Итоги четырех дней голосования на референдуме и проукраинские террористы берут ответственность за расстрел в Ижевске

Первая книга Монферрана об александровской колонне, главы 3 и 4

24 556

Здравствуйте, уважаемые читатели!

Как можно видеть на фотографии, высота памятника складывается не только из длины ствола колонны. Изготовление пьедестала также состояло из ряда сложных работ. Об этих работах написано и у Монферрана. Открываю первую книгу (1834 года) и продолжаю свой любительский перевод.

Глава 3

Укладка монолитного камня основания. Частичные обмеры памятника. Общая высота. Работа на карьере по погрузке монолита.

Грандиозные приготовления, которые можно наблюдать на площади Зимнего дворца, настолько привлекают внимание жителей столицы, что мы считаем полезным дать для них краткий обзор операций, которые будут следовать одна за другой до того момента, когда монолит Александрийской колонны будет поднят на свое основание. Несмотря на зиму, работы по созданию этого памятника не перестали активно вестись. Уже сейчас камень, образующий первое основание, возвышается над фундаментом, а также те, что составляют твёрдый гранит пьедестала.

Это была довольно сложная задача - математически точно разместить на поверхности равного размера гранитный блок весом почти в миллион фунтов; однако именно это и было сделано. Эта первая операция, которая является лишь прелюдией к другим, более важным, операциям, как нам представлялось, сама по себе предлагает больше трудностей для преодоления, чем те, с которыми столкнулся архитектор Фонтана при возведении обелиска Святого Петра.

Чтобы дать справедливое представление о величии памятника, посвящённого памяти Императора Александра I, стоит вспомнить его основные размеры.

Возможно, наши читатели помнят, что для того, чтобы развеять сомнения, которые мог вызвать у некоторых успех столь грандиозного предприятия, мы уже сообщали о счастливом результате извлечения гранитной массы из каменоломни, дав отчёт о том, как эта огромная масса весом более девяти миллионов фунтов была сбита без сотрясения у подножия скалы, частью которой она являлась, после чего рабочие принялись за её черновую обделку.

С тех пор прошло восемь месяцев, блок был обрезан, закруглён и превращён в колонну, которая в скором времени будет завершена тем прекрасным изгибом, единственным образцом которого является колонна Траяна. Чтобы обеспечить погрузку этого монолита, в море был построен усовершенствованный пирс, разделённый каналом в виде шлюза, в котором будет удерживаться судно. Опасности погрузки и разгрузки в достаточной степени устранены принятыми мерами и опытом перевозки 48 колонн Исаакиевского собора. Поэтому у нас есть основания надеяться, что колонна, погруженная на судно, специально построенное для её перевозки, и с помощью двух пироскопов (первоначально так называли пароходы), которые будут направлять её движение, вскоре прибудет сюда, где её разгрузят между Адмиралтейством и дворцом. Сразу после выгрузки и посредством строящейся наклонной плоскости колонна будет направлена на платформу, в центре которой возводятся большие строительные леса, с помощью которых она будет установлена на пьедестал, площадью 98 квадратных футов (9.1 м2) и высотой 35 футов (10.67 м).

Эта последняя операция, самая трудная из всех предшествующих, в которой будет занято 3000 человек, представит тем более интересное зрелище, что в соответствии с волей Его Величества Императора, именно эти старые храбрецы, служившие по приказу покойного монарха, воздвигнут памятник, призванный увековечить его память.

Таким образом, принимаются все меры, чтобы колонна была доставлена в Петербург в течение июня следующего года и чтобы она была поднята в назначенный день 30 августа (11 сентября) - праздник святого Александра. Это колоссальное начинание не может не привлечь огромную толпу зрителей со всех сторон, ибо оно достойно приковать внимание и вызвать интерес у тех, кто дорожит памятью о добрых государях, и кого благородная гордость заставляет видеть лишь ещё одну славу для нации в памятниках, которые воздвигает им благодарность.

