• РЕГИСТРАЦИЯ
Новые удары по Крыму и Крымскому мосту, Юлия Чичерина на Запорожской АЭС

Далёкий мост дядюшки Монти

5 923

Ранним утром 17 сентября 1944 г. жителям Голландии довелось стать свидетелями поистине грандиозного зрелища. Подобно грозовой туче с запада надвигалась воздушная армада союзников. В едином боевом строю на предельно малых высотах шли более полутора тысяч транспортных самолетов и десантных планеров, при поддержке тысячи истребителей. Формирование имело 16 километров в ширину и 150 километров в глубину. Это было начало операции «Маркет Гарден», крупнейшей воздушно-десантной операции в истории человечества. Об этом феноменальном событии в военной истории сегодняшняя статья.

«Головокружение от успехов»

Если охарактеризовать одним словом состояние объединенного англо-американского командования к концу августа 1944 года, то это слово «эйфория». И действительно, бодрый двухнедельный забег через всю Францию, наперегонки с отступающими остатками фашистских дивизий, мог вскружить голову кому угодно. Причиной этого увлекательного ралли был разгром западной группировки фашистов в Фалезском котле. Конечно, большая часть живой силы противника прорвалась из окружения и смогла достичь спасительной Линии Зигфрида на границе рейха, но союзникам досталась практически вся материальная часть более чем 15 блокированных под Фалезом дивизий гитлеровцев. Очень показателен пример 9-й танковой дивизии СС «Гогенштауфен». В Нормандию она прибыла имея 18000 человек личного состава, а после выхода из окружения под Фалезом, её численность составляла 3500 человек при нескольких десятках бронемашин. Танков в дивизии уже не было.

При этом стремительное продвижение передовых частей союзников вскрыло ряд серьёзных проблем в работе объединенного командования. В тылу наступающих англо-американских частей творился организационный ад. Все дороги Франции были забиты горами искореженной немецкой техники и колоннами снабжения союзников, мечущихся по разбитым дорогам в тщетных попытках найти свои части. Также ситуацию усугубляло то, что весь грузопоток шёл через порты Нормандии, главным образом через Шербур, который уже не мог обеспечивать возросшие потребности союзников. Одним словом, к 4 сентября 1944 года продвижение англо-американских войск остановилось.

Объединенное командование понимало, что для концентрации сил, наведения порядка в тылах и подготовки решающего наступления на территорию фашистской Германии, необходимо потратить не меньше месяца, но это означало, во-первых, потерю инициативы, а во-вторых, затягивание компании до 1945 г. Союзникам, же мерещилась победа уже осенью, в крайнем случае зимой 1944 года. Выход из ситуации предложил британский фельдмаршал Бернард Монтгомери. 

Он считал, что необходимо уклониться от лобовой атаки пограничных укреплений рейха, обойдя их с севера, освободить Голландию и через плацдармы на Рейне войти в район Рура – главный промышленный центр Германии. Из Рурского района открывался прямой путь на Берлин. К тому же этот план мог решить и проблему с тыловым обеспечением, деблокировав крупнейший европейский порт Антверпен. На совещании союзного командования от 10 сентября 1944 г. план удара во фланг и тыл основной группировке гитлеровских войск на Западе, с итоговой целью покончить с войной до Рождества был утвержден. В историю он вошел как операция «Market Garden».

«Коварный план»

Суть плана, состоявшего из двух фаз, сводилась к следующему: для захвата ключевых коммуникаций в юго-восточной части Нидерландов на участке Эйндховен — Арнем было решено выбросить в тыл фашистам три воздушно-десантные дивизии. Удаление мест выброски от линии фронта — 60-90 км. Основная задача – захват мостов через реки Доммель, Аа, Маас и самое главное мосты через Рейн в городе Арнем. Это была первая часть плана получившая наименование «Маркет». Используя захваченные переправы, с имевшегося в районе Неерпельта плацдарма, должны были ударить части 30-го английского армейского корпуса (гвардейская бронетанковая и две пехотные дивизии) с целью соединить зоны высадки и закрепиться на правом берегу Рейна. Эту часть операции назвали «Гарден». Вся операция задумывалась как молниеносный удар рапиры в сердце- предельная концентрация отборных подразделений на узком участке при абсолютном господстве в воздухе и численном превосходстве над противником. Данные разведки полностью подтвердили отсутствие крупных резервов у гитлеровцев в зонах высадки десанта.

В деталях фаза «Маркет» выглядела следующим образом: весь коридор высадки был поделен на три сектора. Каждый из секторов был закреплен за одной из парашютных дивизий. Американская 101-я воздушно-десантная дивизия высаживалась с целью взять мосты к северо-западу от Эйндховена и в районе города Вегель. За 82-й воздушно-десантной дивизией американцев закреплялся сектор «Неймеген». Самый северный и самый ответственный Арнемский сектор должны были очистить от немцев британские «Красные дьяволы», 1-я парашютную дивизия генерал-майора Роберта Эркьюарта. Здесь главной целью десанта были мосты через Рейн в центре Арнема– последняя водная преграда на пути в Берлин.

