• РЕГИСТРАЦИЯ
Хроники спецоперации. Обстановка на 21:00

подводно-морские истории

Флотские рассказы и байки правдивые и не очень (местами может встречаться русский язык!) [21,5+]
ЗАКРЕПЛЕНО
Acorus подводно-морские истории
15 мая 2018 г. 05:40 10387 86.61

Кот Пардон

Этого кота почему-то нарекли Пардоном. Это был страшный серый котище самого бандитского вида, настоящее украшение помойки. Когда он лежал на теплой палубе, в его зеленых глазах сонно дремала вся его беспутная жизнь. На тралец его затащили матросы. Ему вменялось в обязанность обнуление крысиного поголовья.– Смотри, сука, – пригрозили ему, – не будешь крыс ловить, за яй...

Покровский А. Кумжа (из книги «Расстрелять-2»)

Кумжа – это учение, на котором генералы академии Генштаба знакомятся с подводными лодками. В определенной базе для них выстраивают все проекты лодочек. Корабли покрашены, сияют кузбасслаком, внутри после недельной повальной приборки – тишина, крыс нет, по отсекам расставлены командиры отсеков в новом белье, перепоясаны со всех сторон ПДУ, в свежих тап...

Сборы и проводы.

Главы из повести "Камрань. Книга 2. Последний «Фокстрот»" Последняя неделя перед возвращением домой оказалась невероятно насыщенной. Уже пришла из Союза наша смена – пришвартовалась вторым корпусом свежая лодка, и мы принялись вводить в курс дела наших бледнолицых братьев. Большая их часть в тропиках, да и вообще за границей, ещё не бывала, поэто...

Бить иль не бить – вот в чём вопрос.

Главы из повести "Камрань. Книга 2. Последний «Фокстрот»"Такие вот события предшествовали необъяснимой пропаже матроса на подводной лодке. Щекотливая история с лотерейным билетом благополучно разрешилась, и ничего вроде не предвещало беды. После экзекуции у командира Самокатов вернулся в отсек присмиревший и опущенный. К Вите никаких претензий не пред...

Щекотливая ситуация и её остроумное разрешение.

Глава из повести "Камрань. Книга 2. Последний «Фокстрот»" Имея на памяти такой печальный опыт, я ни в коем случае не мог допустить, чтобы нечто подобное произошло и с Юшкиным. Билет у Самокатова непременно надо было изъять, но так, чтобы Витя оставался вне всяких подозрений. Как это обставить, я не знал, проблема казалась неразрешимой…Вариантов не ...

Павлик-мажор.

Глава из повести "Камрань. Книга 2. Последний «Фокстрот»"Героя следующей истории звали Паша, а фамилия его была… не пугайтесь – Гробман. Известно, что нет такого предмета, который не мог бы послужить еврею для фамилии, вот и Пашины предки тут, видно, особо не заморачивались. Но это, должен вам сказать, совсем не плохой вариант, потому как случаются фа...

О том, как счастливый случай может неожиданно стать проблемой

Глава из повести "Камрань. Книга 2. Последний «Фокстрот»" Изучая как-то результаты очередного тиража денежно-вещевой лотереи, матрос Юшкин с изумлением обнаружил полное соответствие номера одного из своих билетов тому, что был опубликован в газете. Не поверив глазам, Витя на секунду закрыл газету, потом опять открыл и в столбцах цифр вновь обнару...

Нэнси.

Нэнси — это баба. Американская. Баба-генерал. И не просто генерал, а еще и советник президента. Говорят, что она отжимается от пола ровно столько, сколько и положено отжиматься американскому генералу и советнику президента.И приехала она к нам на Север только потому, что в стране нашей в тот период наблюдалась перестройка, и приехала она исключительно...

Пастушонок Витя.

