Зеркало с Бирюзовой улицы. "История любви" и "Старая рама, новое зеркало". Главы 32 и 33.

139 1586

32. История любви 

За левым плечом стоял друг Василий. Он даже не дернулся, когда я резко повернулся. Он смотрел на мою резьбу и разве что не облизывался. 

- Это ты? – обалдело спросил я. 

- Да, это я, - меланхолично произнес Вася. – А ты – Король резьбы, и не возражай, и не спорь. Я знаю! 

- Спасибо, брат! Ценю, уважаю… руки грязные, не подаю… Вроде получается… 

- Не то слово! – Вася закрыл глаза и начал ощупывать мою резьбу. Потом открыл, подошел к оригиналу и повторил «слепой анализ» уже на Олиной раме. 

- Ага, ага… Александр, тебе говорили, что ты – гений? 

Краткое содержание глав 29-31. Каюсь, я пропустила главу 29. А она важная. Без нее не очень понятны дальнейшие Санины метания и как он вообще "дошел до жизни такой". Света ушла, когда Саня лежал в ковидном госпитале. Прямо перед его возвращением. Ушла сознательно, оставила записку в духе "люблю, но больше так не могу. Мне нужно думать о создании семьи. Еда в холодильнике". Из депрессухи тогда помог выбраться верный друг Василий. В мастерскую которого и поехала честная компания забирать заготовку для маленькой рамы. Заготовка подошла по размеру, Василий предложил для работы свою мастерскую. Раму отсканировали, и весь день Саня вкалывал, резал. А девочки поехали в Звенигород, столицу иной России в Олином мире. И результатом этой поездки стала неожиданная информация - история двух Россий была общей ровно до убийства Юрия Звенигородского! И ведь каждое убийство - Великого князя, царевича, Государя - порождало на Руси Смуту, революцию, бедствия! А что, если это и стало отправной точкой разветвления общей истории?

- Да ладно! – я, наконец, вымыл руки и, вытирая их полотенцем, тоже стал осматривать и сравнивать свою работу. – Если бы я сам создал это великолепие, а так… копирую… да еще с чертежами и сканами… Ерунда. Аккуратность, не более.

- Ты мне-то не говори, скромный ты наш! У тебя хавчик есть? Я бургеры привез!

- Да, надо прерваться, а то глаз замылился. А заготовка-то у нас одна!

- Во, во, давай! А я зеркало приехал вставить в этот твой прекрасный оригинал. Светлана попросила. Поможешь?

- Спрашиваешь!

У Василия своя история любви.

Мы не вспоминаем об этом. Иногда он говорит «Я в зоопарк с Лизаветой в субботу. К сожалению, не смогу составить вам компанию, ребята» или «Шашлыки на даче невозможны…» - только это и намекает на то что «семейная жизнь» Василия продолжается, несмотря на смену девиц в его холостяцкой квартире-студии.

Я рассказывал, что Вася родился в творческой семье успешных художников, и его судьба была предопределена – пойдет по стопам родителей. Тем более что способности, к счастью, передались по наследству. И не просто способности, Василий – большой талант, впрочем, об этом уже было. 

 Так как в нашем районе считается, что ребенок должен быть развит разносторонне, к тому же «если вы хотите, чтобы ваш ребенок знал математику, учите его музыке», и «есть слух, нет слуха – ведите в музыкальную школу», Василия определили в музыкалку. Фортепьяно он не потянул, его взяли в класс народных инструментов, ну а что такое домра? Это гитара. И Василий пропал. Странный мальчишка, белая ворона, он стал в школе желанным гостем на любой вечеринке – так хорошо парень играл на гитаре. Дальше – классическая гитара и рок-группа при музыкалке, дальше – бас-гитара, а затем и соло во «взрослой» рок-группе… 

Родители переполошились и запихнули Василия поначалу в колледж, где мы с ним и познакомились, учились оба на краснодеревщика, а потом в Строгановку. Суриковское училище пролетело вместе с электрогитарой и выступлениями «за границей Московской области» (А. Макаревич). К счастью, Василий оказался не только талантливым музыкантом, но и прекрасным художником. По дереву. Дерево он полюбил из-за гитары. Одно потащило за собой другое. Музыкант, по-хорошему, должен чувствовать свой инструмент. Даже электрогитары звучат по-разному, в зависимости от дерева, из которого они сделаны, накладок на гриф, звукоснимателя и пр. Не верите?