Силы «Красных дьяволов», которым предстояло продержаться дольше всех, в несколько раз превышали по численности силы обеих американских дивизий вместе взятых. Кроме того, 1-ю парашютную дивизию англичан усилили солдатами 1-й польской отдельной парашютной бригады генерал-майора Станислава Сосабовского.

«Первая волна»

17 сентября 1944 года.

Перед началом высадки десанта тактическая авиация военно-воздушных сил Великобритании совместно с 8-й и 9-й воздушными армиями США провели интенсивную бомбардировку и обстрел местности в районе зон десантирования. В налёте приняли участие не менее 1100 бомбардировщиков и штурмовиков, не считая истребителей прикрытия. Целью этого масштабного налёта были известные зенитные установки, немецкие гарнизоны, аэродромы Люфтваффе и береговые батареи в зонах высадки. В общей сложности утром 17 сентября союзниками было сброшено боле 800 тонн авиабомб.

Учитывая гигантский объём живой силы и грузов, подготовленный для десанта, было принято решение провести десант в две волны. Принимая во внимание дистанцию выброски, решено было произвести десантирование второй волны на следующий день после первой. Союзники настолько были уверены в успехе мероприятия, что обе волны десанта решено было выбрасывать днем. Данные разведки не сообщали о сколько-нибудь представительных силах противника в зонах выброски, не говоря уже о полном превосходстве союзной авиации в воздухе.

У американских десантников в первый день высадки ситуация сложилась весьма неплохо. Несмотря на встречный огонь, десантникам 82-й дивизии удалось захватить мост через Маас около Граве, а к вечеру под их контроль перешел мост в Нюмене. Но из-за задержки в зоне высадки не была выполнена основная цель – не взят мост в Неймегене. Его удастся деблокировать позже только совместно с подошедшими танками 30-го корпуса.

В районе Эйндховена части 101-й американской дивизии, не встречая сопротивления, взяли под контроль мост в Сент-Уденроде и вошли в Вегель. В это время после получения сведений об удачном исходе высадки командир 30-го корпуса генерал-лейтенант Брайан Хоррокс, чьи силы превосходили противника по пехоте в два раза (по танкам и авиации численное преимущество было абсолютным), начал наступление с Неерпельтского плацдарма. В 14.00 четыреста тяжелых орудий начали обстрел позиций гитлеровцев, а через полчаса колонна, насчитывавшая в своем составе 20 тысяч транспортных средств, двинулась на соединение с частями 101-й дивизии.

Из-за того, что наступление английских войск 30-го корпуса развивалось по одному-единственному шоссе, ввиду непроходимости местности вокруг шоссе для танков, за 17 сентября англичане прошли всего 6-8 километров, а к южной окраине Эйндховена авангард корпуса подошел только к исходу следующего дня. Таким образом с первого дня операции «наземная» часть плана стала существенно отставать по графику от «десантной».

В зоне высадки «Арнем» у британских десантников проблемы начались сразу после высадки. Первыми в 12:40 на место прибыли парашютисты, которые должны были разметить посадочные зоны для прибытия основных сил на планерах. Последующая высадка не встретила значительного сопротивления, и к 14:45 собравшиеся батальоны готовы были приступить к выполнению своих задач. 1-я воздушно-десантная бригада под командованием Филиппа Хикса заняла оборонительные позиции вокруг посадочных зон. 1-я парашютная бригада под командованием Джеральда Латбери была готова выдвинуться на восток в сторону мостов через Рейн. Несмотря на незначительные потери техники в ходе переброски, подразделение было хорошо оснащено и действовало по плану.

«А что же немцы?»

Общая диспозиция сил фашистов в районе Арнема была такова: к западу от Арнема расположилась боевая группа генерала Ганса фон Тетау, по численности эквивалентная семи батальонам и состоящая из всевозможных тыловых подразделений, таких как персонал аэродромов Люфтваффе, баз военно-морского флота, ремонтных мастерских и служб снабжения. Единственным боевым подразделением в составе группы был учебный батальон 16-й танково-гренадерской дивизии СС «Рейхсфюрер СС» под командованием штурмбаннфюрера СС Зеппа Крафта. В самой Арнеме находился городской гарнизон под командованием генерал-майора Фридриха Кассина. Кроме того, 2-й танковый корпус под командованием обергруппенфюрера СС Вильгельма Биттриха расположился к северу от Арнема для ремонта и реорганизации. Корпус состоял из остатков 9-й танковой дивизии СС «Гогенштауфен» и 10-й танковой дивизии СС «Фрундсберг». Общее руководство и координацию рассеянных подразделений осуществлял недавно прибывший в Арнем командующий группой армий «Б» генерал-фельдмаршал Вальтер Модель.