Глава 4

16 Июля 1832. (N° 84.)

Сравнение самых известных монолитов. Погрузка, транспортировка и выгрузка монолитного ствола колонны.

На сегодняшний день результат работы над Александровской колонной полностью оправдал наши ожидания, и, как мы и заявляли ранее, монолитный вал этого памятника прибыл сюда вовремя, чтобы его можно было возвести в назначенное время, то есть в День святого Александра.

Те, кто не имел возможности узнать о трудностях, которые пришлось преодолеть при погрузке и разгрузке этой гранитной массы, несомненно, с интересом прочитают следующие подробности, связанные с этими операциями. Чтобы лучше представить себе это великое дело и заслуги ответственного за него лица, мы считаем необходимым сообщить нашим читателям, что во время своих частых поездок в Финляндию для добычи 48 колонн Исаакиевской церкви г-н де Монферран, главный архитектор памятника и продолжающий его изполнение, заметив гранитную глыбу длиной 100 футов (30,48 м), задумал изпользовать её для украшения столицы.

Этот архитектор, который в течение 12 лет не переставал привлекать внимание к этому необычному монолиту, отчаялся, что сможет его применить, когда ему предложили представить проект памятника, призванного увековечить память покойного императора АЛЕКСАНДРА. Повод был благоприятным; г-н де Монферран предложил колонну, вал которой в цельном виде был бы высотой 84 фута (25,6 м) и диаметром 12 футов (*). Такой памятник, который должен был превзойти все, что было создано древними и современными в этом жанре, отвечал взглядам Его Величества Императора; он был принят.

(*) Здесь указаны высоты самых известных монолитов: Александрийская колонна, известная как колонна Помпея - 63 фута. Колонны Пантеона в Борне - 46 футов, 9 дюймов, 11 линий. Обелиск на площади Святого Петра - 78 футов, (обелиск, вывезенный из) Александрии, известный как Игла Клеопатры - 63 фута.

Древний обелиск, который император Август воздвиг в большом цирке в Риме, и который сегодня находится на площади Святого Иоанна Латеранского, имеет высоту 99 футов, но состоит из трёх частей.

Высота колонн Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге составляет 56 футов (17.07 м), а Александровской колонны - 84. Последняя является самым большим из известных монолитов.

Первым человеком, которого архитектор предложил назначить ответственным за монолит, был купец по имени Архипп Шихин, работавший над колоннами Исаакиевской церкви. Чтобы установить благоприятную конкуренцию, г-ном де Монферраном также был рекомендован другой купец - Василий Авраамович Яковлев, доказавший свои способности. Тем временем купец Шихин умер, и добыча перешла к господину Яковлеву.

Ум, проявленный этим предпринимателем во время извлечения монолита, счастливый результат, полученный им при опрокидывании этой массы весом 9 миллионов фунтов, позволили главному архитектору добиться того, чтобы ему (же) доверили обтеску и погрузку, возложив на него ответственность за колонну вплоть до её разгрузки в 70 футах за причалом (*).

(*) Безпристрастность, с которой мы сообщаем о том, что произходило в каменоломне Питерлаксе, заставляет нас отметить, что вырубка колонны была поручена подрядчику только с условием, что она будет осуществляться под руководством главного архитектора, который, не имея возможности выехать на место, назначил следить за этой работой г-на Паскаля, одного из своих помощников. Именно этот архитектор, согласно предоставленным ему эскизам и инструкциям, закруглил колонну до того состояния, в котором она находится сейчас.

Помните, мы разсказывали, что на каменоломне Пютерлакс в море был построен передовой (выдвинутый в море) пирс, разделённый каналом в виде шлюза, в котором должно было находиться судно. Когда убедились в прочности этого мола и убедились, что судно в хорошем состоянии, купцу Яковлеву было приказано взять на себя ответственность за погрузку колонны.

