом, что этот курс не поддерживают 75% наших избирателей. И это означает, что такие партии не могут называться оппозиционными. Они просто по каким-то избранным вопросам, не особо важным, расходятся иногда в публичной сфере. Но в принципиальных голосованиях доказывают обратное. Возьмите Радикальную партию. Оппозиционная сила? Посмотрите, как они голосуют! Посмотрите, как голосует «Батькивщина». Конкретный пример: сколько было криков, что никогда этот «злочинный» бюджет не будет поддержан. И каждый раз Радикальная партия голосует. Вспомните закон об экспорте леса-кругляка. Кричали, что «никогда в жизни» — и проголосовали. То же самое с «Оппозиционным блоком» — они поддерживают судебную реформу, они даже не голосовали за отставку Яценюка, хотя он принес максимальные разрушения для нашей страны, по сути, затормозил и отправил в глубокое пике экономику. Это причина, по которой и я вышел из «Оппоблока». Нельзя настолько открыто предавать интересы избирателей. Это самая опасная форма власти — маскирующаяся под оппозицию.

— В контексте сказанного вами вспоминаю слова политолога Вадима Карасева, который говорил недавно в комментарии «Вестям», что будущие выборы хотят сделать войной «вчерашних» и «позавчерашних»…

— А «вчерашние» — это кто?

— «Вчерашние» — это нынешняя власть, от которой многого ожидали — реформ, борьбы с коррупцией. Но у них то ли сил не хватило, то ли умений…

— Не было никакой борьбы и никаких реформ. Это обманутые ожидания! Все реформы свелись к сокращению расходов на ту или иную отрасль, к введению платной медицины, повышению тарифов. И все это — в интересах отдельных финансово-промышленных групп, которые работают в энергетике и сфере добычи полезных ископаемых. Произошел обман. О какой борьбе с коррупцией вы говорите, если на таком высоком уровне, как сейчас, коррупции раньше мир еще не видел. По сути, люди получили власть на крови — в мирное время они бы никогда ее не получили. Я тут имею в виду «Народный фронт» и Порошенко — эта компания получила в полное безраздельное правление страну, и ее на глазах у всех нагло грабят. Я не могу сказать, что у нас всегда была власть белая и пушистая. Но если раньше еще что-то строили, сейчас мы видим, как все падает, рушится — и переименованием улиц этого не скрыть.

— А «позавчерашние» — это те, кто подыгрывает вчерашним, чтобы те смогли сохранить власть…

— Они все не то что позавчерашние — они позапозавчерашние! Посмотрите, с какого года в политике Порошенко, Тимошенко, представители «Оппозиционного блока». Они были всегда — только по-разному назывались. Они всегда были той или иной частью конструкции власти. Просто они мигрируют из БЮТа — в «Народный фронт», из Партии регионов — в БПП. Петр Порошенко стоял у истоков создания Партии регионов — он не был идеологом, но пытался прильнуть к будущей серьезной партии. Все эти люди по 20 лет в политике. Они и есть коррупция. И очень забавно выглядит, как они борются с коррупцией, то есть друг с другом. Коррупцию нельзя побороть таким образом. Нужно менять конструкцию, менять баланс власти. Я неоднократно говорил, что необходимо один раз и навсегда принять закон об оппозиции. Дать оппозиции контрольные функции. Не важно, кто в следующем созыве будет оппозицией — ну не может власть сама себя контролировать! Ее должны контролировать природные противники. Оппозиция, если она стремится стать властью, будет тщательно проверять, как расходуются деньги, как происходят закупки и как власть пользуется своими полномочиями. Поэтому счетная палата, прокуратура должны быть в руках оппозиции, а не в руках президента. Ну разве может кум возбуждать уголовное дело против кума?

— В Киеве появились билборды с вашим портретом и надписью — «Требуются наши люди»? Кто такие эти «наши люди»? Много ли вам звонят на горячую линию, телефон которой указан на этих постерах?