Возможность одновременной выброски столь крупных десантных сил на такой обширной территории стала для фашистов полной неожиданностью. Курьёзный случай, произошедший с Моделем в день выброски десанта, лучшее тому подтверждение. Его штаб размещался в Остербике примерно в десяти километрах от Арнема, и когда бойцы 1-й парашютной дивизии англичан начали падать почти ему на голову, фельдмаршал принял это исключительно на свой счёт. Встревоженный начальник штаба Темпельхофф ворвался в апартаменты Моделя со словами: «Полное свинство — над нами одна или две дивизии парашютистов!». Отдав приказ: «Всем убираться — сбор в Терборге!», Модель поспешно удрал на штабной машине из зоны высадки британского десанта и вскоре прибыл в штаб 2-го танкового корпуса СС, где заявил генералу Биттриху: «Они охотились на мой штаб!». Но внезапность всё-таки принесла свои плоды англичанам, так например командующий гарнизоном Арнема генерал-майор Фридрих Кассин был убит десантниками 3-го батальона по пути в свою штаб-квартиру, что внесло некоторый беспорядок в руководство защитой города. Тем не менее, в сложившейся критической ситуации фашисты принялись действовать решительно и как показали дальнейшие события, исключительно верно.

Биттрих отдал приказ командирам частей «Фрундсберг» и «Гогенштауфен» не ждать указаний, а действовать по ситуации и быстро. Обе дивизии разделились на 19-20 небольших боевых групп и выдвинулись на перекрытие дорог вокруг Арнема. Несколько рот выделили в резерв в самом городе.

Наибольшую известность в последующих событиях получили следующие боевые соединения: группа Шпиндлера, сформировананная из личного состава артполка 9-й танковой дивизия СС «Гогенштауфен», под руководством оберштурмбанфюрера Людвига Шпиндлера, разведывательный батальон под командованием гауптштурмфюрера Виктора Грабнера, а также учебный батальон 16-й танково-гренадерской дивизии «Рейхсфюрер СС» под командованием штурмбаннфюрера СС Зеппа Крафта. При этом весьма показательно, что состоявшая изначально всего из 120 человек группа Шпиндлера к концу операции насчитывала в себе до 16 различных одразделений.

«Первая кровь»

В результате решительных действий гитлеровцев, наступление британских десантников очень скоро застопорилось. Разведбатальон выдвинувшийся в сторону Арнема на джипах, попала в засаду на северном фланге линии обороны Крафта и отступил. 1-й и 3-й парашютные батальоны бригады Латбери также столкнулись с обороной Крафта и провели остаток дня в попытках её обойти, а затем отошли в Остербик на ночь (!). Только 2-й батальон не встретил серьёзного сопротивления на своём пути. Однако, продвижение бравых десантников замедлили приветствия голландских мирных жителей, поэтому к своей главной цели, мостам через Рейн, они добрались только ближе к вечеру. Железнодорожный мост был взорван немецкими инженерами, как только десантники подошли к нему, а у понтонного моста не хватало центрального участка. В рабочем состоянии оставался только автомобильный мост, по которому на глазах у подходивших англичан проследовала кавалькада бронеавтомобилей разведбатальона СС Грабнера. Заняв незащищённый северный конец автомобильного моста, десантники под командованием лейтенанта Джона Фроста попытались захватить и южное предмостное укрепление, но попытка оказалась неудачной.

Джон Фрост (31.12.1912 – 21.05.1993), герой обороны Арнемского моста

В это время 1-я воздушно-десантная бригада рассредоточилась для обеспечения безопасности посадочных зон в ожидании второй волны десанта. Были заняты Вольфхезе и коммуна Ренкюм. Артиллерия и штаб дивизии разместились в Остербике. Наступление союзников сильно осложнялось отсутствием хорошей коммуникации между подразделениями. Диапазон работы раций десантников был сильно ограничен лесистой местностью. Поэтому при продвижении вперёд батальоны потеряли связь со штабом дивизии, оставшимся в районе зон высадки (!!!).

«Полный хаос»

18 сентября 1944 года.

На рассвете следующего дня подразделение Зеппа Крафта ночью присоединилось к обороняющемуся отряду Людвига Шпиндлера, поступив под его командование. Силы Шпиндлера настолько возросли, что он смог разделить их на две боевые группы. Его оборонительная линия теперь блокировала всю западную сторону Арнема. Разрыв в обороне, которым накануне по счастливой случайности воспользовался батальон Джона Фроста был полностью ликвидирован.

