Бартини, Воланд и материализм

22 4611

Он смерил Берлиоза взглядом, как будто собирался сшить ему костюм, сквозь зубы пробормотал что-то вроде: «Раз, два… Меркурий во втором доме… луна ушла… шесть – несчастье… вечер – семь…» – и громко и радостно объявил: – Вам отрежут голову!

М. Булгаков «Мастер и Маргарита»

Ну, не может Воланд без расчётов. Без расчётов и жизнь – не жизнь, и знание – не знание, и уважения к тебе нет, пока цифрой не подтвердишь свои взгляды. Такое, уж, лукавое время, –цифровое. И это нормально для умных людей, потерявших разум….

Намедни заглянул на страничку одного физика, самоутверждающегося на здешнем ресурсе, и нашёл занятную статейку о том, как авторы учебника под эгидой РАН выпустили задачку с якобы неправильным решением. Впрочем, смотрите сами:

И решение задачи:

Автор статьи заметил ошибку в решении и предложил своё решение:

«Таким образом полная подъёмная сила, действующая на ракету, будет равна 15 тыс. Ньюонов + 6 тыс. Ньютонов = 21 тыс. Ньютонов, а не 9 тыс. Ньютонов, как получилось в многомудрых расчётах автора задачи Н.Н. Сотского и чего не увидели остолопы-эксперты. Тщательнее надо, ребята.»

Орфографию оставил без изменений.

Вначале включился в дискуссию, а затем подумал: нужно написать по этому поводу опус, поскольку в дело вмешался Роберт Бартини, а за ним и сам Воланд….

Для начала – моё мнение. Автору почему-то показалось, что решение, предложенное в задачнике, ошибочно. Ведь неспроста упомянул он барона Мюнхаузена, ибо скорость топлива он сначала не учитывал, а потом подумал-подумал и решил учесть, но учесть в точности, как и герой Рудольфа Распе…. И получил ответ, приведённый выше.

Ну, что ж, попробуем и мы внести свою мизерную лепту в решение этой многострадальной задачи.

Из учебника физики мы знаем формулу тяги ракетного двигателя.

Схематично система впрыска топлива и окислителя в камеру сгорания выглядит следующим образом:

Ek1 – кинетическая энергия* горючей смеси в камере сгорания

Ek1 – кинетическая энергия горючей смеси на выходе из сопла

Vкс – скорость движения горючей смеси в камере сгорания

Vк – скорость движения горючей смеси в критическом сечении

Vк – скорость движения горючей смеси на выходе из сопла 

До того, как начнём рассуждать, следует отметить, что поведение движущихся газов совершенно разное при дозвуковой скорости движения и скорости, превышающей скорость звука в газе. А всё из-за того, что звук – продольная волна: моллекулы-шарики ударяют друг друга, и они передают энергию этого удара по всему газу. А когда скорость выше, то не успевают они передать эту энергию, – газ бежит быстрее. При сверхзвуковой скорости закон Бернулли уже не работает, то есть, давление перестаёт иметь обратную зависимость от скорости. Поэтому возможны два варианта:

1 вариант – скорость истечения газа из сопла ниже скорости звука. В этом случае в критическом сечении скорость также ниже скорости звука.

2 вариант – скорость в наиболее узком месте достигает критического уровня, то есть, приближается к скорости звука. В этом случае происходит дальнейшее увеличение скорости в сопле Лаваля (это обусловлено геометрией сопла), и тогда давление продолжает падать, как, впрочем, и температура газа. Тепловая и потенциальная энергия давления переходит в кинетическую  (mv^2)/2 . В этом случае в формуле тяги можно пренебречь вторым слагаемым, поскольку pс будет приближаться к pа. 

В задаче скорость на выходе из сопла равна 500 м/с, что выше скорости звука в среде, поэтому наш вариант – второй.

Попробуем подойти к решению задачи иначе:

Работа произведённая топливом будет равна разности кинетических энергий в начале движения и в конце. 

А теперь рассмотрим, поступающее из форсунок топливо.

Движение поступающего топлива и горючей смеси осуществляется в одном направлении, поэтому их импульсы однонаправлены. Результирующий импульс будет равен сумме импульсов топлива и горючей смеси. Результирующая скорость в таком случае увеличится. Увеличится и кинетическая энергия в камере сгорания, уменьшится результирующая работа, что приведёт к уменьшению реактивной силы. Для двигателя, в котором массовый приток компонентов топлива равен выхлопу из сопла (а иначе и быть не может), результирующая скорость будет равна скорости компонентов топлива, поступающего в камеру сгорания и решение задачи, предложенное в учебнике, верное. И барон Мюнхаузен – не при чём.