— Вы знаете, что я сложил с себя полномочия главы политсовета партии «За життя!». Мы полтора месяца с моими единомышленниками думали, что мы будем делать. Большинство областных, городских партийных организаций вышли вместе со мной — и создали новую политическую силу. Она называется «Наши». Я всем пытался объяснить, из-за чего мы плохо живем. Из-за того, что никогда политик в Украине не был действительно демократическим, свободным — и он никогда не стоял на страже интересов обычных людей. Чтобы попасть в политику, надо иметь огромные ресурсы — телеканалы, деньги, административный ресурс. Вдобавок, как правило, наши политические проекты получали поддержку извне. Я имею в виду Россию или США. За это страна рассчитывалась потом суверенитетом. Ведь если тебе дают деньги, то надеются, что ты вернешь их с процентом. Мы возвращали вектором внешнего развития — одни тянули нас в Таможенный союз, вторые, под предлогом ЕС, — в НАТО, и в этом заключается противодействие США и России.

Я надеюсь, это каждый украинец понимает, почему я говорю, что мы должны быть нейтральным государством. Только тогда нас оставят в покое! Будем дрейфовать в сторону России — у нас будут Майданы. Будем дрейфовать в сторону Европы, НАТО — у нас будут конфликты на востоке. Так мы потеряли Крым и получили конфликт на Донбассе. Как только границы меняются, НАТО приближается к РФ или РФ приближается к НАТО, возникает конфликт интересов — и мы заложники. Поэтому деньги у геополитических монстров брать нельзя. Это проблема страны.

Второе, деньги нельзя брать у финансово-промышленных групп. У нас, по сути, сейчас все партии в парламенте — это чьи-то партии. Мы знаем, кому принадлежит «Оппозиционный блок», кому — БПП, кто финансирует «Батькивщину», «Самопомич» и так далее. Это все проекты, на которые тратятся огромные деньги, и они потом, естественно, обслуживают тех, кто эти деньги заплатил. Поэтому нам нужны люди, которые смогут своей работой заменить нехватку ресурсов — мы не хотим их брать ни у стран, ни у ФПГ.

На что тратятся партийные деньги? Первое — телевидение, второе — формирование так называемых «полей» или «сетей», то есть партийных ячеек, которые сверху донизу финансируются за счет центрального штаба.

— А зачем они нужны?

— Вы когда-нибудь задавали себе вопрос, сколько стоит ночь выборов для политической партии? Если вы хотите быть представленными тремя-четырьмя людьми в комиссии (речь об избирательных комиссиях всех уровней — территориальных, окружных. — Ред.), одна ночь выборов стоит 20 млн долларов. То есть, если будут результаты подсчитываться двое суток — это 40 млн долларов. Иначе ваши результаты просто украдут.

Но ведь можно это решить по-другому. Наши люди звонят и спрашивают, чем мы можем быть полезны. Или, наоборот, сами говорят, чем могут быть полезны. Говорят, мы готовы агитировать в рамках своего двора или дома. Мы готовы выйти и стать членами наблюдательной комиссии в ночь выборов — и сделаем это бесплатно. Причем люди понимают, что они это делают для себя.

И вот сейчас, благодаря этому объявлению, мы уже сформировали и обработали больше пяти тысяч звонков от людей, которые хотят сотрудничать. То есть нам не придется тратить огромные деньги, чтобы донести наши идеи, защитить результаты. Помощь разная: кто-то предлагает офис, кто-то хочет разнести нашу агитационную продукцию, кто-то говорит, что он юрист и готов защищать интересы в судах. Я вижу, что есть нереализованные потребности, есть понимание, что партию надо строить своими руками, самостоятельно и никому не быть должным. Потому что если мы не будем должны внешним и внутренним силам, которые раздирают нашу страну, мы действительно сделаем народную партию.

— В логотипе партии зашита звезда или это просто так кажется?

— Нет, вам не кажется.

— Это троллинг декоммунизаторов?

— Почему вы считаете, что звезда — это обязательно коммунистический символ?

