На совместных учениях белорусские и российские журналисты чуть не подрались: Вспоминает офицер спецназа

2 1166

На учениях спецназа, с участием журналистов, российские, которые прочувствовали учения на собственной шкуре, чуть не кинулись в драку на журналистов из Белоруссии. Речь идет об учениях в Домодедовском районе Подмосковья, в начале нулевых. Ролик является второй частью истории о совместных учениях спецназа и журналистов. На этот раз в ход пошел автобус. Были и журналисты с прошлых учений. Это - вторая часть истории. Есть текст, есть видео - кому как удобней.

Смотреть историю:

Из официальной прессы:

«По замыслу учений в Домодедовском районе Подмосковья обнаружены террористы, расстрелявшие до этого патруль ДПС и захватившие средства связи и оружие милиционеров. В ходе операции преследования и блокирования сотрудниками правоохранительных органов, террористы, взяв в заложники троих человек, в роли которых выступали журналисты, забрикадировались в небольшом деревянном строении (один из домиков полигона Центра, где отрабатываются учебные вопросы контртеррористической деятельности МВД).

Но это была только завязка действия. Основная работа представителей СМИ и МВД началась позже с организацией оперативного штаба, который должен вести переговоры с террористами, разрабатывать план штурма, и, параллельно с этим, предоставляя данные журналистам.

В ходе освобождения заложников боевая задача выполнена на 100%: три заложника (две девушки и мужчина) освобождены, террористы уничтожены».

Через полгода, после того как прошли первые учения с журналистами, решили повторить подобный опыт. Только их решили разнообразить. Потому что частично приезжали журналисты, что были в предыдущий раз… Вот кстати, возвращаясь немного назад. Там, тогда, в первый раз, были журналисты, которые четко совершенно понимали, что они делают, где они находятся, как себя надо вести и какие вопросы следует задавать, а какие не следует. Вот у них там была группа этих понимающих, где руководителем был журналист с ТВЦ: спокойный старый хрыч, который все это видел, не один десяток раз, который ещё в Афгане бывал и все это знает. Который смотрел и говорил, да, вот этим сейчас достанется, а я, пожалуй, отойду в сторонку, чтобы мне не прилетело.

Значит, октябрьская «показуха», всё то же самое, неделю их мучают лекциями. А там сценарий был – захват автобуса. Опять-таки: октябрь, холодно, дождь моросит, ещё чего-то – а журналистки у нас любят рассекать, кто на шпильках, кто... вообще в голом виде. В общем: уважаемые господа журналисты, перед тем, как мы поедем на следующую учебную точку, просим всех занять места в автобусе. А кому-то из девиц…чуть ли не с какого-то центрального канала, кстати… она ж приехала: пузо голое, поясница голая, придатки наружу – ей мужики из дежурки дали ментовской бушлат, согреться. Она в него укуталась, ей хорошо, в автобусе тепло… Автобус делает большой круг почета – тут перед ним подрыв, очередь поверх, и влетают как обычно четыре «головастика». Всем лежать! Бояться! Не рыпаться! Это захват! Ну и т.д. Водилу из автобуса – на хрен, очередь внутри автобуса, а эхо там хорошее, тут же гарь, дым, грохот по ушам, они к этому непривычны… началось!

Оперативный штаб, туда-сюда – и оттуда спрашивают боевиков: вы кто? А нам после одной из «показух» в своё время досталось за разжигание межнациональной розни и преувеличение одной типа очень мирной религии в террористических организациях.

И была команда: во-первых, на зарубежных языках не материться (мы в своё время…отмочили), по-русски – желательно тоже, хотя бы когда работают камеры, ну а требования – сами придумаете.

Обычно у нас требования были: «два состава пива и вагон шлюх!» В этот раз изгалялись долго, поэтому мы выступали как «Фронт национального возрождения Родезии», и требования у нас были следующие:

1. Восстановить доброе имя Яна Смита, проведя кампанию в прессе.

2. Поставить ему памятник на одной из центральных площадей Москвы.

3. Всем ветеранам боевых действий, которые воевали на стороне Родезии – выдать все права, согласно статуса ветерана боевых действий Российской Федерации, и даровать, соответственно, российское гражданство.

4. Ну и на закуску, как положено: четыре «лимона» «зелени» и самолёт в Ирландию.