Ещё до рассвета 1-й и 3-й батальоны британских парашютистов покинули Остербик и попытались обойти обороняющихся фашистов с юга. Фактически манёвр повторял путь 2-го батальона Фроста накануне вечером, но наткнувшись на встречный огонь продвижение британцев было остановлено. Днём последовала более организованная атака союзников, но и она тоже была отбита. В этот момент у доблестных английских десантников начались действительно серьёзные проблемы. Командующий дивизией Генерал-майор Уркварт за каким-то хреном полез на передовую и попал под обстрел мотострелков дивизии Гогенштауфен. Попытавшись отступить к штабу дивизии в Остербике, но был отрезан и вместе с двумя офицерами вынужден был 36 часов укрыться на чердаке в доме голландской семьи. В это же время был ранен командир бригады парашютистов Латбери. Атакующие батальоны британцев полностью лишились управления и координации.

В то же время, Биттрих направил к северной части моста, занятой бравым 2-м батальоном Фроста, все имеющиеся резервы и надёжно блокировал их, отрезав от остальной дивизии. Из под Неймегена был срочно отозван разведывательный батальон Грабнера. Хауптштурмфюрер СС Виктор-Эбергард Грабнер был закалённым воякой, имел награды, втом числе, Рыцарским крестом за действия в Нормандии. К задаче по деблокированию моста он подошел с изяществом «бронепоезда». Хорошенько разогнавшись, колонна из 22-х бронетранспортеров устремилась по мосту с юга на север, лихо постреливая из пулемётов и 20-мм орудий. Атака полностью провалилась – десантники приветствовали эту дикую кавалькаду гранатомётами «Пиат» и двумя 57-мм противотанковыми орудиями. Грабнер погиб, а 20 машин из его батальона остались на мосту до конца сражения. Атаки по периметру северного укрепления моста продолжались в течение всего дня, но отряд Фроста продолжал стойко удерживать круговую оборону.

В отсутствие Уркварта и Латбери, командование дивизией взял на себя Филипп Хикс. Он ещё утром 18.09. отправил 2-й батальон южно-стаффордширского полка на соединение с 1-м и 3-м парашютными батальонами, с задачей пробиться к окружённому на мосту Фросту, но улучшение ситуации это действие не принесло. Группа Шпиндлера пополнилась к тому времени несколькими экипажами танков дивизии «Фрундсберг» и рабочими имперской службы трудовой повинности, которых он вооружил трофейным британским оружием.

Больше новоиспеченному командующему дивизией «Красных дьяволов» Хиксу усилить атаку на Арнем было некем. Боевая группа генерала Тетау атаковала район высадки союзников как раз во время прибытия второй волны десанта. Связь с прибывающими частями отсутствовала, поэтому нельзя было их предупредить об атаке. В то же время вторая волна десанта не могла предупредить первую о задержке своего прибытия из-за тумана в Англии. 4-я парашютная бригада под командованием Джона Хакетта в сопровождении артиллерии высадились на несколько часов позже запланированного срока. Высадка парашютистов была произведена после 15:00 под огнём противника. Некоторые самолёты и парашютисты были сбиты. Тем не менее, прибытие полной бригады позволило одержать верх над подразделениями группы Тетау, которые состояли в основном из голландцев. Они были разбиты и в массовом порядке сдавались в плен англичанам. Несмотря на то что в целом, общие потери среди десантников были незначительны, адская неразбериха в зонах высадки привела к тому, что следующие подкрепления в Арнем Хикс смог отправить только вечером. Свежеприбывшая 4-я парашютная бригада Хакетта выдвинулась на запланированные позиции к северо-западу от Арнема. Однако, после вступления в огневой контакт с противником и ввиду наступления темноты, подразделения отступили назад и провели ночь под Остербиком (!!!).

В ту же ночь был проведен первый рейс снабжения. Несмотря на то, что большая часть поставок была успешно сброшена, только небольшое количество было получено десантниками, так как область выброски не находилась под полным британским контролем. Из-за отсутствия радиосвязи десантники не смогли предупредить об этом пилотов. (!!!) Отсутствие полного контроля за запланированными зонами в дальнейшем стало серьезной проблемой для союзников. В целом действия британцев 18 сентября нельзя оценить иначе, как полный хаос.

Не лучше обстояли дела и у молниеносного 30-го корпуса генерала Хоррокса, на плечи которого легла наземная часть операции. В середине дня танки 1-й гвардейской дивизии установили контакт с американскими десантниками 82-й дивизии в секторе «Неймеген», форсировав захваченные ранее мосты через канал Зейд-Виллемсварт и реку Маас, пройдя, таким образом, всего лишь полпути до Рейна. Совместными усилиями был взят автомобильный мост в Неймегене. Оставшиеся немецкие подразделения отошли на север и спешно начали устанавливать линию обороны в районе городка Эльст. В первые часы после падения моста в Неймегене 17-километровый участок между Неймегеном и Арнемом был практически не защищен. Дорогу английским танкам перекрывала всего одна противотанковая позиция, устроенная за городком Лент!

«Упущенная инициатива»

19 сентября 1944 года.