— В нашей ментальности — безусловно, да…

— На самом деле здесь зашито совсем иное. Нам говорят, что Украина должна стать «аграрной суперстраной». Я не знаю ни одной аграрной «суперстраны» в мире. Все они — достаточно неразвитые страны. В ВВП США сельское хозяйство — всего 4%. Если мы действительно хотим построить мощную суперстрану или хотя бы вернуть величие Украины, которое было у нее на момент развала Советского Союза, то должны заниматься новой индустриализацией. Я не имею в виду домны строить, перерабатывать металл — а осваивать новые технологии, строить высокотехнологические производства, вернуть себе космические программы.

Ведь мы — страна, которая строила ракеты. Отсюда эта звезда. Это мечта, которая еще 20 лет назад была реальностью. Мы хотим все это восстановить.

— Допустим, вы стали президентом. Кстати, мы проводили опрос читателей «Вестей» и задавали такой вопрос: «Кто может стать единым кандидатом от Юго-Востока на президентских выборах?» Вы были на первом месте, с существенным отрывом — 32%, притом, что в списке кандидатов было 12 фамилий, в том числе Бойко, Вилкул, Новинский, Колесников, Медведчук). Какими будут ваши первые пять шагов на посту президента?

— Во-первых, я категорически против формулировки «Юго-Восток». Я считаю, что люди, которым понятна та формула страны, которую я предлагаю, живут по всей Украине. Я думаю, что многие не хотят жить в аграрной стране, не согласны с нарушением прав и свобод, которые в последнее время стали нормой. И география наших избирателей гораздо шире. Отсюда и мои первые пять шагов.

Первый. Мы разучились жить вместе. За последние 13 лет, с 2005 года, с начала нынешней поляризации, выросло целое поколение, воспитанное в духе неприятия чужого — того многообразия, которое и представляет собой Украина. Я считаю выход — это глубокая, в том числе и культурная, децентрализация. Говорят, что одним из условий мира на Донбассе является особый статус двух регионов. Но я считаю, что «особый статус» должен быть у каждого региона. Чего хотят сейчас в Минских соглашениях для неподконтрольных территорий? Выборную власть. А кто ее не хочет? Вспомните, сколько разговоров было при Януковиче, что донецких по ночам ловят и отправляют во все регионы руководить. Сейчас то же самое происходит с винницкими. А власть должна быть выборная на местах! Власть надо забирать у президента — и отдавать на места. Я считаю, что должна быть муниципальная полиция, это нормально. Потому что, так или иначе, глава МВД, к сожалению, у нас всегда политик, и он защищает взгляды своей политической силы. По своему усмотрению вмешивается или сохраняет статус-кво. Вспомните волну декоммунизации, которая прокатилась по Юго-Востоку. Это было неприемлемо для многих местных — заезжие люди ломали памятники, крушили мемориалы, и полиция «отреформированная» абсолютно не мешала и не пресекала эти нарушения. А вот если бы полиция была местная, никто бы из соседних областей не приехал.

Второй. Должны пройти местные референдумы по всем ключевым вопросам. Одна из причин конфликта в стране — это культурная война, которую развязало агрессивное меньшинство, получившее власть после Майдана. Они воспользовались тем, что нарушен баланс, семь миллионов людей не имеют представителей в парламенте — и эти вопросы начали проталкивать, несмотря на то, что для людей с другой культурой, историей это «на голову не надевается». Все эти вопросы надо отдать на рассмотрение территориальных или местных референдумов — и язык, и культура, и церковный вопрос, в который не имеет права вмешиваться государство.

Третий вопрос — нормализация экономики. И он лежит в плоскости окончания войны, поэтапной отмены санкций и возврата тех рынков, которые еще остались. Я с ужасом понимаю, что наша промышленность подходит к точке невозврата, потому что свято место пусто не бывает. Страны, куда мы теперь не поставляем продукцию промышленности, или занимаются импортозамещением, или находят других поставщиков. И вернуть себе эти рынки уже невозможно. А это, как правило, производство, которое давало высокую добавленную стоимость. По этой причине мы потеряли половину ВВП и половину бюджета после начала конфликта и введения двусторонних санкций. Надо восстанавливать баланс — останавливать войну, добиваться отмены санкций. А дальше — есть много технологических отраслей, которые необходимо будет развивать. А без этого невозможно вернуть хотя бы тот уровень жизни, который был в 2013 году.