Ольха (со средней плотностью волокон, от плотности зависит издаваемый звук) даст глубокое и ровное звучание для всего диапазона частот с небольшим акцентом в верхней части середины. Если сравнивать ольху с болотным ясенем, то рыхлая структура ясеня дает более звонкий звук. А вот тот же ясень, но северный, плотнее, и сустейн (э… это время звучания одной ноты) дольше. Липа – простой дешевый материал, делает звук мягче. Махагони дает низкий, рычащий звук. Ну и так далее. Самое смешное, что, поскольку дерево в принципе неоднородно в своей структуре (сучки, уплотнения, годичные кольца разной плотности и пр.), двух одинаковых инструментов вы не сыщете. Сложно? Еще и физику желательно знать, чтобы классно играть на электроинструментах.

Произошло счастливое смешение интересов будущего художника по дереву и настоящего рок-гитариста. Рок-гитарист побеждал. Василий раскатывал по России с гастролями, с трудом сдавал сессии, и в тамбовском туре приметил девушку из их фан-группы, Наташу. Вспыхнула любовь, подогреваемая отсутствием родителей и Васиным положением в группе. Соляк он выдавал исключительный. Эти пальцы, обнимающие гриф, эти длинные волосы, этот взгляд и снисходительная улыбка с высоты сцены, рев зала…

После Тамбова был оглушительный успех в Орле, затем – Ростов-на-Дону, Воронеж, Краснодар, и в Москву Василий вернулся будущим отцом.

Родители у Васи – не робкого десятка. Втайне они выпали в осадок, но что поделать? Девица заявила на парня свои права, матушке пришлось смириться с ней и тамбовской родней, Василию отдали московскую квартиру уже окончательно, съехав в дом в поселке Сокол. Конечно, поженились. Фотографии со свадьбы у меня где-то в архиве. Улыбка у него… идиотическая. Ой, простите, счастливая. У него, и у меня (я был свидетелем) улыбки, у меня еще и кривая. А остальные… как будто в последний путь провожали молодых. Невеста в слезах, свидетельница со слезами на глазах. Васины родители холодно грустны. Маменька невесты снисходительно улыбается…

Надо было зарабатывать на жизнь. Родители Василия, благо он был на последнем курсе, по знакомству определили его в помощники к эксперту одного из аукционных домов. Работа «не бей лежачего». Заработки на концертах были небольшие, много денег съедали аренда зала, транспортные расходы. Но… вы понимаете, музыка была Васиной любовью. И вот тут-то возникли первые трения между новобрачными.

Наташа имела специальность «визажист», но из-за беременности не работала. Впрочем, она и раньше не работала, гоняясь за Васиной рок-группой. Чтобы иметь возможность зарабатывать на оценке, Василий перешел в рок-группу с меньшей известностью и выступавшей в основном в пределах Московской области. Но «один концерт = один день», плюс репетиции. Возвращался Василий поздно. Жена, разумеется, капризничала.

Я тогда частенько бывал у них, и хорошо помню один значимый разговор. Мы сидели в холле, в курилке – я, Наталья, Марго, какие-то ребята с нижних этажей, болтали ни о чем. Наталья в шутку начала жаловаться, что «вот Васи снова нет, и она, бедняжка, как соломенная вдова, и видит его только по ночам, и кому нужны эти выступления безденежные». Марго, а она тогда была не такой толстой и душевно нездоровой, как сейчас, слушала это нытье на публику, слушала, а потом совершенно серьезно сказала:

- Наташа, так ведь Василий – большой талант. Художник. А настоящий художник должен быть голодным.

Помню, что Наталья резко прекратила жаловаться и с удивлением спросила:

- А что, разве художники не богатые? Твой отец, например? Вы шикарно живете!

- Настоящий художник должен быть беден, иначе он не создаст ничего стоящего… - повторила в задумчивости Марго и подняла глаза на большое полотно, висевшее на стене холла напротив – туда ее отец и дед периодически вывешивали не нашедшие места в квартире картины. – Понимаешь, Наташа. Если художник сыт, то он будет создавать только нечто подобное, за что ему платят, – и она показала рукой на картину на стене. Это была работа ее деда, созданная в последние годы советского периода. Знаменитый пионерский лагерь «Артек», и горнист трубил на переднем плане, и счастливые пионеры собирались на линейку, море, горы, солнце, флаги… Мальчишку дед рисовал с сына. Для этой работы он ездил в Артек, сын его провел там целую смену, а дед рисовал. Получил за картину деньги, за серию «Пионерия» – звание «заслуженного». И теперь одна из картин серии висела у Марго на лестничной клетке. Много масла, счастья, довольства. Контрастом были картины самой Марго – черно-белая графика, лопнувшая струна, крик разбитого сердца.

