Наступление на Авдеевку, детонация боеприпасов на севере Крыма

Насколько можно доверять документам?

32 710

    Как постоянно повторяют мои оппоненты, свои утверждения они строят исключительно на документах. При этом документы для них – это такие бумаги, в отношении которых можно задаваться вопросом, являются ли они подлинными, но никогда не нужно спрашивать, а всегда ли в подлинном документе пишется правда? Потому, что не подвергать сомнению правдивость документа, составленного их единомышленниками, для них дело принципа. В данной статья я хочу пояснить своё отношение к такому подходу.

Начать я бы хотел с вопроса, а правда ли говорят, что в сталинское время при допросах иногда применялись пытки? Я не говорю, что пытки были всегда, постоянно и в качестве обязательной процедуры на каждом допросе. Я спрашиваю, были ли вообще, хоть иногда, где-нибудь? Потому как тема пыток – штука тонкая, и кто хочет соображать, сообразит, а кто не хочет, найдёт кучу предлогов для того, чтобы отвернуться от неудобных вопросов.

Например, допрашиваемому можно сказать, что если он не подпишет признание, то завтра арестуют и будут пытать его жену, но на самом деле ни за чьей женой никто не поедет, а будут пытать ту, которую уже забрали по другому делу. Но человек-то будет думать, что кричит его жена, и это для кого-то может оказаться ещё тяжелее, чем если бы пытали его самого. И тогда на языке противников пыток это будет называться «изощрённые методы», а на языке сторонников «Ну его же по факту не пытали, и жену по факту не трогали, ну пустые разговоры ни о чём!». А ещё можно в какой-то период поприменять пытки так активно, что подавляющее большинство будет знать, что шанса на допросе нет, а когда уже все будут в страхе жить, одного ареста уже будет достаточно, чтобы все «признавались», не доводя даже до них. Но только это будет работать потому, что все будут знать, что они всё равно «признаются», а если бы угрозы пыток не было, то не было бы и признаний. И тогда на языке противников пыток это будет называться «тотальный террор», а на языке сторонников «Какие пытки? Один на тысячу? Ну не существенно…». Так что сообразительность тут у всех по-разному срабатывает, и все очень умные, и развивать мысль в выгодную для себя сторону очень хорошо умеют, а в невыгодную не соображать предлоги тоже всегда найдут. Поэтому я задаю простой вопрос: правда ли, что пытки иногда были, и всё, а всё остальное можно обсуждать отдельно.

Для тех, кто признает, что всё же пытки иногда были, следующий вопрос будет такой: много ли вы можете привести документов приговоров, в которых указывалось бы, что признание вины было выбито при помощи пыток? Потому, что пытки – это, знаете ли, такая вещь, что если виноватый по-хорошему никак не хочет признаваться, то его мучают, и тогда он и признаётся в том, чего иначе никак не добиться. Но если вдруг пытать будут невиновного, то он может оговорить себя, только чтобы прекратить мучения. И потому признания, полученные в результате пыток, говорят не о доказательстве вине обвиняемого, а о том, что признание вины получено независимо от вины. Возникает вопрос: игнорированию этого момента могут быть оправдания, или это неадекватность на уровне средневекового мракобесия? А то рассчитано (получится) это на людей, сознание которых находится на соответствующем уровне. И если это вдруг так, и делопроизводство находилось именно в таком режиме, это будет означать соответствующее состояние всех причастных к нему лиц. И если вся система не изъявляла никакого беспокойства по этому поводу, говорить о том, что вся она находилась на таком уровне, и все её документы, соответственно – это документы, составленные такой системой.

Поэтому всё упирается в вопрос: сколько защитники этой системы могут предоставить документов с такими уточнениями? Потому, что если таких случаев было бы на всю страну (допустим), сто, а документов найдётся всего пятьдесят, то получится, что речь идёт о системе, которая не уважает истину на пятьдесят процентов. А если не сто, а сто тысяч, а документов всего тысяча, то речь идёт о сокрытии проблемы в сто раз. А если всего один документ, то в сто тысяч раз. Так вот сколько конкретно задокументированных случаев применения пыток вы можете привести: много, мало, или ни одного?