Правда, здесь есть одно «но», если давление в камере сгорания значительно выше, чем требуется для прохождения горючих газов в критическом сечении, то фактически она превращается в замкнутый сосуд со статическим давлением, в котором скорость движения горючего газа равна нулю, но это уже нужно рассматривать не в разделе ракетных двигателей, а взрывных устройств.

Однако всё, сказанное до этого, – присказка. Впереди – Бартини с Воландом. А это – куда интересней, чем количество движения какого-то куска железа. 

Воландовское наследие

«Боже, вот и еще одна жертва бестолкового физико-теоретика Бертини...»

Александр Дубровский 

Занятнейшая личность, понимаете ли, этот Роберто Орос ди Бартини. Итальянский барон, советский учёный, лауреат Ленинской премии, учитель Сергея Павловича Королёва, и не только. И… прототип самого Воланда в «Мастере и Маргарите» Михаила Булгакова.

Ну не стал бы гениальный Михаил Булгаков писать ключевую фигуру своего романа абы с кого, – так не бывает. И лишь слегка прикоснувшись к его философии, начинаешь ощущать мощь импульса (масса, помноженная на скорость) этого человека. Хотя сам Бартини утверждал: «Массы не существует».

Спросим почти по-Пилатовски: «А что такое масса?»

Обычно с массой ассоциируются весы, с лежащим на них взвешиваемым телом. Но, ведь, не зря на уроках физики нам твердили: это не масса, это вес, равный массе, помноженной на ускорение свободного падения. То есть, сила тяжести P = mg. Вес – это сила. А вот масса – почти как тёмная материя. Ведь масса тела целиком зависит от массы элементарных частиц, которые почему-то ассоциируются с шариками, которые можно взвесить. Когда говорят о массе покоя электрона хочется спросить: а разве бывают электроны в покое? Это умозрительная категория – вещь в себе. Масса любой элементарной частицы – это энергия этой частицы.

Немного цифровой эквилибристики.

Второй закон Ньютона 

попробуем записать:

С точки зрения пространства – это абсурд. С точки зрения пространства категории пространства: расстояние, и его производные: площадь, объём – незыблемы. Незыблема также масса, ведь масса – это сумма масс моллекул, состоящих из атомов, а те в свою очередь —сумма масс элементарных частиц. С точки зрения пространства сила – результат взаимодействия этих масс и с точки зрения пространства можно вычислить массу покоя электрона. У Томпсона это получилось. В самом деле: кинетическая энергия электрона, движущегося в электронно-лучевой трубке от катода к аноду под воздействием напряжения между анодом и катодом U.

Только возникает вопрос: существует ли электрон в покое? Или масса элементарной частицы – лишь умозрительное заключение, принятое для удобства расчётов. Бартини считал силу ключевым природным явлением, источником всего. Если допустить, что без движения элементарных частиц не существует, а движение всегда вызвано силой (ньютоновское равномерное и прямолинейное движение – такая же вещь в себе как и масса покоя элементарной частицы), то Бартини не очень-то и ошибался. Уберите силу, и масса исчезнет. Исчезнет весь мир по причине энтропии. И какая это может быть сила, как не божественная. «Малые знания уводят от Бога, а большие приводят к Нему» – Исаак Ньютон. Здесь кроется главное противоречие века сего – противоречие между духом и материей, между идеализмом и материализмом. Второе победило, и это закономерно: сам дух времени привёл к этому, но это не значит, что на самом деле это так. Удивляюсь глубине мысли учёных ещё неокрепшего материализма: ведь цифры и формулы для них не были главным. Они могли проникнуть в суть процесса, а цифры – лишь оформление – одёжка. Здесь уместно, если бы физические процессы были бы живыми существами (хотя, – как знать?), слово сострадание.  

Это полная чушь – заявит большинство: если нет материи, то нет силы, материя первична, сознание – вторично – всосали мы это с молоком «матери» в виде лекций по диалектике материализма и истмату. Шибко умные адепты КОБы также во главу своей триады поставили материю. А не попробовать допустить нам – материи не существует без ускорения, ну хотя бы ускорения движения элементарных частиц – электронов по орбитам атомов, мюонов, бозонов и прочего, прочего напридуманного человечеством. И возникают при этом предположении «криминальные» с точки зрения ортодокса вопросы: Разве не сила заставляет двигаться элементарные частицы и даёт им энергию? Разве измеряя эту энергию и, исходя из изменений траектории в магнитном поле, мы не из неё вводим понятие «массы»? 