С подходом южно-стаффордширского и 11-го парашютного батальонов на позиции 1-го и 3-го парашютных батальонов к западу от Арнема британцы посчитали, что теперь у них достаточно сил для прорыва к позициям Фроста на мосту, но ситуация за двое суток изменилась в корне. Боевая группа Шпиндлера наконец получила серьёзное подкрепление, в том числе десять штурмовых орудий и, кроме того, всю ночь на 19 сентября остервенело готовила сплошную линию обороны. Поэтому, когда батальоны парашютистов пошли в атаку, а произошло это с задержкой из-за путаницы в разведданных, шансов на успех у них уже не было. 1-й батальон, возглавлявший атаку, немцы подпустили вплотную, прижали огнём с трёх сторон на открытой местности и вынудили отступить с большими потерями. Свежий Южно-стаффордширский батальон, обеспечивавший левый фланг, оказался отрезан от остальных сил и был практически истреблён, только около 150 человек уцелело. 11-й батальон вступил в бой уже после поражения основных атакующих сил британцев. Попытка захватить господствующую над местностью высотку к северу от поля боя завершилась полным провалом и батальон начал отступать в сторону штаба дивизии близ Остербика. Всего к своим прорвалось не более 500 человек выживших из четырёх батальонов. В 5 км от Остербика. их остановил командир артиллерийского полка Томпсоном, который сформировал из беглецов оборонительную линию перед позицией артиллерии. Под прикрытием битвы генералу Уркварту удалось наконец распрощаться со своими новыми голландскими друзьями и прорваться обратно в штаб в Остербике, где он впервые смог оценить обстановку.

Обстановка оказалась плачевной. С севера зона высадки союзников ограничивалась железнодорожной линией, за которой укрепились бойцы группы Крафта. Ядром этой группы были инструкторы учебного батальона 16-й танково-гренадерской дивизии «Рейхсфюрер СС». Уркварт отдал приказ 156-му и 10-му батальонам выбить противника с занимаемых позиций для обеспечения безопасного прибытия подкреплений в составе польской парашютной бригады генерала Сосабовского, которое ожидалось с минуты на минуту. Атаки батальонов успеха не имели, более того, во второй половине дня батальоны начали отход с позиций в сторону Вольфхезе и Остербика, по пятам преследуемые противником. В этот момент разразилась трагедия, в зону высадки под перекрёстный огонь прибыла польская бригада на 35 планерах. Практически вся она была тут же уничтожена, а остатки подразделений союзников, в том числе боевое охранение зоны высадки в лице шотландских пограничников отступили лес, где и провели ночь.

Зоны высадки оказались под контролем фашистов и крупная миссия снабжения десанта, запланированная на 19.09., полностью провалилась. Британские ВВС использовали 164 самолёта, для доставки 350 тонн груза, из которых только 28 попало в руки десантников. При этом гитлеровцы успели подвести зенитные батареи и сбили около 10 самолётов. Сведений о том, что зоны высадки потеряны в Великобританию не поступало.

Подразделение Фроста продолжало удерживать занятые позиции в районе автомобильного моста, но без снабжения и подкрепления их положение становилось всё сложнее. Гитлеровцы при помощи артиллерии и минометов стали систематически разрушать здания, в которых укрывались британцы. Немецкая авиация, ввиду отсутствия у союзников поддержки с воздуха, также принимала в этом участие.

«Кольцо сжимается»

20 сентября 1944 года

К двадцатому сентября сил десантников было недостаточно для организации очередной попытки прорваться к позициям Фроста. Уркварт принял решение о создании оборонительного периметра вокруг Остербика, фактически не оставлявшее шансов 2-му парашютному батальону продержаться до прибытия 30-го корпуса. Фросту всё-таки удалось осуществить радиосвязь с командованием и узнать, что подкрепления не будет. Вскоре после этого, примерно в 13:30, Фрост был ранен в результате миномётного обстрела. В этот день в распоряжении боевой группы «Кнауст», блокировавшей отряд Фроста с севера, оказалось действительно мощное пополнение. Прибыл 506-й батальон тяжелых танков, в составе двух рот примерно по 15 машин в каждой.

 

Около 18:00 четыре «Королевских тигра» из состава 506 батальона начали планомерно утюжить позиции десантников, у которых в строю оставались не более 200 человек. К концу дня позиция 2-го батальона стала непригодной для обороны. После двухчасового затишья раненные десантники, в том числе и Фрост, были взяты в плен, а остальные под командованием лейтенанта Гофа, под прикрытием темноты, попыталась пробиться к своим на запад. В последние часы борьбы с моста было отправлено радиосообщение. Оно не было получено британцами, но было перехвачено фашистами. Последними словами бравых десантников стало: «Закончились боеприпасы. Боже, храни короля!»

Уркварту в сложившейся ситуации оставалось только одно, занять круговую оборону вокруг Остербика и ждать подхода 30-го корпуса. Надежду вселяло то, что десантники ещё контролировали примерно два километра правого берега Рейна, а в состав 30-го корпуса входили мощные инженерно-саперные части.