Если с задокументированными случаями пыток окажется туговато, то далее вопрос встанет так: а как в таком случае считать служащих такой системы добросовестными и адекватными? Как после этого доверять правдивости составленных ими документов? За кого держат людей, которым предлагает безоговорочно верить каждой, написанной в них букве?

За сим с официальной частью вопросов всё, и пока мои оппоненты готовят ответ, я предлагаю моим единомышленникам проверить, правильно ли все уловили взаимосвязь между понятиями «пытки» и «средневековый фанатизм».

Что такое психология средневекового фанатика? Это психология упёртого противника логики. Т.е. там, где адекватный человек превыше всего ставит здравомыслие; фанатик превыше всего ставит документ. Например, что происходит, когда весь мир верит, что всё вертится вокруг Земли, и вдруг появляется кто-то заявляющий, что она сама вертится? Ему сразу противопоставляют документ (т.е. бумагу, претендующую на то, что на ней засвидетельствована истина в последней инстанции): «Вот Священное Писание – там сказано, что Иисус приказал остановиться Солнцу, а не Земле, а значит, вертится всё же Солнце, а не Земля!». Всё, других доказательств не надо – нужное положение доказывается постулатами, истинность постулата принимается без доказательств.

Что будет, если возразить: «А вот все расчёты, доказывающие, что вертится всё же Земля»? Будет ответ: «А зачем нам твои расчёты, когда в священном документе написано то, из чего следует, что они заведомо неправильные?». Так что это один из трёх основных доводов всех фанатиков. Первый «Все это признают», второй: «Так говорят авторитетные специалисты», третий: «Вот тебе документ». Других аргументов классическому фанатику не нужно – эти три для него самодостаточны.

Кто такие эти «все» – сплошь толпа людей, ни у кого из которой нет ни одного конструктивного довода. Кто такие эти авторитеты – это люди, которые авторитетны исключительно для этой толпы. Какие документы – те, в отношении которых эта толпа и авторитеты не могут представить, чтобы там могла быть написана неправда, что является для них достаточным основанием исключать такую версию.

Какие будут аргументы, если спрашивать с них их документов правдивость вне их правил? Оскорбления, обвинения, угрозы. Как используются оскорбления – я объяснил в статье Почему живущие по лжи не могут не хамить. Что такое обвинение для фанатика – это такие выпады в адрес противника, правдивость которых измеряется не доказательствами, а громкостью заявления и решительностью настроя расправиться с противником. Ну а что есть угроза – это запугивание противника такими преследованиями, в которых обвиняемых слушать не будут; будут обвинять по своим правилам и слышать только себя.

Поскольку суды фанатиков не способны убедить никого, кроме них самих, им нужно дополнительное средство убеждения в правоте своих решений. Таковым может быть только признание обвиняемого его вины. А как его получить, если их доводы бессильны его в чём-либо убедить? А вот для этого и нужны пытки, которыми из него будут это признание выбивать, пока не сломается. Ну или, как вариант, под угрозой которых он сразу капитулирует, и подпишет «Признаюсь, каюсь и отрекаюсь. Извините, был не прав, больше не повторится…». Вот такое признание считается у фанатиков высшей формой доказательства. И если они искренне верят в свою правоту, то ничего неправильного в пытках они видеть и не могут. И потому их неэффективно тыкать их носом в факт, что режимом используются пытки – они скажут: «Да, а что такого? Только так и нужно, а без этого никак – цель оправдывает средства!».

Поскольку практика борьбы с идейным противником называется терроризмом, то психология такого фанатика по сути является психологией террориста, только не всегда отдающего себе отчёт в том, чем он на самом деле занимается. И необходимым условием для счастья таких элементов является стоящая за ними репрессивная машина, атрибутами который выступают неадекватные судилища и узаконенные пытки. А если существующий режим таковую не предоставляют, они кусают локти от бессилия, и сыплют оскорбления и обвинения, которые оказываются в таком положении такими же бессильными, как укусы змеи, у которой удалили жало.