А сила – она и в работе:

Она и в энергии.

— Бред! – воскликнет «физик-математик». Если тело движется равномерно и прямолинейно, получается, что решения данная формула не имеет. Но масса, ведь, имеется!

— Нет! – ответит квантовый механик. Массы не существует до тех пор, пока вы не измерили её. И результат измерения не масса, а сила натяжения пружины, например.

— Это полуправда, – скажет Дон Хуан. Дело в том, что есть понятие Нагваля, где нет ничего и есть всё. Там чистый ноль разделённый на ноль. При нулевом ускорении исчезает и сила. То есть получается, что в числителе и в знаменателе нули. А ноль – не просто число. Ноль – это Альфа и Омега, Начало и Конец.

— То есть, сила – это нечто присущее материи изначально и проявляющееся при воздействии на материю другой материи? – спросит ученик.

— Не совсем так, – ответит буддистский лама. Сила, как и всё в этом мире – иллюзия. И она проявляется в нашем сознании. Мы сами создаём эту силу, а вместе с ней и Реальность. Хью Лин Ихалиакала не даст соврать. Его метод «хоопонопоно» даёт блестящие результаты.

— А как же время, спросит ученик?

Время, – это только информационное понятие, созданное человеком для дискретного наблюдения процессов и для управления ими. Это математическая замена чувствам, утраченным в процессе дегенерации. Время – это абсолютно условная, синхронизирующая в пространстве величина, принятая для удобства личности в создавшейся ситуации или если хотите «реальности» – промолвил Владимир Пятибрат.

Напоминаю: во времени жить невозможно, как принимать пищу по телефону из синагоги или мысленно делать добро. Жить и творить можно только в пространстве. – всё более распаляясь, отрезал он.

— Молодой человек слишком горяч по причине своей молодости. Поживите с моё – потом поговорим, где можно жить и творить. – поправляя серый берет, слегка скосив на Пятибрата левый зелёный глаз, лениво проговорил Воланд.

— Пространство – всего лишь иллюзия, так сказать, театральная декорация. А люди живут среди этой декорации, и, погрузившись в неё, придумывают законы существования декораций. И то лишь те, кто не утратил способность думать, а остальные в погоне за кусочками декорации готовы на любое преступление в отношении к себе подобным. Впрочем, – задумчиво произнёс Воланд, – они – люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было... Человечество любит деньги, из чего бы те ни были сделаны, из кожи ли, из бумаги ли, из бронзы или из золота. Ну, легкомысленны... ну, что ж... и милосердие иногда стучится в их сердца... обыкновенные люди... в общем, напоминают прежних...

Из Середины истекает в Среду Время и превращается в Пространство – продекларировав стих из «Правед», невесть откуда взявшийся карельский волхв Вит. Время и Пространство — два сосуда в руках Троицы. Дело — исполняется. Тело — наполняется.

— Исполняется-наполняется – всё это так – согласился Воланд.

— Мы, ведь, выражаем силу через время и пространство – вынув массивную ручку с золотым пером из бокового кармана френча уверенно в откуда-то взявшемся блокноте написал Воланд:

— Как мы видим силы без времени не бывает, а без силы не существует и пространство.

— Время — это необратимое течение, протекающее лишь в одном направлении — из прошлого, через настоящее в будущее – глубокомысленно прорёк философ.

Воланд усмехнулся:

— Вы, философы, в своих умственных спекуляциях всё запутали. Наплодили массу пустых терминов и погрязли в них как в трясине. Время в Нашей части Малого Сварожья одномерно, а в Той части Малого Сварожья – трёхмерно. Так же, как и Пространство в Нашей части Малого Сварожья – трёхмерно, а в Той части Малого Сварожья – одномерно. Это, в общем-то, элементарно! Даже Роберто Бартини об этом догадался.

— Три дороги в русских сказках – это ведь не о пространстве, а о времени – вставил Вит.

— И не только это, – согласился Воланд, – Вилочковые кресты на надгробных камнях – это, ведь, тоже Время.

Множащиеся альтернативы образуют пространство – сказал Тихон Арконов – последний волхв Северной Традиции.