Согласно его обязательствам, 5 июня судно встало на якорь перед карьером, и подрядчик с 400 рабочими начал подготовительные работы, которые мы опишем.

Очисткой канала, в котором должен был находиться корабль, занимались две роты рабочих, сменявшие друг друга днём и ночью. Для получения глубины воды в 10 футов (3.05 м), необходимой для погрузки, пришлось удалить два фута (60 см) плотной глины. Эти дноуглубительные работы были проведены достаточно быстро, чтобы не останавливать другие работы.

После 15-ти дней напряжённой работы подрядчику Яковлеву удалось установить колонну на конце мола. По всей ширине мола на разстоянии 2 футов друг от друга были размещены 28 балок длиной 35 футов (10.7 м), самых прочных, которые купец мог достать, и которые он привёз из Санкт-Петербурга. Эти балки сообщались с судном и образовывали между собой наклонную траекторию, которая должна была опускаться перед колонной по мере её вхождения на судно.

Для погрузки по сигналу должны были действовать десять кабестанов, установленных на отделённой части мола в море. Для направления канатов 60 рабочих были размещены в нижней части колонны впереди и сзади. Корабль был пришвартован другими канатами, которые окружали его и крепили к молу.

Утром 19 июня, когда все эти приготовления были завершены, подрядчик Яковлев распорядился о погрузке. Было видно, что колонна движется вперёд, она уже достигла края корабля, и операция близилась к концу, когда произошел непредвиденный несчастный случай, повергший рабочих в смятение.

Схема разстановки кабестанов на тарасе для накатки колонны на судно. Акварель Антонио Адамини.

28 балок, служивших для монолита переправой, из-за движения, которое сделало судно, одновременно оказались не на месте; не в силах больше сопротивляться такому огромному весу, эти балки все разом сломались, и колонна с грохотом провалилась между их обломками. При первом же треске брёвен подрядчик и его отец, а также рабочие, направлявшие канаты, поспешно удалились, так что эта авария, которая для многих людей могла бы стать роковой, не стоила никому жизни, и что самое удивительное - никто не пострадал.

Оправившись от изумления, вызванного падением монолита, г-н Яковлев, не обезкураженный этим новым препятствием, вновь обрёл энергию. Несмотря на усталость его рабочих, которые не прекращали работу в течение ночи, сразу же были приняты все меры предосторожности, чтобы сохранить колонну на судне, которое, опрокинувшись на один бок, сильно погрузилось в глину.

Акварель Антонио Адамини, показывающая погруженние одного бока баржи в глинистое дно

Вид с противоположной стороны мола (по сравнению с тем, что в альбоме Монферрана).

После сорока восьми часов неслыханных мучений и с увеличением силы, умело сочетая их, колонна была поднята на судно, которое сразу же возстановило равновесие и оказалось на плаву.

Один известный человек, который в то время, когда произходили все эти операции, находился в каменоломне Питерлакс, очень помог нашему подрядчику, взяв на себя ответственность за столь опасное дело, ещё более осложнённое положением монолита и опрокинутого судна, борт которого покоился на дне моря на глубине 9 футов (2,74 м). Он был свидетелем того, как подрядчик, увидев некоторых рабочих, которые медленно и нерешительно пробирались к своим постам, немедленно бросился к колонне и своим хладнокровием и присутствием духа вернул им мужество, так что они больше не думали об опасностях, которым подвергались два дня назад.

Сразу же после того, как монолит был взят на борт, два пироскопа (первоначально так назывались пароходы) были отправлены на буксировку перевозившего его судна. После перехода в 160 вёрст (170,69 км), из-за неполадок в машине одного из пироскафов длившегося четыре дня, колонна, которую с таким нетерпением ждали, прибыла сюда 1 июля, в счастливую годовщину рождения Ее Величества Императрицы. С тех пор подрядчик заботился о выгрузке. Взяв в одиночку на себя эту операцию, он не оставил без внимания ничего, что могло бы способствовать её успеху. Первым делом он убрал под водой, в том месте, где должно было разместиться судно, шпунтовые сваи от перемычки, оставшиеся после строительства набережной. Затем на основании нижних конструкций этой набережной он соорудил прочный каркас, чтобы вертикальным планированием устранить недостаток гранитного склона; это облегчало подход колонны, не оставляя никакого промежутка между судном и набережной.

