Военная операция на Украине. Главное

Многозадачность и наш самый большой страх

0 874

Стремление к многозадачности коренится в страхе смерти. Это может показаться чрезмерным утверждением, но если вы уделите немного времени, чтобы изучить данную тему, вы обнаружите, что это правда.

После того как мы появляемся на свет, мы практически сразу же начинаем использовать органы чувств для взаимодействия с окружающим миром. Мы прикасаемся к людям и предметам. Мы улавливаем запахи. Мы видим. Органы чувств – это оборудование, которое посылает информацию мозгу, нашему программному обеспечению. Эта операционная система, однако, ещё некоторое время будет работать в бета-режиме. Необходимо установить нейронные связи, прежде чем операционная система будет готова к полноценной работе. Но даже после того, как она заработает, её нужно будет постоянно обновлять, пока примерно в возрасте 25 лет не разовьётся полностью префронтальная кора.

Тем не менее, где-то на этом пути мозг освобождается от оборудования, на которое он полагался, и начинают происходить удивительные вещи. Он развивает способность мыслить и может делать это без соответствующей информации, поступающей от органов чувств. Иными словами, мысль способна формироваться без непосредственного проживания телом её содержания. Например, мы можем размышлять о будущем, фактически не пребывая в нём. Или мы можем вспоминать прошлые события, которые органы чувств пережили давным-давно. Именно по этой причине психолог Эндел Талвинг сказал, что «воспоминания – это мысленное путешествие во времени».

На этом мы переходим к миру абстракций. Мир, в котором мы можем познакомиться с чем-то задолго до того, как испытаем это в реальности. Это место, где мы можем впитывать знания без необходимости открывать всё самостоятельно.

И, пожалуй, самая большая абстракция, которую мы усваиваем, заключается в том, что однажды мы все умрём.

Человек, привыкший к комфорту собственного дома, обременён этим знанием. Человек, который присоединяется к армии, чтобы защищать свою страну во время боевых действий, становится свободным благодаря этому знанию. Оба из них понимают, что однажды эта абстракция станет реальностью.

Тяжесть этого осознания усугубляется неопределённостью: мы не знаем, когда именно умрём. Римляне изображали эту экзистенциальную дилемму как Дамоклов меч, который символизирует смерть, нависшую над каждым из нас. Мы полностью осознаём, что она есть, но не уверены, когда она настигнет нас. Следовательно, нам следует благодарить небеса за каждый прожитый день, поскольку завтрашний может оказаться не таким хорошим.

В конечном счёте, осознание того, что мы смертны, приводит к двум вещам:

1) оно вынуждает нас быть рефлексивными, когда размышления кажутся запоздалой идеей;

2) оно побуждает нас не тратить впустую то драгоценное время, что было даровано нам.

Первая – причина, почему люди, одержимые карьерой или богатством, получают сильный удар всякий раз, когда смерть приближается. Будь то серьёзный диагноз или смерть близкого человека, они вынуждены столкнуться с суровой реальностью жизни, которая заключается в следующем: вы не можете игнорировать свою конечность, прокладывая свой путь. Вы должны делать паузы, чтобы поразмышлять над тем, что вы делаете, и стоит ли это на самом деле ваших усилий. Только тогда вы сможете вкусить истинные плоды существования.

Весьма любопытно, что вторая вещь часто расходится с первой. Мы живём в мире, где использование времени с максимальной пользой ассоциируется с продуктивностью, а ваше чувство ценности – с тем, что вы производите. Таким образом, фраза «Используйте своё время с умом» часто трактуется как «Будьте полезны».

В каком-то смысле время – это ещё одна абстракция. Или, если быть точнее, то, как мы измеряем время – это абстракция. Концепция секунды, минуты или часа – это человеческое изобретение, продукт мысли, предполагающей, что использование силы времени оптимизирует нашу конечную жизнь.

Вот что следует учесть, однако: если бы мы не осознавали собственную смертность, было бы у нас желание измерять время? Если бы жизнь рассматривали как вечное путешествие, пришла бы нам в голову идея делить это путешествие на части?

Конечно, мы не можем знать точного ответа, но, скорее всего, мы не стали бы этого делать. То, как мы используем время, почти всегда связано с будущим, о чём свидетельствует тот факт, что календари полезны только тогда, когда речь идёт о завтрашнем дне. (Заметное исключение из данного правила – летописи, но, опять же, была бы у нас острая потребность записывать историю, если бы мы думали, что бессмертны?) Измерение времени обусловлено нашим желанием контролировать его, а это связано с осознанием того, что оно конечно. Это ограничение и делает время столь ценным ресурсом, и у людей есть склонность измерять всё, что мы считаем ценным.

Но самое интересное – дело вовсе не в осознании, что время – это самый ценный ресурс.