Начальство хрюкнуло. Там был кто-то из старых журналистов, я не знаю, ни фамилии, ни имени, мне мужики из штаба потом рассказывали. Старый хрыч, который типа помнит ещё молодого Фиделя Кастро, т.е. в 70-е журналистом уже был, за границей работал и т.д. Так вот, он стоял за камерой, сзади, в оперативном штабе, и, услышав вот эти требования «Фронта национального возрождения Родезии» - он начал просто от хохота сворачиваться в клубочек. Типа – всё, приплыли, сейчас будет шоу. Остальные просто не поняли, чего к чему. Отличился спецназ.

Нас тогда брал сводный отряд ОМСН – а работаем все на одной волне. Ну, чтобы журналисты слышали, как происходят переговоры между оперативным штабом и террористами, как происходят переговоры у террористов, что происходит при перераспределении сил и средств, как координируют действия оперативный штаб и группы захвата. И вот когда мы выдаем это дело в эфир через рацию, что мы типа «Фронт национального возрождения Родезии» - в эфире повисает тишина, и голос кого-то из группы захвата: – Это он сейчас чего за херню требовал?

В автобусе, там было забавно. Там был один журналист, тоже, кто-то из пожилых уже, который, увидев начало цирка, быстренько залез сзади, ну, задняя площадка ПАЗика – под лавку. И он там сидел, оттуда не высовываясь. Ему там пару раз носком ботинка досталось – типа сидишь под лавкой, вот и сиди, не лезь никуда. И ему там было хорошо, тепло и уютно. Потому что с остальными началось…

Ну, сразу: менты есть? Сотрудники есть? Комитетчики есть? Нету? А ты какого хера в ментовском бушлате сидишь? Да ты, баба – мусор… А иди-ка сюда!

Как будем прикрываться от снайперов? Да очень просто – раздеть их и в окна! Октябрь месяц – не жарко…

– Короче, раздевайтесь – и к окну!

– Как раздеваться?

– Как-как – до конца!

– Ой…

– Что, «ой»? Давай!

И стволом ее подпихиваешь. В позу известного создания, напротив окна. Каждая окно собой закрывает, занавесочки задернули, стоят. Начинается общий допрос: фамилия, имя… А паспорта-то первым делом у всех собрали. Все документы, все сумки в одну кучу, документ выуживаешь, сравниваешь. Как зовут? Вася? А почему в паспорте написано – Иван? Ах ты, сука, меня нае…ть хочешь? Ну, ему чем-нибудь достается – об давку или об поручень. Но – аккуратно!

Ну, очередной раз над ухом постреляли – к нам выходит переговорщик. Типа, мы должны поговорить с заложниками, убедиться, что с ними все в порядке, передать вам часть ваших требований, предоставить, туда-сюда… Я выдергиваю одну из девиц-заложниц, такая мелкая, размер 42-й, не больше, и росточком где-то 165. А у меня «Калаш» ещё горячий от стрельбы, только-только полрожка холостыми выпустил. Её в охапку, ставлю перед собой, выхожу из автобуса, пытаюсь за ней спрятаться – а чтоб не дергалась, ей на ухо компенсатор горячий.

Тут… понимаешь, есть такая мелкая профессиональная пакость. Журналисты, они, так или иначе, репортажи-то видят. И пусть он будет 33 раза гражданским журналистом, он понимает отличия между нормальным дульным тормозом-компенсатором и насадкой для холостой стрельбы. Даже если она покрашена – все равно, разница видна. Мы делали внутренние вставки. Брали стандартную насадку, в нее вовнутрь – шайбу, с нужным проходным сечением – и обратно навинчиваешь. Внешне – хрен поймешь, чего это такое. Единственное различие – это видно по пороховой гари, которая вырывается. Но это надо быть, ну представляешь, кем, чтобы такие вещи просекать.

Поэтому когда девочку вынесли практически за шкирман из автобуса, на негнущихся ногах поставили перед собой, за ней укрылся «террорист», а у нее четко на ухе, вот, около глаза болтается раскаленный компенсатор, из которого пованивает порохом – девка начала плыть.

Переговорщик идёт, типа я, туда-сюда… А переговорщиком – как раз командир. Ну, ты ж понимаешь, не поглумиться над начальством в такие моменты – это просто грех! Повернитесь, покажите, что вы без оружия. Не верю, бушлат снимайте! Холодно? А не волнует! А вон у вас под свитером что-то топорщится? Ничего не знаю, поворачивайтесь! А чего это у вас звездочки такие маленькие? А чего это мне всего лишь подполковника прислали? Генерала хочу!