— Это точно, ведь, альтернатива – Время. Это как раз и есть три дороги перед вашим богатырём или три ветви на вилочковых крестах ваших монахов. Сказав это, Воланд достал из кармана камзола массивные старинные золотые часы, открыл их и посмотрел на циферблат.

— Вот эти часы уже много лет служат мне показывая время. Они, думаете, показывают частоту вращения вашей планеты вокруг солнца и вокруг своей оси? Это всё условности, необходимые для ваших расчётов. Эти часы показывают колебания волн, которые вы называете Духом Святым. Впрочем, он и порождает силу, создающую материю. Скажу вам по секрету: Время – это и есть Святой Дух.

— Чёрный орёл, о котором рассказывали древние видящие? – спросил Дон Хуан.

— Ну это они так назвали его, – таким они его увидели, – пожирающим души. На самом деле Время – это волна – ответил Воланд. Рассуждать из иллюзии пространства о времени, как о векторе из прошлого в будущее не будет верным. Это то же самое, если бы слепорождённый стал бы рассуждать о цвете. Миллиарды лет, которые вы считаете от момента образования вашей планеты или вашей Галактики, либо – Вселенной, – глупость несусветная.

— Но вернёмся на время к силе. Альберт Германович в своей релятивистской теории относительно скорости света ничего не напутал. Просто, исключив из своих рассуждений эфир, он не до конца понял суть этой самой скорости – добавил Воланд. А суть та же, что и скорость газа. Единственная разница – скорость газа в обычных условиях не может превышать скорости звука в нём, а скорость света не может превышать скорости распространения эфирных волн. Точнее, это возможно, но только в особых условиях, аналогичных движению газа в сопле Лаваля.

Сказав это, он продолжил, скрипя пером, писать: m=E/c^2

— Масса – всегда полная энергия , а энергия проявляется благодаря силе. Сила – основа всего. Это то, что заставляет Вселенную существовать, не позволяя ей растратить всю энергию согласно второму правилу термодинамики и дойти до абсолютного нуля, то есть до некого предела увеличения энтропии, согласно уже третьему правилу термодинамики.

— То есть Нагваль – это и есть точка Абсолютного нуля? – спросил Дон Хуан.

— Воистину так. Первое правило термодинамики совершенно справедливо для замкнутой системы – загадочно промолвил Воланд, сверкнув правым чёрным глазом и, как будто раскрывая страшную тайну, понизив голос добавил: Ваша Земля не является таковой и построение «вечного двигателя» в вашей системе отсчёта вполне возможно. Для вас это будет «вечный двигатель», но он не будет таковым с точки зрения Космоса.

— Но не это самое интересное. Самое интересное то, что любая элементарная частица превращается в частицу благодаря нашему вниманию. Вне нашего внимания все элементарные частицы обычные волны. Вся ваша вселенная – всего лишь отражение ваших мыслей и ваших чувств.

— Благодаря нашему вниманию существует этот мир – не выходя из состояния медитации, вставил буддистский лама – Гаутама Будда об этом давно уже сказал. Он говорил также, что нет прошлого, как и нет будущего – всё существует здесь и сейчас.

— Все видят мир одинаково из-за синхронизации точки сборки каждого – добавил Дон Хуан.

Вынув дорогой золотой портсигар и закурив папиросу «Наша марка», Воланд продолжил:

— Время ведь такая штука. Его мы не видим, но ощущаем, глядя на себя в зеркало. И для нас оно всегда одномерно с тремя реперными точками: прошлое, настоящее и будущее. А фокус в том, что именно оно, Время создаёт Пространство. Говорил я за обедом Эйнштейну: «Вы что-то несуразное придумали, профессор. Связать время и пространство посредством формулы:

слишком заумно получается.

Воланд в блокноте нарисовал схемку: 

— Лоренц посредством умственных упражнений пришёл к выводу, что если точка А движется от неподвижного наблюдателя N, то при измерении расстояния посредством отражения от точки светового луча будем наблюдать занятную картинку. Если в момент пуска луча точка находится в положении А, то за время пока луч пройдёт расстояние L точка сместятся на расстояния ΔL. То есть реально мы получим расстояние, которое БУДЕТ через время t.

При скорости точки, стремящимся к скорости света, луч света никогда не догонит её. 

Время с увеличением скорости, относительно неподвижной системы отсчёта, удлиняется – сделал вывод Лоренц.