- Хорошая картина! – пожала плечами Наташа. – Мне нравится.

Марго помолчала, а потом добавила:

- В этой работе нет души. А так ничего, конечно. А твой Василий – настоящий художник…

Видимо, Наталья сделала свои выводы. Через несколько месяцев я сидел рядом с Васей у него дома. Жену увезли рожать, а он играл… играл неистово, что-то свое, и чужое. Без перерыва. Я был рядом в качестве моральной поддержки. Василий психовал. Ему обещали позвонить, но шли часы, он звонил сам, его просили не беспокоиться, говорили, что все идет, как нужно, и наконец раздался звонок, и Вася ринулся к телефону, как коршун. Лицо его окаменело, у меня сердце перестало биться. Что случилось? Он нажал отбой и «отмяк», как-то грустно улыбаясь.

- Девочка… И Наташа в порядке…

Посмотрел на гитару, вынес ее в другую комнату и прибавил:

- Ну, вот и все…

После поздравлений, звонков любимой, родителям мы выпили, еще… в конце концов друг разговорился и рассказал, что означало это «все». Наталья выклянчила из Василия слово – что он бросит рок-группу, когда родится ребенок. Василий бросил. И группу, и гитару.

- Да чего ты? Для себя-то кто мешает играть? Она же об этом тебя не просила.

- Нет, Александр, нет… я не могу. Надо сразу обрубить это. Буду играть – снова потянет. Нет уж… я внушил себе, что у меня нет рук. Отрубил пальцы, понимаешь? Не могу больше играть, нечем. Иначе у меня не получится бросить…

Года три гитары и акустика скучали под черной тканью в углу мастерской, впитывали пыль. Василий получил диплом, начал хорошо зарабатывать реставрацией старинной мебели и оценкой. Лиза росла, Наташа капризничала. Чего-то ей все время не хватало. То шубки из чернобурки, то очередных сережек, то дорогостоящих пляжных туров. Василий тосковал, я это видел. Но гитару в руки не брал. Слово дал. Работал реставратором антикварной мебели, создавал свои собственные работы, они были красивые, правильные, пользовались успехом. Гладкие такие… бездушные.

Свободу его душа обрела через ту же Наталью. Через нее душа очутилась в тюрьме, через нее же и освободилась.

В один прекрасный летний день, когда родители Василия уехали с Лизонькой в речной круиз, а Наталья осталась в Москве, так как устроилась, наконец, на работу, аукцион, на котором Василий должен был присутствовать, отменился. Василий всю дорогу имел унылую беседу с клиенткой, у которой были деньги, позволившие купить столовый гарнитур (овальный стол и шесть стульев) конца 19 века, но не было никакого вкуса, и ей долго пришлось объяснять, почему он возьмется за реставрацию только в том случае, если его работа не испортит прекрасную мебель.

- Елена, я понимаю ваше желание – иметь зеркальную полированную поверхность стола и деревянных элементов стульев… Да, да, это, безусловно, красиво, но тут вот ведь какое дело… Нет, я с вами не спорю, Боже упаси, клиент всегда прав… да, да, вы всю жизнь так хотели блестящие ножки… но… Елена, а давайте вы меня выслушаете? Вы же ко мне как к эксперту обратились? Именно. Ну так вот. Приобретенный вами гарнитур уникален, как любое произведение искусства. Это - вещь, существующая в единственном экземпляре. Сколько таких полных гарнитуров сохранилось, как вы думаете? Десятки, ну несколько сотен на всю планету Земля. И мебель этого мастера в принципе не имела зеркального блеска. 

Древесина была матовой, шелковистой… что? У вас в столовой мебель с зеркальной полировкой? А, итальянская… да… как же быть… Елена, я же не могу себе позволить вас обмануть, верно? Не могу, не могу… И портить ваш прекрасный, безумно дорогой гарнитур, заливая его лаком, я не буду. Что делать? Купите итальянские стулья со столом… А этот определите в другое помещение… ах, вы хотите только в столовую? Есть вариант… не уверен, что вы можете себе это позволить… хотите, я подберу вам остальную мебель в столовую в этом же стиле? И сделаю реставрацию гарнитура. А портить произведение искусства я не могу. Вы подумайте, ну что же сразу соглашаться… А… приятно слышать, очень лестное мнение о моей персоне… Ну что же, я поищу в каталогах… да, разумеется, приеду. Да, сам заберу гарнитур, прослежу, чтобы его перевезли, как китайские вазы эпохи Цинь… Надолго не прощаюсь… - последнее он произнес уже в собственной прихожей. Не успел предупредить, что будет раньше. А Наталья была не одна.