Главы из повести "Камрань. Книга 2. Последний «Фокстрот»"Пропажа матроса на подводной лодке – что может быть смешнее? Наверное, только пропажа космонавта с орбитальной станции. Но мне было не до смеха! Где матрос? Почему спрятался? Что он может учудить? За время флотской службы я уже привык к мысли, что матрос, который не находится на виду, – это поте...

Когда утром вдруг хочется пойти в школу.

Глава из повести "Камрань. Книга 2. Последний «Фокстрот»" Утро нового дня наступило, как всегда, некстати. Сначала жизнерадостно протрезвонил и, постепенно сойдя на нет, умер будильник, затем из радиоприёмника донеслось задорное: «Здравствуйте, ребята! Слушайте "Пионерскую зорьку"!» Где-то утробно проурчал смываемый унитаз, засвистел чайник, зашк...

Зловещие мертвецы, или Посмертные злоключения Кулькова.

Глава из книги "Камрань. Книга 2. Последний «Фокстрот»" Под утро мне опять приснился Кульков. На этот раз он был ещё живой и явно не собирался умирать. Правда, он лежал на больничной койке, подключённый к капельнице и к каким-то мудрёным приборам, но на щеках играл румянец и вид был вполне здоровый.– Непорядок, – подумал я, – завтра хоронить, а о...

ТРИ ДОБРЫХ ДЕЛА МИЧМАНА ЗАТЫЧКИНА.

Глава из повести "Камрань. Книга 2. Последний «Фокстрот»"Было около часу ночи, когда мичман Затычкин Арнольд Кузьмич, задержавшись сверхурочно на подводной лодке, вернулся в казарму. День выдался тяжёлый и муторный, пришлось хорошо попотеть, причём как в прямом, так и в переносном смысле, поэтому Арнольд Кузьмич был слегка на взводе.По пути он заверну...

ЖИВЫЕ И МЁРТВЫЕ.

Главы из повести "Камрань. Книга 2. Последний «Фокстрот»" Ночь... Командиру снится штормовое море и солёный ветер в лицо, замполиту – первое место в социалистическом соревновании и переходящее Красное знамя, Кулькову – запотевшая бутылка водки и солёный огурец, Самокатову – дискотека в сельском клубе и драка, в которой он всех победил.Мне ничего ...

НЕВИННЫЕ ЖЕРТВЫ, ИЛИ КТО ЖЕ ВСЁ-ТАКИ СИДЕЛ В ГУЛАГЕ.

Глава из повести "Камрань. Книга 2. Последний «Фокстрот»" – Так я ж про то и говорю! – промокнув салфеткой влажный лоб, поелозив задом, устраиваясь поудобнее, пару раз вдохнув-выдохнув, словно готовясь занырнуть, продолжает штурман.– В тридцать восьмом году Блюхер не был уже тем лихим полководцем, каким проявил себя в двадцатых. Будучи в течение ...

О ТИРАНАХ И ГУМАНИСТАХ, ТРОЦКИСТАХ И ОППОРТУНИСТАХ.

Глава из повести "Камрань. Книга 2. Последний «Фокстрот»" Риторический вопрос штурмана повис в воздухе. С минуту никто не решался нарушить тишину. Выйдя из состояния созерцательной задумчивости, довольный произведённым эффектом Борисыч вновь принялся за чай с воблой, и скоро послышалось его сладкое причмокивание и шумное прихлёбывание.– Штурман, ...

О МУКАХ БЕССОННИЦЫ, ЯПОНСКОМ СУПЕРТАНКЕРЕ, СЛЕЗИНКЕ РЕБЁНКА И ВЫСШЕЙ ЦЕННОСТИ.

Глава из повести "Камрань. Книга 2. Последний «Фокстрот»"Дорога назад всегда кажется гораздо длиннее, вот и на этот раз двое суток перехода от Филиппин до Вьетнама мне показались как полноценные две недели. Все книги уже были прочитаны, анекдоты и байки рассказаны, а тут ещё другая беда – напала бессонница. Крайне неприятное состояние: вечером валишьс...