После завершения этой работы Яковлевым было установлено тридцать пять балок, соединяющих судно и причал, разположенных бок о бок по всей длине колонны. Одиннадцать из этих балок проходили под колонной и пересекали палубу судна, на концах которых были закреплены шесть других очень толстых балок, соединённых вместе и опирающихся с одной стороны на причал, который они превышали (на который заходили) на шесть футов, а с другой стороны - на второе тяжело нагруженное судно, целью которого было создать противовес, предотвращающий опрокидывание при выгрузке. Двенадцать канатов также были прикреплены к судну и прочно зафиксировали его на причале. Двадцать кабестанов были разположены так, что четырнадцать из них должны были вытащить колонну на берег, а остальные шесть - удерживать судно.

Акварели из папки-портфолио архитектора Антонио Адамини (находятся в фондах НТБ ПГУПСа)

С момента появления колонны каждый день к ней приходило огромное количество людей. 5 июля ИМПЕРАТОР и ИМПЕРАТРИЦА в сопровождении монсеньера Ле Гранд-Дюка Эритьера, госпожи Великой герцогини и Его Королевского Высочества принца Вильгельма Прусского соизволили приехать, осмотреть её и подняться на борт судна. Выгрузка была объявлена на 12-е число, и с самого утра этого дня огромная толпа заполнила бульвар Адмиралтейства и площадь. Благодаря мудрому предвидению, наклонная плоскость, на которой колонна должна была собираться под большими подмостками, была превращена в огромный амфитеатр, который в одно мгновение был захвачен публикой; то же самое было и с трибунами, которые были устроены для знатных людей, и которые сразу же были заполнены.

В полдень, чтобы привлечь благословение небес на счастливый успех выгрузки, был изполнен Те Deum, на котором присутствовала комиссия, отвечающая за руководство работами, а также главный архитектор.

Великий герцог Мишель, а также Его Королевское Высочество Великий герцог Вюртембергский, заранее прибыли на место и подробно осмотрели работы, которые не оставили у них сомнений в успехе выгрузки, когда в два часа дня Император и Императрица и их августейшая семья в сопровождении Его Королевского Высочества принца Вильгельма Прусского (le Prince Guillaume de Prusse) прибыли на пироскафе и спустились в Зимний дворец. Сильная гроза и проливной дождь, начавшиеся в тот момент, приостановили работу на три четверти часа.

Однако, когда ИМПЕРАТОР соизволил посетить рабочий корпус и с интересом осмотреть приготовления вокруг монолита, Его Величество приказал Василию Яковлеву начать разгрузку; в тот же момент раздался звук колокола, рабочие простёрлись ниц, и после короткой и горячей молитвы был отдан приказ привести машины в движение. Затем огромный колосс задрожал, задвигался без усилий, затем без шума спустился с судна, которое его несло, и остановился возле дворца под окном, из которого за всем произходящим наблюдала Её Величество Императрица.

Выгрузка, продолжавшаяся 10 минут, была завершена, и ИМПЕРАТОР соизволил выразить подрядчику Яковлеву своё удовлетворение хорошими приготовлениями, которые тот сделал, и их счастливым результатом. Затем Его Величество посетил внутреннюю часть судна (*) и был сопровождён при уходе шумными возгласами рабочих и толпы, всегда довольной Его присутствием.

(*) Судно, служившее для перевозки монолита Александровской колонны, было построено в Санкт-Петербурге на верфях купца Гройнова, под руководством господина полковника Глосина, одного из самых выдающихся офицеров-строителей Императорского флота: по планам его превозходительства господина генерала Брюна.