В этот же день для облегчения положения британских парашютистов была предпринята ещё одна бессмысленная операция- на левый берег Рейна, под населённый пункт Эльст был выброшен остаток 1-ой польской парашютной бригады- всего около 1000 человек. С наступлением темноты поляки предприняли попытку переправы через Рейн с целью соединиться с частями Уркварта. В ход были пущены все переправочные средства – несколько резиновых лодок, каучуковые пояса, плотики, сооруженные из подручных материалов. Немцы обнаружили и обстреляли импровизированную переправу из пулеметов и минометов. К утру 21 сентября на северный берег переправилось всего 52 человека.

«Агония»

В то время пока шли бои за Арнем, дела в 30-м корпусе обстояли следующим образом. Из-за того что переправа в Неймегене была взята только 20 сентября, боевая группа гитлеровцев «Кнауст», взяв мост в Арнеме, успела подтянуться в Эльст, юго-западнее Арнема, и встать заслоном на пути 30-го британского корпуса. Передовые части 30-го корпуса от окруженных под Остербиком, парашютистов теперь отделяли всего 17 километров и корпусная артиллерия могла оказывать им огневую поддержку. Путь из Неймегена в Арнем союзники окрестили «адским шоссе». Высокие силуэты «Шерманов» были прекрасными мишенями для замаскированных пт-орудий гитлеровцев, а болотистая местность вокруг шоссе не позволяла маневрировать. Каждый подбитый танк союзников надолго блокировал продвижение колонны вперед. Кроме того мелкие группы фашистов в тылу 30-го корпуса постоянно угрожали перекрытием шоссе и вынуждали оттягивать части корпуса на обеспечение растянутых коммуникаций.

22 сентября стал тяжелым днем и в секторе Эйндховен. Позже генерал Хоррокс назовет этот день «черной пятницей». По всему фронту немцы провели ряд контратак, чтобы нащупать наиболее уязвимое место в обороне союзников. Первым был атакован Вегель. Оборонявшим его подразделениям 501-го полка 101-й дивизии оказалось не под силу остановить наступление немцев. На помощь американским парашютистам был отправлен 44-й танковый полк из состава 30-го корпуса, а также часть 506-го полка той же парашютной дивизии. После многочасового боя контрнаступление немцев удалось остановить, но ситуация северо-восточнее оставалась тяжелой.

В субботу немцы вновь попытались отбить Вегель, но были отброшены. Тем не менее часть дороги все еще находилась под их контролем. Для возобновления движения по шоссе генерал Хоррокс отозвал из-под Неймегена 32-ю гвардейскую бригаду с задачей атаковать с севера части противника и открыть коридор. Первоначально эта бригада должна была выйти в Дриль и обеспечить постановку наплавных мостов через Рейн, но не успев даже сосредоточить силы для удара на север, вынуждена была снова возвращаться на юг. Бригада вернулась в Уден около 17.00 23 сентября. Совместная атака с двух направлений позволила вновь открыть коридор.

Несмотря на значительные потери в субботу, с утра воскресенья 24 сентября немцы вновь предприняли попытку перерезать жизненно важное для союзников «Адское шоссе». У деревушки Эрде западнее Вегеля в бой вступили немецкие парашютисты. С трудом этот населенный пункт удалось отстоять. Зато южнее, у городка Куверинг, на стыке 501 и 502-го парашютных полков, коридор снова оказался блокирован. К вечеру немецкие войска вышли непосредственно к шоссе, сожгли колонну английских грузовиков и полностью остановили движение по трассе. Союзникам опять пришлось отвлекать силы с основного направления удара, чтобы залатать дыры в обороне (но это удалось сделать только к 27 сентября).Неудачи в этом секторе стали одним из решающих факторов в судьбе операции «Market Garden».

«Бегство»

23 сентября ситуация в секторе «Арнем» практически не изменилась. Англичане продолжали удерживать приметр вокруг Остербика, британские ВВС продолжали сбрасывать грузы в руки немцев. Гвардейские танкисты Хоррокса продолжали курсировать по «Адскому шоссе» от одной засады до другой. 24 сентября Хоррокс предпринял последнюю попытку деблокировать парашютистов. В обход шоссе по заболоченной местности была брошена 43 Уэссекская пехотная дивизия. 4-й разведбат Дорсетского полка этой дивизии к ночи вышел на южный берег Рейна и форсировал его под огнём неприятеля. Однако после высадки на северном берегу батальон оказался разделен на мелкие группы и не смог оказать существенного влияния на ситуацию. К 25 сентября Эркьюарт получил приказ ночью покинуть свои позиции в Остербике и отступить за реку к Неймегену. В 21 час 25 сентября 30-й корпус открыл мощный заградительный огонь, обеспечивая прикрытие, пока 37 десантных лодок британских и канадских инженерных частей форсировали Рейн, чтобы эвакуировать солдат 1-й воздушно-десантной дивизии. В итоге ушли всего немногим более 2000 человек. Фашисты не предприняли попыток нанести удар по отступающим десантникам. Эвакуация закончилась на рассвете 26 сентября. При выходе из котла британцы оставили своих раненых с добровольцами-медиками.