ИНТЕРВЬЮ ПО ЗАКОНАМ ЖАНРА, ИЛИ НА КАКИХ ЛЮДЯХ ДЕРЖИТСЯ ЗЕМЛЯ РУССКАЯ.

Глава из повести "Камрань. Книга 2. Последний «Фокстрот»"Как-то уж так повелось в литературе про подводников, что для оживления сюжета обязательно нужна авария, желательно с человеческими жертвами, в идеале же – с полным затоплением корабля. То же самое наблюдается и в кинематографе. Автор или режиссёр, берущийся за эту тему, просто обязан втиснуть в ...

КАК МЫ СИДЕЛИ В ЗАСАДЕ.

Главы из повести "Камрань. Книга 2. Последний «Фокстрот»"Как сказал классик, море смеялось. В окуляре перископа отображалось всё буйство жизни наверху. Растекаясь багровым расплавом по выпуклому краю, красное предзакатное солнце стремительно накатывалось на горизонт и вот-вот должно было коснуться его пылающей кромки. Пенные зеленовато-прозрачные валы...

ВНОВЬ У ДРУГА ХУАНЯ.

Глава из повести "Камрань. Книга 2. Последний «Фокстрот»" Постепенно дорога привела меня к тому самому кабачку, хозяином которого был наш друг Хуань. Пить хотелось так, что я едва не напился из лужи, попавшейся на пути, но припомнил детскую сказку и не стал рисковать, испугавшись, наверное, что стану козлёночком.Я, конечно, не стал бы заходить и ...

НОВЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ НЕУЛОВИМЫХ.

Глава из повести "Камрань. Книга 2. Последний «Фокстрот»" Бродить по тропическому лесу и днём-то крайне затруднительно, ночью же, в кромешной темноте, это совершенно немыслимое занятие – если вы трезвый, конечно. Если же вы выпимши, а особенно если изрядно, то проблем никаких. Заросли колючего кустарника, плети гибких лиан, оголённые корни деревь...

ТРУДНАЯ ДОРОГА ДОМОЙ

Глава из повести "Камрань. Книга 2. Последний «Фокстрот»"Немая сцена затянулась на несколько долгих минут. Все пребывали в лёгком шоке от выходки штурмана. Не сказав ни слова, истекая потом и астматически тяжело дыша, поднялся из-за стола и нетвердой походкой проследовал на выход одесский дед. Смущённая Верочка, скромно потупив глазки, последовала его п...

О НАЦИОНАЛЬНОЙ ГОРДОСТИ И НИЗКОПОКЛОНСТВЕ, ИЛИ К ЧЕМУ ПОРОЙ ПРИВОДЯТ ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ РАЗНОГЛАСИЯ.

Глава из повести "Камрань. Книга 2. Последний «Фокстрот»"Где-то в это же время штурман с Верочкой вернулись к столу. Губы их были влажные и распухшие, глаза светились неподдельными нежностью и любовью. Он трогательно кормил Верочку расплавленным шоколадом с ложечки. Она эротично облизывала губки и беспокойно ёрзала у штурмана на коленях, словно что-то...

ЖЕРТВА ТЕОРИИ ДАРВИНА, ИЛИ КАК НЕОЖИДАННО МОЖНО ПОЛУЧИТЬ «РОЯЛЕМ» ПО ГОЛОВЕ

Глава из повести "Камрань. Книга 2. Последний «Фокстрот»"На отдалённый пирс, где стоял корабль нашего друга, прибыли без приключений в приподнятом и совершенно безоблачном расположении духа. Но нужного корабля не обнаружили. То, что предстало нашим глазам, на малый противолодочный корабль под гордым названием «Разящий» совсем не по...

НА МОСТИКЕ.