Вася еще во дворе приметил чем-то знакомый навороченный мотоцикл «Ямаха». А в прихожей валялись нечищеные байкерские сапоги, и кожаная куртка с заклепками висела на вешалке. И гитара в потрепанном чехле. Гитару Василий сразу признал. Несколько шагов в сторону спальни, распахнул дверь – ну классика, отвратительная классика – жена в постели с любовником. Они проснулись, только когда он раскрыл дверь.

- Ой! – пискнула Наталья и накрылась одеялом с головой. А «голубчик», наоборот, сел. Василий сразу узнал его. Это был один из бас-гитаристов группы, за которой Наталья ездила. Коллега, можно сказать.

- Прости, слушай, черт попутал… - парень попытался встать, вспомнил, что он «без всего», сел обратно и прикрылся одеялом. – Я пойду… эй, ты что?

Василий схватил красавца за сальные волосы (можно было бы за шиворот, но воротника не наблюдалось, пришлось так) и потащил его в прихожую. Наталья выглянула из-под одеяла.

- Ну ты что, ты что? – скулил герой-любовник. Правой рукой Вася крепко держал его за волосы, а левой открыл замок и распахнул дверь. И вышвырнул его на лестничную площадку, наподдав под тощий голый зад. И захлопнул дверь. Повернул замок. В дверь толкнулись.

- Ты что? Вась, одежду дай! Как я тут? – дверь затряслась от ударов.

- Стучи, стучи! – холодно ответил Василий. - Может, соседи помогут!

Стук прекратился.

- Ты совсем, что ли? - спросила жена. Она уже сидела в постели, прикрывая наготу тем же одеялом. – Вася, зачем? Дай я объясню!

Василий вернулся в спальню к изменщице с гитарой горе-любовника в руках и с гримасой отвращения на лице. Наталья замолчала. Муж показал ей на гитару.

- Скажи, теперь и мне можно? Играть?

Наталья молчала.

- Это хорошо, - и Василий изо всей силы шарахнул инструментом об угол стены. Гитара сломалась, обвиснув в чехле. Василий спокойно подошел к входной двери, открыл ее и швырнул сломанную гитару в горе-любовника. И снова закрыл дверь.

Маргоша

Страдальца подобрала Марго, с наслаждением взиравшая на эту сцену через дверной глазок. Поскольку парнишка плакался ей в жилетку весь оставшийся день, а за ним два дня Маргоша утирала слезы Наталье, ну а потом периодически – пьяные слезы Василия, она узнала и рассказала мне подробности. Ночью детинушка в дедушкиных парусиновых брюках, сандалиях и ковбойке удрал из негостеприимного дома. Мотоцикл Василий громить не стал.

Он только попросил жену съехать с квартиры в течение трех дней, а шмотки гитариста выкинул в мусоропровод. И переехал на эти три дня в мастерскую. Наверное, он тогда и начал постепенно возвращаться в мир своей музыки. На публике не играл, но, судя по тому, что ткань, закрывавшая аппаратуру, была без пыли и опилок, поигрывал.

Родителям пришлось прервать круиз – Наталья и ее родня из Тамбова звонили, скандалили и требовали «немедленно вернуть ребенка матери». Вернули. Пытались поговорить с сыном, но он остался непреклонен, и Наталья с Лизой уехали в Тамбов. Там жить было негде, в комнате с незамужней сестрой – плохой вариант для дорогой внучки, и, проявив недюжинные дипломатические способности, Васина мама организовала «примирение» супругов. Наталью с Лизой родители забрали к себе на Сокол, а Василий, чтобы не лишать дочку отцовского влияния, приезжал к ним на выходные. Вроде как есть семья у девочки. Все лучше, чем в Тамбове у родственников, разговаривающих матом.

У каждого своя драма, своя история разбитого сердца.

33. Старая рама, новое зеркало.

С товарищем дело пошло веселее. Вообще, я не люблю, когда люди смотрят, как я работаю. Есть два исключения – Света и Василий. Перед Светой я похваляюсь, а с Василием не то… он для меня, как Мастер, а я ученик. Я показываю, как научился.