(продолжение следует)

Предыдущие статьи:

Как устанавливали колонны Исаакиевского собора. Свидетельство очевидца

Как на самом деле отзывался Монферран о русских рабочих

Первая книга Монферрана об Александровской колонне

Куда девалась йони Александрийского столпа?

Кому и зачем нужны эти памятники, или Монферран об Александровской колонне

Колонное дело времён строительства Исаакия, или литьё не заказывали :о) (документы)

Где докУменты строительства Исаакия, Зин?

Колонное дело Исаакиевского собора - 2 (документы)

Планы и детали памятника, посвященного памяти императора Александра. гл.1 (перевод книги Монферрана 1836 г.)

Выломка Александровской колонны. Не излишне будет сообщить описание сих работ. ч.1 (статья полковника Экеспарре в Северной пчеле 1832 г. о работах в гранитной каменоломне Питерлакс)

Александровская колонна, или совершенно Русское национальное дело: употреблены Русский ум, Русские руки и Русские деньги. (продолжение статьи полковника Экеспарре)

Комиссия и строительство: сверху - вниз и снизу - вверх

Из(!!!)следование книги Монферрана средствами Гугля, Яндекса и Дипля :о) Глава I

Что осталось за кадром, или колонное дело Исаакия - 3 (документы)

ΚΑΘΑΡΣΙΣ

Россия самоочищается.И дело не только в мобилизации, и даже не столько в мобилизации. Тем более частичной.Мы начинаем – по-настоящему.Сильно запахло жареным, и они побежали. Полетели, п...

Денацификация

Вот и уважаемый нами военный обозреватель сорвался, кричит, призывает руководство страны "признать, что цели и задачи войны, поставленные в первый день, сегодня, спустя семь месяцев войны, после присо...

Для тех, кто понимает

В первую очередь, для постоянных читателей и тех, кто ещё таковым не стал. Даже при всём при том, что я всегда стараюсь писать и говорить то, что думаю, пришла пора поговорить начистоту ...

Обсудить
  • грандиозный труд
  • ---"Один известный человек, который в то время, когда произходили все эти операции, находился в каменоломне Питерлакс, очень помог нашему подрядчику"--- Вероятно, речь о графе Литта. Погрузка началась в присутствии архитектора Огюста Монферрана и председателя Комиссии графа Юлия Помпеевича Литты (1763-1839, значился на этой должности 1832-1839). При этом случилась неприятность, в которой именитые действующие лица повели себя по-разному. Из отчёта Ю.П. Литты: «Брусья, вытесанные из 14-вершкового лесу, по коим колонна должна была вкачена на судно, не выдержали тяжести колонны, и все сии брёвна в числе 28 переломились мгновенно, как скоро колонна была вкачена на оные. Следствием сего несчастного приключения было то, что колонна обрушилась на самый край судна, наклонила оное, и осталась, миновав конец пристани, в таком положении, что трудно было, не подвергая оной опасности, решаться на какие-либо меры при тех способах, кои имелись на ломке ˂...˃, главный архитектор отправился в Петербург. Доставление требуемых главным архитектором пособий, а также и собственное его возвращение требовало некоторого времени, между тем каждый час положение колонны приходило в большую опасность, и поэтому время было дорого, ни одной минуты онго нельзя было терять на совещания и предложения, а надлежало действовать, то по соображениям всех сих обстоятельств истребовал я их Фридрихсгамского гарнизона 250 человек нижних чинов и от инженерной команды 45 человек; собрал по возможности рабочий народ ˂...˃, разрешил подрядчику приступить к нагрузке, и 21-го числа минувшего июня колонна при помощи Божьей благополучно нагружена на судно в моём присутствии, потом приказал я отвести от пристани судно, которое в тот же день и отошло посредством заводных якорей на 15 вёрст вперёд».