Глава из повести "Камрань. Книга 2. Последний «Фокстрот»" Время далеко за полночь. Лодка лежит в дрейфе, лениво переваливаясь с борта на борт. Вокруг корпуса то загорается синеватыми всполохами, то разваливается на куски искрящаяся фосфоресцирующая бахрома. Глухо булькает подводным выхлопом правый дизель – продолжается зарядка аккумуляторной бата...

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ВСПЛЫТИЯ, ИЛИ ПОЧЕМУ НЕ СТОИТ КУРИТЬ.

Глава из повести "Камрань. Книга 2. Последний «Фокстрот» "Сразу же после всплытия настроили-запустили вентиляцию, дизеля заработали на продув. В отсеках стало хоть и не намного прохладнее, но уже от осознания того, что находимся на поверхности и открыт рубочный люк, дышать теперь гораздо легче. Тут же по команде центрального поста были расснаряжены РД...

О СТРАШНОЙ МЕСТИ ГОРЫНЫЧА И О ТОМ, КАК ПОДВОДНИКИ СТАНОВЯТСЯ ОТЦАМИ

Глава из повести "Камрань. Книга 2. Последний «Фокстрот»" Возможно, прочитав такое многообещающее название, отдельные мои читатели (самые нетерпеливые и любознательные) захотят быстро-быстро пробежать начало главы, чтобы поскорее узнать основное её, так сказать, откровение – как же всё-таки подводники становятся отцами. Оно и понятно, для некотор...

О ТОМ, КАК МЕХ ПОТУШИЛ КУЛЬКОВА.

Глава из повести "Камрань. Книга 2. Последний «Фокстрот»"Механик сидит в центральном посту на низкой скамеечке, прислонившись спиной к шахте командирского перископа, и что-то порывисто пишет в лежащем у него на коленях каком-то своём механическом журнале.Иногда он перестаёт писать, тянется рукой к «Каштану» и, щелкая тумблерами, вызывает на связь того...

ПОЧЕМУ ГЕНЕРАЛ НЕ СМОГ СТАТЬ АДМИРАЛОМ.

Глава из повести "Камрань. Книга 2. Последний «Фокстрот»"Наш механик не менее прочих был достоин всяческих почестей, отличий и наград, но по причинам, о которых разговор будет ниже, не имел ни того, ни другого, ни третьего. Звали его Виктор Александрович, и фамилию он имел не совсем обычную – Генерал. Столь же нетипичную не только для механика, но и в...

О ТОМ, КАК НА СЛУЖБЕ МОЖНО СГОРЕТЬ, НЕ ОСТАВИВ ПОСЛЕ СЕБЯ ДАЖЕ ГОРСТКИ ПЕПЛА.

Глава из повести "Камрань. Книга 2. Последний «Фокстрот»" В центральном посту всё те же действующие лица: рулевой – за штурвалом, боцман – на рулях глубины, штурман – над белой скатертью карты и, возвышаясь над всеми на вертящемся, до предела выкрученном табурете – старпом. Тут же где-то должен находиться и старшина команды трюмных, старший мичман Заты...

ПИСЬМО ЛЮБИМОЙ.

Глава из повести "Камрань. Книга 2. Последний «Фокстрот»"Оставшийся в одиночестве Паша Великов, недавний «карась», а ныне полноценный «полторашник», продолжающий тем не менее по старой, вероятно, привычке, ходить с синяком под правым глазом, решил заняться делом.Он подвинул к койке обеденный стол-раскладушку, достал из-под матраца пухлую тетрадь консп...

МИЧМАН ГАВРИЛКО.

Глава из книги "Камрань. Книга 2. Последний «Фокстрот»" После сложного букета миазмов, которые, находясь в первом отсеке, я практически перестал ощущать, во втором дышится необычайно легко. Сёма продолжает сопеть за кондиционером, не удосужившись за это время перевернуться на другой бок. Спорщики из центрального поста перебазировались в кают-компанию и...
Служба поддержи

Яндекс.Метрика