Воланд набросал ещё:

— А что будет, если точка движется в сторону неподвижного наблюдателя? Луч света, отразившись от точки А, вернётся через время t к наблюдателю, и он при помощи вычислений определяет расстояние L?

Но на самом деле, за время, пока луч движется туда и обратно, реальное расстояние будет уже не L, а L – ΔL. Расчётное расстояние – расстояние, которое БЫЛО Δt времени назад….

И какое отношение все эти иллюзии имеют к течению реального времени? Все рассуждения ваших учёных о том, что при межзвёздном полёте, возвратившись на вашу землю, астронавт будет моложе своих сверстников лукавы и глупы.

— Но Лоренц не заметил следующего, – Воланд быстрыми движениями продолжил чертить в блокноте: 

– Он не принял во внимание тот факт, что законы механики и термодинамики даже при высоких скоростях работают. Используя в качестве примера уравнение Бернулли, посмотрим, что происходит с материей при достижении критического состояния. Вы все знаете, что полная энергия материи равна сумме потенциальной и кинетической энергий. На примере газа в сопле Лаваля потенциальная энергия газа – это давление P, кинетическая

При движении газа с изменением скорости сумма потенциальной и кинетической энергий остаётся постоянной. А теперь посмотрим, что произойдёт если вещество достигнет критической скорости, в нашем случае – скорости света. Кинетическая энергия изменится от

Потенциальная же энергия снизится до нуля. То есть,

В нашем виртуальном «сопле Лаваля» происходит повышение скорости выше критической, для нашего случая – выше скорости света. За критическим сечением, как утверждает ваша наука, закон Бернулли уже не работает. А так ли на самом деле? 

В критическом сечении:

 

И для того чтобы выполнялось равенство:

P1 должно быть меньше нуля. Абсолютное давление – меньше нуля! 

— За критическим сечением скорость – выше скорости света, абсолютное давление принимает отрицательные значения, а что будет с температурой?

— Слушай, бес, хватит всякую чушь нести! – с раздражением воскликнул физик-математик.

Воланд в ответ улыбнулся:

— Как мало надо для того, чтобы отъявленный материалист поверил в беса! К сожалению, я не властен над временем, и мне не под силу было вернуть Берлиоза почти на две тысячи лет назад, чтобы он смог бы сам убедиться в своей глупости до того, как ему отрежут голову…. Хотя, впрочем, не о нём речь.... Продолжим. 

— А что нам показывает термодинамика? Менделеев с Клапейроном одновременно открыли закон, согласно которому внутренняя энергия вещества равна:

 

Поскольку давление, как мы уже видели, в критическом сечении падает до нуля, то внутренняя энергия становится равной нулю. А из второго выражения видно, что и температура становится равной нулю по шкале Кельвина.

— Значит, критическое сечение – это Нагваль? – Дон Хуан лукаво посмотрел на Воланда?

— Что-то типа этого, если следовать вашей толтекской терминологии. Это и граница, разделяющая ту и эту части Малого Сварожья у язычников, это и Альфа и Омега у христиан, это черные и белые дыры ваших учёных. Но мы не закончили со временем. Представьте наблюдателя, мимо которого движется длинный материальный объект, и он видит только ту его часть, которая находится прямо перед ним. Время, которое потребуется ему, чтобы просмотреть весь объект целиком, зависит от скорости его движения. Ну это как бы и понятно, ведь t = L/v. То есть время сокращается, с этим никто и не спорит. Но если время – это некое количество квантов, обладающих энергией, в чём не сомневался ваш учёный Николай Козырев, хотя это сложно представить земному человеку, то получается, что оно в критическом сечении стремится к нулю. Ведь, скорость стремится к бесконечности, т.е. 

Время в критическом сечении попросту исчезает, как исчезает давление и температура. Всё это не что иное, как полная передача энергии времени – пространству. И уже с противоположной стороны происходит извращение, то есть превращение кинетической энергии движущегося пространства в потенциальную энергию времени. Пространство превращается во Время. Но это уже в той части Малого Сварожья или в Антимире по-научному. Ну, а в качестве доказательства: течение времени у ребёнка и у пожилого человека различно. У ребёнка его много, и течёт оно медленно, у пожилого – мало, и течёт оно быстро, то есть потенциальная энергия Времени превращается в кинетическую энергию Пространства. Это как бы песочные часы, где песчинки – частицы времени, – в узком месте скорость их движения возрастает.

