Журналистика – это древнейшая профессия или запущенное психзаболевание? Часть вторая

14 1037



Почётное место в рейтинге Израиля

Эдуард Александрович был фигурой, по моему мнению, весьма весомой на весах этой Вселенной, и очень противоречивой. Физически развитый, атлетически сложенный, в прошлом хороший боксёр, с крупными чертами лица и переломанным в уличной драке носом – это отголоски детства в послевоенной хулиганской Москве. Он был всегда открыт, добродушен, интеллигентен, обладал широтой души, огромным кругозором и житейской мудростью, отличным чувством юмора. Большую часть профессиональной жизни проработал следователем в ГУВД Москвы – тогда там были настоящие профессионалы. На его счёту немало сложнейших дел, направленных в суд, и курьёзных случаев. Например, он задерживал и допрашивал ныне уже древнюю, как тираннозавр Рэкс, Снегурочку Алексееву - тогда диссиденты из «Международной Хельсинской группы» вышли качать права на Красную площадь. Потом работал в политуправлении МВД СССР, где дослужился до полковника. Правда, там не удержался – специфические взгляды, острый язык и принципиальность не дали ему выжить в обществе профессиональных демагогов и службистов.

Обладал он потрясающей способностью разряжать ситуацию, ввернув какую-нибудь расхожую фразу.

- Ну что, как будем строить мост – вдоль реки или поперёк?

И все напряжение разряжается смехом.

Или когда нам задерживали зарплату, выдавал:

- Деньги - это навоз, сегодня нет, а завтра воз.

У Хлысталова был огромный жизненный и профессиональный опыт, его замечания об оперативной и следственной работе до сих пор в моей памяти – настолько они были глубокие, точные, и подтвердились потом самой жизнью, помогали мне при оценке ситуации, когда я стал оперативником.

К тому времени Хлысталов уже напечатал больше двух сотен статей в центральных и других СМИ и был человеком достаточно известным. Он гордился, утверждая, что это именно его знаменитый писатель Астафьев вывел в роли честного милиционера в «Печальном детективе». Ну а ещё Эдуард Александрович вытащил на свет Божий версию об убийстве Сергея Есенина, за что снискал в писательской патриотической среде заслуженные лавры.

Несколько лет назад прошёл по экранам телесериал «Есенин», поставленный Безруковым. Там главный герой был следователь Хлыстов, вытащивший версию об убийстве Есенина и за это дело невинно убиенный коварной госбезопасностью. Прототипом этого Хлыстова был Эдуард Хлысталов. Конечно же, никто его не убивал. Но то, что он вытащил и пропагандировал эту версию – это правда.

Работая в МВД, он имел доступ ко многим секретным архивам. И много лет посвятил исследованию обстоятельств гибели Есенина. Изучал материалы осмотра места происшествия, показания свидетелей и многое-многое другое. И сделал вывод – типичной картины для самоубийства не наблюдалось. Зато были признаки инсценировки самоубийства. Ну а дальше выдвигалась версия, что «замучили великого русского поэта коварные жидобольшевики».

Не знаю, насколько всё это соответствует действительности. Мне кажется, что всем таким деталям, выявленным при изучении материалов, могут быть и другие объяснения, укладывающиеся в официальную версию. Но Эдуард Александрович в своей позиции был уверен на все тысячу процентов, равно как и в коварстве «жидобольшевиков», угробивших Россию-матушку.

Вообще, надо отметить, Хлысталов был в немалой степени антисемитом. К окружающим присматривался порой подозрительно, даже мне иногда приходилось порой ловить его оценивающий взгляд – а так ли ты чист с расовой точки зрения, как кажешься. Время от времени он притаскивал какие-то простые методики, разработанные в Германии, как подручными средствами измерить череп и выявить еврея. Когда я заикался про Холокост и то, что евреи всегда были больше жертвами, в ответ получал суровый отпор:

- Сионизм хуже фашизма. Хотя фашизм тоже плохо.