Третья четверть рамы далась гораздо легче. Василий подготовил старую раму и новое зеркало. Раму аккуратно склеил, так хорошо, что только малозаметный шовчик напоминал о месте разлома.

Пальцы мои уже не дрожали, как после того, как я закончил первую четверть. Но я знал – все, шабаш, надо остановиться. Мы перекусили и принялись вдвоем вставлять новое зеркало в раму. И вставили так славно, так быстро! Василий буркнул:

- Ну вот, теперь хоть снова на продажу! – это было большой похвалой из уст аукционщика.

- Может, лачком?

- Не, не, не! И не думай! – взвился Василий. – Убью. Вот чесслово, прибью, если залакируешь!

- Не буду, жить хочется! – рассмеялся я и набрал Светлану.

Девочки обрадовались и пообещали скоро быть. «Скоро» вылилось в целый час, и весь это час Василий играл на гитаре. Поигрывал, вернее сказать. Как будто пробовал, как звучат разные инструменты. Улыбался, закрыв глаза… был бы он котом, я бы сказал – «мурлыкал».

Когда раздался нетерпеливый звонок в дверь, я пошел открывать, а Вася скоренько так унес свои гитары обратно под покров бархатной тьмы. Странно…

Девочки сняли заснеженные шубки, сапожки (пуховики и ботинки, Света поделилась) и замерли в восторге: Оля у старого зеркала, Света – у нового.

- Молодцы! – сказала, сияя, Света. А Ольга обернулась ко мне и срывающимся голосом спросила:

- Саша! Саша! А вдруг получится?

- Что-нибудь обязательно получится! – деланно бодро ответил я. – Вы голодные? Чаю хотите?

- Подождите… подождите! – Ольга встревожилась, разволновалась. – Пожалуйста, давайте я попробую войти в это зеркало.

Краем глаза я увидел, как Василий «сделал шаг назад на авансцену» и замер, впитывая происходящее.

- Что, прямо вот так, сразу? Не подготовившись? – воскликнул я.

- Ну а чего ждать? Ведь если зеркало работает, тебе не придется доделывать раму! – ответило смелое дитя и двинулось к зеркалу.

- Стой, стой, стой! – закричала Света и схватила Ольгу за руку. Так просто не… нет, ты забыла, кто убил твоего деда? А если там, на той стороне, кто-то сидит в засаде? И ждет твоего появления? И если, как только ты сунешься в зеркало, оттуда полетят пули? Стрелы? Ножи?

Оля испуганно отшатнулась и повернулась ко мне:

- Саша, Саша, но ведь мне очень нужно домой!

И тут Василий… как бы это повежливее… вставил свои пять копеек:

- Нужно добыть или рыцарские железные доспехи, или кольчугу с шлемом, или броник! Или стекло бронированное! А что? Оля за стеклянной перегородкой, они стреляют, а ей хоть бы хны!

- Не паясничай! – строго сказала Светлана, совершенно верно оценившая Васин выход. Шут гороховый.

Шут покорно склонил голову, только хитрющая улыбка выдавала его истинные мысли.

- Я что? Я – ничего! – и развел руками.

Оля недоуменно смотрела на него, как будто пыталась перевести «броник», «стекло бронированное» на свой старый русский.

- Я тихонько подойду, а вы все встаньте по сторонам, чтобы не задело никого! - Василий с готовностью занял место справа от зеркала. – Света, Саша, вы тоже!

Я не сдвинулся с места. Как стоял рядом с Олей, так и остался, а Светлана переместилась к Василию.

- Саша, я не буду туда входить. Ты помнишь, сначала зеркало помутнеет. Если это случится, я сразу отбегу.

- А я сразу тебя оттащу, если увижу опасность! – мрачно сказал я. Почему мрачно? Так надо. Ибо моя девушка вряд ли оценит рыцарство по отношению к другой девушке. И точно, Света вежливо приподняла бровки. Недовольна.

- Не рискуй так! – выкрикнул Василий и получил острым локтем в бок, от моей Светланы.

- Я тихонько! – прошептала Ольга и, перекрестившись, начала медленно приближаться, я - за ней. Поскольку я все это уже видел – и потемнение, и как она мне на колени вывалилась – я в это верил, в отличие от остальных. Я шел за ней на грани приличия, внимательно глядя в зеркало и стараясь не наступить девушке на ноги.