Ну а пока он мне все по сценарию делает, поворачивается – он мне глазами всё на эту девочку показывает, которая у меня на руке висит. Я девку к себе поворачиваю – а у нее глаза уже закатились. И ноги, по-моему, уже не сильно держат. Ствол убрал, по щекам похлопал чуть… Ты жива? В ответ таким дохлым голосом: - Ага… Ну и я тут же – э, никачиствэнний матэриаль, расстрэливать нада! Обратно, перед собой, ствол на морду...

Переговорщик – отдайте нам кого-нибудь из заложников. Мы – ни хрена не отдадим, у нас требования изменились, нам не один памятник Яну Смиту нужен, а два! И вообще, почему вы до сих пор не принесли отпечаток газеты с большой статьей по поводу нашего национального героя? Где? В общем, самолет давайте, мы в Ирландию улетаем, с вами неинтересно, вы уроды.

А заложники все стоят в автобусе в голом виде. Т.е. мы на них только джинсы оставили, чтобы совсем уж не мерзли. Да, да, и лифчики с женщин тоже. Чтобы в камеру это не светилось, мы их спиной ставили. Т.е. сверху всё снято – с голым торсом это называется. Не нравится? Не подчиняешься террористам? Да не вопрос! Какой патрон, что ты! Зачэм патрони тратить, э! У Али киньжаль хароши, давно крови нэ пробоваль белай сабаки!

Ну, команда «поехали». Автобус тронулся. Единственное, что мы сделали не по сценарию, не по стандарту – понимая, что сейчас будет, мы их одели и посадили обратно на кресла. Ну, понятно, что наш народ пойдет через окна, а оказаться на пути у летящей 100-кг туши – зашибут ведь ненароком. Одели их, посадили. Нас доблестно тормознули и взяли. Стандартная ситуация: перегораживается дорога либо БТРом, либо грузовиком, одновременно идет отстрел передних колес, одновременно отвлекающие внимание террористов подрывы, плюс по идее подрыв, который разносит двигатель ПАЗику (хотя в принципе на спущенных передних ободах он и так встает).

Первая группа идет – это на водителя, они его через дверь выносят. Вторая группа заходит через переднюю дверь – в ПАЗике передняя дверь открывается ударом. Вторая группа идет через задний запасной выход, вышибая стекло. Плюс блокирующие группы, которые стоят на отсечении спереди и сзади. Стекла выносятся, для этого есть специальная кувалда. Первый номер штурмовой группы – он кувалдой выносит стекло. А кувалда, она специальная, определенной формы, она выносит собой практически все стекло. А в автобусах же стекла – сталинит, он, когда рассыпается, то рассыпается без острых кромок, в крошево. К тому же он утягивает за собой резиновый уплотнитель. Фактически группа залетает в окна, их не касаясь. Единственно, что конечно – да, внутри все это дело осыпается очень красиво.

Группа пошла, зашла, положили – всех на «фильтр». «Террористов» – кого постреляли, кого в плен. Вообще… вообще, стараются в таком случае террористов мочить – оно безопаснее. Ну, вот тебе банальная ситуация: вход группы внутрь автобуса – перед тобой стоит тело. В руках может быть всё, что угодно, от «Калаша» до гранаты.

Гораздо проще не ждать его реакцию на команду «лежать!», а прислать ему две «маслины» между глаз, и на этом всё закончится. Оно так безопаснее для заложников. Кто живой – тот живой. Скажем, водилу обычно вытаскивают, с ним проще: первый номер открывает дверь, а второй номер водилу выдергивает – при этом, как правило, водила делает два кульбита и приземляется чётко на спину, дальше расслабляющий под дых – и понеслось. А потом… водитель обычно настолько офигевает, что ему навстречу вылетел БТР и перед собой он видит «бабочку» от КПВТ – малоприятное зрелище, мягко говоря – что инстинктивно бьет по тормозам. А это-то и надо.

Журналюг – «на фильтр», ну и как обычно. Мы – журналисты! Да? Пока что вы ещё заложники, причем непонятно какие, поэтому, вон следователи, они с вами разберутся. Закончили. Народ стоит, трясётся. Не от холода – а от шока. Банально, кому-то из журналистов дали сигарету прикурить – он прикурить не мог. Он не попадал сигаретой в рот, а потом не попадал по пламени. Но вот кто отличился – это белорусы.