Несмотря на то, что у всех нас есть 24 часа в сутки, мы поняли, что именно то, как мы проводим эти часы, приводит к резким различиям в результатах. Человеку А и Человеку Б даётся одинаковое количество времени каждый день, но Человек А чувствует себя намного здоровее, богаче и счастливее, чем Человек Б.

Осознав это, мы решили взломать время. Нам захотелось обмануть его. Всё вышесказанное можно резюмировать следующим образом:

Контролируйте внимание вместо того, чтобы контролировать время.

Сейчас это кажется нам очевидным, но наша способность распознавать силу внимания была довольно глубокой.

Время следует законам, над которыми мы не властны. Час останется часом, несмотря ни на что. Внимание, с другой стороны, можно растянуть и сжать по желанию. Мы вольны распоряжаться им по собственному усмотрению, и это наделяет нас божественной способностью менять восприятие времени. Час может показаться одной минутой или целым днём. Всё зависит от того, как мы его используем.

Используя наше внимание инновационными способами, мы научились извлекать невероятную выгоду из заданных блоков времени. Мы использовали концентрацию как инструмент для ускорения технологического прогресса. Мы использовали фокус как механизм для создания институтов и систем. Именно осознание внимания как отдельной от времени сущности отличает Homo sapiens от любого другого вида на Земле. Проще говоря, это то, что сделало людей завоевателями планеты.

Но, к сожалению, ещё одной определяющей характеристикой Homo sapiens является то, что нам никогда не бывает достаточно.

Мы начали думать: «Если наше внимание можно растянуть, возможно, его также можно фрагментировать? Вместо того чтобы инвестировать всего в одну вещь, возможно, её стоит сегментировать, чтобы охватить сразу несколько вещей? Таким образом, я максимально увеличиваю своё время».

Это, конечно же, суть многозадачности. Это убеждённость в том, что внимание можно распределить без потери качества. Точно так же, как время можно разделить на часы и минуты, возможно, внимание также можно разбить на более мелкие единицы, чтобы использовать их для достижения максимальной эффективности.

Тем не менее, многие современные исследования показывают, что многозадачность в действительности не работает. На самом деле ещё в 1950-х годах психолог Дональд Бродбент предположил, что человеческий разум функционирует как Y-образная трубка, когда дело доходит до обработки информации. Бродбент считал, что если разум одновременно воспринимает два потока информации, то только один из них будет пропущен через фильтр кратковременной памяти и подвергнут полноценной обработке. Всё остальное будет тут же забыто.

Но здесь важнее рассмотреть вопрос о том, почему у нас, в первую очередь, возникает желание выполнять несколько задач одновременно. На первый взгляд это может показаться решением проблемы занятости. Поскольку у нас каждый день много дел, одновременное решение нескольких задач кажется логичным подходом.

Однако, когда мы уходим вглубь, мы видим, что реальная проблема проистекает из желания контролировать время. Самый эффективный способ делать это – использовать наше внимание, поэтому мы стараемся использовать этот ресурс и сегментировать его, чтобы оно работало в полную силу. Но, по одной из величайших ироний жизни, внимание лучше всего работает, когда его не делят. Ценность внимания состоит не в том, какое количество вещей оно охватывает одновременно, а в том, насколько узко оно способно определить объект, на котором нужно сосредоточиться.

В каком-то смысле мы похожи на Сизифа: мы закатываем валун обязанностей на гору времени, веря, что сможем преодолеть всё, как только достигнем воображаемой вершины. Мы используем хитрые манёвры, чтобы было легче закатывать валун, экспериментируем с темпом, чтобы скорее добраться до вершины, и тому подобное. Но, в конечном счете, валун катится обратно вниз; он напоминаем нам о том, что время нельзя победить, мы можем быть лишь его спутниками. Всякий раз, когда мы сосредотачиваемся на чём-то одном, мы становимся друзьями с полнотой времени и уважаем его конечность. Но всякий раз, когда мы сегментируем своё внимание, мы ведём бесплодную войну со временем, надеясь извлечь из него как можно больше пользы.

Многозадачность проистекает из желания преодолеть конечность времени. Именно поэтому она коренится в осознании смертности, нашем самом большом страхе.

- Источник

Хазин: США очень не хотят, чтобы имеющаяся у РФ секретная информация появилась на свет

Соединенные Штаты Америки и Великобритания планировали устроить против Российской Федерации опасную военную провокацию. Однако решение Москвы начать специальную операцию по демилитаризации и денаци...

Причины украинизации Европы

Мы много и часто говорим о распаде Украины, Европы и всего западного мира, который чаще называют американским миром (pax americana) или американской империейГлупые или недобросовестные ...

Еще про украинцев

В начале СВО хохлами был сбит наш самолёт. Экипаж благополучно катапультировался, но приземлился в тылу врага, и вдобавок их ещё и прилично подраскидало друг от друга. Кругом враги, связи нет, СПДГ ...