В зеркале отражались ясно и четко мы оба, я выше на голову и пошире, она – с широко раскрытыми глазами, приоткрытым ротиком, решительная и напуганная.

Ну… так мы и дошли до зеркала. Оля коснулась рамы рукой и грустно произнесла:

- Ничего… ничего не вышло.

И расплакалась. Света принялась ее утешать:

- Оленька, не плачь! У нас же есть еще один вариант, правда? Мы же были уверены почти что, что не получится!

- Я ввела вас в расходы! – утирая слезы, всхлипывала Оля.

- Ну какие это пустяки! Саня все равно собирался реставрировать эту свою раму! Правда, Саш?

- Да, да, да, конечно! – подхватил я.

Василий выглядел несколько озадаченным. Он улучил мгновение, когда я отошел от группы отчаяния и шепотом спросил:

- Вы что-то репетируете, что ли? Все так натурально!

- Вася, я ничего не репетирую, - со вздохом ответил я. – Я – жертва обстоятельств, и не спрашивай, каких, потом все расскажу… когда все закончится.

- Вы подыгрываете Ольге? – не унимался хозяин мастерской. – Она ку-ку, что ли?

- Да не знаю я, вот веришь – не знаю. Если я тебе расскажу совершенно фантастическую историю, ты мне поверишь? В пришельца из другого мира? В бабку-ведунью? В неизвестные доселе законы физики?

- Во все вместе или по отдельности? – деловито уточнил Василий.

- Во все вместе…

Пришлось, испросив разрешение у барышень, рассказать. Василий был в восторге.

- Это фантастика какая-то! А если вот такой вариант? А этакий?

Мы не разделяли его энтузиазма, и только нехотя отвечали, почему его варианты не проходят.

Да, оставался только один путь вернуть Ольгу обратно – доделать маленькую раму и вставить в нее кусок «родного» стекла. Завтра все решится.

- Света, я завтра уйду ни свет, ни заря. Как рама будет готова, сообщу, - шепнул я на ухо Светлане уже ночью.

- Угу, - буркнуло спящее создание и засвистело носиком. Ага, бутерброды придется делать самому…

Окончание следует!

Предыдущие главы расположены по ссылкам

Первая https://cont.ws/@proctotanya/2...

Вторая https://cont.ws/@proctotanya/2...

Третья и четвертая https://https://cont.ws/@proct...

Пятая и шестая https://cont.ws/@proctotanya/2...

Седьмая и восьмая https://cont.ws/@proctotanya/2...

Девятая и десятая https://cont.ws/@proctotanya/2...

Одиннадцатая и двенадцатая https://cont.ws/@proctotanya/2...

Тринадцатая и четырнадцатая https://cont.ws/@proctotanya/2...

Пятнадцатая и шестнадцатая https://cont.ws/@proctotanya/2...

Семнадцатая и восемнадцатая https://cont.ws/@proctotanya/2...

Девятнадцатая и двадцатая https://cont.ws/@proctotanya/2...

Двадцать первая и двадцать вторая https://cont.ws/@proctotanya/2...

Двадцать третья и двадцать четвертая https://cont.ws/@proctotanya/2...

Двадцать пятая и двадцать шестая https://cont.ws/@proctotanya/2.....

Двадцать седьмая и двадцать восьмая https://cont.ws/@proctotanya/2...

Двадцать девятая, тридцатая и тридцать первая https://cont.ws/@proctotanya/2...

Благодарю вас за прочтение!

Мы знаем, что они задумали или о наивной западной хитрости

Вы не задумывались для чего Россия опубликовала запись разговора двух немецких военных, обсуждающих удары по нашей стране и возможность отправки войск Германии в зону конфликта?Вариант ...

Началась чистка элит: задержан всем известный олигарх

По всей вероятности, в России в конце концов началась акция по "очистке" элиты, и сегодня олигархи, которые не принимали слова Владимира Путина всерьез, вынуждены серьезно задуматься о ...

Расписание Путина (секретные документы)

Над Кремлем не гаснут звезды, Путин никогда не спит. Все, теперь спасаться поздно – Кремль вас поработит. Расписание Путина* *составлено по публикациям Самых Правдивых западных СМИ....

Обсудить
  • :collision:
    • Vik
    • 20 февраля 2023 г. 13:14
    :hibiscus: :hibiscus: :hibiscus:
  • эти свистящие носики... :v:
  • :thumbsup:
  • Увлекательный роман! :clap: :clap: :clap: Прочитала с интересом, жду окончания истории. Спасибо, Таня!