Время было такое, когда можно было писать практически всё. Цензура считалась официально порождением тоталитарного ада, и не дай Бог подойти на пушечный выстрел к свободомыслящему журналисту. Смотрю журналы «Огонёк» тех лет – сегодня наверняка всю редакцию закатали бы по статьям о разжигании розни и антигосударственной пропаганде. А тогда ничего, все было можно. На этом поле вседозволенности пышнее всего росли, конечно, либеральные чахлые цветочки с ядовитыми шипами. Но встречались и розочки ультраконсерватизма типа нашей газеты, и националистические, шовинистические и прочие горькие ягодки.

Хлысталов лет двадцать провёл в закрытых архивах, собирая всякий исторический компромат. И, пользуясь моментом, начал вываливать свои изыскания на публику на страницах нашей, а также других газет.

Выходит статья на целую полосу - национальный состав органов НКВД и госвласти на 1929 год. Ну и состав, сами понимаете, какой. Потом пошли исторические очерки, кого там «жидобольшевики» к стенке поставили – и с такими интересными подробностями, так ярко, так откровенно. В итоге мы попали в рейтинг.

Оказывается, Израиль ежегодно составляет рейтинг десятка самых антисемитских газет мира. Вот там на почётном месте очутилась наша областная милицейская газета «На страже». Ну а чуть ниже подмосковная районная газета «Люберецкая правда». Они тоже Эдуарда Александровича активно печатали.

Хочу сразу сказать, что никаких националистических взглядов, антисемитизма и прочего я лично не разделяю. Хотя и признаю, что у любого этноса есть свои особенности, благодаря которым он занимает определённое место в мире. Но я далёк от того, чтобы по национальности обвинять людей во всех грехах.

Вообще, я думал, что с Хлысталовым нас в определённый момент просто пришибут. Физически, а не морально.

Время было беспокойное. Общество резко поляризовалось. Стучали по брусчатке касками придурочные шахтёры, призывая на голову несчастных соотечественников дикий капитализм, при котором они, шахтёры, заживут просто как арабские шейхи. Ха, зажили так, что встал вопрос – а на фига такая жизнь нужна? Наиболее активные и истеричные граждане и гражданки кучковались по общественным антисоветским или националистическим организациям, комитетам, печатали листовки, рисовали плакаты. И митинги, митинги, митинги. «Долой КПСС», «Даёшь КПСС», «Весь мир в труху». Это было такое состояние болезни – как при гриппе и температуре в сорок градусов. У всех людей стало не в порядке с головой. В общественном сознании роились информационные либеральные и националистические вирусы, метались, снося на своём пути всё подряд, осколки былой идеологии, расколотые обломки памятников бывших кумиров и героев. До того времени тихие граждане СССР стали вдруг будто не в себе. Ну, никак не лучше, чем ныне на вольной Украине.

Почему-то шизолибералы и антикоммунисты избрали своим любимым местом для бесконечных митингов и демонстраций просторную Манежную площадь – они там будто прописались. Постоянно чуть ли не сотни тысяч идиотов чего-то там кричали в матюгальники, посылали кары на нашу страну, историю, КПСС, предлагали всё снести до основания, а дальше что построится, то построится. Шабаш на Лысой Горе настоящий. А мы в метро ходили как раз мимо Манежа. Подходишь к площади, и голову обручем сдавливает от этой деструктивной энергии разгорячённой тупой толпы, её агрессии и невменяемости - будто каким-то злокачественным силовым полем вся площадь накрыта.

Настроения там царили преимущественно агрессивные. Эти демонстранты всё кого-то обличали и свергали. Вот Хлысталов ввинчивается в эту толпу, я семеню сзади. А он во весь голос кричит:

- Илья, ну смотри, что делается! Ну, одни евреи собрались! Одни евреи!

Думал, нас там порвут. Вслед крики несутся:

- Коммуняки проклятые! Конец вашей КПСС!

Но как-то выжили.