— Все эти чёрные и белые дыры, над чем ломают голову астрофизики, – попросту «сопла Лаваля». Чёрные – «пожирают» пространство этой части Малого Сварожья, белые – отдают пространство той части Малого Сварожья в виде времени – добавил мессир Воланд. 

— То есть, Малое Сварожье – вечный двигатель, в котором бесконечно переходит Время в Пространство и наоборот? – спросил ученик.

— Не совсем. Первое правило термодинамики справедливо и для вселенских процессов. – ответил Воланд. В этом «двигателе» происходит затрата энергии на работу, и поэтому без подкачки энергией извне, он остановится. А подкачка происходит из Большого Сварожья или из Нагваля. – ответил Воланд, посмотрев многозначительно на Дона Хуана.

— Когда я искушал Христа, я предлагал ему лишь Пространство**, потому как Время – это не моё, и не могу его дать. Время даёт Бог. Так что прав ваш Исаак Ньютон: «Малые знания уводят от Бога, большие – приводят к Нему».

________________________________

* Согласно официальным словарям, энергия от греческих ἐν – «в» и ἔργον – «работа». Но большинство слов, начинающихся на «Э», обозначает движение, выброс

** Поэтому он и «Князь мира сего»...

Николай Диковицкий

Обыск у главреда СМИ-помойки и иностранного агента The Insider

РИА Новости пишут, что обыск связан с делом о клевете, возбужденным по заявлению голландского журналиста.Тут надо пояснить, что это за "СМИ" - намеренно ставлю кавычки. Это финансируема...

Сытый бунт зажравшихся мажоров

Периодически в комментариях приходится слышать от мамкиных революционеров что-то типа «Вам, сытым и зажравшимся, не понять». Конечно, мне не понять. Мне, народу, не понять сытых и зажра...

Лаша Пипия, 23 года, приехал из Грузии, напал на парня на дороге, избил, разбил машину

Видео (18+, мат, поэтому смотрите на ютубе, заодно подписывайтесь на канал): https://youtu.be/0Fx6Ks0CgxM Очередное было-стало. Такой гордый джигит на дороге, яростно на...

Обсудить
  • :boom: :boom: :boom:
  • Для начала я рекомендовал бы Вам понять, что нынешнее понятие механической "энергии" - это заблуждение. А закон сохранения этой "энергии" - глупость. Рекомендую прочесть: https://www.academia.edu/36198658/Закон_сохранения_энергии Перед прочтением рекомендую включить голову.
  • Санчес: ***Описание мира. Сразу после рождения младенцы не могут воспринимать мир так же, как его воспринимают взрослые. Их внимание еще не функционирует как первое внимание, и потому они не причастны к тому восприятию мира, которое свойственно окружающим их людям. Окруженные теми же самыми эманациями, они еще не научились отбирать их и организовывать так, как это свойственно взрослым. 34 Младенцам предстоит немало поработать для этого — они будут продвигаться шаг за шагом, расти и впитывать описание мира, которое им предоставят их родители. Каждый, в особенности взрослый, когда он вступает в общение с ребенком, становится учителем — в большинстве случаев это происходит неосознанно, — непрерывно описывающим мир в тех или иных его проявлениях. Сначала дети не могут полностью воспринять это описание, однако со временем они научаются воспринимать реальность в терминах этого описания. Оно будет определять во всех подробностях ту форму, в которой их восприятие станет отбирать и организовывать окружающие энергетические поля. Мы не ошибемся, если скажем, что ежедневно воспринимаемое нами представляет собой то привычное описание, которое заранее направлено нами самими во внешний мир. Поток этого описания остается неизменным, поддерживая знакомое нам восприятие мира, — так происходит мгновение за мгновением, день за днем. Если остановить этот поток описаний, то восприятие мира разрушается, и в результате происходит то, что в книгах Кастанеды называется "остановка мира" (III-15). "Видение" как раз и является способностью воспринимать мир, каким он становится, когда прекращается поток описания (III-16). На начальном этапе ученичества Карлоса у дона Хуана его обучали описанию мира с точки зрения магов — это было средством прерывания потока обычных описаний. Позднее on узнал, что описание магов также является всего лишь еще одним случаем описания, которое, в свою очередь, может стать ловушкой (IV-320). Дон Хуан не раз заявлял, что он не маг, а скорее воин и "видящий".
  • Спасибо Николай, Ваша статья впечатляет!