Провалившийся план, на который возлагалось столько надежд, стоил жизни или свободы 7212 английским десантникам и 378 полякам из 1-й отдельной парашютной бригады (около 1130 погибло и 6450 попали в плен) из десяти тысяч, высадившихся в зоне «Арнем». Это были самые черные дни «Красных дьяволов». По сути, 1-я британская парашютная дивизия перестала существовать. Кроме этого, было убито и ранено более 3500 человек из состава британского 30-го армейского корпуса и почти столько же американских парашютистов. Сумма потерь союзников за восемь дней боёв достигла 15 тысяч человек, гитлеровцы уничтожили или захватили практически все тяжелое вооружение английского десанта. Фашисты под Арнемом потеряли в общей сложности 3300 человек, треть из них — убитыми.

В ответ на волну критики в свой адрес Монтгомери произнёс: «Берлин был потерян для нас, когда мы не смогли разработать хороший оперативный план в августе 1944 года, после победы в Нормандии».

В заключение.

Чем глубже удаётся проникнуть в водоворот событий тех сентябрьских дней, тем сильнее бросается в глаза разительное отличие характера боевых действий на Западном и Восточном фронтах Второй мировой войны. И дело даже не в удивительно низком уровне оперативной слаженности элитных подразделений союзников, дело не в отсутствии взаимодействия между родами войск, нарушенной системе управления частями в бою, нерасторопности штабов и безынициативности командного состава, недопустимых для реалий 1944 года. Поражает в первую очередь поведение рядового состава лучших частей британской армии. Как могут два батальона бравых десантников полдня лежать под огнем неполной роты фашистов, имея четкую боевую задачу пробиться к окруженным товарищам, к таким же братьям-десантникам, а потом еще и позорно отступить в ближайшую деревушку, чтобы заварить чаёк и хорошенько выспаться. Как может армейский корпус топтаться два дня на шоссе перед двумя пт-орудиями не в силах решиться на атаку. Ответ прост- «никто не хотел умирать». Достойно выглядит только батальон Фроста, но ребят просто «обрекли» на героизм. А ведь у англичан была масса оснований более доблестно сражаться с фашистами. Свежи ещё, должны были быть, в памяти бомбардировки Англии в 1940 году, потопленные конвои, да и удары новейших фау-2 по Лондону не могли не прибавить боевой решимости. Но нет, лишившись возможности реализовать численное превосходство из-за сложной местности, не имея возможности навести на противника авиацию и артиллерию из-за проблем со связью, встретившись лицом к лицу с необходимостью драться насмерть, союзники показали свою полную неэффективность. Блестяще начавшаяся операция выродилась в позорное топтание на месте, трусость, предательство и сдачу в плен лучших подразделений. Апофеозом британской воинской доблести стало оставление раненых парашютистов на попечение неприятеля при эвакуации остатков дивизии «Красных дьяволов» 26 сентября. Как впоследствии сказал Джон Фрост: «Я всегда знал, что мост у Монти окажется слишком далеко».

Торжественно клянусь честно и добросовестно думать о будущем

    «Россия ударила по иностранным наемникам в Харькове трофейным HIMARS»

    Киевский режим пытается раскрутить очередную «ракетную Бучу», но президенту-комику никто не верит.18 августа в «неньке» новость № 1 — это не приезд генсека ООН Гутерриша во Львов (с пос...

    "Кошмар для США" - Были рассекречены реальные характеристики и возможности «Циркона»

    Небезосновательно считается, что ракета «Циркон» является практически ультимативным оружием, способным полностью изменить баланс сил. Просто потому, что ПВО практически не могут ей противостоять. Одна...

    Почему Запад так сильно ошибся?

    На мой взгляд, либералы — люди глубоко несчастные. Они же оптимисты. А жить на одном оптимизме и раз за разом получать доказательства, что ты ошибся — это больно.Тут недавно один мой приятель-либерал ...

    Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

    0 новых комментариев

      Tahorg 30 марта 2018 г. 16:44

      Триумф воли... над разумом.

      Как сказал известный литературный герой: "Вопросы крови - самые сложные вопросы в мире! ... Я ничуть не погрешу, если, говоря об этом, упомяну о причудливо тасуемой колоде карт". Конечно все мы более или менее похожи внешне на наших мам и пап, а иногда внешнее сходство можно уловить и через несколько поколений. Но лишь внешнее. Говорить о хоть сколько-нибудь устойчиво...
      1673
      Tahorg 28 марта 2018 г. 12:55

      Что делать?

      В жизни любого мужчины есть три главные составляющие: дружба, любовь и работа. В теории идеальным считается гармоничное сочетание этих аспектов личности человека. На практике же вариантов сочетания невообразимое множество. Возможны любые комбинации, замещения и трансформации, обусловленные развитием интеллекта индивидуума. Так, казалось бы, положительная сила "любовь ...
      8515
      Tahorg 15 февраля 2018 г. 15:12

      Лишние люди.