Вообще, Хлысталов был в курсе всей консервативной движухи. Был в этой среде большим авторитетом. И нас, как журналистов, чтобы, значит, мир видели во всех его ипостасях, таскал по разным странным мероприятиям.

Так, побывали мы чуть ли не всей редакцией на суде Осташвили. Был такой работяга. Воодушевлённый идеями о засилье в рядах с творческой интеллигенции евреев, отправился в Дом писателей разбираться с «тысячелетними врагами России». Там как раз был какой-то междусобойчик, где собрались либеральные писатели страну обустраивать. В результате Осташвили закатил там дебош, разбил очки критику Оскоцкому, кажется, и был арестован. В прессе началась дикая кампания – покарать пещерного антисемита. Хотя дело тянуло на мелкое хулиганство, под напором «мировой общественности» его быстро расследовали и направили в суд. Суд этот стал знаковым что для семитов, что для антисемитов, что для нарождающегося властного класса продавцов Родины.

Суд – это было нечто. Зал был большой, как в сельском кинотеатре. Стояли ряды стульев, разделённые на две части. С одной стороны сидели семиты, с другой – антисемиты, а вдоль стенок толкались в огромных количествах журналисты со всего мира, в числе которых и мы. Как же – пропустить такое судьбоносное событие.

Сам суд напоминал балаган. Встаёт писательница, филолог и заслуженная либералка Алла Гербер – такая, как мне показалось, неприятная, несобранная, растрёпанная и, похоже, растерянная. И начинает описывать страдания еврейского народа от рук мерзкого Отсашивли.

- И тут этот человек ударил Оскоцкого, попал по очкам и разбил ему правый, - она запинается, - очок… Очку, - задумывается филолог, попавший в непроходимую филологическую ловушку. - Правое очко!

Зал покатывается со смеху. Следуют ёрнические комментарии. И судья объявляет перерыв.

В перерыве столпотворение. Пробредает целеустремлённо к одному ему известной цели нездорово толстый блюститель демократии и свободы адвокат Макаров - ну, про которого великий публицист Владимир Бушин писал: «человек, именующий себя Макаровым», после того как тот на суде против КПСС кричал: «организация, именующая себя КПСС!» Как ледокол его туша раздвигает толпу. Он очень важный, и даже какими-то клеветническими наветами кажутся обвинения злопыхателей в его адрес в нездоровых пристрастиях к лицам одного с ним пола. Суетятся странные антисанитарные типы, которых так и хочется проверить на наличие вшей. Здоровенный мужик с бородой по пояс демонстрирует футболку с алой надписью:

«Куришь, пьёшь вино и пиво, ты подельник Тель-Авива».

Телевизионщики и журналисты сгрудились около косноязычного, деревенского вида мужичка, который степенно излагает свои взгляды на решение проблемы мирового еврейства:

- Вот я и говорю каждому русскому человеку. Есть в твоём подъезде евреи. Так возьми топорик. Пойди. И каждого из них по маковке. И всё, проблема решена.

А телевизионщики снимают, журналисты пишут. Все довольные. Вот, мол, он, поганое мурло черносотенца, погромщика и вообще типичного русского, ненавидящего общечеловеческие ценности.

По-моему, этих клоунов либералы специально проплачивали - для наглядной картинки. У меня друг был из махровой еврейской интеллигентной семьи. Его отец мне очень нравился – образованный, скромный был человек, ни в какую политику никогда не лез, блестящий архитектор. И вот начались девяностые, когда из каждого утюга неслось – будут погромы, обязательно будут. Идиотов с топорами показывали, общество «Память» тоже что-то там жуткое обещало. Поговаривали, что все эти антисемитские движения жили за счёт радикальных сионистов, которые использовали все средства, чтобы заманить евреев в Израиль. Ведь именно возвращение единоверцев и единокровцев в Израиль декларируется главной задачей сионизма.

- Илья, ты в органах, честно скажи, погромы будут? – спрашивал меня этот человек, когда я заходил к ним в гости.