Всё, что нужно фанатику – это признание обвиняемого, которое он сам подпишет. И когда ему будет вынесен приговор на основе такого признания – он станет для фанатика истиной в последней инстанции. Вот за это он ставит документ выше логики: потому, что логика будет задавать вопросы, а правда ли то, что в нём написано; бумага ничего спрашивать не будет. На бумаге можно написать, что угодно – бумага всё стерпит. За это для него она и имеет статус святости – надёжное, проверенное средство.

Власть, способную «железным кулаком» творить то, что нужно фанатику, он называет «сильная власть». На портрет такой власти он готов молиться, как на икону. Ну а лично мне непонятно, почему я обязан слепо доверять документам, составленными такими властями? Причём, не только приговорам, но и самой статистике на основе оных. А то знаете ли, есть такое явление, как двойная бухгалтерия, когда по документам официально идёт одно, а в реале совсем другое оказывается, и вот вопрос возникает: а не могло ли местами такое быть, что для истории одни цифры, а для внутреннего пользования другие?

Кому не понравилась статья, ни в коем случае не читайте другие из этого сборника - не понравятся ещё больше.

Деукраинизация: причины и перспективы

Украина «ще не вмерла», «але вмерти мусить». Это должно быть уже очевидно даже самым скептически настроенным в отношении российских успехов наблюдателям. На фоне осознания неизбежности ...

"ВЕК БАБОЧКИ" ИВАНА СМЕРДИНА: РУССКИЙ ТАНКИСТ ПРОРВАЛ КОЛЬЦО ЗА МИНУТУ ДО ГИБЕЛИ КОЛОННЫ

Летние каникулы Ваня проводил в походах, собирая коллекцию бабочек, рисуя цветы и птиц. Но потом это романтическое увлечение ушло на второй план, уступив место грозным танкам. Правда, в армию Иван Сме...

В Чехии теперь бьют российских либерастов за поддержку Украины...

Член федерального комитета незарегистрированной «Либертарианской партии» России Станислав Рудковский зашёл в бар в Праге со значком-тризубом в поддержку Украины.Он также высказался прот...

Обсудить
  • Есть современники того времени, которые точно ответят автору? Или это такой способ обратить внимание на те далекие и непростые годы, с целью пристрастного....Все было, как было и ао времена Малюты, как есть в Гуантанамо, как было в Освенцимах. Все это было всегда и во все времена, а не только в сталинские.
  • Дело не в пытках, а в получении реальной доказательной базы. Т.е. нужны не столько признательные показания, сколько должны быть установлены конкретные факты, - мотивы, улики и пр. Именно этого недоставало при Ежове, - подписал человек бумагу, что он лось - значит лось. Проблема была в значительной степени в самой судебной системе. Когда пришло понимание, была назначена комиссия: ..... Комиссия, в состав которой вошел и недавно назначенный первый заместитель наркома внутренних дел Берия, находит множество недостатков в работе чекистских органов. ЦК и Совнарком СССР принимают постановление «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия..... ......Следователь ограничивается получением от обвиняемого признания своей вины и совершенно не заботится о подкреплении этого признания необходимыми документальными данными… Очень часто протокол допроса не составляется до тех пор, пока арестованный не признается в совершенных им преступлениях....
  • полностью согласен, фанатизм он не терпит расхожего мнения, иначе подрывается сама основа идеологии фанатика, поэтому только давить несогласных. Я вообще балдею над теми кто верит в то, что подозреваемых в предательстве (а для фанатика все кто имеет отличное от него мнение предатель) тогда допрашивали исключительно методами словестных убеждений. Практика допросов в подобных обвинениях вообще не предполагает подобных подходов.
  • Слишком долго и нудно. Коммуняки вообще и Сталинизм в частности этого не заслужили. Шлепнули бы вас через неделю после ареста в 37-м без всякой подобной демагогии и пошли пить чай.
  • не сжигали и миллионы ведьм а что в сс есть документы что и как пытали? почему то на суде верили свидетелям а не документам..