Четвертый. Надо пересматривать взаимоотношение с МВФ, поскольку это уже не кредитный институт, который позволяет преодолеть кризис, а инструмент политического давления на Украину. По сути, нам диктуют не только внешнюю, но и внутреннюю повестку дня. Нам говорят, какая должна быть пенсионная реформа, тарифы, медицина и все остальное. Мы потеряли суверенитет, его надо вернуть.

И пятое. Я считаю, что нам надо освобождать государственный сектор от паразитов — финансово-промышленных групп. Они финансируют политиков — и за счет этого получают в безраздельное пользование все наши государственные активы, обкладывают государственные предприятия офшорами. Госсектор надо освобождать от этого. И это действительно была бы борьба с коррупцией.

Но пока в парламенте будут сидеть их протеже, их политические проекты, которые они финансируют, это сделать не удастся. Поэтому мы ищем «наших» — по всей стране. Вот если мы действительно сделаем один раз наперекос всем этим товарищам и их заокеанским спонсорам — у нас получится показать результат. Потому что я не верю, что следующие пять лет этой подобной власти и подобного курса Украина переживет.

Приметы выборов: Зачем Луценко и Мураев сказали, что "уходят"

— Ваша программа не похожа на другие. Но вот на что хочется обратить внимание: Вадим Рабинович, глава партии «За життя!» говорит то же самое по всем пунктам. Если у вас такие близкие с ним взгляды, почему вы ушли из партии «За життя!»?

— Если вы проанализируете эфиры — мои и Вадима Зиновьевича Рабиновича, — то вы поймете, как была создана идеология партии «За життя!» изначально. Это все абсолютно — мои тезисы. И поэтому за «А» я могу сказать «Б» и так далее. А вы задайте ему уточняющий вопрос — и посмотрите, что он скажет дальше. Я не хочу сейчас конкурировать с этим. И я рад даже, что кто-то, пусть даже не понимая, о чем речь, хотя бы вслух повторяет мои тезисы — это уже прекрасно. Я вижу, как прорастают плоды моей работы за последние два года — и все больше людей понимают, что нейтральный статус для Украины — это выход; что важные для страны вопросы нужно решать на референдуме, и это тоже выход; что действительно должна быть полная децентрализация — и так далее.

Почему мы расстались с Вадимом Зиновьевичем? Ну вот он говорил тоже, что против олигархов — а сейчас рассказывает о необходимом объединении с Левочкиным и группой Фирташа в «Оппозиционном блоке». А Фирташ, что, — не олигарх? Когда мы выходили из «Оппозиционного блока», то понимали, что никакой он не оппозиционный — и обслуживает интересы финансово-промышленных групп. Как тогда можно было в это возвращаться? Это «игра в Петра Алексеевича», как пишут СМИ. Потому что только в единственном раскладе Петр Алексеевич может стать еще раз президентом — это если во второй тур с ним попадает конкретно Бойко Юрий Анатольевич. И они говорят: задача для нашего кандидата — попасть во второй тур. Извините, это — не цель.


Закрытие проекта "Украина" близко?

Россия с 1 ноября приостанавливает работу своего представительства при НАТО и прекращает работу военной миссии НАТО в Москве. Это фактически разрыв дипотношений с военным союзом Запада на фоне его...

Белоруссия выгнала посла Франции

Посла Франции официально попросили на выход из Белоруссии. Причина банальная - Франция до сих пор не хочет признавать Лукашенко президентом Белоруссии, а посол Франции в  \Белоруссии уклоняе...

О лёгких путях к экономическому процветанию

«Любая, даже самая сложная, проблема обязательно имеет простое, легкое для понимания и неправильное решение» (с)Артур Блох Как в государственном управлении, так и в экономике нужно ...

Обсудить