- Да не будет ничего, бред всё это, - пытался вразумить я.

Но архитектор не верил. В общем, довели усилиями прессы его до нервной трясучки, он и сорвался в США, продав шикарную четырёхкомнатную квартиру. Но только там не приспособился, сдал быстро и умер. Жалко, хороший был человек. А сколько ещё таких людей манипуляторы обманули.

Комедия с тем судом закончилась трагически. Несчастного Осташвили, пусть и замороченного какими-то экстремистскими идеями – но тогда в народе все такие были, приговорили к четырём годам. И он в тюрьме вскоре скончался…

Хлысталов любил таскать меня с собой по всяким литературным учреждения и изданиям, хотел, чтобы там все же выпустили накопившиеся у меня неизданные произведения. Тоже было забавно.

Помню, журнал «Чудеса и приключения». Его основал Захарченко – бывший главный редактор журнала «Техника молодёжи». Редактор он был от Бога, и журнал «ТМ» его стараниями стал, пожалуй, самым популярным в СССР, открыл много писателей, подвигал молодёжь к поиску, к тому, чтобы люди становились учёными, инженерами. Потрясающей пропагандисткой силы было издание. Влетел Захарченко достаточно глупо, по вине своего приятеля фантаста Артура Кларка. Тот с такой наивной незамутнённой западной общечеловеческой подлостью подставил его. Захарченко тогда опубликовал в своём журнале новый роман Кларка «Одиссея 2011 года», как образец современной западной фантастики. Только вот автор почему-то так скромно забыл предупредить редактора, что, в знак протеста против преследования диссидентов в СССР, всех русских главных героев он назвал в честь этих самых диссидентов – Орлов там был, ещё кто-то. Такая вот мерзопакостная забывчивость. И Захарченко с главредов бдительная партийная цензура попёрла, после чего «ТМ» захирел, превратился в сборник идейно выдержанных статей, страшно скучный. А уже на рубеже перестройки Захарченко, злой на советскую бюрократию, пробил-таки журнал «ЧП», который хотел выстроить по типу «ТМ». Однако время уже было другое, приоритеты поменялись, и былой популярности уже не светило – тогда рождались такие монстры, как «СПИД-Инфо», «Криминал-инфо» и прочая чернуха-порнуха, на долгие годы ставшие законодателям мод и хозяевами информпространства, воспитателями и педагогами, хранителями народной мудрости.

Как я понял, в «ЧП» редакция собралась из хлысталовских единомышленников. Заходим мы в особнячок в самом центре. Жара. Состояние у всех сонное. Развалившись сидят снулые сотрудники и ведут ленивый разговор:

- Знаете, сожгли вот скамейку, на которой сидел Есенин.

- А кто сжёг? – безучастно спрашивает сотрудник журнала.

- Ну как кто, - пожимает плечами редакторша. – ОНИ!

- А-а-а, ну кто ж ещё!

В общем, люди искренне считали, что на страну надвинулась тёмная сторона силы в лице мирового иудейства. И когда расколотую Россию захватила семибанкирщина и русофобское правительство, где были все сплошь ОНИ, старые патриархальные антисемиты только уверились в своих апокалиптических представлениях о судьбах России…

Именно Хлысталов умудрился испортить отношения тогдашнего начальника ГУВД Белина – спокойного, выдержанного и квалифицированного администратора, о котором у всех было только хорошее мнение, с новым министром внутренних дел России Ериным – опытным, квалифицированным ментом, но с потрохами продавшего себя ельцинскому режиму и позже участвовавшему во всех силовых авантюрах невменяемого президента. Эдуард Александрович в составе комиссии проверял МВД Татарии, где Ерин был одно время министром и где при нем разрослись проблемы с оргпреступностью, молодёжными бандами. Тогда комиссия МВД в Казани опубликовала в газете номер горячего телефона – мол, все обиженные, кому милиция не помогла, приходите. И такой пласт преступности вскрылся.