      Слово «гетто» порождает в голове целый ряд выпуклых но крайне нелицеприятных и даже жутких образов. Воображение услужливо рисует нам картины разгромленных городских кварталов, окна обветшавших домов смотрят прямо в душу черными бездонными провалами окон. Повсюду мерзость запустения и разруха. Разумеется, всегда идёт мелкий холодный дождь. Довершают картину обитатели э...
      5529
      Tahorg 7 февраля 2018 г. 15:59

      Quo vadis?

      «посвящение тридцатилетним»Кто из нас не мечтал в детстве о будущем? Мы, последнее поколение советских детей, появившееся на свет в восьмидесятые, кроме бодрой советской фантастики успели получить ударную дозу западной «культуры» в наши неокрепшие умы. Стоит ли удивляться что Ефремов, Беляев, Стругацкие в подавляющем большинстве случаев были оттеснены трансформерами, ...
      6368
      Tahorg 5 февраля 2018 г. 18:23

      Удивительное рядом

      К теориям мирового еврейского, масонского, рептилоидного (нужное подчеркнуть) заговора всегда относился скептически, можно даже сказать с сарказмом. Глумился над ними по всякому. На тех же позициях пребываю и поныне, но тем не менее убеждения не должны мешать жить. Некоторые вещи настолько лезут в глаза,что не подметить их совершенно невозможно."Третьего дня" наткнулс...
      2785
      Tahorg 24 октября 2017 г. 16:39

      "За деревьями не видно леса" Обращение к администрации и авторам КОНТа.

      Добрый день, уважаемые! Уже более двух лет являюсь постоянным читателем и непостоянным писателем этого замечательного ресурса. Как явственно следует из названия КОНТ- платформа для социальной журналистики. Впервые познакомившись с данной платформой был приятно удивлён и можно сказать очарован мощнейшим аналитическим материалом на самые злободневные темы, замечате...
      6934
      Tahorg 19 октября 2017 г. 14:53

      Последняя битва конницы

      Нет более страшного бедствия для государства чем гражданская война, когда все силы, вся энергия народа, накопленные ресурсы и производственные мощности мобилизуются для самоуничтожения. Гражданская война в России приняла поистине небывалые в мировой истории масштабы и боль от шрамов оставленных ею не утихла до сих пор. Сегодня мы можем наблюдать очередное обострение с...
      7428
      Tahorg 21 июля 2017 г. 17:29

      Танковое побоище в Виллер-Бокаж.

      Что нужно чтобы тебя запомнили как великого танкового асса? Нужны три вещи- немножко везения, танк «Тигр» и английская танковая дивизия. Воедино эти три фактора судьба свела 13 июня 1944 года в Нормандии во время битвы за Кан.Диспозиция.После удачной высадки союзников в Нормандии общая обстановка на Западном фронте стабилизировалась. Фашисты, несмотря на свирепствующу...
      2414
      Tahorg 6 сентября 2016 г. 10:13

      Мукден. Украденная победа.

      Генеральное сражение Русско-Японской войны. Одно из крупнейших сражений за всю историю войн в период до Первой мировой войны. Сражение привело к поражению Российской империи в войне и к революции 1905 г. Это было последнее предупреждение правящей элите, но уроки не были извлечены. Напротив, череда ошибок и просчётов, ставших причиной поражения, повторилась с губительн...
      5717
      Tahorg 27 июля 2016 г. 17:51

      Резня в Мальмеди. Позор и фарс.

      Эта статья о самом масштабном военном преступлении войск СС на Западном фронте. Крупнейший случай нарушения Женевской конвенции воинскими подразделениями Гитлеровской Германии за весь период Второй мировой войны, совершенный в Европе. Так называемая «резня в Мальмеди», произошедшая во время наступления фашистов в Арденнах. Это событие, а также его последствия, обличае...
      5149
      Tahorg 15 июля 2016 г. 15:09

      Где ты, Жанна?

      История Франции, как и всех старых государств, знает немало взлётов и падений. Но, пожалуй, лишь Франция подбиралась так близко к позиции лидера в этой извечной гонке-преследовании под названием жизнь. Было время, когда французская речь звучала во всех столицах цивилизованного мира, а владычество французской державы было сродни мировой гегемонии. За всю историю сущест...
      1529
      Tahorg 22 июня 2016 г. 11:54

      Конники генерала Белова - полгода в тылу врага

                                   В январе 1942 года 1й гвардейский кавалерийский корпус ушел под Вязьмой в глубокий рейд по тылам фашистов и только в июне 1942 года измотанный, но боеспособный корпус вышел из окружения в районе Кирова. Об этих героических событиях сегодняшняя статья.К...
      6868
      Служба поддержи

      Яндекс.Метрика