Типа – а, вот, мы не все снять смогли, а вот, можно повторить? Не тех людей эстонцами назвали… Ну, начальство морду покривило, говорит: ну, можно. А чего вы не сняли-то? А вот, мы хотим внутри автобуса поснимать. Потому что мы, конечно, видели через лобовое стекло из оперативного штаба, чего у них там происходило, но нам бы подробностей? Потому что как же вот так вот можно за 25 минут человека довести до состояния истерики так, что у него руки трясутся, молодого крепкого мужика – это знаете нам как-то очень интересно. Гм… уважаемые господа журналисты! В связи с тем, что пресс-конференция находится довольно далеко от места проведения мероприятия – просьба всем в автобус! А народ в автобус идти просто отказывается. Типа – нафиг, нафиг, мы уж лучше пешком дойдём. Уважаемые коллеги, дело в том, что ваши коллеги из Белоруссии не успели доснять – они просят повторить.

Мы думали, этих, кто доснять не успел – их порвут прямо там. Т.е. дошло до того, что мы просто собой закрывали этих белорусов, которые не успели чего-то там доснять. Типа: ребята, ребята, спокойно! Они такие же журналисты, как и вы! Не надо их бить! Не надо ручки тянуть! Не понял – вы хотите меня ударить? Не рекомендуется! Всё? Успокоились? Вот и славно.

На самом деле там до места «прессухи» было недалеко – но шли пешком. В автобус не пошел никто. Вообще. И опять-таки на «прессухе» тот же самый стандартный вопрос: господа журналисты, вы будете давать микрофон террористу для озвучивания своих угроз? Все, кто были в автобусе – в категорической форме: козлов давить, мочить, не давать!

Потом такая программа общения с журналистами сдохла. По многим причинам. Во-первых, потому что – слава Богу! – не было больше захвата заложников. Сам помнишь, после 2004 у нас тишь и гладь. Во-вторых, считается, что активная фаза КТО завершилась. И больше на моей памяти такого не было. Хотя… Летом этого года, где-то в центральной России «вэвэшники» проводили подобное мероприятие, тоже для журналистов – но там чуть-чуть по-другому все это было. Из того, что я знаю, там их просто гнали на пеший марш-бросок, на 10 км. Пинками и подзатыльниками – тоже неприятно, но это не так как было у нас. Ну… было ещё одно подобное мероприятие в 2008 году, но там случилось несколько неприятностей, и все тихо свернули. К вопросу о профессионализме, кстати – там исполнители налажали, об этом в другой раз.

Да, а с девочкой этой, ну, о которой в самом начале – смешно вышло. После «прессухи» подходим к ней, типа, а можно с вами познакомиться? Она – ой, а я не знаю, что скажет папа. Мы – ну, папа не стенка, папу можно и подвинуть. Папа оказывается рядом. Гм, лейтенант, папа конечно не стенка – но генерала подвинуть сложно.

- Товарищ генерал, а вы не мой прямой начальник, без проблем!

Папа только крякнул: борзые пошли лейтенанты…

Из официальной прессы:

«По окончании учений состоялась пресс-конференция с участием руководства МВД, антитеррористического центра (АТЦ) СНГ, ОДКБ с одной стороны, и представителями СМИ – с другой. На ней представители МВД еще раз подчеркнули, что журналисты не наблюдатели, а непосредственные участники событий, но настояли на том, что они ни в коем случае не должны мешать контртеррористам в их опасной и сложной профессии». 

Украинцы почувствовали себя насекомыми на фоне Зеленского, или с какой скоростью ездит украинский президент

Сейчас вспоминать все обещания Зеленского такой же моветон, как говорить об украинском национализме. И то и другое опостылело уже всем. Однако грех не воспользоваться такой опцией, когда об обещаниях ...

Украинский шут: какую реформу на Украине затеял Саакашвили

Роль Михаил Саакашвили в любой политической системе состоит, похоже, в том, чтобы все смотрели на его выкрутасы и диву давались, задаваясь вопросом: а что этот человек вообще делает в политике. ...

Трусость или тактический ход? Зачем на самом деле Зеленский звонил Путину

Для украинцев главным вопросом до сих остается перемирие в Донбассе. Зеленский, как истинный политик, в своей предвыборной кампании наобещал то, что реализовать не получилось. Однако периодически нужн...

Обсудить