Ерин в честь назначения Министром проводил пресс-конференцию, на которую сдуру послали Хлысталова. Тот ему и начал задавать вопросы:

- Вы руководили МВД Татарии, где при вас была наверно самая большая преступность в мире. Вы и с Россией хотите такое же сделать?

Ерин заёрзал, начал отбрёхиваться. А Хлысталов после пресс-конференции накатал статью типа – назначают тут всяких в министры, а потом развал, разруха и бандитизм. Кстати, как в воду смотрел – так все и получилось.

После этого Ерин решил, что Белин плетёт против него заговоры, отношения были испорчены.

Правда, никаких карательных акций не последовало. Руководство Главка с терпимостью и даже определённой долей опаски относилось к прессе, в том числе и своей. Хотя, в принципе, могли раздавить за минуту, но понимали – мы люди, в общем-то, полезные. Сейчас бы такое не прокатило – растопчу, не потерплю, всех за цугундер, а дальше хоть трава не расти – это нынешний стиль руководства в конторе…

Потом, когда я уже перешёл в журнал, с Хлысталовым долго поддерживал отношения. Он писал нам очень интересные статьи из истории российского сыска – материалов у него было очень много, так что его статьи пользовались популярностью. Но своих взглядов он не менял.

Помню, однажды опубликовал его статью про сыск девятнадцатого века. Принёс радостно со словами:

- Вот, напечатали!

Эдуард Александрович ознакомился внимательно со статьёй. И вдруг объявляет так радостно, будто открытие сделал:

- Илья, а у вас же в редакции евреи работают!

- Ну да, - я судорожно начал перебирать наших сотрудников, кто из них на евреев смахивает. – А почему вы так решили?

- Смотри, как редактируют! Я тут написал «этот гнусный иудей», а они вычеркнули.

Он был неправ. Вычеркнул это мой начальник отдела, вовсе не еврей, а ортодоксальный коммунист-интернационалист…



 Заодно рекламирую новый роман «Россия над бездной», из новой серии «Десант против Синдиката»

https://author.today/work/series/29184

Он про параллельную Россию 90-х. Где все еще жестче и более жестоко, чем у нас. Страна, к власти над которой рвется компрадорский "Синдикат", топящий страну в крови. Где людей, которых больше не ограбишь, просто сдают за звонкий цент на органы. Где вырвалось наружу все самое темное что лежало в обществе и ждало своего часа. И только единицы способны противостоять Тьме…

Также рекламирую мою новую книгу про похищения инопланетянами, альтернативный выживший Советский Союз, о параллельных мирах «Эффект Манделы».

https://author.today/work/series/22938

Заодно предлагаю ознакомиться с моей серией по Сирийскому конфликту, наши военные против ИГИЛа… «Сирийский транзит»

https://author.today/work/series/25356

Невоенный анализ-53. Ляляля, ляляля, 23 февраля

Традиционный дисклеймер: Я не военный, не анонимный телеграмщик, тусовки от меня в истерике, не учу Генштаб воевать, генералов не увольняю, в «милитари порно» не снимаюсь, под столом у Пут...

Сбывается страшный кошмар Запада: Россия поднимает Ближний Восток на бой с НАТО
  • ATRcons
  • Вчера 20:06
  • В топе

Мусульманские страны так называемой "оси сопротивления" начинают организовываться в единый блок с помощью Москвы. "Ось сопротивления"  Американское издание Foreign A...

США негодуют: от роскошного «Ауруса», подаренного Ким Чен Ыну, в Госдепе началась «бамбалейла»

У американцев подгорает от того, что Путин подарил российский «Аурус» главе Северной Кореи Ким Чен Ыну. Причём подгорает так мощно, что ребята даже не могут красиво отыграть эту ситуаци...

Обсудить
  • Не слушали умных людей... А жаль.
  • поставил плюс, почитаю потом
  • :thumbsup:
  • Класс!)) Скупыми штрихами так точно отразить атмосферу тех лет - класс! :thumbsup:
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: